.
  

© Владимир Веселов

 Совсем не простое кино
(Наш ответ Чемберлену)

Долгое время молчавший российский кинематограф наконец можно поздравить с заметным оживлением. С недавнего времени здесь начали снимать хорошие фильмы, популярные и у критиков, и у зрителей. Появилось культовое кино, которого на постсоветских экранах не было уже очень давно. Появились и начали плодиться с невероятной скоростью сериалы различных жанров: от боевиков и триллеров до юмора и мелодрамы. С чем можно связать это внезапное возрождение? Только ли с тем, что российские режиссеры вдруг внезапно устыдились своего коленопреклоненного положения перед Голливудом и решили тряхнуть стариной или же здесь существую и иные мотивы?

Иногда они возвращаются…

Еще совсем недавно даже не специалисту было понятно, что российский кинематограф находился на стадии крайнего упадка. С развалом СССР была практически уничтожена система проката, а государственное финансирование сведено к минимуму. Все это привело к тому, что кино- и телеэкраны заполнила голливудская продукция и российские фильмы сомнительного качества и содержания, снятые на деньги независимых продюсеров. И как следствие этого, российский кинематограф стал способом быстрого отмывания денег и сразу же перестал выполнять одну из главных своих функций — пропагандистскую. Не зря в Советском Союзе кино являлось «одним из важнейших искусств»: добротно снятые по заказу государства фильмы наполняли души советских граждан патриотизмом и демонстрировали «правильные» взгляды на жизнь в любой момент истории. И вот в одночасье эта машина ударила по тормозам и остановилась. Новой, демократической власти России было не до пропаганды. Может наверху решили, что такой диалог с обществом — позорный пережиток тоталитарного прошлого, а может они были слишком заняты «выходами из кризиса» и преодолением прочих неприятностей.

Панацея от позора

А между прочим, стыдиться тут абсолютно нечего — «самое демократичное из обществ», американское, вовсю пользуется этим приемом. Практически в каждом американском фильме можно отыскать нескрываемое восхищение американской нацией (спасшей весь мир от инопланетян, метеоритов, немецко-фашистских захватчиков, смертельных вирусов и прочих немелочных неприятностей), замешанное на ура-патриотизме. Как бы то ни было, в России же общение власти с народом было практически полностью перенесено на телеэкраны и в газеты. Именно оттуда шло разъяснение «курса нации», а кино- и телеэкраны заполнили низкопробные российские «шедевры» или голливудская продукция, так что людям только и оставалось — смотреть старые советские фильмы, вздыхать и ностальгировать. И неизвестно, вспомнили бы о кино вообще, если бы в стране не произошли определенные события. Русские вдруг с удивлением поняли, что они уже не одна из влиятельнейших в мире наций. Неспособность России отстоять свои политические и экономические интересы больно ударила по национальному самосознанию граждан. А после первой чеченской военной кампании всему миру была продемонстрирована несостоятельность того, чем издревле гордилась Россия, — вооруженных сил. Государству потребовалось срочно «поднимать свой рейтинг» и восстанавливать подмоченную репутацию. На фоне этих событий в России стало стремительно развиваться такое явление, как информационные войны, в которых нашлось место и забытому всеми российскому кинематографу.

Кино как носитель национального менталитета

Упрощенное определение информационной войны таково — это способ борьбы с противником, направленный на достижение превосходства при помощи любого вида информации.

Именно осознание того, как много может дать верно поданная информация, помогло российским военным через некоторое время с успехом победить во второй чеченской войне. Российский и мировой обыватель был пропущен через тщательно проработанный информационный фильтр, и кино здесь сыграло не последнюю роль.

Одним из «наставников» российской кино-информационной войны, по моему мнению, следует считать известного писателя-сатирика Михаила Задорнова. Я не знаю, осознанно или нет, но в своих произведениях он вывел некую беспроигрышную формулу отношения русского человека к окружающему миру. Наверняка все видели его выступления и отметили, что главная тема многих его монологов — находчивость русской нации, ее превосходство не в материальном, а в духовном плане. Посмеявшись над собой на его концертах, зритель, в то же время, ощущал прилив гордости от того, что он не американец или француз, а русский.

Эту формулу и взяли на вооружение в предстоящей инфо-войне российские киношники. Первой ласточкой нового идейного кинематографа стал фильм «Особенности национальной охоты». Фильм моментально получил почетное звание «народного» и культового. Вслед за ним вышла серия фильмов, которые можно было бы объединить и назвать «Национальными особенностями», ибо все фильмы активно демонстрировали эти самые особенности в различных сферах жизни: «Особенности национальной рыбалки», «Брат 1-2», «ДМБ», сериалы «Менты»/«Убойная сила» и «Агент национальной безопасности», народные мелодрамы «Любить по-русски» и «Мама», «Барак» и «Блокпост». Эти разные по жанрам фильмы объединяет одно — они пропитаны демонстрацией «русского подхода» или, иначе говоря, «русской идеей». Именно это делает их чрезвычайно популярными среди зрителей, которым надоело смотреть, как американцы по-американски решают американские проблемы. Здесь же все свое: и родные герои, и знакомые проблемы, и подходящий способ их решения.

Фильмы «Брат» и «Брат2» стоит выделить особо. На сегодняшний момент они являются квинтэссенцией русской идеи на экранах, при этом не скатываясь к пошлой и бессюжетной пропаганде и агитации. В особенности это касается фильма «Брат2», который некоторые поспешили называть гимном русскому нацизму. Скорее всего, это не совсем верно, но, как бы там ни было, именно в этом фильме перед доверчивым зрителем начинает формироваться новый образ потенциального врага, а главный положительный герой может без проблем присваивать себе титул «Героя нашего времени».

«Свой своему поневоле брат»

Фильмы «Брат» и «Брат 2», снятые режиссером Алексеем Балабановым, можно назвать ответом очнувшегося российского кинематографа голливудскому «ура»-патриотизму. Наконец на постсоветских экранах появился представитель нового поколения — поколения, прошедшего перестройки и гражданские войны — с претензией на культовость. Он — некий собирательный образ. Данила Багров — эдакая смесь Иванушки-дурачка и Ильи Муромца. Он прошел войну, но не потерял наивности. Он не прожигает жизнь по кабакам и дискотекам, но и не думает исключительно о зарабатывании миллионов. У него есть своя собственная система ценностей, ключевой фигурой в которой является его брат Виктор. Можно сказать, что фильм — это экранизированная пословица «Все люди — братья». Правда режиссер несколько сменил формулировку: «люди» заменил на «русские люди». С его легкой руки Данила стал братом для всего русского народа, его немногословным защитником, заступником и олицетворением.

А кто же Даниле не брат? Очень просто — это тот, за кем «правды нету». Пропагандистская машина заработала в поисках потенциальных врагов. И вот оптический прицел наведен — в «Брате1», наслушавшись слезливых, но не совсем правдивых, речей брата о том, как кавказцы притесняют русский народ, Данила на всю страну безапелляционно заявляет «Не брат ты мне, гнида чернож**ая». Обыватель, сидя перед телевизором, доволен, это совпадает с его собственными скрытыми антипатиями. Ну а для большей конкретности Данила убивает лидера кавказской мафиозной группировки по кличке Чечен — чтоб уж всем было понятно, в чей огород камень.

У Данилы, правда, есть еще и внутренние враги — местные мафиози. Но война с этими «не братьями» остается фоновой, поскольку и сам Данила, и его брат Виктор, работавший киллером, занимаются отнюдь не законопослушными делами, да и борьба эта, по существу, бесперспективная. Она будет продолжена и во второй части фильма, поскольку организованная преступность — это бич и неотъемлемая часть современной России.

Еще в фильме есть живущий на «дне», но довольный такой жизнью, философ Немец и представительница «нового» поколения наркоманка Кэт. Данила не чурается ни тех и не других: может с бомжами на кладбище выпить самогона, послушать мнение Немца о том, что «город — это страшная сила», и сходить с Кэт на дискотеку, «оттопыриться» и покурить травку. Все это не мешает, однако, ему без лишних эмоций перестрелять десяток братков, которые наехали на его брата, и, прихватив их деньги, уехать из Петербурга. Под музыку «Наутилуса» Данила отправляется в Москву, ведь, как говорил Виктор, «В Москве вся сила, брат!»

Песней фильма не испортишь!

Кстати о музыке. Саундтрек к «Брату1» состоял почти исключительно из песен Бутусова. Данила, сам поклонник «Нау», говорит, что именно такую «настоящую» музыку слушают на войне. Это кажется символичным на фоне сегодняшнего возрождения интереса молодежи к рок-музыке — Россия находится в неком осадном положении. В первой части фильма возданы почести старожилам русского рока: Данила случайно попадает на вечеринку, на которой присутствуют Бутусов, Настя, Чиж, которые собрались в обычной квартире, чтобы поиграть на гитаре и спеть свои песни. И Данилу оттуда никто не гонит, тем самым демонстрируя близость исполнителей рок-музыки и слушателей.

Саундтрек к фильму «Брат2» стал практически первым профессионально сделанным российским саундтреком. В сборник вошли молодые прогрессивные рок-группы, и это взаимно подогрело интерес и к фильму, и к русскому року. В рамках промоушн-акции «Брата2» в Москве состоялся концерт, который посетило огромное количество молодежи. Кстати, именно этот концерт стал поводом говорить о фильме, как о проповеднике националистических идей. Многие обозреватели российских газет говорили, что концерт был похож на сборище нацистов, а лейт-мотивом шоу стал лозунг «Долой Америку». Ведь именно Соединенные Штаты выбрал Данила своей мишенью в «Брате2».

«Вот уроды…»

Данила еще в «Брате1», общаясь на вечеринке с негром, говорит ему: «Скоро всей вашей Америке кирдык». И вот режиссер Алексей Балабанов решил, что это время настало. В фильме «Брат2» Данила сам отправляется в Штаты, чтобы показать «кто есть who». Досталось всем: русским бандитам и американцам, неграм и украинцам.

Данила Багров выходит на международный уровень. Балабанов снял второй фильм с претензиями на философский боевик, в котором нашел себе новых идеологических противников. Это качественно сделанный фильм-агитация, похожий на плакат «А ты записался в добровольцы?» На протяжении всего сюжета зрителю доказывают, что Америка — это нехорошо. Сюжет фильма знают все, и могут только с интересом наблюдать, как эта нехитрая мысль всплывает то тут, то там. Дети на утреннике сразу после патриотического стишка про родину поют песню «Прощай, Америка», Салтыкова со знанием дела заявляет, что в Америке ей не понравилось и делать там нечего, там «все просто так, кроме денег». Да и что там может нравиться, когда почти все американцы — либо негры-гангстеры, либо бизнесмены-мафиози, а Брайтон — не слишком дружелюбное место, где люди, говорящие с сильным одесским акцентом «Мы, русские, друг друга не обманываем», продают тебе сломанный автомобиль, русский таксист голосом Жириновского спешит сообщить, что ты тут никому не нужен. Короче, портит заграница хороших людей: брат Данилы Виктор предпочитает американскую тюрьму возвращению домой, а брат-близнец Кости Громова несмотря на внешнюю схожесть внутри оказывается «гнилым» человеком.

Правда Данилу это не очень расстраивает: он приезжает, чтобы отомстить за смерть друга и восстановить справедливость, что к удовольствию зрителей и делает. Можно только поражаться, с каким хладнокровием он вершит свое правосудие. Ни один голливудский фильм не позволил бы себе снять фильм про киллера, который убивает всех без разбора и после этого спокойно и без тени раскаяния оправляется домой. Русские — позволили, поскольку им пока еще плевать на пресловутую политкорректность. По существу, американцы для Данилы просто мишени, что и было замечательно продемонстрировано в сцене перестрелки в ночном клубе, снятой в стиле компьютерной игры. Данила стреляет даже не задумываясь — а вдруг это просто подсобный рабочий, у которого дома жена и трое детей (кстати, специально для тех, кому понравилось «мочить» американцев, была выпущена компьютерная игра «Брат: Обратно в Америку»). Негра-сутенера Данила убивает сразу после последнего куплета трогательного детского стишка, заканчивающегося словами «Всех люблю на свете я». Отношение к Штатам демонстрирует одна сцена в аэропорту: американцы пускают в страну Виктора, который уверяет, что приехал на симпозиум программистов и при этом вообще не говорит по-английски. Крылатая фраза: «Сенкью вери мач» произнесена им с улыбкой в лицо таможенника, но чуть погодя он добавляет «Вот уроды…».

Режиссер обосновал такие действия своего героя очень просто: Данила может себе это позволить потому, что у него есть «правда», которая делает его сильнее. А раз есть правда, значит есть право. Эдакий новый вариант предупреждения «Кто на нашу землю с мечом придет, тот и на своей земле погибнуть может». Апофеозом фильма можно назвать разговор Данилы с американцем. Да, признает Данила, у тебя больше денег и ты можешь многое купить, но правды у тебя нет, поэтому деньги силы тебе не прибавят. И американец плачет и согласно кивает, тем более, что у Данилы в руках очень весомый аргумент — пистолет. Что и требовалось доказать. И себе, и зрителям.

Два брата, Данила и Виктор, приехали в Америку. Виктор поддался «тлетворному влиянию Запада» и остался поверив в «американскую мечту». А Данила и его новая знакомая с чувством выполненного долга садятся в самолет и летят домой, заказав себе сто граммов водки. Бутусов проникновенно поет: «Гуд бай, Америка…» К чему призывает песня? Перестать делать из Америки идола, рай на земле! Этого же добивается и Балабанов, объясняя устами своей героини: «Никому здесь не интересно, как у тебя дела» и «Все здесь просто так, кроме денег».

Некоторым, чтобы понять, что Америка уже давно не является объектом для подражания, понадобилась неадекватная реакция США на события 11 сентября 2001 года, некоторые поняли это после последних Зимних Олимпийских игр, а некоторым было достаточно посмотреть фильм «Брат 2».

Имя им — легион...

Многие новые фильмы заняли достойное место в той информационной войне, которую ведет Россия в настоящее время. Их популярность чаще всего просчитана заранее, а сюжет демонстрирует то, что хочет и должен увидеть зритель. Из этих фильмов «Брат 2» можно назвать лишь первой (и наиболее качественной) каплей той волны национально-идейных картин, что обрушилась на абсолютно не подготовленных россиян. После выхода в свет, «Брат 2» вызвал множество споров, но сумел завоевать народную популярность, выработал ряд стереотипов и образов (что от него и требовалось), что автоматически обеспечило ему ряд продолжений и подражаний, к сожалению не всегда таких же качественных. Машина пропаганды, так долго стоявшая на месте, получила новый заряд топлива в виде кровавых кавказских конфликтов, и теперь с жадностью принялась за работу, выстреливая однотипной продукцией, столь желанной для российской публики, страждущей восстановления былой гордости. Оставив американцев скорбеть над порушенными небоскребами (правда, в Интернете появилась неполиткорректная шутка — мол «не наш ли Данила переборщил?»), режиссеры вновь вернулись к кавказскому конфликту и занялись им всерьез. Если в реальной жизни при различных происшествиях поиски так называемого «чеченского следа» иногда заходят в тупик, то в кинопродукции он прослеживается и поддерживается с особой тщательностью. Телеканалы заполонили передачи, документальные и художественные фильмы, телесериалы, за которыми незримо, но вполне ощутимо, присутствует тень Брата — эдакого Ильи Муромца, вставшего после долгой спячки, и теперь сметающего все на своем пути.

Вот лишь небольшая часть этого идейно-окрашенного потока, в который погрузили зрителей российские каналы: всем знакомые и любимые герои детективного сериала «Убойная сила» одели бронежилеты, взяли в руки «Калашниковы» и, вместо родного Петербурга, отправились патрулировать территорию Чечни.

Герой Федора Бондарчука по кличке «Пасечник», бывший спецназовец, тоже не усидел на месте и отправился туда же, дабы наказать бывшего друга, перешедшего на чужую сторону. Впрочем, сюжет в сериале «Мужская работа» не столь важен. Главное, что он дал возможность продемонстрировать, наверное, все известные идейные клише и стереотипы. Тут вам и злобные чеченские командиры, и продажные западные журналисты, и богатый арабский шейх-спонсор терроризма, и, даже — обратите внимание — девушки-наемницы из Латвии. Машина российской пропаганды перестала «тихонько намекать» — крупным планом по телевизору показали, кого надо любить, а кого ненавидеть. Чтобы урок был лучше усвоен, на экране под песенку «народного мужика» России Николая Расторгуева «Давай за нас» появляется новый супер-пупер сериал «Спецназ», в котором крепкие русские ребята обьясняют «who is who».

Ну и конечно на горизонте снова появился Алексей Балабанов, этот «злой гений» российской неполиткорректности. Его новый фильм-провокация «Война» тут же вызвала шквал самых различных оценок — от недоумения до полного восторга. Сюжет прост: русский солдат Иван (!!!) попадает в чеченский плен. Там же оказываются английские журналисты — муж и жена. Мужа чеченцы отпускают, чтобы он нашел деньги на выкуп, а Ивана выпускают, потому что за него денег все равно не получить. И вот тогда англичанин предлагает Ивану за деньги вернуться в Чечню и освободить его жену. Сторонники тактики «выжженной земли» потирают руки — выстрелы, взрывы, горы трупов, героизм и предательство — Балабанов с полной ответственностью заявляет, что его фильм предельно реалистичен. И этот реализм — это именно то, что сейчас необходимо ведущим политическим силам России, чтобы показать: «В Чечне у нас все под контролем! Победа будет за нами!»

Можно бесконечно долго спорить, заслужена ли популярность этих фильмов и насколько велика их художественная ценность — но этот спор мы оставим кинокритикам. Нам же стоит признать, что в данном случае мы имеем дело с грандиозной PR-акцией, работающей с агитационным материалом, с помощью которого Россия может поднять «боевой» дух своих граждан и необходимым образом отпозиционировать привлекающий внимание всего мира кавказский конфликт. И еще одно значение этих фильмов в том, что их появление свидетельствует о новом возрождении интереса государства к кинематографу как к способу общения с массами и демонстрации общегосударственных приоритетов.

«Advertising & PR motion», (г. Рига)

© Владимир Веселов, 2003 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов