.
  

5. Религия и процессы формирования политической карты мира

Глава из монографии Н.А. Трофимчука и М.П. Свищева «Экспансия» (М, 2000)

Осмысление перспектив развития мира после окончания холодной войны привело геополитиков к построению двух принципиально разных моделей. Одна из них, теория «мондализма» — конца истории и единого мира. Ее автором считается американский геополитик Френсис Фукуяма, написавший статью под названием «Конец Истории?». В ней утверждается, что все формы геополитической дифференциации — культурные, национальные, религиозные, идеологические и т.д. в скором времени будут окончательно преодолены, и наступит эра единой общечеловеческой цивилизации, основанной на принципах либеральной демократии. История закончится вместе с геополитическим противостоянием, давшим изначальный импульс истории.

Для нас большой интерес представляет другая модель, сформулированная Самуилом Хантингтоном в статье «Столкновение цивилизаций?». Он вопреки Ф.Фукуяме утверждает, что видимая геополитическая победа атлантизма не затрагивает глубинных цивилизационных пластов. Западная идеология — либерал-демократия, рынок и т.д. — стали безальтернативными лишь временно, т.к. уже скоро у незападных народов начнут проступать цивилизационные особенности, основанные на культурно-религиозной идентичности. Хантингтон цитирует Джорджа Вейгеля: «десекуляризация является одним из доминирующих социальных факторов в конце ХХ века». Следовательно, вместо того, чтобы отбросить религиозную идентификацию в едином мире, о чем говорит Фукуяма, народы, напротив, будут более сильно ощущать свою религиозную принадлежность. По этому, а также культурному признаку, Хантингтон наряду с западной цивилизацией (Северная Америка, Западная Европа) выделяет еще семь типов: славяно-православную; конфуцианскую (китайскую); японскую; исламскую; индуистскую; латиноамериканскую; и, возможно, африканскую. Их цивилизационное развитие, констатирует он, отличается от ориентиров Запада, что в перспективе снова приведет мир к ситуации противостояния. Уже ближайшее будущее будет во многом определяться «цивилизационными разломами» и столкновением цивилизаций. Важный постулат, вытекающий из модели Хантингтона можно сформулировать следующим образом: религиозные факторы относятся к числу особенностей, определяющих облик цивилизаций.

Несмотря на желание многих возразить Хантингтону на его прогноз о столкновении цивилизаций, сделать это достаточно убедительно, по существу, никому не удалось. Более того, религиозные симпатии и антипатии, определяющие оценки и отношение многих стран к войне в разделенной по конфессиональному признаку Югославии, зримо очертили линию конфликта в полном соответствии с его моделью. Исламский мир оказывал моральную, политическую и финансовую помощь боснийским мусульманам, западный — деятельно сочувствовал прежде всего хорватам, Россия — все более открыто солидаризировалась с православными сербами.

«Культурологические и религиозные факторы, — отмечает Кривохижа В.И., — усиливают и углубляют эмоциональную глубину недовольства, вызванного конкретными историческими проблемами, политическими спорами, социально-экономическим неравенством и геополитическими факторами. Во многих случаях эти факторы активно используются элитами для достижения своих амбиций».

В рамках нашей работы не ставилась задача защиты или опровержения радикальной модели Хантингтона. Не столь важно, удовлетворяет ли она научную общественность и насколько соответствует ее нравственным критериям. Однако, по нашему мнению, ценность данной и любой другой модели напрямую зависит от политического и научного веса, уровня и объема информации, имеющейся у ее автора. Если он не обладает в полном объеме названными составляющими — цена ей не велика. Сценарии же моделей, например, таких политологов и геополитиков, как З.Бжезинский, принимаются и проигрываются на самом высоком государственном уровне. Автор «цивилизационной» модели безусловно относится к категории людей, которые формируют информационное поле для представителей высших эшелонов государственной власти, способных оказывать решающее влияние на политическую жизнь планеты. Представляется, что, будучи известным теоретиком, профессор Гарвардского университета, директор Института стратегических исследований им. Дж. Олина при Гарвардском университете С.Хантингтон при построении своей модели опирался не столько на умозрительные заключения, сколько на процессы, которые отчасти уже являются реалиями мировой политики, или могут характеризоваться как глубинные тенденции в сфере геополитического сознания. С нашей точки зрения ее достоинство состоит в том, что она позволяет определить оценку западным миром места и роли религиозных факторов в современной геополитике. Следует также констатировать, что Запад, в своем стремлении к доминированию, уже сегодня, с присущим ему прагматизмом, включает эти факторы в конкретные программы внешнеполитической деятельности. Религия по-прежнему является одним из способов, которым западная цивилизация утверждает свой приоритет в мире.

Главный геополитический вывод Хантингтона — интересы Запада требуют укрепления собственной цивилизации. В связи с этим он дает западной цивилизации ряд рекомендаций, выполнение большинства из которых немыслимо без использования религиозных факторов. В частности:

— обеспечить более тесное сотрудничество и единение в рамках собственной цивилизации, особенно между ее европейской и ее североамериканскими частями;

— интегрировать в Западную цивилизацию те общества в Восточной Европе и Латинской Америке, чьи культуры близки к западной;

— использовать трудности и конфликты во взаимоотношениях исламских и конфуцианских стран; поддерживать группы, ориентирующиеся на западные ценности и интересы в других цивилизациях;

— усилить международные институты, отражающие западные интересы и ценности и узаконивающие их, и обеспечить вовлечение незападных государств в эти институты.

Очевидно, что рекомендации С.Хантингтона нацеливают запад на активные действия по изменению цивилизационных парадигм государств и территорий. Неверно, эти парадигмы представляют из себя что-то фундаментально неизменное (хотя они и очень консервативны). Их трансформация происходит, хотя этот процесс может занимать многие поколения. Как отмечал Н.Моисеев, «любому процессу, в том числе и развитию цивилизации, сопутствует рост разнообразия форм организации жизни, в том числе и «цивилизационных разнообразий». В связи с этим, по мнению академика, внутренняя структура цивилизации никогда не была и не будет однородной. Данная характеристика, назовем ее — «внутренняя расколотость», является одной из первопричин разрушения цивилизационного единства, чему особенно способствуют различные социально-политические катаклизмы, подобные переживаемым в настоящее время Россией.

Примеры разрушения цивилизационного единства есть в истории славянских народов. Безусловно, триумфом Запада в этом плане являются Флорентийская и Брестская унии, в результате которых ряд православных церквей и «православных стран» (литовское княжество, поляки, западные украинцы, чехи и другие ныне католические народы славянского корня) подчинились религиозному и политическому влиянию папства, а значит Запада. Многие исследователи указывают на негодные причины, используемые в попытке Ватикана окатоличить часть украинского и белорусского народов. Так, Н.М.Карамзин, рассматривая Брестскую унию, отмечает «обольщения и угрозы» папы Климентия VIII, лицемерие, коварство и корыстолюбие Михаила Рогозы, киевского митрополита».

Споры ведутся и по поводу юридической силы унии 1596 года. Так, католический автор Йозеф-Мария де Вольф утверждает, что на соборе 1596 г. присутствовало только шесть епископов. Не присутствовали епископы Львовский Гедеон Балабан и Перемышльский Михаил Копистенский.

«Из-за оппозиции польских дворян, — пишет де Вольф, — в том числе князя Константина, и сознательного отсутствия галицких епископов (Львов, Перемышль) на синоде уния сначала не имела желанного успеха..., она (уния) подвергалась тяжелейшей опасности. Но, несмотря на сопротивление, она в конце концов осуществилась. В 1692 г. к унии присоединился перемышльский епископ Иннокентий Винницкий, в 1700 г. — львовский епископ Иосиф Шумлянский и в 1702 г. — луцкий епископ Дионис Жабокрицкий».

Однако де Вольф не раскрывает сути проблемы, не дает ответы на вопросы, почему львовский, луцкий и перемышльский епископы примкнули к унии через сто и более лет.

Дело в том, что «уния была введена небольшим латино-униатским собором против воли большого Собора православных (6 октября 1596 г.), участниками которого были: Львовский епископ Гедеон Балабан, Перемышльский епископ Михаил Копистенский, а также представители Восточной церкви: екзарх Константинопольского патриарха Никифора I, Александрийский екзарх Кирилл Лукарис, князь Константин Острожский, много сенаторов, духовенства, представителей православных братств». В выступлении на соборе львовский епископ Гедеон Балабан говорил, что «он и все собравшиеся хотят стоять и помирать за восточную веру». На Собор не явились униатские епископы, митрополит киевский Михаил Рогоза и иезуит Петр Скарга, а также светские воевода Николай Христоф Радзивилл, канцлер литовский Лев Сапега, подскарбий Дмитрий Халецкий. На четвертый день работы большого Собора, 9 октября, «выдан был декрет соборный: митрополит (М.Рогоза) и владыки: владимирский, луцкий, полоцкий, холмский и пинский лишаются архирейского сана, потому что без ведома своего старшего задумали соединение церквей, которое может быть решено не пятью или десятью владыками, а вселенским собором: потом, означенные митрополит и епископы, будучи позваны на собор к ответу, не явились и ответа не дали». В ответ митрополит М.Рогоза с епископами-униатами выдал декрет о лишении сана и проклятия епископов и сообщников их, отвергших унию.

Для точности укажем, что на большом Соборе присутствовали, кроме представителей константинопольского, александрийского престола и митрополита белградского Лукаша, епископы, архимандриты, пресвитеры, всего более двухсот человек, представлявшие практически всю правобережную Украину, часть Белоруссии. На малом же соборе присутствовало несколько высокопоставленных духовных лиц, однако первую скрипку играли иезуит П.Скарга, воевода Н.Радзивилл, канцлер Литовский Л.Сапега. Не случайно, в архивных документах большой Собор именуется «партикулярным, поместным».

После провозглашения унии в манифесте короля Сигизмунда III говорилось: «Православная церковь в Польше уже не существует, а уния должна быть обязательной верой всего православного населения в Польше».

Вот почему возникает вопрос, решения какого собора имеют для церкви юридическую силу? Того, решения которого утверждены большинством духовенства, или того, решения которого утверждены гражданской властью, что сделал король Сигизмунд III? Почему этого не замечают те, кто сегодня говорит о «законности Брестской унии»? Наверное, не секретом для ее современных защитников является письмо иезуита П.Скарги генералу ордена иезуитов К.Аквавиви от 27 сентября 1595 г., в котором утверждается по поводу унии, что «нельзя было позволить, чтобы была упущена такая возможность, которую мы ждали почти 500 лет, после того, как Флорентийская уния не увенчалась успехом. Народ их какой-то несговорчивый, грубый и очень непокорный...». Мы не сомневаемся в искренности слов П.Скарги, направленные в адрес черного папы Ватикана — генерала ордена иезуитов.

Против «непокорного народа» использовались соответствующие средства, далекие от католического вероучения, о чем опять же свидетельствуют современники тех лет. Так, в заявлении львовского епископа Гедеона Балабана, датируемого началом февраля 1584 г., в связи с нападением католиков на львовские церкви и насильным их закрытием говорится о том, что католики «из церкви саблями выбивали» людей. В апреле 1600 года в жалобе Гедеона Балабана в адрес львовского городского суда отмечается, что «ремесленники... римской веры — человек около двухсот, подготовившись как к бою, с оружием, саблями, мечами... насильно ворвались к церкви Святого Юра, неся с собой кости животных, чиня бесчестие и позор святому месту».

Совсем уже не по-христиански поступил униатский митрополит И.Потий, когда «в среду по пятидесятнице, собравши... много людей римского закона... при службе нас, священников, и всех людей народу русского, клял, свечи гасил, метал, плевал, шатался сам и все его (сторонники) при нем... с чем и отъехал» , — свидетельствует львовский протопоп Г.Негребецкий 5 июня 1604 г.

Становится ясным, почему Ужгородская уния была введена в 1649 г., а в Трансильвании в 1699 году. Уния была переходным состоянием, после чего следовало политическое и экономическое закабаление народа, а для этого были любые средства хороши, в том числе и насильственные.

Нам представляется, что о принципе добровольности унии говорить не приходится: шел процесс насильственного окатоличения народа, преследовались политические цели, направленные на укрепление позиций Ватикана. Сопротивление местного населения оказывалось всегда.

Даже католические исследователи, в том числе и И.Ортинский в уже упоминавшейся нами книге, вынуждены признать, что «часть украинского духовенства и даже много шляхты в унии видят угрозу украинскости и относятся к ней враждебно. Мерами гетмана Петра Сагайдачного восстановлены православные иерархии в 1620 году».

Факты истории и в XVI, и в XVII, и в XVIII, и в XIX, и в ХХ веках говорят об этом. Восстания С.Наливайко, И.Кармелюка, известная Колиивщина, национально-освободительная борьба под руководством Б.Хмельницкого, как правило, шли под лозунгом защиты православной веры за освобождение от социального гнета и национально-религиозных притеснений латиноуниатского фанатизма, за единство русского, украинского и белорусского народов. Так, например, одной из причин восстания на Закарпатье в 1703-1711 годы, в котором участвовало около 75 тысяч человек, против Габсбургов, был не только гнет политический, экономический, но и то, что Габсбурги при помощи насильственных мер считали нужным прекратить деятельность православной Мукачевской епархии. Епископ Декамелис, присланный из Рима в Мукачево, вынужден был бежать, так как народ ставил ему в вину жестокости и насилия, которыми Вена воспользовалась для искоренения восточной церковности.

О действительном положении православного населения Львова рассказал в своем выступлении на Варшавском сейме 1620 г. православный шляхтич Лаврентий Деревинский: «... что делается во Львове? Кто придерживается греческой веры и не перешел к унии, тот не может жить в городе».

О том, какие беды принесла уния населению западных областей Украины, свидетельствует польский писатель XVIII в. З.Крашевский. «Городская власть, — пишет он, — не думала об урегулировании и примирении партий, но только о помощи униатам и иезуитам, производящим совращения и мятеж. У православных отнимались церкви, подвергались нападениям соборы и типографии. Молодежь католическая, воспитанная иезуитами, преследовала иноверцев по улицам и домам; непрестанно происходили схватки и кровавые диспуты. Вся литература того времени посвящена религиозной полемике, не столько догматического, сколько пасквильного характера и была полна аргументами ad hominem. Исторические данные в доказательство того или иного положения приводились в искаженном виде. Ужас охватывает, когда приходится читать это, и жаль становится не одной сильной личности и незаурядных талантов, которые в этой борьбе потратили свои силы, стоящие лучшего применения». Вот почему протесты против окатоличевания населения были всегда. Уже в конце XIX — начале ХХ вв. униатские приходы в западном регионе Украины отрекались от Рима. Власти вынуждены были принимать различные меры (шантаж, подкуп, избиение) для того, чтобы укрепить позиции католицизма. Так, в «Ведомостях о состоянии римско-католической пропаганды в Волынской епархии за первую половину мая 1938 г.» указывается, что «реальных успехов римско-католической пропаганды нет» в Острожском деканате, «народ стоит за православную веру».

«Ведомости» сообщают также, что 25 марта в село Плиска Кремянецкого повита приезжали капитан Корпуса Охраны Пограничья (КОП), ксендз и около 30 человек, которые в течение 5 часов «всеми способами склоняли к католицизму». Однако, «все молчали, ни один из присутствовавших не отозвался ни одним словом». Акция капитана и ксендза не увенчалась успехом. В Межирицком деканате Ровенского повита якобы приняло католицизм 105 человек. Однако на самом деле католицизм приняло всего несколько человек, среди них «Д.Смельчук и его жена, парафияне Липненской церкви, которые имеют надежду избавиться от долгов на землю — около 2000 злотых. Н.Янчук и жена, местные хуторяне, очень бедные, перешли, так как им обещана денежная помощь». В 1937 и 1938 годах с участием военнослужащих КОП проведена так называемая миссионерская акция по вовлечению украинцев-православных в католицизм. Так, например, в селе Речки Ровенского повита 19 февраля 1938 г. представитель КОП собрал православных украинцев, фамилии которых заканчиваются на «ский» и уговаривал их перейти в католицизм, а в комнате стражника их предупреждали, что для них «будет плохо, если не послушаются». Насколько жестокие методы применялись в ходе окатоличивания украинского населения, подтверждает выступление главы украинского парламентского представительства посла Волыни С.Тимошенко на заседании бюджетной комиссии Сейма 24 января 1938 года в Варшаве. Он сказал, что «в районе Ланивци КОП проводит акцию обращения в католицизм. При обращении перечеркивается свобода совести, используется психический террор, пущено в обиход утверждение, что в пограничной полосе могут жить только поляки и католики. Священник Малюжинский из с.Гриньки открыл церковь (православную), которая наполнилась людьми, несмотря на утверждение, что в этом селе все перешли в католицизм. После окончания службы божьей подошел капрал КОП и потребовал немедленного выезда священника. Был я в селе Гриньки, оттуда и меня приказано убрать, хотя я имел пропуск и польское удостоверение. К сведению Премьера сообщаю, что первым, кто перешел в католицизм — это русский жандарм Седельников: грешную душу жандарма не спасет ни католический, ни православный священник». Сопротивлявшихся католицизму крестьян лишали также земли, высылали. Неугодные публикации запрещались, жесткая цензура действовала безотказно.

Трудно дать оценку современным ученым мужам (Бог им судья!). Украинской академии наук, рассматривающих православие на Украине и взаимосвязь украинского и русского народов только сквозь призму потери украинскости населения. Кому выгодно?

Известен своей жестокостью архимандрит Троицкого монастыря, ректор семинарии Иосафат Кунцевич, окруженный папой Урбаном VIII ореолом мученичества и причисленный им к лику блаженных, а папой Пием IX в 1863 г. к лику святых.

За что же чтят в Ватикане святого Иосафата? В музее города Полоцка хранятся вещи, которые ясно «доказывают святость» Кунцевича: ременная нагайка, железная рукавица, железные кандалы, которыми пользовался «святой», утверждая унию. Жестокость Иосафата вызывала протест не только среди местного населения. Она вызывала протест среди последователей униатства. В письме князь Литовский Лев Сапега писал ему: «Вы требуете, чтобы не принимающих унию изгнать из государства, да спасет Бог наше отечество от такого беззакония..., мы никогда в отечестве своем не имели таких раздоров, какие родила нам эта благовидная уния». Льва Сапегу нельзя заподозрить в неискренности, точно так же как и папу Урбана VIII, который счел необходимым написать письмо Льву Сапеге (10 февраля 1624 г.) и потребовать «мечом и огнем истреблять язву» (противников католической религии) и наказать за убийство в Витебске в 1623 г. Иосафата, так как «милосердие есть жестокость». Под руководством Льва Сапеги два бурмистра и восемнадцать горожан в Витебске были казнены. Около ста человек, спасшихся бегством, были приговорены к смертной казни. Город потерял все привилегии, две православные церкви и городская ратуша были разрушены.

Не секретом является также и то, что православная пропаганда на территории Австро-Венгерской империи, куда входила часть территории Западной Украины, считалась государственной изменой.

Действительно, в этом процессе каждый преследовал свои цели. С принятием католицизма (или унии) эти страны, теряя постепенно свою славянскую идентичность и самобытность, тянулись к Западу и стремились сделаться частью Европы. Причин этому много — и экономическое благосостояние, и политические выгоды и, конечно, не последнюю роль играет общность церкви. В результате, инициированное стремление к западной цивилизации оказалось у этих народов сильнее своего национального, славянского восприятия и изменило их цивилизационную принадлежность. Вследствие этого, в Европе как Тойнби, так и Хантингтон провели линию раздела между народами не столько по границам национальных территорий, сколько по линиям религиозного размежевания.

Подобное развитие цивилизационного процесса можно прогнозировать в отношении некоторых отдаленных от центра территорий России, особенно Дальнего Востока. Реальными предпосылками для этого являются уже не унии, а прежде всего социально-экономические причины. Население региона все быстрее утрачивает сознание единой нации в силу хотя бы того, что разобщенность выражается уже не только в абстрактных категориях, но и вполне реальных. Например, стоимость проезда из дальневосточных глубинок в европейский центр стала недоступна большинству людей. Происходящее можно трактовать в пессимистическом духе следующим образом: Дальневосточный регион с его ослабленной религиозной идентичностью, духовной «расслабленностью» и вестернизацией все дальше откалывается от славяно-православной цивилизации. Процесс в настоящее время протекает латентно, в сфере идей, сознания; в реальном, материальном мире он пока выражения не находит. Однако, имеются серьезные основания считать, что именно этот, идеальный мир и определит в конечном счете мир материальный.

Следует констатировать, что в полном согласии с рекомендациями Хантингтона, Запад предпринимает конкретные шаги по внедрению на нашу цивилизационную территорию международных институтов, отражающих западные духовные ценности и стремится придать им легитимный характер. Религия является одним из таких институтов.

Это можно проследить на деятельности и вероучении общества Свидетелей Иеговы, возникших в 70-е годы XIX в. в США и ведущего активную миссионерскую деятельность в России. Не рассматривая подробно вероучение Свидетелей Иеговы укажем, что учение о скором пришествии Христа в иеговистской интерпретации превратилось в учение о близком конце света. «Свидетели Иеговы» предвещают скорый Армагеддон, — священную войну Христа с Сатаной, в результате которой все грешное человечество погибнет, за исключением, разумеется, самих иеговистов. Иеговисты разделяют это событие на два этапа, утверждая, что первый этап Армагеддона уже состоялся в виде первой мировой войны, а второй этап, когда Христос окончательно победит мир Сатаны, скоро грядет. После этого Христос установит земной рай для 144 тысяч праведников, 9 тысяч из которых ныне здравствует, а остальные будут избраны из ранее умерших, постигших истины «Свидетелей Иеговы» и сокрешенных после Армагеддона.

Каждый верующий член общины «Свидетелей Иеговы» обязан заниматься миссионерской деятельностью. В этой деятельности можно выделить четыре основных этапа. Это, во-первых, поиск новозаинтересованных людей, проявивших хоть малейший интерес к проповеди; во-вторых, подготовка их к восприятию вероучения; в-третьих, внедрение в сознание вовлекаемого религиозных догматов; и, наконец, в-четвертых, крещение прозелитов, включение их в проповедническую работу и создание новых организационных звеньев.

Религиозная организация «Свидетелей Иеговы» носит строго централизованный характер. Власть вышестоящих органов управления по отношению к нижестоящим — абсолютна. Ее первичным звеном является собрание (община верующих), возглавляемое надзирателем (старейшиной). Несколько собраний объединяются в округа, которыми руководят разъездные надзиратели. Мировым духовно-административным центром «Свидетелей Иеговы» является находящаяся в Бруклине Руководящая Корпорация.

Одним из представителей «Свидетелей Иеговы» является утверждение, что их учение основано только на Библии. В действительности же отдельные места Священного Писания истолковываются их руководителями как иносказательные, символические. По существу, Библия играет вспомогательную роль по отношению к издаваемым в Бруклине журналам «Сторожевая Башня» и «Пробудитесь!», а также другой литературе, присылаемой в другие страны, в том числе и в Россию.

В своих изданиях лидеры «Свидетелей Иеговы» проводят мысль о том, что все религии созданы Дьяволом и лишь их конфессия — истинная религия. Называя все иные исповедания фальшивыми, сатанинскими, иеговистские публикации предсказывают их скорую гибель в Армагеддоне.

Представив кратко основы учения и деятельности организации «Свидетелей Иеговы», соотнесем ее с конкретными взглядами, идеями, проповедуемыми этой конфессией на территории России. При этом сопоставим этот исповедно-практический комплекс с принятыми в нашей стране нормами.

Можно сказать, что пропаганда исключительности членов организации «Свидетели Иеговы», равно как и неполноценности и ущербности представителей иных исповеданий, возбуждение религиозной вражды постоянно присутствуют во многих периодических изданиях, монографиях и брошюрах, распространяемых этой религиозной организацией. Так, в монографии «Организованы проводить наше служение» (1990 г., 224 стр.) мы читаем: «Свидетели Иеговы действительно являются особым народом, который отделен от остальных людей как чистый народ, ревностно служащий своему Богу» (стр.158).

На страницах периодических изданий «Свидетелей Иеговы» особенно часто звучит неуважительная критика в адрес верующих, исповедующих «иные» религии, которые именуются не иначе как «ложные» или «фальшивые». Так, возбуждая чувство неприязни ко всем христианам-католикам, православным и всем протестантам, за исключением «Свидетелей Иеговы», «Сторожевая Башня» именует все христианское духовенство «человеком беззакония». «Человек беззакония» — это духовенство христианского мира....Подобно смертельному вирусу, оно заразило собрание исповедующих христианство демоническими идеями» («Сторожевая Башня» от 1 июля 1994 г. С.5).

В этом же номере журнала христиане всех исповеданий именуются «поддельными христианами». «Сатана Дьявол использовал отступников, чтобы создать развращенную и разобщенную имитацию христианского собрания. Отступники породили позорную подделку истинного христианства» («Сторожевая Башня» от 1 июля 1994 г. С.5); и там же; «Христианский мир — часть мировой империи ложной религии, названной Вавилоном великим. Эта виновная в пролитии крови религиозная система стоит на пороге неминуемого уничтожения от руки Бога. В Библии не говорится, чтобы истинные оставались в этой растлившейся религиозной организации и старались переделать ее изнутри. Библия призывает к противоположному... «Выйди» — но куда?...Сейчас по всей земле происходит сбор истинных христиан в единое братство. Кто они? Это христианское собрание Свидетелей Иеговы, которые объединенно проповедуют в 231 стране благую весть о Царстве Бога» («Сторожевая Башня» от 1 июля 1994 г. С.7).

В брошюре «В чем смысл жизни? Как это его найти?» (1993 г.) мы также находим немало страниц, недвусмысленно разжигающих религиозную рознь. Например: «В число людей, не живущих по Библии, входят народы и страны христианского мира. «Христианским миром» называется та часть мира, где преобладает христианство....С четвертого века, когда религия христианского мира заняла ведущее положение, христианский мир проявил себя врагом Бога и Библии. Да — факты истории показывают, что христианский мир предал Бога и Библию» (С.17); «Таким образом, учение и дела религий христианского мира показывают, что их заявление о том, что они верят Библии и являются богобоязненными христианами, — ложь. Они предали Бога и Библию. Их поступки возмущают миллионы людей, которые по этой причине отворачиваются от веры во Всевышнего» (С.19).

Эта же мысль звучит и со страниц «Сторожевой Башни»: «Скоро Царь вечности Иегова, действующий через своего небесного Фельдмаршала Иисуса Христа, даст грянуть великой скорби. Сначала согласно приговору Иеговы наказание понесет Христианский мир и остальные религии Вавилона великого. Они проявили себя недостойными спасения, которое Иегова дарует на основании искупительной жертвы Иисуса. Они презрели святое имя Бога» («Сторожевая Башня» от 1 апреля 1996 г. С.19).

Критику католичества и превознесение собственной религии мы обнаруживаем и на страницах «Сторожевой Башни» от 1 февраля 1995 г. (Сб. 3, 6, 7), а также в других номерах этого журнала и журнала «Пробудитесь!»: «На протяжении ХХ века беззаветно преданные Свидетели Иеговы разоблачали систему марионеточных религий, манипулируя которыми Сатана обманывает «весь мир» («Сторожевая Башня» от 15 апреля 1996 г. С.11). Причислялся к «лжерелигиям» (там же, стр.11) католицизм, ислам, буддизм, индуизм, протестантизм, «Свидетели Иеговы» предвещают: «Все лжерелигии Сатаны повсюду в мире заплатят сполна на то, что предали Бога, его любовь, имя и Сына» (там же, стр.11).

Представляя в столь невыгодном свете все религии мира, «Свидетели Иеговы» постоянно противопоставляют им свою организацию и свое вероучение: «Важно увидеть различие между ложным поклонением и истинным....Если вы желаете исповедовать религию, угодную Богу, почему бы не познакомиться получше со Свидетелями Иеговы?» («Сторожевая Башня» от 15 сентября 1996 г. — С.7); «Какой народ в наше время освободился от всех вавилонских учений, верований и преданий? Кто же еще, как не Свидетели Иеговы?... Есть люди, поклонники истинного Бога, Иеговы, к которым можно бежать» («Пробудитесь!» от 8 ноября 1996 г. — С.8-9); «Вполне логично, что должна существовать только одна истинная религия... Кто же образует сегодня общество истинных поклонников? Мы не колеблемся сказать что это Свидетели Иеговы» (Брошюра «Ты можешь жить вечно в раю на земле», 1989 г. — С.190).

Не вызывает сомнения, что приведенные выше выдержки из изданий религиозной организации «Свидетели Иеговы» находятся в русле разжигания религиозной розни и пропаганды собственного превосходства. Можно лишь отметить, что идеи, подрывающие уважение к иным религиям, возбуждающие чувство непримиримости к ним, — не случайность и не исключение, а постоянная тема изданий «Свидетелей Иеговы».

В литературе содержится немало материала, в котором проводится идея противопоставления члена организации «Свидетели Иеговы» окружающему обществу и государству. Социальной изоляции членов общины способствует усиленное нагнетание страха с помощью пророчества о приближающемся «конце света» — Армагеддоне; от адептов общины требуется безоговорочное подчинение руководству религиозной организации, что становится возможным на фоне фактического подавления их воли: «Быть беззаветно преданными видимой организации Иеговы значит не иметь ничего общего с отступниками... Когда бывает трудно понять то, что говорится или делается в собрании, беззаветная преданность не позволит нам осудить чьи-то мотивы, а поможет прийти к выводу, что, возможно, это вопрос личного мнения. Не гораздо ли лучше сосредоточить внимание на хороших качествах назначенных старейшин и других соверующих, чем думать об их слабостях? Да, мы стараемся остерегаться отрицательного мышления, потому что оно может привести к неверности» («Сторожевая Башня» от 15 марта 1996 г. — С.17); «...преданность побуждает нас поддерживать старейшин, а не оспаривать их точку зрения» (там же, с.19); «Также помогут остаться беззаветно преданными Иегове Богу сильная вера в него и страх не угодить ему» (там же, с.20).

Требуя от верующих отчуждения от всех тех, кто не разделяет их учение, лидеры религиозной организации настаивают: «Каждый член великого множества должен хранить себя отделенным от безбожного мира и его дел....Молодым и пожилым в христианском собрании необходимо ограничить общение с теми, кто не посвятился Иегове» (Брошюра «Ежедневно разбирать Писания». 1996. — Понедельник, 22 апреля, без стр.).

Ранее мы уже отмечали значение идеи Армагеддона для вероучения «Свидетелей Иеговы». Эта идея в литературе организации «Свидетели Иеговы» превращается в форму устрашения верующих, она трансформируется в пропаганду неизбежности, неотвратимости мировой войны, в результате которой погибнет не какое-то абстрактное, а именно современное — за исключением иеговистов — общество: «Сколько еще осталось неисполнившихся пророчеств, перед тем как Бог уничтожит существующую систему? Совсем немного!... Время для этого мира, находящегося под влиянием Сатаны, истекает. Скоро он придет к своему концу во время скорби... Апогеем «великой скорби» будет война Бога Армагеддон....В то время будет также положен конец всякому влиянию Сатаны и демонов. Кто выживет? Кто — нет? Кто выживет, когда против этого мира будут приведены в исполнение суды Бога? Кто не выживет?...Желающие Божьего управления будут защищены и останутся в живых. Те, кто не желает управления Бога, не будут защищены, но будут уничтожены вместе с миром Сатаны... Все это станет возможным благодаря уничтожению мира Сатаны. Больше не будет сеющих раздоры ложных религий, общественных строев или правительств... Изучай Библию со Свидетелями Иеговы и приобретай познание о Боге, который на самом деле заботится о нас и который положит конец страданиям. Так ты сможешь стать частью основания нового мира» (Брошюра «На самом ли деле Бог заботится о нас?». — 1992. — сс. 21-23, 25, 31).

О том, что «концом света», а, по сути, грядущей войной запугиваются ныне живущие люди, недвусмысленно говорит и брошюра «В чем смысл жизни? Как его найти?: «Все признаки последних дней должны произойти на протяжении жизни одного поколения — поколения 1914 года. Некоторые люди, которые жили в 1914 году, будут живы, когда этой системе придет конец. Сейчас этому поколению людей уже очень много лет, и это указывает на то, что осталось совсем немного времени, как Бог положит конец существующей системе вещей» (Брошюра «В чем смысл жизни? Как его найти?». 1993. — сс.27-28).

«Современному миру нечестивых осталось существовать очень недолго», — отмечает и периодический журнал организации («Сторожевая Башня», 15 ноября 1996 г. — С.22). Окружающий мир для организации «Свидетели Иеговы» — однозначно враждебный мир, потому что «Сатана, Дьявол, действительно является невидимым правителем мира!» (Брошюра «Кто в действительности правит миром?». — 1992 г. — С.3); «...Мир Сатаны — это организованное человеческое общество, которое существует отдельно от видимой организации Бога. Христиане должны держаться отдельно от этого мира....Если ты за новую систему Бога, то ты будешь держаться отдельно от мира, включая его ложную религию» («Брошюра «Ты можешь жить вечно в раю на земле». — 1989 г. — С.212); и далее: «...Помни: если ты не служишь Иегове, ты служишь Сатане» (там же, с.216).

Поскольку, с точки зрения «Свидетелей Иеговы», человеческое общество и государство есть не что иное, как «мир Сатаны», истинные верующие, согласно такому подходу, вправе не признавать их установления. Это касается и тех случаев, когда пропаганда и деятельность данной религиозной организации признается противозаконной. В этих случаях, поучают руководители «Свидетелей Иеговы», можно и должно не выполнять установления государства: «Иногда Свидетели Иеговы добиваются облегчения, когда пользуются законными правами, предоставленными государством. Но иной раз сами правители запрещают возвещение благой вести и стараются остановить наше христианское служение. Под такими условиями мы смело следуем примеру верных апостолов и дальше «повинуемся больше Богу, нежели человекам» (Книга «Организованы проводить наше служение», 1990. — С.166).

Вряд ли могут заслуживать общественного одобрения и такие требования руководителей «Свидетелей Иеговы», как запрет на участие в патриотических мероприятиях, например, в церемонии чествования государственного флага (Брошюра «Свидетели Иеговы и образование». — 1995. — С.20), непочитание государственного гимна (там же, с.24), запрет на переливание крови у себя и у своих детей даже в ситуации угрозы жизни («Сторожевая Башня» от 1 октября 1993 г. — сс.22, 25), запрет на вступление в брак с представителями иной веры (Книга «Объединены в поклонении единому истинному Богу». — 1989. — С.152), рекомендации уклоняться от службы в армии и от альтернативной службы (там же, с.165, 167), создание чувства отчуждения от неверующей семьи, рекомендации отказа от личностных связей за пределами общины и т.д.

Таким образом, во-первых, в вероучении «Свидетели Иеговы» содержатся взгляды, идеи, которые подрывают уважение к иным религиям, возбуждают чувство неприязни к ним, к гражданам, исповедующим католицизм, православие, протестантизм, буддизм, ислам и другие религии; эти взгляды и идеи возбуждают религиозную вражду и рознь.

Во-вторых, в литературе содержится побуждение граждан к отказу от исполнения или гражданских обязанностей, в частности: к отказу от службы в армии и от альтернативной службы; подстрекает членов общины к продолжению своей деятельности даже в случае признания таковой органами юстиции противозаконной; посягает на институт семьи, рекомендуя ее разрушение в отдельных случаях по религиозным мотивам; формирует неуважительное отношение к государственным символам — флагу и гимну, запрещает своим приверженцам отмечать государственные праздники; создает потенциальную угрозу для жизни граждан, запрещая верующим и их детям прибегать к переливанию крови.

В-третьих, проповедуемые членами организации «Свидетели Иеговы» взгляды могут привести к конкретным негативным действиям против определенных социальных групп населения, а именно: к формированию враждебного отношения к гражданам, не принадлежащим к организации «Свидетели Иеговы»; к разжиганию розни и вражды в отношении лиц иного вероисповедания; к психологическому насилию в отношении вовлекаемых в общину верующих, особенно молодежи; к формированию агрессивного отношения к носителям традиционного национального образа жизни.

В-четвертых, зарегистрированным «Положением» религиозной общины «Свидетели Иеговы» (рег. № 432 от 30.12.1993 г.) и реальной повседневной, практической деятельностью данной общины имеются существенные несоответствия. Так, пункт 1.2. «Положения» гласит: «Община действует на основе Закона о свободе вероисповеданий..., при соблюдении Конституции и законодательства Российской Федерации». Однако на практике община нарушает статью 29 Конституции Российской Федерации, не допускающую пропаганду, возбуждающую религиозную ненависть и вражду, а также пропаганду религиозного превосходства.

Нарушается также и Уголовный кодекс, статья 282, которого запрещает возбуждение вражды и ненависти из-за отношения граждан к религии, а также оскорбление их религиозных чувств. Следовательно, государство обязано заботиться не только о материальном, но и духовном самочувствии своих граждан, призвано защитить их интересы, а если необходимо, то и ограничивать законодательным порядком деятельность таких религиозных организаций, что многим не нравится на западе. Представляется, что в этом кроется главная причина столь бурного неприятия Западом нового российского религиозного законодательства, которое ограничивает на территории РФ деятельность иностранных миссионеров. За «религиозным фасадом» разглагольствований о правах человека скрываются вполне светские замыслы и расчеты. Как показал пример Республики Корея, в результате воздействия системы факторов, в которые включена и миссионерская деятельность, можно изменить религиозную идентичность значительной части расселенного на огромной территории 8-ми миллионного населения Дальнего Востока. С геополитической точки зрения это очень заманчиво и перспективно, т.к. в случае его сепаратизма государству придется бороться за контроль над территорией не только с людьми ее населяющими, но, по сути, с иной конкурирующей цивилизацией, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В связи с этим следует отметить, что во многих популярных на Западе моделях будущего миропорядка обязательно учитывают возможность «деинтеграции» России, или, называя вещи своими именами, распада государства. Принцип «разделяй и властвуй» изобретен не в нашем веке, поэтому неудивительно выражаемое в разных формах желание и стремление некоторых политологов и государств стимулировать в нашей стране процессы, которые могут привести в перспективе к суверенизации отдельных ее территорий. Так, в США бросили «пробный шар» по поводу создания новых семи штатов на территории Восточной Сибири. Выдвигается идея «американизации» территории по Енисею, западнее Иркутска до Монголии. Озеро Байкал, сосредоточившее 10% мировых запасов пресной воды, тоже видится под звездно-полосатым флагом.

Збигнев Бжезинский в одной из работ прямо говорит о том, что окончательное уничтожение России как супердержавы возможно только с расчленением ее на три части — по Уралу и Сибири. Г.Киссинджер утверждает, что «децентрализация есть наивысшая форма демократизации» , то есть геополитики в своих построениях жаждут для некоторых наших территорий сепаратизма, который, как известно, основывается прежде всего на стремлении вести самостоятельную политику от центра. Соответствующие западные круги или их представители периодически продвигают в наше общество информацию, способную инициировать подобные действия. Так, религиозные деятели Р.Корея принимают участие в муссировании темы о негативном влиянии Москвы на экономику региона. В «доброжелательных» тонах говориться о том, что самостоятельная от Москвы политика принесет ему только пользу. Разумеется, что исполняется это в весьма ненавязчивой форме. В качестве иллюстрации этого можно привести следующий случай. В ходе частного визита сотрудника администрации Хабаровского края в Р.Корею в ноябре 1997 года, организованного одним из миссионеров-пасторов, работающим в Хабаровске, состоялась встреча с председателем Христианских Объединений Кореи Ден Дин Геном. Последний является консультантом администрации президента Р.Корея по религиозным проблемам. В ходе беседы о перспективах миссионерской деятельности в России Ден Дин Ген интересовался возможностью принятия в регионе нормативных актов по вопросам религиозной деятельности, позволивших бы, вести более независимую политику от центра.

Таким образом, миссионерам отводится важное место в реализации геополитических замыслов государств.

Историческая обусловленность миссионерской деятельности, с одной стороны, и конъюнктурность, — с другой, масштабы ее использования различными государствами, успехи и неудачи на этом поприще в свете геополитики приобретают четкий смысл. Направленность и цели миссионерской деятельности являются отражением геополитических помыслов государств и соответствующих структур. Будучи экономически и политически детерминированной, она легко соотносится с системой глобальных интересов государств, и, следовательно, расшифровывает их далеко идущие цели. В любом случае, анализ этой деятельности всегда оказывается полезным для прогнозирования геополитических процессов в определенных странах или регионах.

Миссионерство включает деятельность, благодаря которой на протяжении веков определенная система религиозно-нравственных ценностей распространяется в других частях света. Миссионеры располагают апробированными методами воздействия на значительное число людей в направлении разрушения у них традиционного для данного региона мировоззрения или его модернизации. Геополитически значима роль духовных факторов в цивилизационном контроле над пространством. В связи с этим утверждение иных конфессиональных ориентиров в сознании даже относительно небольшой части социума является проблемой национальной безопасности.

««« Назад   Оглавление  

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов