.
  

Георгий Почепцов о своей книге «Мерлин, Супермен и Гарри Поттер»

Недавно в Киеве, в помещении киевского книжного магазина «Е» состоялась презентация новой книги Георгия Почепцова — профессора, доктора филологических наук, заслуженного журналиста Украины и автора многочисленных книг. В девяностые годы он был известным автором книг в жанре фэнтези для детей и юношества, а сейчас является известным специалистом в вопросах феномена «цветных революций», информационных войн, маркетинга и массовых коммуникаций. Новая работа Почепцова посвящена проблеме конструирования нематериального мира в массовой культуре, созданию социальных систем при помощи оперирования развлекательным стилем в виртуальном и информационном пространстве. Предлагаем вашему вниманию конспект этого события и передаем слово самому автору — часто противоречивому и неоднозначному.

Эмир Кустурица в одном из интервью говорил: если ХХ век был веком кино, то ХХ — это век сериалов. И именно они лучше управляют нашими головами. Весь процесс производства фильма, вместе с раскруткой, занимает около четырех лет. Представьте себе — это значит, что нужно предвидеть заранее, что будет актуально через четыре года! Например, я читал одну статью — больше, к сожалению, не мог на нее выйти — в ней говорилось о киносценарии Голливуда. Статья была 2008 года, когда наступил мировой экономический кризис, и там говорилось что, поскольку у нас сейчас кризис, то в дальнейшем людям нужны будут комедии, развлекательные фильмы, что-то веселое — никаких драм! То есть люди вычислили, что нам будет нужно в 2012 году, и что — не потребуется. То есть, это такое «управлением вперед» нашими головами.

Георгий Почепцов, презентация

Недавно я ознакомился со списком десяти современных успешных сериалов. Восемь из этих десяти сериалов крутятся у нас. О чем это говорит? О том, что если есть экономический интерес, продукт обязательно сюда войдет.

То же самое и с книгами. Ничего нет нового в литературе — она никому не нужна, даже научная. Когда мы досрочно получаем американские переводы, то радуемся, как дети. Я не люблю фразу о том, что мы «первыми перевели Гарри Поттера» — потому что первыми надо что-то писать самим, а если ты первым перевел — это вторичность принципиальная. А радость от того, что мы на неделю перегнали Россию — это фальшивая радость. Надо создавать свой продукт.

Это неправда, которой нас кормят, что у нас невозможно создать свой телесериал. Вот, например, Эстония создает свой собственный сериал. А Эстония — это где-то как Шевченковский район города Киева. Представьте себе, если бы Шевченковский район имел свой язык, удерживал собственные издательства, телекомпании, кинокомпании, собственное посольство. А у нас 45 миллионов населения не могут дать свой продукт. Мы вот эти непонятные тысячные тиражи печатных книг — непонятные для многомиллионной страны.

Гутенберг когда-то напечатал триста Библий. Вот мы сейчас движемся к этому уровню, еще немного — и мы тоже будем печатать эти условные «триста экземпляров» и говорить, что мы наконец чего-то достигли.

Сфера виртуального приносит большую прибыль, шаг за шагом. Это та сфера, как мне кажется, в которой была выиграна холодная война. На уровне идеологии выиграть ее было бы невозможно, потому что эта сфера, что бы там не говорили, охраняется, а на уровне мультфильмов возможно все. Информация, которая могла разрушить страну, шла на уровне мультфильмов. Примечание к сказанному: сейчас математики подсчитали, что идет принципиальное изменение стабильности к нестабильности через 50 лет. Значит, это были 20-е годы, 70-е годы и сейчас мы снова идем к нестабильности. К этому надо готовиться.

Г.Г. Почепцов

Говорят, что приближается смена поколения, которое сейчас у власти, на поколение тех, кто родился и рос в девяностые годы. И это изучается так тщательно и подробно, что у меня закрадывается сомнение, хотят ли они на самом деле эту власть передавать или только хотят привлечь к этой проблеме наше внимание. Чтобы нам так казалось, но реально этого не произойдет.

Вспомним 1968... Чехия, Франция, США, в которых проходили студенческие протестные движения. И как по-разному отреагировала на них каждая страна. Прагу закрыли танками. В Париже провели внеочередные выборы, на которых избрали партию де Голля, против которого, собственно, и были протесты — ибо народ испугался этих протестов: подожженных машин, разбитых витрин. В США было по-другому. В частности исследователь Пауэлл тогда написал: «Мы вкладываем деньги в университеты, а они выпускают бунтарей против нашей системы!» В США решили вложить большие деньги в другие книги, другие типы телепрограмм, другие кафедры — и таким образом из университетов выходили не бунтари, а те, кто хотел заработать миллионы.

Достаточно серьезные исследования сделаны относительно имплементации необходимого поведения — здоровой с точки зрения медицины и эмоциональности — все эти эксперименты проведены, и они работают. Обращаю ваше внимание еще раз, что виртуальное пространство — кинопроизводство, телевидение — способно имплементировать новые модели поведения. Англия начала выпускать книги, которые лечат депрессию!

Современный студент разучился воспринимать сложные тексты, он не способен долго удерживать внимание, потому что «человек Интернета» может прочитать только две страницы — потом он кликает на что-то другое. Люди прилагают усилия, придумывают различные программы и поощрения детей к чтению, и мы с вами — наглядный пример того, что происходит, когда люди перестают читать.

Вопрос из зала: нужно широко рассказывать людям о жизни в информационном обществе, как вы думаете?

Почепцов: у меня такое впечатление, что спасти ситуацию на сто процентов невозможно, можно только разве какие-то ячейки. Наше высшее образование разрушилась, когда рухнула школа. В советской школе было три четких сильных компонента — географический, физико-математический и исторический. А эта «школьная матрица», которая существует сегодня в голове — туда нельзя ничего положить, потому что оно как-то не крепится, какая-то мозаика пошла. У нас сейчас 900 вузов — условно, и мы не способны вытянуть такое количество. Значит, надо вытаскивать 3-5 вузов, потому что для управления страной нужно где-то 2% людей с хорошим образованием. Единственный путь — это возвращение в интернаты, как было раньше, что давют специализированное образование, и содержать при этом 10-15 вузов, не более.

Вопрос из зала: кто сегодня может нести воспитательную функцию?

Почепцов: возможно, надо вернуть семейную часть в воспитание. До этого все время этим занималось государство, забирая ребенка как можно раньше, для того, чтобы "промыть ей мозги".

Вопрос из зала: Какая цель манипуляции сознанием?

Почепцов: если мы не знаем, кто манипулирует, то не способны этого понимать, но поиск должен происходить. Существуют различные теории, объясняющие, условно говоря, наши новости: упал дом, поезд сошел с рельсов, пожар... Смотришь новости, а такое впечатление, что это чрезвычайные новости. Один из ответов написал в своей книге Глеб Павловский. Смотрите, если государство не может заниматься медициной, образованием, наукой — то для чего оно? С его точки зрения, государство продает страхи, и чем ярче демонстрирует, какое страшное то, от чего она нас защищает, — тем становится нужнее нам. «Управление террором» — людям демонстрируют смерть, а они меняют свое поведение.

Почепцов

Вопрос из зала: работаете вы сейчас над детской книгой?

Почепцов: не так давно Москва переиздала одну мою старую книгу «Золотой шар» через 25 лет — удивился: это кто-то помнит! Я получил письмо из рук редактора, в котором он признался, что читал эту книгу своему сыну. Это письмо — как из прошлого. И потом захотелось написать еще. Сейчас тексты есть, и теперь жду шага со стороны издателей. Кстати, Москва издала книгу в такой странной обложке, которую я бы никогда не купил, там изобразили какого-то индуса. Надо быть ненормальным человеком, чтобы купить такую книгу. Но вот интересная вещь: после этого мне писали читатели что-то вроде «книга изменила мое воображение и сделала меня другим».

Вопрос из зала: я на днях осознала, что школа 80-х, где училась я, и современная школа — это совершенно разные вещи, и меня охватил культурный шок. Как произошел этот разрыв и кто его совершил?

Почепцов: я тоже этого не знаю. Возможно, из-за резкого увеличения визуальной коммуникации и переход от вербальной подачи к визуальной оказался страшным: мы потеряли знания. Например, японцы поняли, что их будущее — в головах их детей, они изобрели систему, где три дня троечники и отличники учатся вместе по стандартной программе, а еще в течение трех дней государство дает отличникам курсы, которые они сами хотят изучать. А наша советская модель — это «работа со всеми», попытки всех вытащить.

Вопрос из зала: насколько за последние 20 лет Украина стала частью мирового сообщества?

Почепцов: Во всем мире студенты не читают более двух страниц — и это мировая тенденция. Но с мира можно брать и лучше, и хуже. Так же? Но вы видите, что происходит: не выходят научная книга, научно-популярное телевидение, газеты и журналы — только коммерческий продукт. Одновременная мировая премьера коммерческого американского кино, даже коммерческая еда, вино — кстати, мои студенты, вернувшиеся из Чили говорили, что у нас здесь продается такое «чилийское вино», которого в Чили нету. А наш продукт не может бороться с крепким международным — например, последний в списке тридцати украинских писателей, самых продаваемых, был человек, который за год продал «аж» 440 своих книг в стране с 45 миллионами человек.

Источник: ЧИТОМО

© .,  2013 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов