.
  

Психология мазохизма и «Завещание Каина».
Леопольд фон Захер-Мазох (1836-1895)

Леопольд фон Захер-МазохТермин «мазохизм» происходит от имени автора широко известных произведений Леопольда фон Захер-Мазоха. А ввел его в специальную литературу по вопросам половой патопсихологии австрийский психиатр Рихард Краффт-Эбинг.

Л. Захер-Мазох родился во Львове в семье начальника полиции. Его отец был из древнего испанского рода, осевшего в империи Габсбургов. Его мать (по другим источникам — кормилица) была по происхождению русинкой (украинкой). Поэтому в автобиографии Захер-Мазох неоднократно говорит о себе как об «украинце по матери». Мазоха еще называли «малороссийским Тургеневым» за многочисленные произведения на тему украинской и российской истории. В его книгах тесно переплетались фольклорные, исторические, политические, мистические, эротические и национальные мотивы. Все это создавало «определенную характерологическую туманность, подставленную под удары кнута» (Ж. Делез).

Переживания личной жизни Захер-Мазоха, который получал сексуальное наслаждение от подчинения физическому и эмоциональному насилию со стороны женщин, нашли свое отражение в романах «Разведенная женщина» (1870) и «Венера в мехах» (1870). Они носят во многом автобиографический характер. В их основу легли отношения писателя с Анной фон Коттвиц и Фанни фон Пистор.

«Никогда не чувствуй себя в безопасности рядом с женщиной, которую любишь»
Л. Захер-Мазох

Тема издевательства властной и деспотичной женщины над слабым и покорным мужчиной постоянно возникает и в других произведениях Захер-Мазоха. Поэтому в 1886 г. венский врач-невролог Крафт-Эбинг называет сексуальную патологию, которая характеризуется получением удовольствия от боли и подчинения, мазохизмом.

Он понимает под этим термином «своеобразное извращение психической половой жизни, состоящее в том, что субъект на почве половых ощущений и побуждений находится во власти того представления, что он должен быть вполне и безусловно порабощен волей другого лица, что это лицо должно обращаться с ним, как с рабом, всячески унижая и третируя его. Представление это носит окраску сладострастия, и индивид, одержимый им, постоянно рисует в своем воображении картины, имеющие своим содержанием всевозможные ситуации вышеупомянутого характера».

Захер Мазох
Мадам Фанни Пистор и кавалер Захер-Мазох

Лица, подверженные мазохизму, далеко не всегда стремятся к тому, чтобы в действительности испытать физическую боль. Сущность заключается в сладострастном сознании своей подчиненности воле другого лица, а мысленное или реальное насилие с его стороны является лишь средством для достижения такого чувства.

Биографию Леопольда фон Захер-Мазоха написал французский философ Жиль Делез. Последний является автором глубокого исследования феномена мазохизма, где в частности поднят вопрос о тесной связи садизма и мазохизма, к которому многократно обращались психоаналитики — от Зигмунда Фрейда до Эриха Фромма.

С детства Мазох проявлял черты характера, которые впоследствии стали чертами личности героев его произведений. Главный труд Захер-Мазоха — цикл романов под названием «Завещание Каина». Каждая работа соответственно была посвящена любви, собственности, деньгам, государству, войне и смерти. Но завершены были только первые две части произведения. Делез отмечал, что название «Завещание Каина» должно было представлять наследие преступлений и страданий, отягчающие человечество. Он также считал, что Мазох имел своеобразную способность «десексуализировать» любовь и «сексуализировать» всю историю человечества.

Через противоречивые оценки связи садизма и мазохизма, «вместо диалектики, которая спешит совместить противоположности», Делез предлагает обращаться к такой критике, к такой клинике, которые способны раскрыть как настоящие дифференциальные, так и художественные своеобразия этих феноменов.

«Меха придают женщине нечто властное. Женщина, носящая меха — ни что иное, как большая кошка»
Л. Захер-Мазох

Одно из писем Захер-Мазоха, помеченное 1888 г., имеет своим девизом изображение пышной женщины с властным выражением лица, наполовину лишь закутанной в шубу, с бичом в руке, которая как бы протянута для удара.

В другом своем письме он утверждает, что «страсть играть роль раба» сильно распространена, в особенности среди немцев и русских. В письме сообщается история одного русского вельможи, который любил заставлять нескольких красивых женщин связывать его и осыпать ударами бича. Однажды он встретил молодую красивую француженку, которая в такой степени воплотила в себе его (садистский) идеал, что он взял ее с собой на родину.

Существуют договоры Мазоха с Фанни фон Пистор, а также Вандой фон Дунаевой (литературный псевдоним Авроры фон Рюмслин, первой жены писателя). В этих договорах дано концентрированное выражение сущности мазохизма в форме своеобразных жизненных документов, обязующих обе стороны четко придерживаться определенных правил поведения.

Первой особенностью отношений, которая там зафиксирована, является «добровольное» рабство, скрепленное честным словом, на срок до шести месяцев. Захер-Мазох обязуется безусловно выполнять все желания и приказы Ф. фон Пистор. Со своей стороны, она обязуется не задевать в своих отношениях с Мазохом статус его личности, особенно то, что касается человека и гражданина, не вмешиваться в его литературное творчество. По договору отношения сводятся лишь к половым взаимоотношениям. И здесь Фанни требует полной покорности, в отступлении от которой она может наказывать «своего раба», как ей заблагорассудится. Он отвечает только рабской покорностью, а все, что она делает с ним, следует воспринимать как замечательный подарок. Со стороны Мазоха нельзя иметь никаких претензий на взаимную любовь, никаких соответствующих прав. «Фанни фон Пистор (участница договора) обещает как можно чаще носить меха, особенно тогда, когда она обнаруживает жестокость». Незаметно, бессознательно для договаривающихся сторон, вступает в силу определенный фетишизм.

Венера в мехах
Иллюстрация к «Венере в мехах»

Другой договор начинается с обращения «мой раб». В нем четко сформулированы условия, которые могут быть определены как мазохистские.

«Условия, на которых я принимаю вас и терплю рядом с собой, таковы: полный и бесспорный отказ от собственного «я». Кроме меня у вас не может быть никакой свободы. В моих руках вы — слепое орудие, которое беспрекословно выполняет все мои приказы. В случае, если вы забудете, что вы раб, и прекратите проявлять по отношению ко мне несомненную покорность во всем, мне предоставляется право наказывать вас, как мне заблагорассудится ».

Все, чем я могу для вас принести радость или осчастливить, есть моя милость, и только так должна вами с благодарностью восприниматься. Перед вами нет у меня никаких долгов, никаких обязанностей.

Вы не можете быть мне ни сыном, ни братом, ни другом, ничем, кроме как рабом, что простерся ниц.

Подобно вашей плоти мне принадлежит также и ваша душа, и как бы вы из-за этого страдали, вы должны все же покорить моей власти все свои чувства, все свои ощущения.

Я позволяю себе наибольшую жестокость, и даже если я вас уничтожаю, вы несете это без каких-либо обжалований. Вы должны работать на меня, как раб, и если я тону в роскоши, а вас заставляю прозябать, терпеть невзгоды и топчу вас ногами, вы без ропота должны целовать ногу, которая топчет вас .

Я могу вас в любой момент выгнать, вы же без моей на то воли никогда не можете оставить меня, и если от без меня убежите, то вы признаете за мной власть и право привлечь вас к смерти с помощью всех пыток, которые только можно представить.

Кроме меня вы не имеете ничего, я для вам все — ваша жизнь, ваше будущее, ваше счастье, ваше несчастье, ваша мука и ваша сладость.

Все, что я хочу, хорошее или дурное, необходимо выполнить, и если я буду требовать от вас преступления, вы должны подчиняться моей воле и стать преступником.

Ваша честь принадлежит мне, как и ваша кровь, ваш дух, ваша рабочая сила, я — обладательница вашей жизни и смерти.

Когда вы не сможете больше выносить моего господства, когда цепи станут для вас слишком обременительными, тогда вы должны убить себя сами, свободу я вам не верну никогда.

Своим честным словом я беру на себя обязательства быть рабом госпожи Ванды фон Дунаевой, именно так, как она этого хочет, и без колебаний повиноваться тому, какой приговор она мне вынесет.

Д-р Леопольд кавалер фон Захер-Мазох.

«Венера в мехах».

Рихард Краффт-Эбинг приводит этот договор в своей известной работе «Половая психопатия».

Он пишет, что изучение мазохизма должно прежде всего исследовать, что в этом феномене является главным, существенным. А что — второстепенным, несущественным. Определяющим признаком в мазохизме служит стремление к безграничному подчинению себя воле другого лица (при садизме, наоборот, безграничное порабощение этого лица). Причем это подчинение сопровождается сладострастными половыми ощущениями вплоть до развития оргазма. Второстепенную роль играет сам способ, каким проявится это подчинение или порабощение, найдет ли оно выражение в одних символических актах, или же одновременно будет существовать и влечение к перенесению страдания от лица другого пола.

Рихард фон Крафт-Эбинг
«Половая психопатия» — российское издание, 1909 г.
Рихард фон Крафт-Эбинг, 1891 г.

Главное в понимании феноменов мазохизма и садизма — их духовная природа. Порабощение происходит с бессознательным использованием психологических механизмов, а не путем физического принуждения. Однако личность проявляет при этом определенное ограничение, определенную незрелость, хотя достичь зрелости, не становясь личностью, невозможно.

Первым следствием первой встречи людей стало порабощение. Оно проявляется взаимно. Хотя и говорят, что один при этом выступает как поработитель, а другой — как порабощенный, отношения я между ними укладываются в знаменитую структуру, гениально проанализированную Гегелем в «Феноменологии духа». И здесь психология имеет свои интересы. Для того чтобы люди зависели друг от друга, должна быть единая основа этой зависимости — то, что их объединяет. Самым естественным влечением в этом деле является половая страсть, в которой оба проявляют абсолютную зависимость, ведь каждый представляет для другого человека-партнера. Это то, что идет «от естественных» влечений. И здесь страсть в равной степени поражает обоих. Таковы в их трагедийности судьбы Ромео и Джульетта.

«Истинно любить можно лишь то, что стоит выше нас».
Л. Захер-Мазох

Однако над этой естественной страстью возвышается психологическая надстройка — личность, которая имеет свои интересы в естественной зависимости. Главным нервом личности, который определяет ее поступки, есть добродетель, достоинство. Как только человек поднимается до уровня личности и одновременно бессознательно находится в зависимости от страсти, он чувствует, какой шаткой и неуверенной является его надстройка — личность, которая остро переживает свою зависимость от индивида другого пола. В этом противоречии, которое возникает в переживании личной независимости и одновременно в ощущении зависимости, человек видит реализацию своего достоинства в личностном доминировании над другим, порабощенным страстью. Последняя держит свое достоинство в полном самоподчинении индивиду, самоотверженном слиянии с ним, достигая тем самым эффекта подъема над обыденным уровнем и достижением в таком слиянии статуса личности поработителя.

В юношеском возрасте (пусть это будет ранняя юность) человек познает (и находит!) свой идеал. Идеал уже сформирован в воображении и в него легко подставлять любой реальный образ человека, любую Дульсинею Тобосскую. Образ Дон Кихота в этом отношении является ярким прототипом зависимости, о которой теперь идет речь, хотя в целом этот образ выходит далеко за пределы идеи самопорабощения. Если свести, понизить образ Дон Кихота к узкой зависимости, это и будет отношение, которое используется в специальной и даже популярной литературе под названием «мазохизм».

Памятник Мазоху, Львов
Памятник Л. Захер-Мазоху во Львове

Стремление человека к собственному порабощению не обязательно связано с половыми влечениями. Еще подчеркивают стремление человека (и ищут соответствующие мотивации) к самоутверджению, самореализации, но также и влечения противоположные — потерю интереса к такой самореализации. Речь идет не о специфическом удовольствии от такой потери, а больше о том, что человек лишен напряжения жизни, ответственности перед собой принимать решения. Перед ним есть определенная доминанта, и он подчиняет доминанте все свое существо, чтобы взять какую-то дань от другого лица. При этом определенные стороны своего существа человек оставляет для самостоятельной деятельности и самореализации, о чем специально указывается при подписании договора между Захер-Мазохом и Вандой фон Дунаев.

Однако непосредственный смысл мазохизма, возможно, заключается в том, что человек стремится с помощью других ощущений усилить ощущение половое, которое в этом случае становится доминантой, а другие ощущения, какими бы сильными они были, обретают свойства субдоминантных, унифицируются под половую сферу, которая становится абсолютизированной.

Источники:

  1. Роменець В.А. История психологии XIX-XX века. — Киев, Лыбидь, 2002
  2. Крафт-Эбинг Р. Половая психопатия. — М.: Книжный Клуб, 2013
Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов