.
  

© Пол Экман

Эмблематическое выражение эмоций

 

Продолжение. Начало см.: Кросс-культурные исследования мимики

Ла Барр и жесты-эмблемы

Спустя девять лет после первой попытки Клинеберга подвергнуть сомнению теорию эмоций Дарвина, Ла Барр (1947) опубликовал статью

«Культурные корни эмоций и культуры». Будучи антропологом, Ла Барр приводил цитаты из трудов других антропологов, а также полагался на собственный опыт для обоснования идеи, выраженной в заголовке своей статьи. Доказательства Ла Барра, как и Клинеберга с Дарвином, отличаются предвзятостью и неточны, поскольку основаны на данных, полученных наблюдателем-одиночкой, который работал, погрузившись в культуру и наблюдая за предположительно культурно обусловленными выражениями эмоций на лице.

Даже если предположить, что наблюдения, на которые он опирается, были точны, они никак не опровергают теорию универсальности выражения эмоций на лице. Ла Барр приводит в качестве примера цитату из описания африканцев Горером (1935):

У негров смех выражает удивление, заинтересованность, неловкость и даже стыд за себя; это не обязательно и не часто признак веселья; значение «черного смеха» неверно истолковывают, потому что предполагают, что похожие символы могут иметь идентичные значения (Gorer, 1935; LaBarre, 1947)1.

1 Цитата из Weston LaBarre, The cultural basis of emotion and gesture. Journal of Personality, 1947, 16, 49–68. (приводится с разрешения издателя. © 1947, Дьюк Юниверсити Пресс, Дарэм, Северная Калифорния).

Далее следует комментарий Ла Барра.

Итак, даже если проявляется некое физиологическое поведение, его культурные и эмоциональные функции могут быть совсем иными. Безусловно, даже в рамках одной культуры смех девочек-подростков и смех президента корпорации функционально различаются, оттого и смех американского негра отличается от смеха белого человека, которому он адресован (1947).

Чтобы доказать, что африканский смех универсально не имеет ничего общего с удовольствием или весельем, Горер и Ла Барр должны найти доказательства, которые бы исключали две возможности: а) им нужно доказать, что в указанных ими ситуациях с участием африканцев, которые испытывают удивление, интерес, неловкость или стыд, нет ничего забавного или приятного (безусловно, в нашей собственной культуре удивительные события могут доставлять удовольствие, или мы можем не захотеть удивляться, или мы можем посмеяться над тем, что нам стало неловко); b) им нужно доказать, что напускное веселье не используется для того, чтобы замаскировать и компенсировать неловкость или стыд, которые испытывает африканец. Представители нашей культуры могут засмеяться или улыбнуться, когда чувствуют себя неловко, или для того, чтобы скрыть эту неловкость, либо чтобы довести до сведения окружающих, что им самим смешно оттого, что они испытывают неловкость. Таких доказательств получено не было.

Утверждение Ла Барра, не подкрепленное объяснениями, о том, что «функции» смеха у президента корпорации и девочек-подростков различны, может быть верным, но не имеет никакого отношения к утверждению об универсальности выражения эмоций на лице. Очевидно, что социальные ситуации, в которых смех допустим и для президента, и для девочек-подростков, могут отличаться, как могут отличаться и причины, вызывавшие смех. Но для того чтобы опровергнуть тезис об универсальности, Ла Барр должен доказать, что смех возникает, когда нет никаких элементов удовольствия или радости и не предпринимается попыток изобразить, что человеку приятно или что он рад. Он подобных доказательств не приводит.

Эмблемы, выражение эмоций и их симуляция

Некоторые приведенные Ла Барром примеры действительно связаны с выражением эмоций на лице. Но это движения тела. Отсутствие различия между движением тела, жестом и выражением лица можно усмотреть в его заявлении, что «не существует естественного языка эмоциональных жестов» (1947). Дарвин мог отчасти смешивать два этих понятия, поскольку был заинтересован в доказательстве не только того, что выражение эмоций на лице является универсальным, но и того, что универсальными могут быть некоторые жесты. Дарвин считал, что это касается пожимания плечами, но полагал, что кивание и покачивание головы из стороны в сторону вместо того, чтобы сказать «да» и «нет», а также сжимание кулака в знак агрессии универсальными жестами не являются.

Но грань между жестом и выражением эмоций провести непросто, а в некоторых случаях они совпадают. Давайте рассмотрим, как мы (Ekman & Friesen, 1969b) разграничили их, поскольку различия между ними существуют. Ла Барр в действительности описывал жесты, а не способ выражения эмоций (в этом смысле он не противоречил Дарвину, которого больше интересовало выражение эмоций). В нашем исследовании мы не используем термин «жест», вместо него мы предлагаем описание трех типов невербального поведения, которые часто подразумеваются, когда используют слово «жест». Иллюстраторы — это движения, которые привязаны к шаблону речи, они иллюстрируют то, о чем говорится. Мы выделяем восемь видов иллюстраторов, например, усилители, которые подчеркивают значение слова или фразы; пиктографы, которые изображают то, о чем идет речь, и др. Регуляторы — это действия, которые поддерживают обратную связь между собеседниками. С их помощью человека подбадривают, приглашая продолжать говорить, повторить сказанное, что-то уточнить, поторопиться, постараться заинтересовать собеседника, остановиться и т. д. Иллюстраторы тесно переплетены с тем, что говорится в данный момент, а регуляторы связаны с потоком речи, темпом обмена сообщениями между говорящими. Эмблемы — это невербальные действия, для которых существуют прямые словарные эквиваленты, у них есть словарная дефиниция (состоит из слова или двух или может быть выражена фразой), и они знакомы представителям культуры или субкультуры. Если действие можно заменить одним словом или несколькими без изменения передаваемой информации, это эмблема.

Поскольку Ла Барра в основном интересовало то, что мы называем эмблемами, давайте проведем различие между эмблемами и выражением эмоций. Они до некоторой степени различаются по трем признакам — движениями тела, сообщениями, которые передают, и тем, как их используют. Эмблемы могут выражаться с помощью любой части тела, но чаще всего с помощью движений рук. Ученые и экспериментаторы считают, что способы выражения эмоций ограничены мимической мускулатурой лица (если под способом выражения эмоций мы понимаем шаблонное внешне выраженное действие, которое связано с каким-то определенным чувством). Многие длительные чувства (или отношения) выражаются с помощью движений тела и на лице. Тело также демонстрирует, как человек борется с какой-то эмоцией, но движения обычно привязаны лишь к какой-то уникальной эмоции. Хотя могут существовать шаблоны движений тела или специфические его действия, связанные с конкретным уникальным эмоциональным переживанием, например гневом, страхом, отвращением, единственным исключением может быть движение тела, когда человек переживает крайний испуг.

Хотя мы предполагаем, что все самое главное отражается лице (может быть, именно мышцы лица передают уникальные или специфические эмоции), мы совершенно не имеем в виду, что лицо выражает только эмоции. Как раз наоборот: лицо — это «полигон», где действуют иллюстраторы (например, с помощью движений бровей усиливается значение сообщения), регуляторы (в основном когда человек бросает на что-то быстрый взгляд) и эмблемы (например, когда человек подмигивает или показывает язык).

Любое сообщение можно передать с помощью эмблемы, включая фактическую информацию, команды, отношения и — вот в чем сложность! — чувства. Сообщение, которое передается с помощью эмоций, по определению это то чувство, которое человек переживает в данный момент. Мы согласны с Томкинсом (1962), что чувств, для выражения которых есть определенное соответствие в виде конкретной мимики, существует довольно мало. Другие чувства выражаются как сочетание этих базовых ощущений (например, самодовольство выражается как сочетание гнева и счастья) или для них вообще нет прямого соответствия (в виде конкретного выражения лица). Но это пока лишь догадка, не получившая подтверждения. Хотя есть надежные доказательства того, что существует конкретное выражение лица для каждого из семи или восьми чувств, пока неизвестно, может ли их быть больше. И мысль о том, что смешанные чувства состоят из явно выраженных средств демонстрации первичных эмоций, все еще ждет обоснования.

Эмблемы используются в основном не так, как средства выражения эмоций. Эмблемы не возникают, когда человек ни с кем не общается (поскольку эмблемы используются для того, чтобы передать сообщение собеседнику). Выражения эмоций могут возникнуть, когда человек совсем один, например, когда он смотрит телевизор. По той же самой причине эмблемы не возникают, когда человек находится в окружении других людей, но не предпринимает ни малейшей попытки общаться с кем-то. А вот выражение эмоций проявляется и в этих обстоятельствах (хотя человек не стремится передать сообщение собеседнику, можно понять, что он чувствует, если посмотреть на него). Эмблемы часто используются, когда люди не могут использовать слова (они далеко друг от друга, из-за шума или потому что нужно соблюдать тишину), но они возникают и в сочетании с речью. Выражение эмоций, связанных с общением, происходит сдержанно в присутствии другого человека, поскольку необходимо соблюдать правила выражения эмоций, но они проявляются в речи. Люди обычно осознают свои эмблемы и знают, когда использовать их. Но человек может не осознавать, как он выражает свои чувства, пока кто-то не укажет ему на это. Как и свои эмблемы, он может контролировать выражение эмоций (способен подавить их или замаскировать).

Возможно, больше всего эмблемы путают с выражением эмоций, потому что выражение эмоций может изменяться и трансформироваться в эмблемы. Как же в таком случае нам отличать выражение эмоций от того, что выражается с помощью эмблемы? Необходимо обратить внимание на проявление и использование и того, и другого и найти нечто среднее между эмблемой и выражением эмоций — симуляцию эмоций. Симулированное выражение эмоций — это сознательная попытка выглядеть так, словно переживаешь какую-то эмоцию. Если это удается, то большинство людей, которые это наблюдают, будут введены в заблуждение. И будут считать, что видят выражение эмоций, а не симуляцию. Симуляция используется или для того, чтобы скрыть, что никакой эмоции человек не переживает, или чтобы замаскировать одно чувство, выдавая его за другое.

Эмблематическое выражение эмоций1 напоминает настоящее выражение эмоций, но способ демонстрации существенно отличается (чтобы тот, кто наблюдает, понимал, что тот, кто демонстрирует эмблему, подобных чувств в данный момент не испытывает; он просто их обозначает). Трансформация выражения эмоций в эмблематическое выражение проявляется как изменение во внешности (в том, как задействованы мышцы и насколько долго это длится). Эмблема может длиться меньше или больше по времени по сравнению с обычным способом выражения эмоций, также она обычно имеет стилизованную форму (при этом мышцы или меньше задействованы, или работают активнее, чем при выражении эмоции). В общем, человек симулирует эмоции, когда не хочет, чтобы другой догадался о его истинных чувствах. Если делать это мастерски, то все будет очень похоже на настоящие чувства, а эмблематическое выражение эмоций — это стилизованная версия их выражения, использующаяся для того, чтобы обозначить эмоцию или указать на нее, но при этом ясно дать понять, что человек эту эмоцию в данный момент не испытывает. Эмблематическое выражение эмоций внешне значительно отличается и от реального выражения эмоций, и от симуляции.

1 Эмблематическое выражение чувств нельзя сводить только к выражению лица (например, когда человек переживает приступ гнева), но нас здесь интересует исключительно выражение лица, поскольку лишь эмблематические выражения лица можно спутать с выражением эмоций.

Хотя каждую эмоцию можно симулировать, мы считаем, что не все эмоции имеют эмблемы в рамках одной культуры (правда, можно предположить, что в некоторых культурах для всех эмоций существуют эмблематические виды выражения лица). У нас сложилось впечатление, но оно не прошло систематической проверки, что в США эмблематическими стали низшие формы мимики, которые ассоциируются с эмоциональным выражением счастья (улыбка), отвращения (вздернутая верхняя губа или неподнятая нижняя губа), удивление (упавшая нижняя челюсть или (не) поднятые брови и раскрытые глаза), страх (поджатые губы), а также наморщенный нос, чтобы выразить отвращение. В каждом случае эмблематическое выражение эмоций состоит из серии мышечных движений, из которых формируется эмоция, но они выполняются таким образом, что один способ выражения эмоций отличается от другого. Мы приступили к исследованиям, цель которых — составить подробные описания этих утверждений, например показать, как эмблематическая улыбка отличается от улыбки, выражающей эмоцию, и по возможности разделить искреннюю улыбку и ее симуляцию (хотя это различие будет сложно зафиксировать, если наша теория верна).

Чтобы прояснить различие между эмблемой и выражением эмоций, давайте сравним эмблему, выраженную с помощью выражения лица, которая не является эмблематическим выражением, — подмигивание, вариант гнева, когда брови двигаются вверх-вниз и сводятся вместе, напряжение и подъем верхних век и сжимание губ1. С помощью подмигивания человек передает не какую-то одну конкретную эмоцию, а многие: флиртует, соглашается с чем-то (публично или украдкой). В одиночестве люди не подмигивают; если они делают это, то это нервный тик, а не подмигивание. А вот проявления гнева могут возникнуть у человека, когда он один, потому что он может рассердиться при воспоминании о чем-то, при просмотре телепередачи и т. д.

1 Это не единственный шаблон мышечных движений, который выражает гнев. Мы получили данные о том, что есть еще один мышечный шаблон выражения лица для каждой из первичных эмоций (Ekman, Friesen & Tomkins, 1971).

У незамужних американок из среднего класса чаще возникает сердитое выражение лица, когда они в одиночестве. Но мы должны помнить, что большинство людей знают, как они должны выглядеть, если сердятся, и они могут попытаться именно так и вести себя (симулированное выражение эмоций), особенно если этого требует определенная ситуация (например, когда надо отчитать ребенка за неправильный, но забавный проступок). Мы считаем, что сердитое выражение лица не трансформировалось в эмблематическое выражение лица в США. Подмигивающий человек знает, что делает, а рассердившийся человек может не осознавать, что у него на лице отразился гнев, пока определенное движение мышц не будет выражено крайне интенсивно или пока кто-то из окружающих не обратит внимание на это.

Мы (Ekman & Friesen, 1969b) выдвинули гипотезу, что все эмблемы усваиваются под воздействием социума и культурно обусловлены. Мы обнаружили несколько из них, которые свойственны многим культурам, то есть одна и та же эмблема имеет одно и то же значение в каждой культуре, где ее демонстрируют. Улыбка может представлять собой общую для всех культур эмблему; по крайней мере она понятна во многих культурах. Понятные во многих культурах эмблемы не только восходят к универсальным способам выражения эмоций, могут также существовать понятные во многих культурах эмблемы, чье значение связано с человеческой деятельностью, которая в силу анатомических причин выражается в основном одинаково. Например, эмблема, которая показывает, что человек объелся. Если в культуре существует эмблема, которая показывает, что человек слишком много съел, то, скорее всего, человек будет указывать руками в область живота, а не на колени или плечи. Таких поликультурных эмблем достаточно немного, поскольку большинство эмблем специфичны для каждой культуры.

Причина, почему мы здесь проводим различие между эмблемой и выражением эмоций, заключается в том, что и Дарвин, и Ла Барр не смогли сделать этого на системном уровне. Если бы это им удалось, возможно, между ними возникло бы меньше разногласий. Дарвина в основном интересовали способы выражения эмоций, которые он считал врожденными и потому универсальными. Упомянув о нескольких эмблемах, которые в нашей терминологии он мог обозначить как свойственные разным культурам, он признавал, что большинство из них являются специфичными для каждой культуры. Ла Барр упоминал исключительно об эмблемах, предоставляя примеры различных эмблем в различных культурах именно так, как это делал Дарвин. Если читатель не захочет признавать различие между эмблемами и способами выражения эмоций, которые приводятся здесь, то разногласия между Дарвином и Ла Барром можно разрешить гораздо проще: Дарвина интересовало в первую очередь лицо, Ла Барра интересовало в основном тело, поэтому исследовали они разные явления. Давайте познакомимся с третьим и последним автором, который не был согласен с Дарвином и выражал это в более категоричной форме.

««« Назад К началу 

© Пол Экман. Эволюция эмоций. — СПб.: Питер, 2018.
© Публикуется с разрешения издательства

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов