.
  

© Леон Шерток

Гипноз. Показания к гипнотерапии

««« К содержанию

11. Показания к гипнотерапии

В декларации Американской психиатрической ассоциации (1961) терапевтическое применение гипноза резюмируется следующим образом: «Гипноз используется разумно и правильно в процессе терапии только в том случае, когда он служит лечебным целям, не подвергая больного излишнему риску. При правильном отборе больных его можно использовать как седативное и обезболивающее средство, с целью ослабления страха и тревоги, а также снятия симптомов. Гипноз можно применять и при невротических и психотических расстройствах, но на основе еще более строгого отбора больных.

Трудно определить точные границы терапевтических показаний к гипнозу. Это зависит скорее от больного, а не от болезни. Для того чтобы применить лечение гипнозом, надо, конечно, руководствоваться диагнозом, однако следует принимать во внимание и то, что одинаковые диагнозы не всегда обусловливают одинаковую реакцию на гипнотерапию. Среди отобранных для лечения больных могут быть и такие, которые сами отказываются от гипноза из-за невосприимчивости к нему. Гипнабельный больной оказывается обычно восприимчивым и к психотерапии. Ее можно применить у таких больных, однако это не значит, что лечение обязательно увенчается успехом. Тем не менее больной, соглашающийся на гипнотические отношения, протягивает руку помощи врачу, который должен использовать это наилучшим образом для больного.

При отборе больных для гипнотерапии мы руководствовались прежде всего практическими соображениями. Мы выбирали приемлемую для больных кратковременную форму лечения. Некоторые среди этих больных были невосприимчивы к глубокой психотерапии в силу недостаточности их динамических ресурсов, другие — не соглашались на длительное лечение. Для кого-то из них гипноз был единственным, а иногда и неотложным способом лечения. Возможно также, что некоторые больные, ранее лечившиеся гипнозом по поводу острого заболевания, обращались затем к психотерапии другого рода.

В процессе лечения мы редко ограничиваемся прямым внушением под гипнозом. В большинстве случаев лечение сопровождается психотерапевтическими беседами под гипнозом или в состоянии бодрствования; больной сидит напротив нас или лежит, он или видит нас, или мы вне поля его зрения. Иногда мы используем катартический метод и специальные приемы (регрессия, индуцированные сновидения и др.), но последние скорее в целях исследования, нежели в качестве терапии.

Как и у всех психотерапевтов, у нас есть своя теоретическая установка. Мы используем систему психоаналитических положений и рассматриваем гипнотические отношения как психотерапию, сопровождающуюся особой трансферентной или контртрансферентной ситуацией, которую мы стараемся постоянно осознавать. Как и в любой психотерапии (PIP), самоанализ (insight) и пояснительная обработка (Working through) должны использоваться с осторожностью.

Что касается оценки результатов гипнотеапии, то она также требует чрезвычайной осмотрительности. Известно, сколько трудностей представляет этот вопрос для каждого вида психотерапии. Никто не может похвастаться умением представить эффективность лечения в количественном выражении. Кроме того (и это, возможно, самый серьезный пробел), в публикациях, относящихся к прошлому, обычно отсутствуют данные, подтверждающие достоверную оценку успехов терапии. Вследствие этого остаются непроверенными результаты, полученные за продолжительный период применения гипнотерапии. Вроде бы исцеляли всех. Правда, и современные публикации грешат тем же, исследования здесь также недостаточны.

Добавим еще, last but not least, основную трудность. Речь идет о всегда спорной проблеме критериев выздоровления, с которой мы сталкиваемся при оценке результатов гипноза, как и любого другого вида психотерапии.

Вполне возможно, что терапевтические результаты, полученные с помощью гипноза в прошлом веке, были лучше сегодняшних. Разумеется, трудно получить сравнительные данные. Катамнестические исследования, достаточно отдаленные от момента лечения, раньше проводились редко (как, впрочем, и сегодня, и не только при гипнозе, но и при всех видах психотерапии). Более того, старые авторы не уделяли достаточно внимания заменяющим симптомам.

Однако при анализе результатов, представленных в наиболее серьезных сообщениях, создается впечатление, что гипнотическое лечение в прошлом было более эффективным и покушалось на такие болезни, которые сегодня плохо поддаются этой терапии. Так, например, в отчетах двух Международных конгрессов (1889 и 1900 гг.) отмечены положительные результаты (с достаточным периодом наблюдения), полученные в некоторых случаях агорафобии, при неврозах навязчивых состояний, писчем спазме. Гипнотерапия была, по-видимому, особенно эффективной при токсикоманиях.

Были сделаны попытки сравнительной оценки различных видов психотерапии. Отметим, например, работу Stokvis (I960), в которой автор попытался дать статистическую оценку результатам психотерапии при помощи катамнестической анкеты, проанализированной в сроки от 6 мес до 5 лет после лечения. Автор указывает на методологические трудности, с которыми он сталкивался; ценность его заключения оказалась, следовательно, относительной. В качестве лечебного эффекта им учитывалась степень социальной адаптации пациента. Stokvis различает две формы терапии: «Zudechende» и «Aufdeckende»; эти термины трудно перевести на французский язык1. Первая форма, включающая процесс прямого внушения, — это поверхностная терапия. Вторая — терапия глубокая, экспрессивная, интроспективная, включающая аналитическое лечение (метод индивидуальной психологии). Психотерапевтические результаты, полученные при обеих формах, почти одинаковые.

При лечении психоневрозов (75 больных лечились поверхностной терапией и 30 — глубокой) получено от 5 до 10 % положительных результатов, 40 % — удовлетворительных, 25 % — сомнительных и 25 % неудач. При психосоматических заболеваниях число положительных результатов несколько выше. Средняя длительность лечения составляла 25 сеансов для поверхностной терапии (проводились в течение 5,3 мес) и до 100 сеансов для глубокой терапии (лечение проводилось в течение 4,5 мес). Диагноз заболевания в обеих группах был примерно одинаковым.

1Jean Delay говорит о них соответственно как об «упраздняющей» и «вскрывающей» форме

Теперь рассмотрим заболевания, при которых была испытана гипнотерапия. Как психотерапевтический метод гипноз был применен при различных органических и функциональных заболеваниях, включающих эмоциональный компонент (или как этиологический фактор, или как фактор, возникший в течение болезни).

Более подробно мы расскажем здесь о некоторых наших наблюдениях, относящихся к довольно простым случаям и касающихся различных заболеваний, прослеженных нами на протяжении нескольких лет. Успех лечения не всегда был полным. Мы не утверждаем, что в случаях, когда были достигнуты положительные результаты гипнотерапии, другой вид психотерапии не мог быть эффективным. Но мы думаем, что гипноз оказал хорошее дополнительное действие.

Результаты наших наблюдений будут сгруппированы по трем разделам: психосоматическая медицина, психиатрия и разное. Нам приходилось иметь дело и с чисто органическими заболеваниями, при лечении которых было возможным оказание помощи в отношении функциональных симптомов и субъективных переживаний. Само собой разумеется, что приведенный нами список заболеваний не может быть исчерпывающим.

Психосоматическая медицина

Сердечно-сосудистая система. Русские авторы сообщали об успешном лечении артериальной гипертонии с помощью продленных сеансов гипнотерапии (вплоть до лечения сном). Гипнотерапия может оказаться полезной также при лечении кардиальных неврозов с нарушением сердечного ритма. Наконец, у больных со стенокардией или перенесших инфаркт миокарда гипноз применялся с целью дать отдых больному и уменьшить его тревогу.

Дыхательная система. Мы точно не знаем этиологии астмы, но известно, что наряду с аллергическими факторами в этом заболевании играет роль эмоциональный компонент. Все виды лечения астмы симптоматичны. Гипноз может вызвать улучшение состояния и оказать срочную помощь во время приступа [Sinclair-Gieben, I960]. Так, американский автор Kaufman (1961) сообщает о 5 пациентах с бронхиальной астмой, которым гипноз, примененный во время приступа, оказал жизненно необходимую помощь, дав возможность нормально дышать.

Эндокринная система. У больных, страдавших ожирением, пытались путем прямого внушения снизить аппетит и установить диету. При таком способе лечения больные могли худеть. Но не следует забывать, что в этиологии ожирения значительную роль играют психологические факторы, что обусловливает возможность применения психотерапии.

При базедовой болезни, особенно если она возникла в результате эмоционального шока, гипноз может обеспечить седативный эффект.

Наблюдение 1. Больная О., 23 лет, студентка фармацевтического факультета, направлена к нам эндокринологом в марте 1958 г. Страдает олигурией, что вынуждает ее «испытывать муки жажды и голода, чтобы не дойти до чудовищных размеров». По предположению эндокринолога, речь шла о гиперсекреции антидиуретического гормона, возможно, имеющей психогенную природу. Больная находится в явно выраженном депрессивном состоянии и не может работать.

Страдает «ожирением» и олигурией с 10-летнего возраста. При поступлении к нам ее масса тела составляла 60 кг при росте 163 см, что не является чрезмерным, но она решила, что ее масса тела не должна превышать 48 кг. Больная старалась воздерживаться от питья и назначила себе драконовскую диету: 600-700 калорий в день в течение нескольких лет. Время от времени под влиянием внезапного голода она переставала соблюдать диету и тогда прибавляла в день до 4 кг, от которых стремилась избавиться, принимая огромные дозы слабительного.

Два года назад она лечилась у психотерапевта, но прекратила лечение после двух сеансов. На следующий год начала курс психоанализа и прервала его через 3 мес. В течение последнего года ее личная жизнь очень осложнилась, о чем мы не будем подробно рассказывать. В целом речь идет об очень конфликтной личности, не поддающейся никаким психотерапевтическим воздействиям. При этом больная была убеждена, что ее заболевание имеет органическую природу, и отказывалась от всякого аналитического лечения.

Ситуация требовала неотложного вмешательства. Поскольку наши возможности были ограничены, мы решили использовать гипноз с целью уменьшить выраженность симптомов. Мы применили «planning», чтобы поддержать у нее уверенность в успехе лечения, в котором она потерпела неудачу в предыдущем году. Успех имел для нее особенное значение, так как она не могла себе представить нового поражения. Мы не надеялись достигнуть сразу структурных изменений личности, но предполагали позже ориентироваться на глубокое лечение.

Гипноз был проведен, и она оказалась хорошей пациенткой. Эффект первого сеанса, в котором было дано постгипнотическое внушение, был замечательным. Она стала нормально мочиться. Приступы голода не повторялись, и после двух сеансов (через 7 дней) она потеряла 4 кг. Больная весит 54 кг, точно столько, сколько ей было внушено.

Она начала работать и готовиться к экзамену. Острая фаза болезни преодолена, но пациентка боится рецидива и ложится в психиатрическую больницу, которую покидает через 3 дня. Она прекращает лечиться и у нас. Время от времени мы узнаем, что состояние больной то улучшается, то ухудшается, но она может работать и успешно сдала экзамены.

Больная вернулась к нам в сентябре 1962 г. Она закончила учебу и работает по своей специальности. Она не создала семью, о чем сожалеет. Соблюдает диету, но проблема веса уже не является навязчивой идеей. Конфликты у больной сохраняются. Безуспешно пыталась лечиться наркоанализом. По-прежнему настроена против глубокого лечения.

Желудочно-кишечный тракт. Язва двенадцатиперстной кишки успешно лечилась длительными сеансами (состояние покоя, вызванное терапией сном). Можно прибегать к гипнозу при спазмах пищевода и кардиальной части желудка. Внушением можно повлиять также на запоры и поносы. Гипнотерапия может найти применение в гастроэнтерологии, при болевых симптомах и рвоте. Эти симптомы, появляясь у больных язвой, могут ускорить осуществление гастрэктомии, когда не исчерпаны все возможности консервативного лечения. Если после операции сохраняются те же симптомы, больные также нуждаются в психотерапевтическом вмешательстве. Наконец, гипноз применялся при кровоточащих ректоколитах в период обострения.

Наблюдение 2. Больной М. Р., 31 года, электрик, женат, отец 4-х детей, лечился у нас с июня 1953 г. Мы его видели на консультации у гастроэнтеролога по поводу заболевания желудка с рвотой, болями и значительным похуданием. В 1952 г. подвергся гастрэктомии в связи с кровавой рвотой во время болевого приступа.

Начиная с 1944 г. у больного отмечались расстройства желудка с рвотой и болями. Операция принесла облегчение на 2 мес, затем приступы возобновились и с каждым разом становились все сильнее. Больной потерял трудоспособность. Через 2 мес вновь перенес оперативное вмешательство по поводу спаечного процесса. Улучшение состояния в течение месяца, затем опять расстройства прежнего типа. Общее состояние болезненное; за последние 18 мес больной похудел на 22 кг, ходит с палочкой, не работает уже несколько месяцев.

Обследование больного и особенно его собственное описание симптомов встревожили нас: больной сравнивал свою боль с двигающимся пауком, перемещающим свои щупальца в глубине желудка. Он считал, что у него рак. Кроме того, обнаружилась полная слепота левого глаза, возникшая после ранения при бомбардировке. Офтальмолог констатировал рубец, но считал, что слепота с ним не связана.

Мы решили применить гипноз с активной психотерапией, направленной на социальную реабилитацию. Больной оказался весьма гипнабельным, но, будучи амбивалентным в отношении лечения, приходил на сеансы очень нерегулярно. Тем не менее наступило определенное улучшение его состояния, увеличилась масса тела.

Вначале мы проводили длительные сеансы гипноза, затем решили предпринять попытку исследования под гипнозом с целью катарсиса, учитывая при этом хрупкость структуры личности пациента. Больного попросили воскресить в памяти ту бомбардировку, когда он был ранен. В момент, когда больной начал вспоминать, он внезапно проснулся в паническом ужасе. Мы его успокоили и решили прибегнуть к компромиссу. С этого дня мы занялись только пищеварительными расстройствами больного, отложив на время лечение его слепоты.

По-видимому, выбранный метод лечения позволил улучшить общее состояние больного и избавить его от желудочных расстройств, облегчив его включение в социальную и профессиональную деятельность. Удовлетворительное состояние наблюдалось 2 года. В июле 1956 г. работал по своей специальности, немного жалуясь на свое физическое состояние. В мае 1958 г. состояние больного хорошее; рвота не возникает. В семье появился пятый ребенок. Материальное положение больного улучшилось, ему удалось выбраться из трущобы, где он жил, и переселиться в муниципальный дом.

Лечение уберегло этого больного от хронической инвалидности и надвигавшегося социального отчуждения. По-видимому, гипнотические отношения, включающие удовлетворение инстинктивных влечений (объяснить все психодинамические процессы не представляется возможным), позволили ему мобилизовать свои силы, что привело к частичному выздоровлению.

Его пробуждение во время катартического сеанса могло бы проиллюстрировать размышления Brennian, Gill и Knight (1952) о колебаниях глубины транса в зависимости от «я». При ситуации, воспринятой как угроза, больной просыпается.

Мы вновь видели этого больного в августе 1962 г. У него была реактивная депрессия, связанная со смертью от лейкоза его 15-летнего сына. Чтобы помочь ему, мы пытались применить гипноз, но он не поддавался ему.

Мочеполовая система (урология и гинекология). Хотя первая работа, написанная в психосоматическом плане, была опубликована венским урологом Schwartz еще в 1925 г., урология в психосоматике остается без должного внимания (так же, как в психоаналитической литературе уретральная область, в некотором роде «бедный родственник» анальной области). Урогенитальные боли (цисталгии при нормально окрашенной моче) наблюдаются очень часто и имеют тенденцию к хронизации. Цисталгия при светлой моче — хорошо изученный синдром. Он характеризуется болями и учащенным мочеиспусканием и встречается у лиц обоих полов, хотя лучше изучен у женщин (у них поллакиурия наблюдается чаще). При раннем выявлении заболевание может поддаваться гипнотической психотерапии. При хронизации процесса вмешательство становится более рискованным. Некоторые болевые симптомы принимают форму настоящей сенестопатии, не реагирующей на гипнотерапию, как и на любое другое лечение. У женщин с цисталгией легче добиться ослабления болей, чем уменьшения поллакиурии. В случаях достижения социальной реабилитации прогноз бывает благоприятным. В психотерапии психогенной задержки мочи гипноз является очень полезным вспомогательным средством, часто дающим положительный результат [Aboulker, Chertok, 1959].

При постпубертатном энурезе гипноз, по нашему мнению, является методом выбора. Мы наблюдали большое количество таких случаев со значительным процентом положительных результатов. При этом мы применяли метод так называемой психотерапии по требованию: без заранее определенного режима, с произвольными интервалами между сеансами; больные приходят, когда хотят или когда чувствуют в этом необходимость. Состояние прогрессивно улучшалось. Выздоровление наступало обычно через несколько месяцев после начала лечения, а иногда через некоторое время после его окончания. Такой терапевтический метод весьма поучителен в отношении механизма гипнотерапии, не сопровождающейся интроспективным лечением. У нас создалось впечатление, что происходило постепенное осознание болезни, и больные приходили на сеанс, когда их внутренняя экономика (баланс импульс — защита) им это позволяла. Теперь, спустя годы после лечения, мы не отмечаем появления заменяющих симптомов.

Непроизвольное мочеиспускание. Оно рассматривается как органическое заболевание, требующее хирургического вмешательства. Между тем одна из таких пациенток была нами вылечена с помощью гипнотерапии. После этого прошло уже несколько лет, рецидива не произошло (см. наблюдение 5). Другие подобные случаи нам неизвестны.

Американские авторы [Bodner, I960] применяли гипноз для уменьшения боли в следующих случаях: при уретральной дилатации у взрослых и детей, цистоскопии и зондировании мочеточника, при фульгурации небольших опухолей мочевого канала, рассечении наружного отверстия мочеиспускательного канала, при зондировании мочевого пузыря и цистографии, особенно у детей и др. Они также использовали гипноз в случаях, когда больные не могли мочиться при цистоуретрографии; после гипнотизации больные могли это делать.

Гипнотическое внушение может потребоваться иногда как срочное лечение. Как, например, в случае с молодой невестой одного врача, страдавшей цисталгией, которая характеризовалась главным образом выраженной поллакиурией. Будущая новобрачная опасалась, что императивный позыв может прервать церемонию бракосочетания. Ее загипнотизировали и успокоили накануне бракосочетания в мэрии, и все прошло благополучно К несчастью, молодая женщина пренебрегла повторным визитом к нам перед венчанием в церкви, которое должно было состояться через 2 нед, и... во время благословения брака пришлось отлучиться по неотложной нужде.

Нарушения половой потенции у мужчин и фригидность у женщин обычно требуют длительной психотерапии. Однако с помощью гипнотерапии можно добиться положительных результатов и в более короткие сроки. Мы лечили нескольких молодых людей, хорошо приспособленных к профессиональной деятельности и социально адаптированных, но оказавшихся бессильными в супружестве. Неврозов, по-видимому, у партнеров не было, и нескольких сеансов гипноза с восстановительной психотерапией было достаточно, чтобы добиться положительных результатов, которые сохранялись в течение ряда лет.

В гинекологии посредством гипноза экспериментально вызывали появление и задержку менструации. Гипноз может с успехом применяться при нарушениях менструального цикла, при менопаузе и вагинизме.

Наблюдение 3. Больная Л. Г., 56 лет, замужняя, была госпитализирована в августе 1952 г. в пригородную больницу по поводу цистита с гематурией. Цистит прекратился после обычного лечения, но было замечено, что больная страдает хронической задержкой мочеиспускания, которое происходит только при переполнении мочевого пузыря. После мочеиспускания определялось значительное количество остаточной мочи — от 800 до 1000 мл и более. Имевшееся у больной растяжение мочевого пузыря объясняется, по-видимому, длительно существовавшей задержкой мочеиспускания. В сентябре больная обратилась к урологам для дальнейших исследований. Ее госпитализировали и подвергли обычному обследованию, а затем неврологическому, которое не выявило патологии. Тогда предположили, что причиной расстройства является застарелое заболевание шейки мочевого пузыря. Это заболевание могло бы объяснить наличие остаточной мочи, но не полную задержку. У больной заподозрили повышенную эмоциональность, и она обратилась к нам для психосоматического обследования. В декабре того же года мы ее обследовали. Больная страдала выраженной поллакиурией (мочеиспускание от переполнения мочевого пузыря), жжением в области мочевого пузыря, что приводило к нетрудоспособности и нарушению общего состояния. Как нам показалось, больная имела волю и желание выздороветь.

Больная замечательно реагирует на гипноз. После нескольких сеансов количество выделенной мочи составило 200 мл, затем около 400 мл, но остаточная моча еше имела место. Общее состояние улучшилось. Через 2 мес от начала лечения больная снова приступила к работе. Ввиду того что у нее постоянно наблюдалась остаточная моча в количестве 500 мл из-за необратимого органического расширения мочевого пузыря (это могло послужить источником инфекции), был поставлен вопрос об операции. Больная, раньше настроенная против хирургического вмешательства, теперь дала согласие. Операцию произвели в октябре 1953 г. После операции мы использовали гипноз, чтобы ослабить послеоперационные боли и избежать назначения обычных седативных средств.

Впоследствии у больной отмечался небольшой остаток мочи, но общее самочувствие было хорошим. Мы осматривали ее регулярно. В мае 1958 г. остаточная моча составляла 400 мл, но пациентка не предъявляла никаких жалоб, была вполне адаптирована социально. При осмотре в 1962 г. остаточная моча составляла 300 мл. Была предложена повторная операция, на которую больная после небольших колебаний согласилась.

В общем речь шла о больной с необратимым органическим нарушением, к которому присоединилось функциональное расстройство в виде полной задержки мочи. Можно предполагать, что причиной функционального расстройства послужила конфликтная обстановка в семье, обусловившая нарушение социальных связей. Гипнотерапия оказала довольно быстрое благоприятное действие на физическое и моральное состояние больной, вернув ее к социальной жизни. Однако это улучшение не позволяет забывать об органическом изменении и наличии остаточной мочи, что представляет постоянную опасность; больная должна находиться под наблюдением уролога. Повторное хирургическое вмешательство могло быть реализовано при условии хорошего психологического состояния больной. Следует подчеркнуть, что, устраняя функциональные симптомы, при психотерапевтическом лечении подобных больных нельзя забывать об органической природе заболевания. Именно такие больные могут стать жертвами знахарского лечения.

Наблюдение 4. Больной М. М., садовый сторож Поллакиурия и энурез появились в 1943 г. в 26-летнем возрасте во время нахождения в плену. В 1950 г. лечился по поводу дизурии, поллакиурии, дилатации верхних мочевых путей. Определялся остаток мочи около 250 мл. Мочеиспускание происходило почти каждые полчаса. Моча очень нечистая. Лечение ляписом в июле 1950 г. вызвало задержку мочи, что заставило прибегнуть к катетеризации в течение 2 дней. За этим последовало повышение температуры до 40° в течение 3 дней. Была произведена эндоскопическая резекция шейки пузыря. Поллакиурия становилась все более выраженной как днем, так и ночью. В октябре больной вернулся к работе, но страдал от поллакиурии (мочеиспускание каждые 5 мин), жжения, болезненного мочеиспускания; остаток мочи составлял около 50 мл. Ввиду дисфункции почки произведена нефрэктомия справа, однако состояние не улучшилось.

В 1954 г больной чувствовал себя очень плохо. Мочеиспускание частое (каждые 15 мин), остаточная моча 200 мл, энурез. Общее состояние резко ухудшилось. В октябре произведена эндоскопическая резекция предстательной железы, но симптомы не исчезли. В июле 1955 г. больного снова госпитализировали по поводу дневной и ночной поллакиурии (он встает ночью 7 раз), энуреза. К нам он обратился в августе следующего года.

Это больной с довольно примитивным развитием, поэтому психологическое исследование затруднительно. Гипноз представляется нам единственно возможным способом лечения и благоприятно действует на пациента. Поллакиурия значительно уменьшилась. Спустя 3 мес больной вставал ночью не более 2 раз; он прибавил в весе, не предъявлял никаких субъективных жалоб, был в состоянии вернуться к работе. Мы снова увидели его в мае 1958 г., через 2 года после окончания лечения. Улучшение стойкое. Масса тела увеличилась на 12 кг, жалоб не было, хотя еще отмечался остаток мочи 70 мл. В сентябре 1962 г. его состояние оставалось тем же.

В этом случае речь идет об органическом заболевании у больного с эмоциональным усилением симптомов, причину которого выявить не удалось. Лечение позволило ему вернуться к нормальному существованию, несмотря на то, что органическая основа болезни не изменилась.

Наблюдение 5. Больная Б., 24 лет, замужняя, мать одного ребенка. Госпитализирована в урологическое отделение в апреле 1958 г. по поводу недержания мочи. С детства непроизвольное мочеиспускание при кашле, напряжении и беге, но стоя и лежа может сдержаться. Перенесла несколько хирургических вмешательств, после которых нарушения всякий раз усиливались.

В 1955 г. произведено двустороннее удаление яичников. После этой операции у больной отмечалось непроизвольное мочеиспускание при быстрой ходьбе и даже стоя. В январе 1957 г. перенесла субтотальную гистерэктомию, после которой мочится почти беспрерывно: стоя — постоянно, лежа — несколько меньше. В ноябре 1957 г. фиксация шейки пузыря (операция Marion). Улучшения не наступило. В январе 1958 г. перенесла цервикоцистопексию. После операции недержание мочи становится почти полным, что делает невозможной какую бы то ни было деятельность; появляется, кроме того, ночное недержание мочи. Таково состояние больной в день очередной ее госпитализации. Был поставлен вопрос о новом хирургическом вмешательстве, но прежде чем принять решение, больная обратилась к нам для обследования.

После ее поступления в психосоматическое отделение ночное недержание мочи прекратилось; в течение дня больной также иногда удавалось контролировать мочеиспускание.

Мы обследовали ее в апреле. У больной было тяжелое детство, она пережила много разочарований. Имеется психиатрический анамнез: отец умер от белой горячки, бабушка находится в психиатрической больнице. Больная оказалась весьма гипнабельной. После первого сеанса она намочила в постель, но больше этого не было до ее выхода из больницы (через 2 дня). Днем тоже не бывает недержания мочи. После выписки больная наблюдалась амбулаторно. В течение недели после выхода из больницы она неоднократно мочилась в постель ночью, но дневного недержания не было. Затем несколько недель она не предъявляла никаких жалоб. Ввиду того что в ее заболевании играют значительную роль эмоциональные факторы, мы решили отложить более радикальное вмешательство.

Мы снова увидели эту больную в июле; она сообщила нам, что у нее нет никаких расстройств уже в течение 6 недель. Однако ее обычная раздражительность усилилась (не принимая еще тревожных размеров), и, по ее словам, у нее бывает иногда желание «все ломать». Она добавила, что предпочитает свой гнев мочевым расстройствам.

Возможно, здесь речь идет о механизме замены: уретральная агрессивность трансформируется в агрессивный характер. Но эта агрессивность в данном случае наносит меньший ущерб. Для психодинамического равновесия теперь достаточно характерологических проявлений, что обусловливает «отказ» от соматических симптомов. Вследствие этого происходит социальная реабилитация.

В октябре больная вновь осмотрена нами; дизурических явлений не отмечено, ее «гнев» смягчился. Она прекратила лечение. При осмотре в апреле 1959 г. она также не жаловалась на дизурию. Она приступила к своей работе, прерванной несколько лет назад. В сентябре 1962 г. состояние больной оставалось прежним. Вопрос о хирургическом вмешательстве, разумеется, больше не поднимался.

Акушерство. Известно, что гипноз сыграл первостепенную роль в возникновении психопрофилактического метода (обезболивание родов), применяемого в настоящее время очень широко. На протяжении ста лет экспериментально доказано благоприятное влияние гипноза на боли при родах и даже на маточные сокращения. Гипноз применяется или при подготовке к родам и во время самих родов (женщина рожает под гипнозом), или только в подготовительный период, в этом случае анальгезия осуществляется посредством постгипнотического внушения (женщина рожает в состоянии бодрствования). Гипносуггестивный метод также имеет благоприятное действие на физиологию беременности и родов.

Гипнотическое обезболивание послужило отправной точкой для советских исследователей — основоположников психопрофилактического метода. В их исследованиях была доказана возможность обезболивания путем словесного внушения. От психопрофилактического метода впоследствии отказались ввиду невозможности широкого его применения (недостаточное число подготовленных врачей, намеренное умалчивание и др.) и заменили дидактическими методами, физиотерапией и негипнотической психотерапией [Chertok, 1958].

Тем не менее советские врачи всегда используют гипноз как вспомогательное средство в тяжелых случаях: если женщины особенно тревожны или имеются осложнения беременности (нефропатии, сердечно-сосудистые заболевания), или при трудных родах.

Впрочем, в Советском Союзе наряду с психопрофилактическими методами широко применяется гипносуггестивный метод в гипнотариях, созданных для коллективной подготовки к родам [Вигдорович, 1938; Сыркин, 1950]. Гипноз применяют с этой целью и в других странах, особенно в Соединенных Штатах Америки, где некоторые врачи сочетают гипнотерапию с дидактической психотерапией и физиотерапией. Мы также испытывали эту технику и получили удовлетворительные результаты при обезболивании родов и люмбалгии во время беременности. Другие врачи тоже начали применять этот метод во Франции [Gueguen, 1962].

На протяжении 50 лет известно влияние гипноза на рвоту беременных. Русские авторы используют его и при поздних токсикозах беременных.

Дерматология. Гипнотерапия широко применялась при лечении кожных заболеваний. Один из советских авторов1 даже посвятил свою книгу этой проблеме. В работе американского автора, касающейся изучения роли эмоциональных факторов в заболеваниях кожи, среди использованных методов психотерапии фигурирует гипноз [Obermayer, 1955]. Хорошо известно действие внушения на бородавки, на эти доброкачественные опухоли вирусной природы. Детальное выяснение в будущем механизма такого действия, безусловно, будет крупным шагом к пониманию связи между соматическим и психическим. Ничто так хорошо не иллюстрирует эту связь, как анекдот, рассказанный одним автором: в клинике, где бородавки лечили внушением, процент удач был прямо пропорционален социальному положению врача, больше всего успехов было у профессора.

1 В оригинале фамилия автора не указана. — Примеч. ред.

Для молодых девушек бородавки на руках могут иногда создавать социальные преграды. Такой случай был с 17-летней студенткой, которую мы лечили. В 12-летнем возрасте у нее появилось большое количество бородавок на руках. Гомеопатическое лечение и электрокоагуляция не дали эффекта. Больная отказывалась выходить из дома, стыдясь своего заболевания. После первого сеанса гипноза (их было всего два) началось постепенное исчезновение бородавок. Через несколько недель ее руки стали чистыми. Это лечение заметно отразилось на социальной жизни молодой девушки.

Многие другие эксперименты наглядно продемонстрировали действие внушения на заболевания кожи. В старой литературе фигурируют знаменитые эксперименты с ожогами II степени, полученными посредством внушения (тем не менее современные исследователи, очевидно, не в состоянии повторить эти опыты). Известно также, что внушением можно вызвать герпес губ (herpes Iabialis).

Получены определенные результаты в лечении экземы, псориаза, плоского лишая, крапивницы, облысения, нейродермита. Поскольку этиология этих болезней еще неясна, все способы лечения, в том числе гипноз, симптоматичны и надо иметь в виду вероятность рецидивов. В опубликованных сообщениях отсутствуют катамнестические данные, подтверждающие стойкое улучшение состояния после исчезновения симптомов заболевания. Мы лечили 3 больных псориазом и достигли очищения кожи. У одного больного через некоторое время был рецидив, у другого, осмотренного 3 года спустя, чистота кожи сохранилась. Третьего пациента мы не видели. Английский автор сообщает о сенсационных результатах, полученных им при лечении гипнозом врожденной ихтиозиформной эритродермии Брока, когда выздоровление держалось несколько лет [Mason, I960]. Он также упоминает других авторов, которые успешно лечили гипнозом некоторые редкие кожные заболевания: врожденную пахионихию и врожденный линейный невус.

Советский автор сообщил о тяжелом случае герпеса у беременной, излеченного гипнозом [Путилин, 1961].

Центральная нервная система. Сильные головные боли, боли в позвоночнике, бессонница — все это является объектом применения гипнотерапии. Боли вообще трудно поддаются суггестивной терапии. Суть здесь — в очень архаичной регрессии. Парадоксально, но гораздо легче воздействовать на органические заболевания. Поэтому следует проявлять осторожность в тех случаях, когда боль представляет собой сигнал тревоги, который не должен быть замаскирован.

Гипнологи берутся также за болезнь Паркинсона, чтобы смягчить интенсивность симптомов, и за рассеянный склероз. Некоторые авторы утверждают, что сумели добиться определенных успехов, другие считают, что нет. Многие авторы сообщают об успешном лечении заикания и тика. Последние данные представляются нам обоснованными тогда, когда эти заболевания имеют истерическую природу, в других же случаях такие результаты надо принимать с осторожностью.

Стоматология. Зубные врачи всегда проявляли большой интерес к проблеме анестезии (одному из них мы обязаны эфирной анестезией). В настоящее время они используют гипноз при болезненных вмешательствах, а также для снятия тревоги у пациентов, плохо переносящих лечение зубов. Кроме того, гипноз может оказать услугу больным с выраженным рефлексом тошноты, возникающей сразу, как только им вводят в рот какой-нибудь предмет.

Наблюдение 6. Больной М. Б, 64 лет, женатый. Направлен к нам стоматологом в 1956 г. Это очень активный человек (типа крупного воротилы), могучего телосложения. Тем не менее он в течение 15 лет страдал аритмией. Будучи членом гастрономического клуба и выдающимся гурманом, он 5 лет назад перенес гастрэктомию.

Ротовая полость, видимо, была у него на особом положении: он всегда испытывал большие затруднения с дантистами. Любой посторонний предмет, введенный в рот (зеркало, ватный тампон и др.), вызывал у больного сильный рвотный рефлекс. Он даже избегал пользоваться зубной щеткой. У больного начали выпадать зубы, и встал вопрос о протезе. Стоматолог оказался перед двумя проблемами: подготовительные работы и ношение протеза. Он полагал, что с помощью адекватной медикации ему удастся в крайнем случае провести подготовительную работу, но не рассчитывал на то, что его пациент сможет носить протез, когда действие этого лечения пройдет. Несколько раз вмешательство откладывалось. Парадонтоз, которым страдал больной, прогрессировал, и положение становилось очень серьезным. Тогда врач, не имея возможности справиться самостоятельно, подумал о гипнозе и направил больного к нам.

Мы провели предварительное обследование. Больной был настроен скептически по отношению к результатам терапевтического внушения. Учитывая это, мы решили привлечь его к активному лечению, предложив самогипноз, который он должен был также проводить у себя дома. Вместе с тем мы учитывали необходимость для него сохранить свою представительность и возможность гастрономического удовлетворения.

После нескольких подготовительных сеансов больному посоветовали начать лечение у стоматолога. Последний начинает со слепка; желая сделать все возможное, чтобы получить хороший слепок, он назначает больному седативное средство в течение 3 дней. Все проходит удачно. Второй сеанс у нас предшествовал удалению зубов и надеванию временного протеза. Остальное — удаление нижних зубов, примерка и надевание постоянного протеза — происходило без всяких затруднений и без лекарств. Нам известно, что в дальнейшем самочувствие пациента было хорошим.

Конечно, нам было бы интересно найти причину возникновения у больного такой тревоги, но ввиду его возраста и срочности лечения нам пришлось отказаться от более глубокого исследования. Мы сыграли на стремлении пациента господствовать, предоставив ему активность: он получил возможность вмешаться в лечение, хотя значение его вмешательства было скорее символическим.

Педиатрия. Гипнабельность детей — вопрос спорный. По мнению некоторых авторов, дети меньше поддаются гипнозу, чем взрослые, но больше взрослых поддаются внушению. Один голландский автор рекомендует хорошо узнать окружение ребенка, и если отец у него проявляет деспотизм, то к ребенку надо применять очень мягкий способ гипнотизации. У детей гипноз применяют при энурезе и различных симптомах истерии (паралич, слепота, глухота).

Психиатрия

Истерия. Истерию часто считали заболеванием, исключительно подходящим для гипнотерапии. Известно, что истерия изменила свое лицо. В настоящее время мы редко встречаемся с истерическими припадками. Это отнюдь не означает, что истерия исчезла. Клинически она может принять серьезную форму, перейдя или в истерический психоз с деперсонализацией, или в некоторые значительные функциональные расстройства. Эти категории недоступны гипнотерапии и, по-видимому, трудны для любой психотерапии.

Другую, менее серьезную категорию больных, доступных гипнотерапии, составляют невротики с многочисленными конверсиями: параличами, дисфагией, афонией, амнезией, заиканием и др. или субъекты истерического типа с легкими функциональными нарушениями.

Наблюдение 7. Больная С, 34 лет, замужняя, мать маленького мальчика. Госпитализирована в психиатрическое отделение в октябре 1949 г. с амнезией, последовавшей за целым рядом душевных травм, среди которых смерть отца и участие в деле об аборте своей подруги, на котором она присутствовала.

Речь шла о частичной амнезии, охватывающей период 12 лет. Заболеванию предшествовал депрессивный период с приемом массивных доз ортедрина (фенамина), а толчком, по-видимому, послужил фильм «Яма змеи»1.

'Фильм, действие которого происходит в психиатрической больнице.

В анамнезе — семейный сомнамбулизм и «нервные припадки». Во время опроса больная сообщает, что ей 22 года, не узнает ни мужа, ни сына. Общее состояние подавленное. Мы применили гипноз, во время которого больная сообщила нам о событиях периода амнезии. Перед пробуждением мы внушили включение в память периода пробела Пробуждение сопровождалось эмоциональными проявлениями, свидетельствовавшими о радости избавления от тягостного состояния. Несколько сеансов гипноза с поддерживающей психотерапией оказали общеукрепляюшее действие, и депрессия исчезла. Больная вышла из больницы и начала работать. Мы видели её через 4 года, она была совершенно здорова. По нашей просьбе она пришла к нам в сентябре 1962 г. В течение года она страдала астмой, в связи с чем наблюдалась у врача. От предложенной гипнотерапии она отказалась.

Невроз страха. Заболевание характеризуется постоянным тревожным состоянием с отдельными приступами. Гипнотерапия здесь может оказать успокаивающее действие, смягчая острую тревогу и позволяя затем изучить ситуацию, в которой находится больной, и его конфликтные проблемы.

Фобии. Фобии снимаются классическим психоаналитическим лечением. Некоторые авторы, лечившие фобические состояния гипноанализом, рассматривают свое вмешательство как перестройку в лечении. Пока трудно высказаться по этому поводу, так как гипноанализ еще не располагает кодифицированной техникой, но он имеет свои достижения и, наверное, применим при лечении определенных болезненных состояний. При некоторых фобических состояниях, когда глубокое лечение оказывается невозможным, благодаря гипнозу можно получить временный эффект. Если обострение невроза приводит к социальному отчуждению, гипноз действует успокаивающе и больной может снова приступить к работе. Затем ему дают установку на углубленное лечение. Было бы особенно интересно изучить переход из одной формы лечения в другую с теми трансферентными противоречиями, которые с ним сопряжены.

Невроз навязчивых состоянии. Этот тип невроза также снимается лечением аналитического характера. Иногда мы применяли гипнотерапию у пожилых пациентов, страдавших психастенией, окрашенной легкой тревогой, но с нормальной социальной адаптацией. Проводившееся ранее глубокое лечение не привело к определенным результатам. Гипнотерапевтическое лечение в сочетании с тактикой поддержки позволило ослабить симптомы.

Советские авторы отмечают положительные результаты при лечении неврозов навязчивых состояний. Но, на наш взгляд, они иногда допускают номенклатурную путаницу. Читая сообщения о некоторых наблюдениях, мы предположили, что речь идет скорее о фобических состояниях [Лебединский М. С, 1959, с. 92], так как в описаниях болезни отсутствуют указания на наличие ритуальных и заклинающих действий.

Тяжелые неврозы или пограничные состояния (border-lines). Эта разновидность неврозов, очень распространенная в настоящее время, не должна лечиться гипнозом, поскольку он может ускорить переход к психозу. Некоторые авторы иногда все же пытаются применять гипнотерапию.

Психозы. Обычно гипноз при лечении психозов не применяется. Психически больные поддаются гипнозу лишь в исключительных случаях. Кроме того, некоторые исследователи считают, что попытки гипнотизировать могут усилить бред при параноидной шизофрении.

Однако за последние 20 лет взгляды на возможность гипнотерапии у психически больных, видимо, претерпели некоторую эволюцию. Так, например, в отчете Американской психиатрической ассоциации упоминается лечение гипнозом строго отобранных психически больных.

В СССР М. С. Лебединский (1959) считает, что в некоторых случаях можно попытаться гипнотизировать больных шизофренией. По его мнению, даже существование бредовых идей у больных не является противопоказанием для гипноза. В последнее время были опубликованы работы, посвященные гипнотерапии у больных шизофренией [Wolberg, 1948; Illovsky, 1962]. Одна из них посвящена групповому гипнозу в сочетании с лечением хлорпромазином у больных хронической шизофренией. Улучшение наступало быстрее у больных, у которых медикаментозную терапию сочетали с гипнотерапией (по сравнению с больными, получавшими только медикаментозное лечение).

Подобная же эволюция наблюдается в аналитическом лечении больных шизофренией. Этих больных, которых Фрейд называл «нарциссическими невротиками», считали неспособными к трансференции. Они ускользали, таким образом, от главного психотерапевтического рычага. Позже было отмечено, что трансференция у них существует, но в измененной форме. Тогда и ввели аналитическую психотерапию психически больных. Те из них, кто оказался способным к перенесению, становились восприимчивыми к гипнозу, что позволило испытать гипнотерапию.

Возникает вопрос: не обусловлена ли эта эволюция взглядов изменением трансферентных отношений вследствие изменений в социально-культурной сфере? Терапевты становятся более свободными, больные, со своей стороны, более реактивными. Не имея достаточного личного опыта в применении гипноза к психически больным, мы не вправе обсуждать опыт терапевтов-гипнотизеров по отношению к таким больным и не можем высказаться ни за, ни против эффективности лечения.

Можно попытаться гипнотизировать при реактивных или невротических депрессиях. Положительные результаты были получены у больных с легким маниакально-депрессивным психозом во время депрессивной фазы (без предупреждения рецидивов).

В особенности Auguste Voisin в конце прошлого века настойчиво высказывался в пользу применения гипноза при лечении психозов. Трудно представить, какие именно заболевания были у пациентов Voisin, которых он лечил гипнозом. Слово «психоз» (говорят об «истерическом психозе» или об «истерической мании») имело тогда другое значение, отличное от современного,  Voisin сообщал, что он может загипнотизировать 10 % «душевнобольных» своего отделения. Он тратил на это часы и начинал гипноз иногда по 20 раз, прежде чем больные засыпали. Гипнотизируемых он отмечает некоторое количество больных с «психозами» и некоторое количество с «галлюцинациями» — больные с синдромами возбуждения, которое снималось гипнозом, и, возможно, что «психозы» и «галлюцинации» оыли истерического характера или, самое большее, «периодическими психозами», а не шизофреническими психозами, по современно  классификации. Вмешательство Forel в дискуссию, которая последовала за сообщением Voisin на конгрессе 1889 г. [Congres, р. 147-155], было именно в этом духе. Forel сообщил, что он мог с помощью внушения прерывать приступы «истерической мании», но ему никогда не удавалось таким способом изменить течение психического заболевания. Он указывал, что бредовые идеи не изменялись ни у одного больного. Даже те, которых он мог загипнотизировать и у которых удавалось вызвать анестезию, амнезию и выполнение постгипнотических внушений, отказывались выполнять любое внушение, направленное против их бредовых идей. Один больной с хронической манией, галлюцинациями (переход в систематизированный бред1) и приступами бешенства был усыплен во время приступа, который таким образом был прерван. Но на следующий день он проснулся в том же психическом состоянии, в каком был до гипноза.

Английский автор Robertson (1893), следуя примеру Voisin, попытался гипнотизировать больных психозами. Он, по-видимому, добился седативного эффекта у подлинных маньяков. По мнению автора, в «определенной стадии простой мании легко возбуждается внимание, воображение блестящее, отсюда повышается восприимчивость к внушению сна и легко достигается гипнотическое состояние».

Вообще мы рекомендуем большую осторожность при оценке результатов гипнотерапии у психически больных. Ошибки в диагностике и возможные спонтанные ремиссии особенно затрудняют оценку результатов.

Мы наблюдали больную с подлинным циркулярным психозом и значительными невротическими наслоениями, у которой депрессия поразительным образом прервалась после нескольких сеансов гипноза (см. конец главы 1 во второй части). Мы не следили за дальнейшей судьбой больной, но не думаем, что ее циклическое заболевание прошло. Во всяком случае лечение гипнозом пациентов со склонностью к самоубийству должно быть очень осторожным, особенно во Франции, так как предубеждение, с которым там относятся к гипнозу, может повлиять на оценку ответственности терапевта.

Наркомания. Немало сообщений о положительных результатах лечения хронического алкоголизма и курения. Для последнего отсутствие катамнестических данных не позволяет делать заключения о постоянстве достигнутых результатов. По-видимому, лица, страдающие алкоголизмом, обычно довольно гипнабельные, могут получить пользу от гипноза, применяемого как вспомогательное средство к другим мерам дезинтоксикации.

1 Что можно также назвать шизоманией, согласно выражению Claude. 110

В конце прошлого века шведский автор Wetterstrand (1899) лечил больных морфиноманией длительными сеансами гипноза (лечение сном). Но, видимо, гипнотерапия не может оказать существенную помощь наркоманам. Schilder и Kauders отмечают, что наркоманы легко поддаются гипнозу в период зависимости (от наркотика), однако авторы добавляют, на основании своего опыта, что почти всегда наступает рецидив. На конгрессе в 1900 г. было представлено несколько сообщений (Lloyd Tuckey, De Jong и др.) о гипнотерапии при алкоголизме. Наиболее значительное сообщение принадлежало русскому автору Токарскому, который лечил гипнозом 700 больных и у 80 % из них добился выздоровления [Congres, 1900, р. 169,173,178]. Выздоровевшими считались больные, которые не пили в течение года после прекращения лечения.

В настоящее время гипнотерапия широко применяется в СССР для лечения алкоголизма. С. И. Консторум (1959) считает даже, что алкоголизм является «безусловным показанием» к гипнотическому лечению.

Морфинизм, видимо, также был более доступным для гипнотерапии в конце прошлого века, судя по работам, представленным на конгрессе в 1900 г.

Другие области медицины

Анестезиология. Воздействие гипноза на боль, позволяющее, например, производить хирургические операции (лапаротомия, ампутация груди, удаление щитовидной железы) служит лучшим доказательством существования гипноза, объективизация которого столь затруднительна. Конечно, такие вмешательства проводятся в масштаб эксперимента. Кроме того, гипноз может уменьшить предоперационную тревогу и ослабить послеоперационные симптомы. Отметим также, что посредством внушения, можно снять послеоперационную задержку мочи.

Lassner (1962) применял внушение, чтобы добиться первой дефекации у больных в послеоперационный период.

Травматология. В травматологии гипноз также имеет широкое поле применения. Он может быть использован для уточнения диагноза при производственных травмах и в случае необходимости для лечения возникающих иногда вследствие этого психозов (см. наблюдения 8 и 9).

Вызывает интерес применение гипноза при обширных ожогах. С одной стороны, внушением достигается обезболивание, что позволяет уменьшить страдания обожженного и дает большую возможность обрабатывать раны при перевязке. С другой стороны, гипнозом можно добиться улучшения аппетита, что очень важно для выздоровления [Crasilneck, 1955].

Наблюдение 8. Больной М. Б., 27 лет, североафриканский чернорабочий, упал в сентябре 1954 г. Обнаружен перелом костей запястья (ладьевидной и лучевой), осуществлена иммобилизация с помощью гипсовой повязки. Через 2 мес. гипс сняли и обнаружили контрактуру сустава и пальцев. Интенсивная физиотерапия (80 сеансов электрофореза) не принесла облегчения.

В мае 1955 г была установлена частичная постоянная инвалидность (70 %, по мнению хирургов). Через 2 мес. ортопед отказался от дальнейшего лечения, считая, что такая контрактура равносильна ампутации. Больной обратился в консультацию по профессиональной переориентации, где было установлено, что заболевание имеет невротическую природу. Больного направили на психиатрическую консультацию для углубленного исследования.

Мы обследовали его в октябре 1955 г. Учитывая довольно примитивное развитие больного, мы решили подвергнуть его прямому и непрямому внушению при усыплении (прием 3 таблеток плацебо). Под влиянием этого он, казалось, впал в гипнотическое состояние; но внушение не дало эффекта. Он вздрагивал, как только прикасались к его больной руке, хотя в состоянии бодрствования такой реакции не было.

Анализируя это атипичное гипнотическое состояние, мы подумали об отказе больного от общения как о защитном поведении, гиперестезию расценили как проявление защитной реакции. По нашему мнению, здесь имел место истерический синдром у слабого субъекта, уже инвалида и пенсионера.

Действительно, сеанс имел значительный эмоциональный резонанс. В течение двух следующих дней больной страдал поносом и ничего не ел. Мы предположили регрессию в вегетативной сфере в ответ на наше вмешательство, воспринятое как угроза.

На следующем сеансе больному прописали две таблетки плацебо без какого-либо внушения. Оставленный один, он задремал; в это время ему внушили выздоровление от расстройства пищеварения. Через 3 дня у больного появился аппетит, исчезли пищеварительные расстройства, что подтвердило наличие истерического синдрома. Правильность диагноза подтверждало и то, что в период действия пентотала движения в руке появлялись, но при пробуждении вновь исчезали. Больной представлялся неизлечимым.

В данном случае гипноз не оказал терапевтического действия. Мы думаем даже, что субъект не был загипнотизирован. Можно также дискутировать о состоянии его сознания после внушения и думать о степени его симуляции — сознательной, подсознательной или бессознательной. Тем не менее гипнотическая техника позволила установить диагноз. Возможно, своевременно примененная психотерапия имела бы более эффективное действие.

Наблюдение 9. Больной М. В., 21 года, получил производственную травму в ноябре 1955 г. — падение навзничь при завинчивании гайки. Он поднялся с сильными болями в позвоночнике. В медпункте, куда его перенесли, был поставлен диагноз: травматическое люмбаго. После 2-недельного постельного режима больной встал, но его беспокоили ощущение мурашек на коже икр и в области бедра, затруднения при ходьбе.

В начале декабря больной был госпитализирован по поводу грыжи межпозвоночного диска и направлен в Центр функциональной реабилитации, где после неврологического и рентгенологического исследований диагноз был поставлен под сомнение. Больной был отправлен домой. Это вызвало у него депрессию, мрачное настроение, тревогу и функциональную обездвиженность, усиливающуюся порой до такой степени, что он оказывался полностью «парализованным» в течение целого дня. Общее состояние ухудшилось. Таким он явился к нам в психиатрическую консультацию, шагая с помощью палочки.

Мы знали, что некоторые врачи считали его симулянтом, и учитывали это обстоятельство. Нам стало также известно о конфликте больного с членами семьи, особенно с отцом. Больной оказался очень восприимчивым к гипнотерапии; уже первые два сеанса дали наилучшие результаты в смысле усиления активности, исчезновения тревоги и мрачного настроения. Однако возвращение к работе затянулось из-за ангины с повышенной температурой, сопровождавшейся кратковременным энурезом. Температура вскоре нормализовалась, и больной приступил к работе без каких-либо затруднений.

В этом случае кратковременное гипнотическое вмешательство позволило избежать направления больного из одной больницы в другую, уточнить диагноз, выбрать лечение, купировавшее острый эпизод. Оно способствовало социальной реабилитации больного, но не имело глубокого влияния на невротическую структуру, что потребовало бы длительного воздействия.

Здесь можно дискутировать по поводу появления заменяющих симптомов, таких как энурез, который притом был кратковременным. Больного повторно осмотрели в ноябре 1962 г. Он женат, имеет одного ребенка. Профессиональная адаптация хорошая, он работает вместе со своим тестем. Однако психоэмоциональное равновесие больного все еще ненадежно: у него бывают депрессии, он страдает бессонницей.

Онкология. В этой области гипноз применялся с целью ослабления болей в терминальной стадии болезни. Он может также служить для улучшения эмоционального состояния при некоторых симптомах.

Наблюдение 10. Больной М. В., 53 лет, рабочий. Когда мы его осмотрели, он был уже умирающим. Шесть месяцев назад больной был оперирован по поводу рака желудка и находился в больнице из-за возникшего расстройства глотания (дисфагия). Он был в состоянии крайнего истощения. Дисфагия допускала минимальное питание, но не могла быть объяснена механическим затруднением. Затруднение глотания было избирательным и не соответствовало ни объему, ни консистенции пищи. По просьбе диетолога мы осмотрели его в апреле 1954 г.

Без колебаний мы применили гипноз и добились очень глубокого транса. Было сделано внушение. Однако первый сеанс не дал никакого результата. На следующий день мы провели второй сеанс, больной по-прежнему не мог есть. Но в тот же вечер он потребовал еду и ел все. Его аппетит повысился. За несколько дней его масса тела увеличилась на 1 кг, моральное состояние улучшилось, он стремился покинуть больницу. Однако через 2 нед. он возвратился туда и умер. Вскрытие не выявило никакой органической непроходимости

Это драматическое наблюдение ярко демонстрирует силу внушения В данном случае вмешательство гипноза было срочно необходимым и симптоматическое лечение не имело никаких противопоказаний. Было осуществлено глубокое воздействие, что усилило влияние внушения.

Таким образом, речь идет о больном, состояние которого удалось облегчить с помощью психологического воздействия и который умер через несколько дней под тяжестью органической фатальности.

  К началу  

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов