.
  

6. Политика двойного стандарта

Глава из монографии Н.А. Трофимчука и М.П. Свищева «Экспансия» (М, 2000)

С уходом с политической сцены СССР, денонсации Варшавского договора США и НАТО стремятся играть первую скрипку на мировой арене, принимают решения по нанесению военных ударов по тем странам, которые не угодны Вашингтону. Гибель сотен тысяч людей в Югославии, Ливии, Ираке, страдания миллионов не берутся в расчет. Уголовное преследование в какой-нибудь стране одного последователя какого-либо экзотического вероучения, за конкретное преступление может вызвать бурю возмущения в США, принятие санкций, но оставят абсолютно равнодушным общественное мнение те же слезы людей, пострадавших от взрывов жилых домов чеченскими боевиками. Это при том, что США — страна, где 98% граждан считают себя верующими, для которых сострадание, любовь к ближнему, казалось бы, должны играть главную роль и защиту прав на свободу совести во внешнеполитических акциях США. Так, в ноябре 1998 г. Конгресс США принял акт «О международной свободе вероисповедания». Как заявил Б.Клинтон во время подписания акта, защита религиозных свобод за рубежом является центральным элементом внешней политики США.

Идея защиты религиозных свобод тесно связана с культурной и философской традицией США, рассматривающей американскую историю как уникальный мессианский эксперимент. Эта идея является также важным компонентом современной «гражданской религии» США, объединяющей многоконфессиональное американское общество и придающей высшую (божественную) легитимность государственным институтам страны.

Идеи собственной избранности и исключительности американцев сродни представлениям израильского народа (по Библии) о его богоизбранности. Как евреи, так и американцы глубоко религиозны, но религиозность последних устремлена к земному идеалу, тесно связана с решением социально-политических задач.

Для американцев важнее воплотить истину в практической жизни, нежели в слове. Если отцы Церкви первостепенное значение придавали развитию богословия, борьбе с ересями, то отцы-основатели США изначально заложили основы конфессионального плюрализма. Американское общество и государство строились под религиозными знаменами, но идеалы христианства здесь понимались по-другому. Важнейшим религиозным принципом утверждалась политическая и гражданская свобода, которой требовали переселенцы.

Американская демократия терпима к любым идейным установкам, основа ее основ — свобода выбора любых мировоззренческих ориентаций. Не случайно в США христианство превратилось в «рынок», на котором все секты стремятся предложить свой продукт и выгодно продать его любому покупателю.

Доктрина «американской исключительности» никогда не предназначалась только для внутреннего использования. Считая Соединенные Штаты центром мироздания, эталоном для подражания, правые круги страны, да и значительная часть общества, на протяжении всей истории США сознательно или неосознанно впадали в своего рода глобальной мессианизм.

Американский миссианизм всегда носил двойственный характер, и это наложило свою печать на внешнеполитическую идеологию и практику США. С одной стороны, идея «американской миссии» объясняла то, что Америка выступала как носительница гуманистических, космополитически-демократических ценностей, а ее роль сводилась якобы к тому, чтобы быть моральным примером для остального мира. С другой — концепция «американской исключительности» становилась основанием для активного вмешательства в ход мировых событий. В таком ракурсе мессианизм нередко получал милитаристскую окраску. Последний пример тому — военная операция США с участием других стран НАТО в Югославии.

Доктрина «американской исключительности» и «глобального мессианизма» служит источником творческого вдохновения законодателей и политиков, поскольку позволяет найти новые аргументы, оправдывающие вмешательство во внутренние дела других стран, где происходят вооруженные конфликты на этноконфессиональной почве, и дает новый повод, чтобы предложить (в довольно настойчивой форме) американскую модель общества и государственно-церковных отношений. Свидетельство тому — 40 биллей, которые рассматривались в течение 105-й сессии Конгресса (т.е. практически одновременно с ходом обсуждения акта «О международной свободе вероисповедания»), так или иначе касающихся вопросов свободы вероисповедания, преследования за религиозные убеждения, взаимоотношений со странами, где, по мнению Администрации США, нарушаются принципы свободы религии. Так, в период обсуждения проекта российского Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» в 1997 г. в США было принято пять законопроектов, касающихся России (по проблемам религиозных свобод в Китае — 24 законопроекта, в Гонконге — 4, Турции — 2, Германии — 1, в Индонезии — 1, на Кубе — 1). Главная причина столь яркой негативной реакции состояла в том, что закон существенно ограничивал поле деятельности зарубежных миссионеров, а это не устраивало «демократические» США. В сущности они выступили в защиту не столько свободы совести российских граждан, сколько своих интересов.

Обосновывая требования о прекращении финансовой помощи России со стороны США в связи с принятием Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», сенатор М.Макконел заявил: «Мы должны использовать ее (иностранную помощь — Н.Т.) для продвижения американских ценностей и американских интересов». В итоге сенаторы проголосовали за поправку к законопроекту об иностранной помощи на сумму 195 млн долл. с условием отклонения Б.Н.Ельциным российского закона. После заявлений официальных лиц России о том, что ущемления прав в отношении религиозных объединений не произойдет, США согласились не отказывать в помощи, решили лишь «заморозить» выделение денег на полгода. Одновременно они выставили условие проверить действие закона, а также ознакомиться с сопровождающими его нормативными актами. В связи с этим в Гааге было закреплено соответствующее соглашение об «инспекторских» поездках, первая из которых прошла 12-14 января 1998 г.. Ее осуществляла делегация Международного консультативного комитета конференции «Фонда Де Брюхт», в которую вошли три члена палаты представителей Конгресса США — Ф.Вольф, Э.Холл, К.Смит и директор библиотеки Конгресса США Дж.Биллингтон. С тех пор «инспекторские» поездки осуществляются регулярно.

Госсекретарь США М.Олбрайт, выступая в Колумбийской юридической школе Католического университета в Вашингтоне 23 октября 1997 г., заявила, что «поиск религиозной свободы и толерантности... будет и впредь играть важную роль во внешней политике США во всемирном масштабе», поскольку игнорирование свободы вероисповедания или угроза ее нарушения могут вызвать не только страх и столкновения, но и послужить причиной новой мировой войны. Поэтому США планируют сосредоточить основные направления своей внешней политики на тех регионах, сказала М.Олбрайт, где «религиозное разделение сопровождается другими факторами, порождающими насилие и угрожающими миру. Для успешного выполнения наших намерений мы публично называем религиозную свободу приоритетом нашей внешней политики».

Не дожидаясь официального принятия акта «О международной свободе вероисповедания», госсекретарь предприняла следующие шаги: были даны инструкции американскими дипломатам систематически представлять доклады о состоянии религиозной свободы в странах их аккредитации; уделять больше внимания вопросам религиозной свободы в Докладе по правам человека во всем мире; ставить вопросы защиты религиозных свобод на встречах с главами иностранных государств (Вьетнам, Китай, Россия).

Показательно, что в процессе обсуждения проекта акта, длившегося год, он претерпел существенные изменения. Проект, выдвинутый в палате представителей 8 сентября 1997 г., предусматривал лишь создание Отдела по контролю за религиозным преследованием и введению санкций против стран, где наблюдаются такие нарушения. В качестве приоритетных в отношении защиты свободы вероисповеданий конкретно назывались римо-католики и протестанты-евангелисты. Назывались и конкретные страны, в которых были зафиксированы преследования за религиозные убеждения, — Куба, Лаос, Китай, Северная Корея, Вьетнам, Судан, Иран.

В окончательной же версии акта речь идет о противодействии нарушению религиозных свобод по всему миру. Билль приобрел «упреждающий» характер, поскольку поставил страны мирового сообщества перед ультиматумом: либо вы признаете наши ценности и американскую модель государственно-церковных отношений, либо мы прекращаем финансовую помощь и культурные контакты. Для многих стран, чья экономика зависит от американской финансовой, технической и иной помощи, этот документ по сути стал дамокловым мечом и средством давления на правительство. По сути дела принятие акта свидетельствует об использовании США элементов психологического давления в отношении суверенных государств.

Акт «О международной свободе вероисповедания» определяет как политические, так и экономические меры США по защите религиозных свобод в мире, предусматривает ряд рычагов воздействия на те страны, где, с точки зрения Администрации США, они нарушаются, вводит правовые нормы, на основании которых США могут поддерживать взаимоотношения с независимыми экспертами и религиозными деятелями в других странах. При этом подчеркивается, что все положения акта соответствуют Всеобщей декларации прав человека (ст.18), другим международным документам. Однако ни слова не говорится о том, что во всех международных документах предусматривается возможность ограничений в области свободы религии. Так, в той же Всеобщей декларации прав человека (ст.29) сказано, что «человек должен подвергаться только тем ограничениям, которые установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других». Эта же мысль содержится в Международном пакте о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и др. Международное сообщество в обеспечении прав на свободу вероисповедания руководствуется документами ООН, национальными законодательствами, учитывающими роль религии в развитии государственности той или иной страны, ее культуры, обычаев, традиций народов. Заявление президента США во время подписания акта «О международной свободе вероисповедания» о том, что «религиозная свобода — центральный элемент внешней политики США», идет вразрез с международными документами, является попыткой возложить на себя роль мирового судьи, которому дано право «казнить и миловать». Некоторые государства рассматривают акт как элемент вмешательства во внутренние дела суверенных государств.

Акт состоит из двух частей, семи разделов, каждый из которых подразделяются на главы.

В части первой дан анализ политики США в области защиты свободы вероисповедания, в ст.2 п.«в» говорится, что политика США в области защиты религиозной свободы направлена на:

1. Осуждение нарушений свободы вероисповедания, оказание содействия и поддержки иным государствам в ее развитии.

2. Поддержку государств в укреплении их безопасности, кроме тех, которые допускают грубые нарушения права на свободу вероисповедания, в соответствии с Актом о международной помощи 1961 г., Актом о международных финансовых учреждениях 1977 г. и иными принятыми Соединенными Штатами актами о политике в отношении прав человека.

3. Энергичные и быстрые действия, отражающие неукоснительную преданность Соединенных Штатов свободе вероисповедания и желание достичь наиболее эффективного и принципиального ответа по поводу многочисленных нарушений свободы вероисповедания различными режимами.

4. Сотрудничество с иностранными государствами, защищающими и поддерживающими свободу вероисповедания, в целях создания многосторонних документов и осуществления мероприятий по борьбе с нарушениями свободы вероисповеданий и содействия свободе вероисповедания за рубежом.

5. Содействие уважению свободы вероисповедания всеми государствами и народами, применяя соответствующие процедуры, а также дипломатические, политические, коммерческие, благотворительные, образовательные и культурные каналы.

В этой же части акта вводятся понятия «нарушение свободы вероисповедания», «особо серьезные нарушения свободы вероисповедания» и др.

Под понятием «нарушение свободы вероисповедания» имеется в виду нарушение международного признанного права религиозной веры и практики включая:

а) произвольный запрет или ограничение молитвенных собраний, проповеди, а также права открыто говорить о своей религиозной вере, менять религиозную веру или переходить в другую религию; иметь и распространять религиозную литературу, включая Библию, давать религиозное образование детям и привлекать их к участию в религиозных церемониях;

б) задержание, допрос, наложение штрафа, принудительные работы, насильственные массовые переселения, тюремное заключение, принудительное религиозное обращение, избиение, пытки, нанесение увечий, изнасилование, убийство, если они совершаются в связи с чьей-либо принадлежностью к религиозной вере или участием в религиозной практике.

Понятие «особенно серьезные нарушения свободы вероисповедания» означает мотивированные негативным отношением к религии вообще или конкретному вероисповеданию систематические вопиющие нарушения религиозной свободы, включающие пытки, антигуманное, унизительное обращение или наказание; длительное задержание без предъявления обвинения; организацию похищения людей или тайное задержание таких людей; другое преступное отрицание права на жизнь, свободу или безопасность личности.

Раздел первый посвящен определению места и роли Госдепартамента США в реализации акта «О защите международной свободы вероисповедания». Согласно ст.101, в Госдепартаменте создается Отдел по международной свободе вероисповедания. Отдел возглавляется послом по вопросам международной свободы вероисповедания, назначаемым президентом. Полномочия после не ограничены определенной территорией.

Посол по особым поручениям имеет следующие обязанности:

1. Добиваться развития религиозной свободы за рубежом и рекомендовать правительству США соответствующие меры при обнаружении нарушений.

2. Посол является основным советником президента и госсекретаря в вопросах, касающихся влияния на религиозную свободу за рубежом, и вместе с Комиссией по международной религиозной свободе дает рекомендации по:

а) политике Администрации США в отношении правительств, которые нарушают свободу религии, или тех, кто не в состоянии гарантировать право личности на свободу веры и религиозной практики;

б) отстаиванию религиозной свободы за рубежом в глобальном плане.

3. По поручению президента и госсекретаря посол по особым поручениям уполномочен представлять Соединенные Штаты в случаях, касающихся религиозной свободы за границей, на встречах с зарубежными правительствами, неправительственными организациями и специальными ведомствами США, представителями ОБСЕ и других международных организаций, членом которых состоят США, и на многосторонних конференциях и встречах по вопросам международной религиозной свободы.

4. Обязанности, связанные с предоставлением ежегодного отчета (упомянутого в sес.102).

Для успешного выполнения поставленных задач правительство США выделяет из бюджета необходимые денежные средства для проведения исследований и деловых поездок посла по особым поручениям.

Ежегодно не позднее 1 сентября госсекретарь при помощи посла по особым поручениям, приняв во внимание рекомендации Комиссии по международной религиозной свободе, готовит и передает в Конгресс Ежегодный доклад по международной религиозной свободе, включающий также данные из Доклада по правам человека. Доклад должен содержать следующие сведения:

1. Характеристику состояния религиозной свободы по каждой стране, в том числе: а) тенденции к улучшению или ухудшению религиозной свободы; б) нарушения религиозной свободы, произошедшие с ведома правительства данной страны.

2. Оценку и описание природы и степени нарушений религиозной свободы в каждой стране, включая преследования на религиозной почве правительственными и неправительственными организациями; преследование, направленное на отдельных людей или отдельные деноминации, а также религии в целом; существование правительственной политики нарушения религиозной свободы, включая: а) ограничения и запреты на организацию богослужений вне пределов помещений иностранных дипломатических миссий или консульских отделов; б) принудительное обращение в другую религию несовершеннолетних граждан США, похищенных или нелегально вывезенных из Соединенных Штатов, и отказ в разрешении таким гражданам вернуться в США.

Отдел по международной религиозной свободе при Госдепартаменте должен решать следующие задачи:

1. Готовить ежегодные отчеты о состоянии религиозной свободы за рубежом (отчет представляет Конгрессу посол по особым поручениям). Собирать и систематизировать отчеты неправительственных организаций по правам человека и американских дипломатических миссий за рубежом (Sес.102).

2. Создать специальный сайт в Интернете, который будет отражать деятельность отдела и обеспечивать информацией неправительственные правозащитные организации и всех заинтересованных лиц (Sес.103).

3. Обучать должностных лиц, находящихся на службе в иностранных государствах. Имеется в виду прежде всего изучение международных документов и политики США в области прав человека, религиозных доктрин, различных аспектов проявления нарушений свободы вероисповедания (Sес.104).

4. Осуществлять специальную подготовку сотрудников Госдепартамента и глав дипломатических миссий США за рубежом для работы в данной области (Sес.104).

5. Развивать контакты на высшем уровне с неправительственными организациями. «Главам американских правительственных миссий, — говорится с т.101, — следует искать и устанавливать контакты с религиозными неправительственными организациями, проводить с ними встречи на высшем уровне, где это уместно и приемлемо. Главам американских миссий и карьерным дипломатам предписывается искать встречи с заключенными в тюрьму религиозными лидерами, где это возможно и целесообразно».

6. Готовить программы и финансировать их из фондов, которые США распределяют через свои миссии за границей (Sес.106).

7. Обеспечивать равный доступ миссиям США за границей для отправления религиозной деятельности как гражданам США, так и гражданам других государств (Sес.107).

8. Публиковать списки узников в информационных бюллетенях, специализирующихся на проблемах религиозной свободы (Sес.108).

Второй раздел данного акта посвящен структуре, составу и организации работы Комиссии по международной религиозной свободе. На ее деятельность предусмотрено выделение из бюджета ежегодно 3 млн долларов (Sес.205).

Комиссия состоит из десяти человек. В ее состав входит и посол по особым поручениям, но без права голоса.

На комиссию возложена задача по составлению ежегодного и текущих обзоров о нарушениях свободы вероисповедания. Она обязана вырабатывать варианты политики США в отношении той или иной страны, где нарушается свобода вероисповедания, включая дипломатические расследования, протесты, демарши, осуждение, приостановление или отмену культурных, научных обменов, официальных или государственных визитов, сокращение и прекращение помощи, наложение торговых санкций, отзыв председателя комиссии.

Комиссия проводит консультации с независимыми правозащитными группами и негосударственными организациями, включая церкви и иные религиозные общины, предоставляет по мере необходимости данные соответствующим официальным лицам и департаментам правительства США (Sес.202 «е»). На ее заседаниях рекомендуется заслушивать свидетельства, проводить слушания.

Третий раздел — «Национальный совет безопасности» — содержит дополнения к «Закону о Совете безопасности». В частности, в его составе предусматривается учреждение поста специального советника президента по вопросам свободы вероисповедания с полномочиями, приравненными к полномочиям директора Исполнительного кабинета президента. Советник обязан оказывать содействие представителям исполнительной власти, собирать информацию о нарушениях свободы вероисповедания в мире и готовить рекомендации президенту и Конгрессу для выработки политического курса (Sес.301 «с»).

В четвертом разделе изложены меры президента в ответ на нарушения свободы вероисповедания в мире, сроки их проведения; вводятся понятия «особо грубые нарушения свободы вероисповедания», «страны особого беспокойства в связи с положением свободы вероисповедания», Согласно этому положению, президент обязан обозначить все страны, правительства которых участвовали в особо грубых нарушениях свободы вероисповедания. В этих целях составляется так называемый черный список таких стран, в который сегодня включены более 70 стран. Сюда внесена и Россия, так как, по мнению американской стороны, в России имеют место грубые нарушения свободы вероисповедания в связи с принятием Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».

В ст.405 подробно описываются меры президента в отношении стран, вызывающих особое беспокойство. Среди них:

частный или официальный публичный демарш;

откладывание или отмена одного или более научных или культурных обменов;

откладывание или отмена одного или более рабочих, официальных или государственных визитов;

отзыв, ограничение или временная приостановка в предоставлении помощи в развитии в соответствии с пунктом 116 Акта о зарубежной помощи 1961 г.: направление указаний Экспортно-импортному банку США. Зарубежной частной инвестиционной корпорации или Ведомству по торговле и развитию не подтверждать выпуска любых (или перечисленного количества) гарантий, страховок, расширения кредитов или участия в расширении кредитов по отношению к тем конкретным органам государственной власти, ведомствам, официально установленным или обозначенным президентом, которые ответственны за нарушения религиозной свободы; отзыв, ограничение или временная приостановка помощи США в обеспечении безопасности в соответствии с п.502 «в» Акта о зарубежной помощи 1961 г.;

предписание исполнительным директорам США в соответствии с п.701 Акта о международных финансовых институтах 1997 г. выступать и голосовать против займов иностранным правительствам, ответственным за нарушение религиозной свободы;

приказ руководителям соответствующих ведомств США не давать лицензий, грантов или других разрешений на экспорт товаров или технологий зарубежным правительствам, нарушающим религиозную свободу, согласно Административному акту по экспорту 1979 г., Акту по контролю за экспортом оружия, Акту по атомной энергии 1954 г. или любому другому акту, который предусматривает одобрение правительством США условий осуществления экспорта и реэкспорта товаров и услуг;

запрещение любому финансовому институту США делать займы или предоставлять кредиты общей суммой более 10 млн долл. на один год странам и правительствам, ответственным за нарушения религиозной свободы;

запрещение правительству США заключать контракты с упомянутыми правительствами.

Данные санкции не распространяются на предоставление медицинской, продовольственной и гуманитарной помощи.

Президент не обязан принимать какие-либо меры (Sес.406) к странам особого беспокойства, если разрыв контрактов может повлиять на состояние безопасности США. В ст.410 утверждается, что «никакой суд не имеет права рассматривать решение президента или меры Госдепартамента в соответствии с настоящим Актом».

Пятый раздел посвящен проблемам пропаганды свободы вероисповедания. Речь идет о развитии внешней пропаганды, повышении роли современных СМИ, в первую очередь радио и телевидения, так как они не только доступны, но одни из самых распространенных и дешевых средств массовой информации. Американские ученые, забившие все каналы телевидения России, весьма удобный способ и средство влияния на сознание людей, поскольку в подавляющем большинстве из них, не только кровь льется рекой, но и идет пропаганда оккультизма, дьяволомании. Не случайно «Секретные материалы», демонстрируемые в России, в США сняты с проката.

США в последние годы принимают активное участие в развитии радиовещания в Российской Федерации, в распространении кассет, видеофильмов. В качестве примера можно привести «Дальневосточное агентство христианского вещания» — одну из крупнейших христианских радиокомпаний в мире с ежегодным оборотом более 12 млн долл. Миссия ведет вещание более чем на 150 языках народов мира. Она имеет свой филиал в Хабаровске. Кроме того, русский отдел ДАХВ и Ассоциация христианского вещания ведут передачи с острова Сайпан (США). В настоящее время они строят свой центр в Хабаровске. Проект субсидируется американской стороной. Принято решение о выделении специальных фондов для этих целей.

В шестом разделе рассматриваются проблемы беженцев, предоставления им политического убежища, в том числе в случае преследования на основе религии; обучения консульских офицеров по вопросам законодательства о беженцах, по религиозной, расовой, национальной тематике. «Целью данного обучения должно быть формирование восприимчивости к культуре другого народа, а также способности создавать непредвзятую, дружелюбную атмосферу» (Sес.602 «с»). Кроме того, офицеры должны изучить международные правовые документы по свободе вероисповедания, методы преследования за религиозные убеждения, используемые за рубежом, характер отношений между религиозными организациями и государством в различных странах (Sес.603 «в»). Отметим, что проблема религиоведческой подготовки государственных служащих рассматривается не только в анализируемом документе, но и в принятых Белым Домом в августе 1997 г. Правилах о религиозных проявлениях и выражении религиозных взглядов для федеральных служащих.

В седьмом разделе определяется кодекс поведения транснациональных корпораций по обеспечению прав человека в тех странах, с которыми они сотрудничают, пути влияния на те правительства, где допускаются особо грубые нарушения свободы вероисповедания. Ставятся задачи поддерживать право на свободу религий за рубежом и добиваться гарантий приема на работу вне зависимости от религиозной принадлежности.

Таким образом, концепции «мессианского смирения» и «американской исключительности» не только стали идейными источниками акта «О международной свободе вероисповедания», но и нашли в нем свое практическое воплощение, несмотря на то, что в США нет национального закона о свободе совести. Акт «О международной свободе вероисповедания» является удобным прикрытием, которое позволяет США «радеть за все человечество», расширяя сферы своего влияния, присвоив себе право вмешиваться во внутренние дела суверенных государств. Даже член Комиссии по международной свободе вероисповедания Ф.Каземзаде, назначенный на эту должность не так давно Б.Клинтоном, в беседе с авторов признал, что США проводят политику двойного стандарта в отношении многих стран. Вместе с тем акт показывает, что религиозный фактор, влияющий на состояние и характер взаимодействия религии с обществом, государственной властью, нациями, играет заметную роль в политике. Президент США Б.Клинтон, выступая на Конгрессе по случаю подписания закона. О международной свободе вероисповедания, подчеркнул, что его администрация «сделала религиозную свободу центральным элементам внешней политики США». Таким образом, религия и политика, политика и религия переплетены, слиты в едино в США и религия активно используется во внешнеполитических акциях госдепартаментом, в том числе посольством США в Москве, проводящем различные мероприятия с околоцерковными кругами, правозащитниками, не нашедшими поддержку среди избирателей и не попавшими в Государственную Думу. Великая французская революция помогла осознать необходимость разделения религиозной деятельности от политической активности. Поскольку верующие живут в обществе, то могут обогащать светское государство христианскими идеалами.

Справедливость, равенство, свобода, достаток, культура и прочие ценности, реализуемые в рамках светского государства, должны быть создаваемы также и христианами. Роль христиан в этом случае сводится к инспирации евангельским духом общественно-политической активности государства.

Не случайно II Ватиканский Собор подчеркнул, что «Церковь, которая в силу своего служения и назначения никоим образом не смешивается с политическим обществом и не связывается ни с какой политической системой, является в то же время знамением и защитой трансцендентности человеческой личности». Вместе с тем на Соборе подчеркивалось, что как церковь, так и государство «хотя под разным видом служат личному и социальному призванию одних и тех же людей. Они будут совершать это служение на благо всех тем успешнее, чем лучше оба будут развивать между собой здравое сотрудничество, принимая во внимание условия места и времени». Целью такого сотрудничества не может быть сепаратистски понимаемое благо государство и церкви. Этой целью должно быть благо людей, которым служат и государство, и церковь. Люди же, являясь членами церкви, одновременно являются членами общества. Общее благо людей как раз и является общей платформой для сотрудничества церкви и государства. Церковь не требует привилегий, но только признания ее прав, необходимых для ее присутствия и деятельности в жизни общества.

Собор признает автономию государства, одновременно составляя за церковью право на нравственную оценку его деятельности, также и политической, когда того требуют права личности и спасение души, применяя средства, соответствующие Евангелию и благу всех, в зависимости от требований времени и обстоятельств.

Схожей является позиция и других христианских конфессий. Так, например, Предстоятель Русской Православной Церкви Патриарх Московской и всея Руси Алексий II, выступая на пресс-конференции в г.Волгограде 18 июня 1993 г., сказал: «...сегодня мы глубоко убеждены в том, что церковь должна быть отделена от государства, должна быть свободна от его вмешательства в своим внутренние дела и в свою очередь не должна вмешиваться в политическую жизнь государства. Но это не должно означать отделение Церкви от общества, равнодушие к тем процессам, которые в нем происходят. Когда того требуют обстоятельства, церковь выражает свое отношение к происходящим событиям. Но главная наша задача — это духовное и нравственное здоровье общества». Заслуживают внимания и слова Патриарха, сказанные 24 февраля 1991 г. в Богоявленском патриаршем соборе в Неделю Православия, что «Православие — это поиск жизни в Боге и что всякое государственное и национальное устроение жизни для нас вторично».

Таким образом, христиане, будучи гражданами своего государства — политической общности — могут и должны заниматься также и политической деятельностью, однако не как представители Церкви, хотя и являются ее членами. Участие христиан в политической и социальной жизни должно стать присутствием христианского свидетельства и проявлением христианских нравственных ценностей в управлении обществом. Таким образом, социальное учение церкви, определяющее место христианина в политике, открывает путь к созданию и участию в политических партиях, вдохновляемых христианством.

В то же самое время деятельность официальных представителей церкви, действующих от ее имени, должна носить иной характер, а именно — они должны быть духовными предводителями, ведущими людей ко спасению. Потому, во имя исполнения своей духовной миссии, священники, монашествующие и епископы должны избегать политической зависимости, чтобы гарантировать себе независимое, полное и достоверное проповедование истины. «Ибо все, кто посвятили себя служению Бога Слова, должны пользоваться силами и средствами соответственными Евангелию, отличающимися во многом от средств земного града», — учит II Ватиканский Собор. История оставила нам яркие примеры такого служения Народу Божиему в сложной политической ситуации, — это блаженный Сергий Радонежский, св.Томас Мор, Патриарх Тихон, митрополит Вениамин, архиепископ Ромеро и др...».

Кодекс Канонического Права католической церкви запрещает духовным лицам заниматься политической деятельностью, согласно которому, духовные лица «не могут принимать активного участия в политических партиях, также не могут руководить профессиональными союзами, за исключением случаев — когда этого требует защита прав церкви или развитие общественного добра». Папа Иоанн Павел II, во время своего визита в Литву, в Вильнюсском кафедральном соборе 4 сентября 1993 г., обращаясь к священникам, сказал: «Пусть не будет для вас ни победителей, ни побежденных, а будут только мужчины и женщины, которым надо помочь преодолеть заблуждения... С возвратом демократии надо надеяться, что отношения между церковью и государством будут складываться на основе взаимоуважения, а не уклона ни в светскую сторону, ни в клерикализм. Государство не должно вмешиваться в область, которую Конституция и международные соглашения признают за религию, точно так же священники, выполняя свой евангелический долг, не должны вмешиваться в политику партий, в государственные дела». Сходная позиция и Русской православной церкви.

Таким образом, церковь автономна, независима от государства. Всякая попытка втянуть ее в политику больно бьет как по церкви, верующих, так и по церкви, верующих, так и по государству. Однако автономия церкви не означает отделение церкви и христианства от данной цивилизации, определяет их место и роль в жизни общества, дает оценку принципов и политической практики, их соответствия нравственным законам и Священному писанию.

Церковь признает положение о том, что не существует единой духовной силы и единой системы ценностей и в этой связи крайне необходимы энергичность и сотрудничество между различными политическими силами. Тем самым христианство способствует построению более справедливого общества. Это можно сказать и в отношении других конфессий. Политику и религию нельзя исключить из общественной. Политика изначально служила способом выражения общественных ценностей, а религия оказывает на эти ценности глубокое влияние. Но если христианские ценности не приобретают характер всеобщего для страны закона, то навязывание таких ценностей не несет благо. Точно также американские ценности, навязываемые США, не могут быть благом для России. Поскольку за политикой стоят интересы государства, а это главное. Поэтому и акт «О международной свободе вероисповедания» преследует прежде всего интересы США.

««« Назад   Оглавление  

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов