.
  

Инсайт, гештальт, фигура и фон. Базовые понятия гештальтпсихологии.
Вольфганг Келер (1887-1967)

Принципы гештальтпсихологии наиболее ярко предстают в решении ее представителями вопроса об отношении психики к физическому миру, а также вопроса о связи психических явлений с мозгом. Наиболее реальным признается феноменальный мир, который будто отделяет человека от физического мира, с которым человек не может непосредственно взаимодействовать.

Wolfgang Köhler, Вольфганг Келер
Вольфганг Келер, один из основателей гештальтпсихологии

Вольфганг Келер (Wolfgang Köhler) — немецко-американский психолог, один из лидеров гештальтпсихологии — утверждал, что человек не имеет прямого доступа к физическому миру, поскольку феноменальный мир удерживает весь этот материал, который ему дан напрямую. Таким образом, исследование физической сферы всегда и при всех обстоятельствах будет состоять из определений которые мы делаем на основе наблюдений за определенными перцептами или на основе другого опыта. Однако это всегда будет процедура конструкции.

В работе «Психологические проблемы» Келер пишет, что человек никогда не будет в состоянии утверждать непосредственно о физическом явлении как таковом. Его представления об этом явлении всегда строится на основе того опыта, который уже имел место ранее.

Келер считает, что ни одна наука не имеет дела непосредственно с объективной реальностью — физическим миром. Мир физики у него становится тождественным миру психологии.

Следует вспомнить по этому поводу высказывания Э.Маха, который в работе «Анализ ощущений и отношение физического к психическому» писал, что «большая пропасть между физическим и психологическим исследованием существует только для обычного стереотипного мышления». Келер продолжает эту мысль так: «наблюдаемое и наблюдения относятся к одной и той же системе». То есть человек может наблюдать лишь свои восприятия и представления, а не физический мир.

Он оперирует понятиями «наглядная вещь», «наглядный предмет», «стимул», но ими он обозначает не реально существующий объект, а восприятия и представления о том. Именно в этом смысле следует толковать выражение о том, что наглядные вещи и процесы являются первыми «объективными» данными, о которых мы можем знать и которые навсегда остаются единственно объективными. Это положение означает, что единственной реальностью для человека является его восприятия.

Но почему тогда, задают вопросы гештальтпсихологи, наш мир, который непосредственно существует в форме наших восприятий, кажется нам существующим вне нас? Можно ли в рамках гештальттеории определять существование отношений субъекта и объекта? На этот вопрос, вслед за Махом, дается утвердительный ответ.

Можно утверждать, что существует «Я» и объект противостоит ему, но это деление объекта и субъекта является чисто феноменальным, что объясняется физической деятельностью мозга: радражители от «Я» образуют в мозге специфичный гештальт, который находится в другом месте, чем гештальт, возникающий под воздействием окружающей среды. Это существование двух различных и существующих в разных местах физиологических гештальтов и переживается нами как отношение субъекта к отличному от него объективного мира, что является, в действительности, иллюзией. Значение «объективного» в феноменальном поле, пишет Келер, не имеет никакого прямой связи с физическим существованием вне физического организма.

Существование физического мира Келер пытается доказать с помощью метода «феноменологической редукции» Э. Гуссерля. Этот метод заключается в следующем: для того, чтобы познать сущность вещей, необходимо углубиться в самосозерцание, отвергая все мысли о предмете, которые имеют реальное содержание.

Под предметом понимается не реально существующая вещь, а «объект» сознания человека. Рассматривая его «мысленным взором», необходимо отбрасывать мысли о том, существует ли он в мире фактов или нет, случался ли он ранее. Запрещается выдвигать гипотезы относительно него и т.п. После того, как все однородные мысли вынесены за скобки, сознание должно быть направлено на коэффициент сознания, который остался. В результате такой процедуры становится возможным постижение сущности вещей. Сущностное созерцание, как утверждал Гуссерль, а не имеет ничего общего  с «опытом» в смысле восприятия, припоминания или других подобных актов, а также с эмпирическим обобщением.

Келер подчеркивает необходимость отличать феноменологический метод Гуссерля от интроспекции, однако пытается доказать существование трансцендентального мира собственно интроспективным путем. В качестве переживания «трансцендентности» он приводит следующее самонаблюдения. Часто человек, зная чье-то имя не может его вспомнить. Он абсолютно уверен, что знает его, но оно «не проявляется в феноменальной сфере, оно лежит вне ее». Человек переживает отношение к нему, но не само это имя, которое, соответственно, относится к трансфеноменальному, физическому миру.

Развивая идею психофизического параллелизма, Вольфганг Келер утверждает, что психические явления и физические процессы в мозге являются изоморфными. Восприятие предмета определенной формы или восприятие последовательности событий во времени — любой подобный вид восприятия коррелирует с такими же процессами в коре полушарий головного мозга. Когда говорят о зависимости «перцептов» (то есть образов восприятия) от организма, от процессов в мозге, то под организмом и процессами в мозге понимаются реальный физический организм и реальные физические процессы, представляющие собой «трансфеноменальную» сущность. Человек может осознавать свой организм в виде «перцепта». Невозможно, однако, осознавать процессы в мозге.

Действительно, ограничиваясь миром психических явлений, в сфере созерцательного отношения к миру невозможно доказать существование мира, независимого от сознания человека. Начинать анализ нужно с практического взаимодействия живого существа с окружающей средой, поскольку психические явления возникают и существуют только в живом взаимодействии человека со средой. Устранение практической деятельности человека и ограничения ее в мире своей психики делают невозможным выход за пределы этого круга.

Подобен ли феноменальный мир к физическому миру? Дают ли нам восприятия более или менее правильное представление о мире? На этот вопрос представители гештальтпсихологии отвечают следующим образом. Если феноменальный мир рассматривать как совокупность отдельных ощущений, то он мало подобен физическому миру. Можно лишь утверждать об определенном соответствии структурных свойств этих двух миров. Именно такое сходство гештальтпсихологии называют изоморфизмом. Как утверждает Келер, «наиболее существенные черты экспериментальных или перцептуальных контекстов являются теми самыми, что и черты их физических дубликатов. В отношении этих черт перцептуальные и физические структуры являются изоморфными».

Келер, исследуя проблему восприятия в работе «Физические гештальты в покое и стационарном состоянии» (1920), экспериментально описал факторы, способствующие восприятию «фигур» и гештальтов:

  • близость отдельных элементов друг к другу;
  • сходство элементов по различным характеристикам — цветом, формой, движением в одном направлении;
  • размещения элементов в направлении «хорошей фигуры» — замкнутой, простой, симметричной;
  • навыки группировки, созданные в прошлом опыте.

Именно эти факторы выступили исходным пунктом для развития физикалистской теории работы мозга, отвечающей им.

Теория деятельности мозга, развитая Келером, представляет собой антинейронную теорию. Кора больших полушарий рассматривается как однородная электролитическая жидкая масса, анатомическая структура которой якобы не имеет никакого отношения к психической деятельности.

Динамика физических процессов в мозге регулируется и направляется не внешним миром, влияние которого рассматривается лишь как повод или толчок для деятельности мозга, а своими собственными законами — законами физических систем, утверждает Келер.

Физические механизмы в мозге, которые является изоморфными относительно разделения зрительного поля на фигуру и фон, изображаются гештальтпсихологами следующим образом. Если перед человеком находится фигура на определенном фоне, то в мозге возникают два по-разному возбужденных электрических поля. Вне общей границы фигуры и фона (т.е. контура фигуры) возникает одна концентрация регулирующих ионов, а внутри — другая. В результате на границе между двумя по-разному заряженными полями возникает электродвижущая сила, которая резко отделяет замкнутую зону остальной части поля. Это отделение одной части поля от окружения изоморфно факту восприятия фигуры на определенном фоне. Если человек воспринимает перед собой несколько объектов, то это выделение объектов является, по словам Келера, «общей чертой зрительного опыта и его кортикального дубликата».

Если фигура воспринимается как все более похожая на фон, это означает, что электродвижущая сила на границе двух полей является слабой.

Большое внимание гештальтпсихологи уделяли явлению транспозиции. Оно заключается в том, что изменение абсолютных характеристик элементов, которые входят в любую конфигурацию, не изменяет восприятие этой конфигурации, если отношения между элементами остаются неизменными.

С точки зрения гештальтпсихологии человек или высшие животные способны к неожиданному, не подготовленному предыдущей аналитической деятельностью пониманию существенных отношений в проблемной ситуации. Механизм такого мгновенного понимания якобы абсолютно подобен механизму воспринимаемого стробоскопического движения: мы видим определенное отношение (движение) между двумя зрительными раздражителями, движущихся друг за другом. Таким же образом мы непосредственно видим причинно-следственные связи между целью и средством ее достижения, находящимся неподалеку. Цель и средство будто сближаются в феноменальном поле, и живому существу лишь остается на практике осуществить то, что оно «увидело».

Для обозначения такого «схватывания», понимания отношений между предметами в гештальтпсихологию был введен термин «инсайт». Это положение о созерцательном схватывании сущности вещей с помощью самоуглубления в сознание. Эту способность к открытию абсолютной истины без предварительного практического контакта с вещами и даже без предварительной мыслительной работы Гуссерль в свое время назвал врожденной способностью человека, не зависящей от полученных знаний.

Наблюдая за поведением обезьян в проблемных ситуациях, требующих от животных использования орудий для добывания удаленных предметов, Келер пришел к выводу, что антропоиды обладают разумным поведением и способны к инсайтам того же рода, что и человек. Эта разумное поведение возникает внезапно. Для него характерен в высшей степени направленный замкнутый в себе процесс, резко отдаленный от всего, что ему предшествует, благодаря внезапному возникновению. Вместе с тем этот процесс, как целое, соответствует структуре ситуации, объективному отношению ее частей. Утверждается, что решения задач возникают независимо от предварительной деятельности животных. Этому разумному решению Келер противопоставляет решения путем проб и ошибок, когда животное случайно натыкается на необходимое действие, движение и тому подобное.

Механизм разумного решения, по Келеру, заключается в том, что в зрительном поле животного существенные элементы ситуации образуют единое целое, гештальт. Элементы ситуации, входя в этот гештальт, получают новое значение, в зависимости от места, которое они занимают в гештальте, подобно тому, как звук, входящий в мелодию, определяется тем местом, которое в ней занимает.

Дальнейшее развитие на основе гештальтпсихологии теория мышления получила в работах М. Вертгеймера.

См. также:

Понятие гештальта
Принципы гештальтпсихологии. Курт Коффка
Гештальтпсихология как направление психологической науки
Гештальтпсихология и ее отличия от бихевиоризма. Понятие изоморфизма

Роменець В.А. Маноха И.П. История психологии XX века. — Киев, Лыбидь, 2003

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов