.
  

© Анатолий Гусаковский

Классификатор «черного PR»
(Исследование информационных спецопераций)

• Бытовые методы
• Административные методы
• Пиаровские методы

Представляется целесообразным анализ актуальных избирательных технологий предварить несколькими дефинициями или эпиграфами:

  1. Избирательные кампании есть ни что иное, как: либо удержание, либо перераспределение, либо захват ресурсов (материальных, информационных, силовых, интеллектуальных, людских).

    Т. Парсон утверждает, что: «Власть — это система ресурсов, с помощью которых достижимы общие (разные) цели».

  2. Политика — сфера прямых идеологических (не аналитических) утверждений.

«Метафизические и религиозные концепции (касающиеся идеологических принципов и догм) предопределяют специфику тех или иных политических платформ», — считает А. Дугин.

Поскольку избирательные (предвыборные) технологии являются объемной и многоструктурированной темой, тем не менее, даже говоря только о «черных» (грязных) технологиях нельзя обойти два основополагающих момента избирательной темы:

  1. Проблема манипулирования — как таковая.
  2. Морально-этическая проблема в России.

Проблеме манипулирования массовым сознанием посвящен ряд работ западных исследователей: Г. Франка «Манипулируемый человек», К. Фарбера «Манипулируемое общество», Г. Шиллера «Манипуляторы сознанием».

Например, у Фарбера читаем: «Объект манипулирования считает, что действует на основе своего свободного выбора, решения. Но это «свободное решение» — иллюзия. На самом деле им управляют, а его мнением манипулируют. Даже, так называемые, нравственные принципы являются результатом манипулирования в целях сохранения власти меньшинства» (курсив наш).

Российский исследователь Е.Л. Доценко в книге «Психология манипуляции» отмечает: «Манипуляция — это вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, (курсив наш) не совпадающих с его актуально существующими желаниями».

Таким образом, веер манипулятивных техник простирается от манипулирования общественным сознанием до манипулирования поведением человека, в том числе и политического, вплоть до его зомбирования (см. работы по нейролингвистическому программированию).

Морально-этическая проблема в России определяется разрушением прежних устоев и заменой их новой моралью. Это в значительной мере отразилось на российском политическом маркетинге.

Сегодня в России умение «кинуть» (переиграть, перехитрить, обмануть) многими рассматривается как достоинство, а не недостаток.

Для политика или высокопоставленного чиновника, о котором говорят, что он не соответствует своему месту (должности), это звучит смертным приговором. А. Цуладзе в книге «Формирование имиджа политика в России» приводит такой пример: «...А. Чубайсу выгоднее было выглядеть обманщиком, вышедшим сухим из воды, чем просто некомпетентным чиновником. В первом случае, он обрел демонический ореол и нагонял страх, прежде всего на тех, кто сам этот ореол создает. Во втором, выглядит всего лишь проштрафившимся школьником, «мальчиком в розовых штанишках», что в России, традиционно не уважающей молодость, является самой уничижительной характеристикой» (курсив наш).

Ошибочная технология критиков А. Чубайса создала ему паблисити, о котором он не мог даже и мечтать. А вот более «назойливые» утверждения печатных и электронных СМИ о «выдающихся управленческо-административных способностях», могли бы как раз и подвести «общественное мнение» о некомпетентности главного управляющего.

* * *

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что так называемые «черные» или «грязные» избирательные технологии (информационные спецоперации) применительно к современной России следует называть актуальными избирательными технологиями.

Кроме того, на сегодня нет ни одного политика, ни одного движения, которое никогда бы не использовало бы ни одного из нижеприведенных техник.

Корни «черных» (диверсионных) технологий следует искать в недрах спецслужб различных стран мира.

Анализируемые нами актуальные избирательные технологии взяты из материалов российской прессы – это «Новая газета», «Московский комсомолец», «Совершенно секретно», «Советская Россия», «Коммерсантъ», «Независимая газета». Их можно разделить на три большие группы:

  1. Бытовые.
  2. Административные.
  3. Пиаровские.

Большинство этих приемов является произведениями политтехнологов, но часть из них заимствована последними у спецслужб.

Бытовые (банально-традиционные):

  • Кандидаты - однофамильцы.
  • Ночные звонки от оппонента.
  • Раздача продуктовых наборов низкого качества. Благотворительные столовые с мухами в блюдах.
  • Хождение внебрачных сыновей по квартирам за подаянием.
  • Обращение представителей сексуальных меньшинств в поддержку политических соперников.
  • Досрочное волеизъявление.
  • Расклейка шикарных листовок оппонента (просто сказка, а не кандидат) несмываемым клеем на лобовых стеклах автомобилей.
  • Голосование за деньги или водку.
  • Обманутые вкладчики в помощь кандидату.
  • Статьи в СМИ о причастности к коррупции и мошенничеству.
  • Информация о доверительных отношениях оппонента со спецслужбами своими или зарубежными (в прошлом или сейчас).
  • Замужество, женитьба, учеба детей за рубежом за средства, выделенные пострадавшим от каких-либо катастроф.
  • Финансирование оппонента со стороны «непринимаемых» народом СМИ.

Административные:

  • В национальных округах даются два бюллетеня на разных языках. В итоге двойное количество бюллетеней.
  • Избиратель воспользовался не своей ручкой, а «заботливо» предоставленной в избирательном участке. А она с симпатическими чернилами. В итоге большое количество пустых бюллетеней, на которых можно поставить «+».
  • Сделать 5-7-10 туров голосования. В итоге «от усталости» избиратель не идет голосовать.
  • Старожилы «первичных» избирательных комиссий утверждают, что подтасовка происходит на более высоком уровне, т.к. наблюдатели, пресса, представители объединений и другие виды контроля отсутствуют. А с помощью печати и пустого, но заверенного бланка протокола можно устранить «нестыковку данных», возникших в территориальной комиссии.
  • Статистика показывает, что приходят, но не голосует не более 15-20 человек, но ничто не мешает заявить, что взяли бюллетени, но не опустили их 50-100 человек, что проверить практически невозможно.
  • Несданные бюллетени можно втихую приписать любому кандидату. После подсчета в протоколе комиссии значилось, что никто не унес с собой бюллетеня не проголосовав.
  • Власти заинтересованы, чтобы в день голосования явка избирателей составляла не менее 25%.В противном случае выборы необходимо повторять. Бывают случаи, когда по документам голосует необходимое число избирателей, а на самом деле меньше. Оставшихся несколько десятков могут обеспечить победу нужному кандидату. На фоне желания Центризбиркома увеличить порог явки избирателей до 50% масштабность подобных приписок увеличится.
  • «Голосование строем» характерно не только для армии, но и для маленьких районов, где предприниматели, обеспечивающие работой своих земляков, могут диктовать условия выбора того или иного местного лидера.

Пиаровские:

  • Взаимное запугивание с помощью контролируемых рейтингов. Как отмечают специалисты в политкругах: «Выбор врага — это слишком ответственное дело, чтобы доверять его случаю».
  • Провоцирование преждевременного пика популярности оппонента. По принципу «спортивной формы» — предстартовая лихорадка приводит к перегоранию еще до старта. У оппонента не остается к концу гонки ни аргументов, ни денег, ни сил. «Помочь» команде противника проводить как можно больше мероприятий не в том месте, не в то время, не так как следует. Например, добровольная поддержка избирателями Зюганова в апреле 1996 года спровоцировала фальстарт.
  • Организация протестного голосования «размазыванием». Сегодня перед избирателями не один кандидат, а двадцать один.
  • Усиление оппонента №2 для ослабления оппонента №1. Примером может служить активная раскрутка Кремлем А. Лебедя, поскольку по социологическим опросам у Ельцина не было преимущества над Зюгановым. Эта технология была использована в этом году в Белгородской области, когда политтехнологи использовали Жириновского. Стиль последнего, хамское поведение, работал на победу губернатора Савченко, кроме того, обеспечил пятидесятипроцентную явку избирателей.
  • Перебор позитивной информации — доведение позитива до абсурда или «перебор по рейтингу». Например, действительно благородное дело какого-либо кандидата (ремонт дороги, школы и т.п.) с помощью десятка тысяч листовок (напечатанных и распространяемых противниками) напоминают жителям кто это спонсировал. Избиратели, оскорбленные назойливой нескромностью кандидата, проваливают его в день выборов. Этот прием очень эффективен в нищих районах.
  • По аналогии с предыдущим, но направленный в противоположную сторону, является прием, направленный на нейтрализацию существующего компромата кандидата. Политтехнологи устраивают свой собственный поток сомнительной по достоверности и легко опровергаемой негативной информации о своем кандидате. В нем и «топятся» опасные факты, имевшие место на самом деле.
  • Ложные сторонники кандидата. «Городские сумасшедшие» — основной контингент технологов в этой технике. Они дают интервью, используются для создания негативного имиджа команды. Например, провокаторы, исполняющие роль полномочных представителей избирательного штаба популярного политика или его близких родственников.
  • «Тяжеловесы в легком весе» или «Боливар не выдержит двоих». Кандидат из первой пятерки, не имеющий шансов в первом туре набрать 22 -25% голосов должен быть исключен из списка реальных претендентов. Такие кандидаты заставляют многих избирателей задаваться вопросом, кому же отдать предпочтение — симпатичному аутсайдеру или тяжеловесу с высоким рейтингом. Технологи «заставляют» сделать выбор в пользу более проходных кандидатов с помощью «стартовых» рейтингов, когда на самом старте через СМИ дается список из двух (очень редко трех) кандидатов — это один из ключевых этапов манипулирования. Этот список практически никогда не меняется. В1996 году пара Ельцин — Зюганов не позволила приблизиться более никому.
  • «Лягушачье зрение». Лягушка видит только перемещающиеся предметы, а того, что не меняется, как бы не существует. Точно выстроенная во времени неравномерность публичного поведения политика с ярко выраженными пиками и спадами популярности позволяет эффективно обращать на себя внимание широкой аудитории. Соразмерная стратегическому контексту заметность для избирателя — это высокое политическое искусство современной корректировки сложившихся стереотипов имиджа.
  • «Охота на медведя с бревном». В Сибири при охоте на медведя, павшая телка полузакапывалась под деревом. На ветви дерева, вертикально, подвешивались 2-3 бревна. Медведь толкает, мешающие ему бревна все сильнее и сильнее... Бревна возвращают медведю силу его же удара. Политики часто используют материально-финансовые ресурсы своих оппонентов. Умение дальновидно подставить себя под острые атаки оппонентов и приобрести образ несправедливо притесняемого начальством, для этого требуется имиджмейкерская интуиция. Так вошел в политику Ельцин.
  • Распространение через электронную почту некой гадости от имени оппонента. «Мы, наше движение, построим завод по переработке мусора на территории Лосиноостровского парка» и т.п.

* * *

Вышеперечисленные избирательные технологии могут быть проанализированы по частотности использования, степени затратности, и другим параметрам. Но следует помнить самое важное, — большинству из них можно эффективно противодействовать

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов