.
  

© Леон Шерток

Гипнотизирование. Медицинский гипноз

««« К содержанию

7. Медикаментозный гипноз

Использование медикаментов для облегчения индукции гипноза относится к концу XIX в. Chambard в 1881 г. использовал с этой целью эфир или хлороформ в малых дозах. Hallauer, берлинский акушер, в 1922 г. описал способ наркогипноза, который состоит в том, что в начале индукции дают несколько капель хлороформа. Он пришел к этому методу, так как возражал против чистого гипноза, который он рассматривал как неуместное вмешательство.

В 1928 г., когда во Франции гипноз в чистом виде был уже в течение 30 лет в немилости, Brotteaux предложил комбинировать гипнотическое воздействие с введением смеси скополами-на и хлоралозы, называемой скопохлоралозой [Brotteaux, 1936].

К тому времени гипноз стал объектом социального табу и его можно было применять как бы в замаскированном виде — только в сочетании с медикаментами. Brotteaux рекомендует две методики такого сочетания: 1) давать больному лекарства и через 1-2ч после этого, когда он заснет, делать прямое терапевтическое или иное внушение; 2) давать больному лекарство и после того, как он станет сонливым, проводить гипнотический сеанс по всем правилам. После сеанса оставляют пациента спать в течение нескольких часов. Brotteaux подчеркивает, что терапевтические результаты он приписывает этим внушениям, а не только действию медикаментов. По его мнению, действие наркотического средства на 80 % обусловлено сознательным или бессознательным внушением врача. Скопохлоралоза приводит в состояние внушаемости, это очевидно, но последующее действие на психику является результатом влияния врача [Brotteaux, 193 8].

Baruk (1935, 1936) и его ученики, использовавшие скопо-хлоралозу так же, как Brotteaux, в отличие от него верили (как мы уже отмечали в главе 1) в химическое действие назначаемого препарата и пользовались им для усиления проявлений истерии. Brotteaux утверждает, что с помощью его методик ему удавалось использовать гипноз в тех случаях, когда другие методы потерпели неудачу. Но о чем идет здесь речь — о гипнозе или о наркозе? Такой же вопрос ставится по поводу субнаркоза, вызванного барбитуратами при так называемом наркоанализе. Вопрос остается спорным. Horsley (1943) удавалось добиться возникновения гипнотических феноменов (каталепсия, галлюцинации и пр.) во время субнаркоза, вызванного пентоталом. Предполагают, что если состояния гипноза и наркоза частично перекрываются, то в целом они очень различны.

Мы считаем, что между наркоанализом и гипнозом имеется существенное различие в плане психотерапевтических взаимоотношений. Наркоанализ можно рассматривать как «вооруженное вторжение», тогда как в процессе гипнотизирования врач выполняет функцию «вознаграждения». Кроме того, регрессивный процесс при наркозе совершается форсированно и грубо, тогда как в гипнозе он происходит постепенно и позволяет действовать защитным механизмам человека (в виде адаптации или сопротивления).

Сочетание гипноза с введением барбитуратов осуществляется различными способами. Некоторые авторы ратуют за инъекцию пентотала (в малых дозах) с последующим применением техники индукции в фазе засыпания, другие — используют более значительные дозы и приступают к индукции лишь в фазе пробуждения. Таким образом удалось загипнотизировать неподдававшихся пациентов, которые на следующем сеансе смогли впасть в транс без помощи лекарства (60 % в экспериментах Horslay). Некоторые врачи не приступают к гипнозу во время наркоза. Они ограничиваются постнаркотическими внушениями с целью повышения восприимчивости к гипнозу на следующем сеансе.

Пациентам, сопротивляющимся индукции, можно давать за час до начала сеанса слабую дозу снотворного, не доводя до субнаркоза (например, 30 мг нембутала). Такая доза вызовет легкую сонливость, которая в ряде случаев может облегчить индукцию гипноза. Прием лекарства сам по себе играет большую роль. Мы встречали примитивных субъектов, у которых назначение плацебо облегчало индукцию: на следующих сеансах они засыпали под влиянием этого препарата; не требовалось даже применять словесное внушение (см. наблюдение 8).

Специальные приемы гипноза

В терапевтической практике используются различные специальные приемы гипноза, о которых мы говорили в первой части книги. Применение гипноанализа или еще более сложных методов требует от гипнотизера специальной подготовки. Необходимая глубина транса может быть различной. Вызов свободных ассоциаций, внушение фантазий или сновидений могут быть осуществлены на фоне неглубокого транса.

Для проведения других специальных приемов необходимо состояние глубокого транса и, если возможно, состояние сомнамбулизма. Мы рассмотрим далее каждый из этих специальных приемов гипноза.

Свободные ассоциации. Пациенту объявляют, что он должен высказать любые свои чувства, любые мысли, которые придут ему в голову, даже если они ему покажутся смешными или лишенными интереса. Может быть, вначале это ему не удастся, но будет достигнуто в дальнейшем посредством тренировки.

Внушение фантазий или сновидений. Можно внушить пациенту, что он находится в театре. Занавес опущен. Любопытно узнать, что за ним происходит. Пациент воображает, что на сцене перед занавесом стоит человек, лицо которого выражает чрезвычайный страх. Вероятно, он знает, что за занавесом происходит ужасная сцена. Пациент задумается, почему этот человек так испуган, и сам затем проникнется его страхом. Через минуту занавес внезапно поднимется и пациент увидит спектакль, который испугал человека. Тогда он должен будет описать спектакль.

После этого пациенту внушают вновь представить себя в театре, но на этот раз увидеть и описать радостный, веселый спектакль. Эти фантазии помогают понять конфликты больного. Впоследствии можно попросить увидеть сон на заданную тему, затрагивающую его тревоги или конфликтные проблемы. Этот сон он может увидеть во время сеанса или в ночь после него.

Автоматическое письмо. Пациенту во время транса говорят, что он сможет писать, даже не зная что делает его рука. Затем внушают, что ему дадут в руку карандаш, который он положит на лист бумаги. После этого пациенту внушают, его рука будет перемещаться и писать на листе, как если бы ею двигала какая-то внешняя сила.

Ввиду того что написанное будет иметь проблемы и будет зашифровано, пациента необходимо тренировать в истолковании письма. Ему внушают, что он, не просыпаясь, сможет открыть глаза, прочесть и объяснить написанное им. Делают также постгипнотическое внушение, что пациент сможет писать автоматически в состоянии бодрствования. То, что он напишет в этом состоянии, конечно, должно быть предметом разъяснения под гипнозом.

Barber (1962) подчеркивает существующую разницу между ночными и индуцированными сновидениями у загипнотизированных пациентов.

Гипнотический рисунок. Во время транса пациенту говорят, что он может открыть глаза и рисовать все, что захочет, на любую тему. Затем его попросят объяснить значение этих рисунков и, исходя из них, дать свободные ассоциации.

Игровая терапия. Пациенту, у которого открыты глаза, дают множество игрушек и предлагают использовать их, руководствуясь собственной фантазией. Иногда он должен одновременно с этим рассказывать сказки. Данная методика может комбинироваться с регрессией (см. ниже).

Воспроизведение образов. Пациента просят открыть глаза, не просыпаясь, затем ему показывают хрустальный шарик, стакан воды или зеркало. Ему внушают, что, глядя пристально на один из представленных предметов, он увидит сцену, как в театре. Пациенту предоставляют полную свободу в выборе сцены или предлагают связать ее с проблемами, которые его беспокоят. Таким образом удается оживить в памяти забытые впечатления и восстановить сцены, связанные с лицами, игравшими значимую роль в прошлом больного [Muhl, 1923; Prince, 1925, 1926].

Регрессия. Пациента возвращают к его более молодым годам. Существование регрессии остается предметом споров. Некоторые авторы рассматривают эту регрессию как подлинную, но большинство полагают, что загипнотизированные взрослые действуют согласно своему представлению о поведении детей того возраста, который им внушили. Регрессия, совершая «возврат в прошлое» в воспоминаниях пациента, породила методику воскрешения прошедших эмоций. В этом заключается историческое значение гипнотической регрессии, которая привела Janet к открытию метода, названного позднее катартическим. Используя именно методику регрессии у пациентки Мари и внушая ей вновь пережить прошедшее событие, лежащее в основе ее заболевания, Janet осуществил «причинное» лечение. Janet исходил из работ Bourru и Buret как уже отмечалось выше [Chertok, I960].

Существование регрессии оспаривается [Платонов К. И., 1933; Barber 1962; Hadfield, 1928; Reiff, 1959; Young, 1940], тем не менее эта методика широко применяется. Пациентам, у которых очень легко наступает состояние сомнамбулизма, достаточно сказать, что им столько-то лет, и они следуют данному внушению. Но вообще лучше подводить пациента к этому состоянию постепенно. Например, Wolberg, делая внушение пациенту, находящемуся в глубоком трансе, формулирует его следующим образом.

«Теперь сосредоточьтесь полностью на том, что я буду вам говорить. Я вам внушу, что вы возвращаетесь назад, в свое прошлое. Вам будет казаться, что вы вернулись в тот период, который я вам внушаю. Начнем со вчерашнего дня. Что вы делали вчера утром? Что вы ели за завтраком? За обедом? Теперь мы возвращаемся к первому дню, когда вы пришли ко мне на прием. Можете вы увидеть себя говорящим со мной? Что вы чувствуете? Опишите это. Что на вас было надето? Теперь слушайте внимательно. Мы возвращаемся в те времена, когда вы были маленьким. Вы становитесь меньше. Ваши руки и ноги становятся все меньше. Я тот, кого вы знаете и любите. Вам 10-12 лет. Видите ли вы себя? Опишите, что вы видите. Теперь вы становитесь еще меньше. Вы становитесь очень, очень маленьким. Ваши руки и ноги уменьшаются; ваше тело уменьшается. Вы вернулись в то время, когда вы были очень, очень маленьким. Сейчас вы маленький ребенок. Вы вернулись к тому моменту, когда вы впервые пошли в школу. Видите ли вы себя? Кто ваш учитель? Сколько вам лет? Как зовут ваших друзей? Теперь вы еще меньше. Вы намного меньше, гораздо меньше. Мать держит вас на руках. Видите ли вы себя с матерью? Как она одета? Что она говорит?»

Erickson (1938, 1939) описывает две другие методики. При использовании одной из них он начинает перемещать пациента во времени и в пространстве, чтобы затем вновь поместить его в настоящий период его жизни. При применении другой методики [Erickson, Kubie, 1938] он вводит последовательную амнезию, чтобы поставить пациента вне дня, недели, месяца, года, в которых он находится в действительности, прежде чем привести его в предшествующий период.

Индукция экспериментального конфликта. Пациенту объявляют, что во время сна ему напомнят об одном забытом им событии, которое когда-то с ним произошло. Добавляют, что он снова переживет чувства, испытанные им в момент этого события. Затем внушают фиктивную ситуацию, говоря пациенту, что после его пробуждения эта ситуация обусловит (бессознательно для него) его поведение и речь. Реакция пациента на внушенную таким образом фиктивную ситуацию может дать интересный материал, касающийся природы его конфликтов, что поможет в выборе терапевтической тактики. Можно сочетать методику индукции экспериментального конфликта с методикой гипнотических сновидений [Newman, 1960].

С помощью описанных здесь методик и приемов гипноза можно получить интересные экспериментальные данные. Что же касается их терапевтической ценности, то в этом плане они еще не стали объектом точного методологического изучения. Brenman и Gill в 1947 г. писали, что эффективность данных методик в большей мере зависит от того, насколько искусно осуществляется их проведение. По мнению авторов, техника их проведения почти полностью определяется интуицией терапевта. Овладению специальными приемами трудно обучить, они являются практически уникальными феноменами, не связанными с кодифицированной психопатологией, и сближаются скорее с искусством, нежели с наукой. Сказанное в той или иной степени касается всех методов психотерапии, но наиболее справедливо в отношении специальных гипнотерапевтических приемов.

В 1959 г., после 12-летних исследований, те же авторы заявили, что «феномены, возникающие при использовании этих специальных приемов, независимо от их значения для некоторых терапевтических проблем, являются одним из наиболее богатых источников изучения особых, чрезвычайных форм регрессивного процесса» [Gill, Brenman 1959, p. 132].

Кроме упомянутых авторов, особенно искусное применение большинства специальных приемов можно найти у Erickson (1938, 1939), Erickson и Kubie (1938,1941).

  К началу  

 
Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов