.
  

© Рамиль Гарифуллин

Полет над людьми психушки
(Трагикомедия в двух действиях)

««« К началу

АННОТАЦИЯ

Эта пьеса об очаровательных обитателях «психушки». Действие происходит в обыкновенной палате психиатрической больницы. Палата из десяти коек и окон на улицу — вот весь недорогой театральный интерьер. Со сцены звучат откровения героев, и, зритель попадает под гипноз их обаяния, юмора, духовности и красоты их «больной» души. Зритель постоянно ловит себя на мысли, что ещё не известно кто сошёл с ума: они или мы, так называемые «нормальные»? Постепенно автор пьесы влюбляет зрителя в обитателей «психушки». Влюбляет настолько, что у некоторых зрителей может появиться желание «полежать» в этой палате вместе со своими героями и послушать рассказы хитроумного Старика, которого дети упекли в психушку, чтобы завладеть его квартирой, а он взял да и продал квартиру и держит свои деньги в трусах (об этом он поведал Звездуну, но деньги крадут и в течении спектакля Старик ищет виновного). А также послушать способы духовного и физического выживания Бродяги. Больная душа Бродяги так «переливается» своей красотой, что зритель почувствует как в зале станет теплее, всё обретёт особый смысл.. Но это особая духовность, она юмористична. Весьма любопытно звучат пророчества и видения Ясновидца, которого хотят «заколоть» лекарствами психиатры. В целом зритель в каждом герое может узнать себя и понять, что все мы «немножечко того». Особо это ощущается при восприятии Предпринимателя, который на почве бизнеса по-своему «сходит с ума». Звездун — бывший работник телевидения, страдающий манией величия и алкоголизмом, но в психушке он иной. Даже сексуальный маньяк Альфонс может вызвать симпатию у зрителя. Любопытен образ Психиатра.

В целом пьеса философско-прогрессивная и рисует нам (из уст Ясновидца, а также всех героев) наше постмодерновое время, жертвами которого мы все являемся. Первое действие может показаться очень юмористичным, по сравнению с более серьёзным, вторым действием этой трагикомедии.

Пьеса опубликована и авторские права пьесы принадлежат её автору Р.Р. Гарифуллину.

Данная пьеса высоко оценена в Московском театре Сатиры (заведующей литературным отделом Загайновой Л.Ф.) и рекомендована для постановки.

Действующие лица:

  • ПСИХИАТР
  • ЯСНОВИДЕЦ
  • БРОДЯГА
  • СТАРИК
  • ЗВЕЗДУН
  • АЛЬФОНС
  • ПРОФЕССОР
  • СВЯЩЕННИК
  • ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ
  • РАДИКАЛ
  • ПОЛЁТ НАД ЛЮДЬМИ ПСИХУШКИ

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Общая палата больницы. В палате десять коек. На них лежат больные. Они спят или полудремлят, некоторые из них встают и выходят из палаты. Один из них спит (он в глубине сцены) и выкрикивает в бреду: «Симулякры! Симулякры… Ад того же самого!» Из одного окна палаты видна Останкинская башня. Из другого церковь. Психиатр, одетый в белый халат, делает обход подсаживаясь и общаясь с каждым из больных. Он подсаживается к первому больному.

ПСИХИАТР. Ну… предприниматель как ваши дела?

Предприниматель отворачивается, не желая разговаривать. Пауза.

СОСЕД ПО КОЙКЕ (ПРОФЕССОР). Доктор… Ну какие могут быть дела у нового русского попавшего сюда?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ (оживает). Доктор… Вот вы мне точно скажите… с какого момента у меня крыша поедет…

ПРОФЕССОР (не давая ответить психиатру). Раз ты здесь… значит уже всё… ты того…

ПСИХИАТР. Все мы немножечко того…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. И всё таки… С какого мгновенья я начну сходить с ума… Мне это нужно… Очень нужно… знать…

ПСИХИАТР. А с чего вы взяли, что можете сойти с ума?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. В последнее время я часто начал задумываться о своих мыслях?

ПСИХИАТР. Я тоже об этом задумываюсь… ну и что…

Предприниматель с недоумением смотрит на психиатра.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. В том то и дело, что я думаю по особому не как вы… Не теми мыслями…

ПСИХИАТР. А как вы определили, что они не те?…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Именно этим я и занимаюсь? Как только я пытаюсь мыслить о мысли, как она эта мысль тут же ускользает и я не могу её помыслить…

ПСИХИАТР. То есть получается, что вы пытаетесь задержать свою мысль (показывает рукой) и как бы со стороны рассмотреть её… И вам это не удаётся?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Вот именно…

ПСИХИАТР. Ещё бы… Вы никогда не сможете этого сделать… У вас же всего одна голова… Если бы было две, то одной бы держали мысль, а другой её рассматривали… И слава Богу, что вам не удаётся этого сделать… А вот когда удастся… то именно с этого мгновенья вы и начнёте сходить с ума.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Вот-вот… Поэтому я хочу, чтобы вы точно вычислили и предсказали мне это мгновенье… Точно-точно…

ПСИХИАТР. Уф! С точностью до секунды?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Ну, да… А что психология разве не точная наука…

ПСИХИАТР. Точная… Ещё какая точная! Но почему вы уверены, что это будет в одно мгновенье? … Я помню чудное мгновенье… Этого мгновенья у вас ещё не было (Вздыхает). Я вас успокою… С ума мы сходим постепенно… а не мгновенно…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Ну, да постепенно… Но эта постепенность с чего то же начинается… Скажите у меня это началось… или ещё начнётся и когда? Скажите точно когда?

ПСИХИАТР. Почему Вам нужна такая точность?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Вы же знаете, что я занимаюсь бизнесом и мне нужно знать точно сколько мне времени отпущено… на проведение сделки. В противном случае я сойду с ума и не успею провести свою сделку?

ПСИХИАТР. Такое ощущение, что вы просто сами хотите сойти с ума…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да… хочу… Хочу смеяться много много как идиот и не о чём не думать…Устал от работы…

Из коридора психбольницы слышится настоящий идиотский смех. Предприниматель вглядывается в сторону двери и с недоумением тяжело вздыхает.

ПСИХИАТР. По лицу вашему не видно, что вы ему завидуете. Не всем так везёт… некоторые став идиотами становятся угрюмыми…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да… а я то надеялся… И всё таки я бы хотел знать какой я буду после этого весёлым или угрюмым? И знать сколько у меня осталось времени?

ПСИХИАТР. Сколько у вас есть времени на эту сделку в вашем бизнесе?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Две недели?

ПСИХИАТР. О! В ближайшее две недели… я вам обещаю… вы точно не испытаете этого чудного мгновенья… Я помню чудное мгновенье….

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Честно… Ну смотрите… (Обрадовался)

ПСИХИАТР. И всё таки… немедленно прекратите мыслить о своих мыслях… А то действительно свихнётесь…

Предприниматель быстро берёт свой мобильник. Звонит.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Уже пришёл товар… Ну что мальчики надо работать… (Выключает мобильник).

ПСИХИАТР. Вот-вот… так держать… Ну что больше вас ничто не беспокоит?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Беспокоит…

ПСИХИАТР. Что именно…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Страхи… Тест показывает, что меня должны убить... Вот… (передаёт психиатру книжечку)… там есть тест на вероятность убийства

ПСИХИАТР. Ну и какая получилась вероятность вашего убийства...

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Полный зашкал...

ПРОФЕССОР (со злорадством). Ну а что ты хочешь… ты ж новый русский… олигарх… потому вас и стреляют…

ПСИХИАТР. И всё таки какая вероятность вашего убийства по этому тесту получилась?….Девяносто процентов?...

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. В том-то и дело, что сто десять процентов... (Рыдает)

ПСИХИАТР. Дайте-ка свои расчёты (берёт расчёты и изучает) Так вот здесь в конце на сорок пятом вопросе… у вас ошибка…

Психиатр задаёт вопросы, предприниматель на них отвечает.

ПСИХИАТР. Итак, отвечайте заново… сорок пятый вопрос. Вы дружите с теми, кто убивал кого— либо?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да... Но сам я никогда (крестится)

ПСИХИАТР. Дальше идём... Сорок шестой вопрос. Вы применяете грубые приёмы в бизнесе?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да... Без этого сейчас невозможно...

ПСИХИАТР. Сорок восьмой... Вы спите плохо?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да.... Часто снятся кошмары...

ПСИХИАТР. Вас часто во сне убивают ваши конкуренты?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да... Ну, это же во сне...

ПСИХИАТР. Сорок девятый. На вас уже было покушение?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да... давно... Но с ним мы уже разобрались...

ПСИХИАТР. И последний пятидесятый вопрос. Вы уверены сами, что на вас не будет покушения?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Нет... Не уверен...

ПСИХИАТР. Теперь посчитаем.

Психиатр делает расчёты. Заканчивает с грустным выражением лица.

ПСИХИАТР. Вероятность сто десять процентов. Получается, что вас должны убить очень скоро... (Улыбается противоречивой улыбкой, вздыхает) Не верь ты этому тесту...И вообще что вы всё рассчитываете… когда с ума сойдёте… когда убьют вас… В экономике… в бизнесе … своём рассчитывайте… Всё… мне нужно делать обход… Кстати… а каким бизнесом вы занимаетесь?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Я владелец магазинов… сексшопов…

ПСИХИАТР. Сексшопов?! Иди ты!…Да это нужное дело…

Психиатр привстаёт и подсаживается к Профессору. Он — бывший учёный-профессор.

ПСИХИАТР. Ну…. а у нас как дела профессор?

ПРОФЕССОР. Всё по старому… Я постоянно слышу внутри себя спор двух голосов.

ПСИХИАТР. О чём спорят-то?

ПРОФЕССОР. О чём?... Как всегда научный спор… Но голоса наглые...

ПСИХИАТР. Почему наглые?

ПРОФЕССОР. Потому, что я прошу их чтобы они замолчали, а они наглецы не умолкают... Даже... неудобно говорить...

ПСИХИАТР. Не стесняйтесь...

ПРОФЕССОР. Я говорю им, чтобы они умолкли, а они посылают меня на три буквы... тоже мне учёные… ещё образованные люди

ПСИХИАТР. И всё таки о чём они спорят?

ПРОФЕССОР. О чём? Вот я всё в тетрадь записываю... Споры конечно интересные... Порой даже захватывающие... Я даже планирую всё это издать в виде книги… научной монографии.

ПСИХИАТР. Вы шутите...?

ПРОФЕССОР. Книга будет пользоваться успехом у читателей. ПСИХИАТР. Ну тогда в чём проблема-то?

ПРОФЕССОР. Спорящие голоса, узнав об этом, запросили часть будущего гонорара. А я ведь мало зарабатываю...

ПСИХИАТР. Но это же всего лишь голоса... они ведь внутри вас... Никто у вас ничего не отнимет не переживайте...

ПРОФЕССОР. Как же не переживать ведь если я им не оплачу они обещали замолкнуть навсегда и продолжения книг не будет.

ПСИХИАТР. Наплюйте на эти ваши голоса... издатель же всё равно издаст ваши книги...

ПРОФЕССОР. В том то и дело, что издатель поддерживает требования голосов, так как вошел с ними в контакт. Что мне делать?

ПСИХИАТР. Уф… Ну если так… то надо искать консенсус между всеми этими голосами...

ПРОФЕССОР. Да причём тут консенсус… Я всё о себе знаю… у меня порча… а не шиза…

ПСИХИАТР. Нет у вас никакой порчи..

ПРОФЕССОР. Сплюньте доктор... (Пауза). Тогда на меня навели сглаз...

ПСИХИАТР. Никто на тебя не наводил сглаз...

ПРОФЕССОР. Сплюньте доктор... (Пауза) Тогда у меня квартира находится в аномальной зоне...

ПСИХИАТР. Насколько я помню, у тебя хороший район и там нет никаких аномальных зон...

ПРОФЕССОР. Сплюньте доктор... Ну тогда это происки инопланетян...

ПСИХИАТР. Никакие инопланетяне за вами не охотятся... вы же учёный отбросьте этот бред…

ПРОФЕССОР. Сплюньте доктор... Значит моя аура дырявая...

ПСИХИАТР. Она у Вас целая...

ПРОФЕССОР. Сплюньте доктор... Всё теперь понял... это астрология... мои планеты не так встали...

ПСИХИАТР. Планеты как вращались так и вращаются... Что вы заладили... Сплюнь да сплюнь...сплюнь да сплюнь… Вы что стоматолог что ли? У вас всё будет хорошо... А таблеточки пейте… Вон опять забыли… (Профессор берёт таблетку и запивает её водой)… Вот… это уже лучше… А то порча… порча…

Психиатр привстаёт и направляется к следующему больному.

ПСИХИАТР. А это наш Радикал — любитель радикальных мер…

РАДИКАЛ. Какой я вам Радикал…

ПСИХИАТР. Хорошо… От чего страдаем?

РАДИКАЛ. На этот раз…от воздействия профессора Кузьмина Сергея Геннадьевича? Когда я здесь раньше лежал он что-то сделал с моим мозгом и теперь я чувствую его гнусное воздействие на расстоянии. Я хочу выключить это воздействие, но не могу...

ПСИХИАТР. Как вы пытались выключить это воздействие?

РАДИКАЛ. Сначала я хотел выключить себя, но не получилось... Страшно... Но сейчас у меня есть план и я точно выключу это воздействие.

ПСИХИАТР. То есть как выключить…

РАДИКАЛ. Ну это уже моё дело… как…

ПСИХИАТР. Нет это наше общее дело… Я поговорю с профессором и он перстанет воздействовать…

РАДИКАЛ. Не перестанет?

ПСИХИАТР. Это почему же?

РАДИКАЛ. Он не перестанет пока его самого не выключишь…

ПСИХИАТР. Значит вы хотите профессора выключить… Ну да понятно… на расстоянии… телепатически…

РАДИКАЛ. Пытался на расстоянии… бесполезно… он не принимает от меня сигнал… Значит надо контактно… приложится к нему…

ПСИХИАТР. Чем приложится?

РАДИКАЛ. Чем-чем… Мало ли чем? Да вот хотя бы вот этим (показывает кулак)…

ПСИХИАТР. Вы хотите побить профессора?

РАДИКАЛ. Ну если это поможет?

ПСИХИАТР. А если не поможет?

РАДИКАЛ. А если не поможет… тогда приложится чем — нибудь другим?

ПСИХИАТР. Чем?

РАДИКАЛ. Всё то вам надо знать?

ПСИХИАТР. И всё таки чем?

РАДИКАЛ. Есть у меня одна штуковина… лежит она в гараже…

ПСИХИАТР. И всё таки… давайте подождём немного… я уговорю профессора, чтобы он перстал воздействовать…

РАДИКАЛ. Посмотрим... Поверим... Ладно…

Предприниматель зовёт психиатра. Психиатр опять подходит к предпринимателю. Предприниматель засовывает в верхний карман психиатра деньги.

ПСИХИАТР. Так… Ну что у вас ещё?…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Ох! Страшно не могу спать... Сегодня приснилось мне как будто бы я хожу по знакомым и всяким нужным мне людям и приглашаю их на собственные похороны... Абсурд какой-то...

ПСИХИАТР. Что вы чувствовали во сне?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Я сильно переживал хватит ли у меня денег на собственные похороны и пытался сэкономить? Глупость какая-то, я во сне, в целях экономии, пригласил на свои похороны только нужных мне людей. Но зачем они мне нужны ведь меня всё равно не будет. Даже близких не пригласил. Сэкономил на могиле. На постаменте. Хорошо помню как землекоп меня спрашивает: «Глубоко копать или нет?» Но опять таки в целях экономии я говорю, что неглубоко надо закапывать, чтобы меньше заплатить.

ПСИХИАТР. Чтобы меньше заплатить или чтобы ближе быть к свету?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Чтобы меньше заплатить...

ПСИХИАТР. Понятно.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Потом я вижу как будто я уже сплю под землёй и слышу как сверху вбивают в землю металлический крест и я понимаю, что лежу неглубоко и крест сейчас войдёт в меня и пропорит... проткнёт мне живот. Я кричу наверх, но меня никто не слышит. Я чувствую как в меня входит этот острый, холодный крест с того света, где жизнь. Мне больно, острая боль в животе. От страха, от боли я кричу и просыпаюсь.

ПСИХИАТР. Скажите, а во сне вы не подумали, что сами ведь сэкономили на землекопе?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Во сне... Нет не подумал. (Пауза, вздохи и рыдания) Но сейчас я понимаю, что тот сон для меня является предупреждением, что если я так и дальше буду экономить на всём, я пострадаю...

ПСИХИАТР. Молодец… вы сделали правильные выводы… денег на лечение тоже не жалейте… Нам ваша финансовая помощь во как нужна… Ну ладно… (Отходит от Предпринимателя)

Психиатр присаживается рядом со Звездуном.

ПСИХИАТР. Привет телевизионным деятелям… Как наши дела?

ЗВЕЗДУН. Мне гадко на душе.. До того как попасть сюда я много пил.

ПСИХИАТР. Что? Где? И как вы пили?

ЗВЕЗДУН. Ну как все...

ПСИХИАТР. И всё таки у вас была особенность... Какая?

ЗВЕЗДУН. Ничего особенного... Пьёшь, пьёшь, не просыхая и начинаешь....

ПСИХИАТР. Начинаешь умирать, причём умирать по настоящему...

ЗВЕЗДУН. Да-да, вот— вот концы отдашь...

ПСИХИАТР.И тебя откачивают, буквально спасают от смерти и ты... вновь.... что?

ЗВЕЗДУН. Что-что?

ПСИХИАТР. И ты вновь рождаешься...

ЗВЕЗДУН. (со вздохом). Точно... вы меня прям чувствуете...

ПСИХИАТР. Что потом?

ЗВЕЗДУН. Потом хорошо...

ПСИХИАТР. Ну ещё бы... Вы же заново рождаетесь и начинаете ценить всё заново...

ЗВЕЗДУН. Да так здорово...

ПСИХИАТР. Ну а потом?

ЗВЕЗДУН. Всего этого хватает на пару месяцев... Потом всё это постепенно улетучивается, начинаешь обрастать жиром. Опять начинается тоска...

ПСИХИАТР. Словом опять необходимо организовать....? Что?

ЗВЕЗДУН. Выпивку...

ПСИХИАТР. Нет.

ЗВЕЗДУН. А что?

ПСИХИАТР. Умирание, чтобы опять рождаться...

ЗВЕЗДУН. (со вздохом). Точно.. Как вы меня правильно чувствуете... Ну да.. Начинаешь пить. И опять пьёшь до полусмерти, до смерти и думаешь всё сейчас концы отдашь, но тебя опять спасают. И ты опять рождаешься. Теперь я всё понимаю... Значит я не алкоголик что ли?

ПСИХИАТР. Экстремал вы... экстремал... Просто Шумахер какой-то... Я вам даже завидую.... Я родился всего один раз в жизни сорок один год назад 23 апреля, а вы рождаетесь в год по шесть раз. У вас нет проблем и я ничего делать не буду... Идите умирайте и рождайтесь... Умирайте и рождайтесь... Умирайте и рождайтесь..

ЗВЕЗДУН. Но...

ПСИХИАТР. Что но...?

ЗВЕЗДУН. Но я же рискую? Мне страшно...

ПСИХИАТР. О-О! Вот с этого и надо было начинать... Будем завязывать с этим экстримом?

ЗВЕЗДУН. Придётся...

Из глубины палаты вновь раздаётся бред спящего психбольного: »Симулякры… симулякры…ад того же самого…». Психиатр разворачивается в сторону крика.

ПРОФЕССОР. Когда он проснётся? Всё время спит…

ПСИХИАТР. Что… ни разу не просыпался?

ПРОФЕССОР. Просыпался… но вы же ему опять даёте снотворное…а нам может с ним поговорить хочется… он уже тут неделю… а кроме этих своих симулякров мы ещё ничего от него не слышали…

ПСИХИАТР. Услышите ещё… услышите…

ПРОФЕССОР. А правда говорят, что он ясновидец… и много знает такого…

ПСИХИАТР. Какого такого?

ПРОФЕССОР. Ну такого… за что и угодил сюда в вашу психушку…

ПСИХИАТР. Никакой он не ясновидец… обыкновенный бред…

ПРОФЕССОР. Бред… который нельзя слушать… вон Сашка из девятой палаты такой бред несёт, но его за это не усыпляют… а этого … ясновидца… вы усыпляете…

ПСИХИАТР. Пока так надо… Ему хорошо смотрите … сон спит с улыбкой на лице… и это прекрасно…

Психиатр подходит к следующему больному.

ПСИХИАТР. А это наш бродяга… Вообще-то за бродяжничество сидят в тюрьме… а вы у нас сыты и в тепле и уюте будете…

БРОДЯГА. Мне не место здесь… Я не больной… я святой …

ПСИХИАТР. Вот-вот… святой …поэтому и здесь… святой … как вы это определили?…

БРОДЯГА. Как я определил?!… Ну… я … сплю всегда с улыбкой на лице.

ПРОФЕССОР. Доктор… точно я утром видел как он спит с улыбкой на лице…

БРОДЯГА. Я всегда улыбаюсь… мне настолько светло и искренне, что мне люди готовы отдать всё последнее. Я безобидный БРОДЯГА и чистый человек поверьте мне…

ПСИХИАТР. Всё это субъективно…

БРОДЯГА. Вы меня не знаете!

ПСИХИАТР. Знаю…

БРОДЯГА. Мало знаете… Я умею наслаждаться всем, я умею находить в малом многое. Я всегда доволен всем. Ну это разве не здорово, это разве нездоровье?

ПСИХИАТР. Ну уж!

ПРОФЕССОР. Да… да у него всегда приподнятое настроение.

Из коридора доносится идиотский смех.

ПСИХИАТР. Во.. во… у нас в наших палатах у многих приподнятое настроение... показать?...

БРОДЯГА. Я никакого отношения к ним не имею… я умница…

Это сначала я кажусь психбольным… Но сначала… И некоторые люди, которые могут встретить меня на многих улицах города, видя меня всегда улыбающимся и счастливым, в лучшем случае называют меня странным, в худшем, больным. Но я не больной. Я это сразу заметил. Я закаленный. Я хожу всегда, даже зимой, в спортивной одежде, даже куртки не одеваю. Увидев меня в морозный день, можно подумать, что я мерзну, но это далеко не так. Душа моя по-доброму теплая, что мне кажется, одень я зимнее пальто, сразу разогреюсь еще больше и стану горячим. А горячая душа — это недобрая душа. Поэтому у меня нет ничего лишнего. Теплая одежда мне не нужна, я ведь всегда перемещаюсь по улице короткими перебежками, я не езжу на городском транспорте, так как у меня практически никогда не было денег, никаких денег — ни малых, ни больших. И я без них обхожусь. Вы спросите как?

ПСИХИАТР. Действительно как?

БРОДЯГА. Очень просто…Просыпаюсь я очень поздно. Ведь чем больше спишь, тем меньше надо денег на жизнь. Сказать, что я утром просто бреюсь и моюсь — это ничего не сказать. Я люблю бриться. Видили бы вы как я всматриваюсь в свое лицо?

ПСИХИАТР. Как?

БРОДЯГА. Я леплю свое лицо, улыбаясь себе в зеркале. Я долго расчесываюсь, и мне порой начинает казаться, что я расчесываю не волосы, а свои мысли.

ПСИХИАТР. Казаться...Вон как! Так… так… я вас слушаю…

БРОДЯГА Мои волосы начинают светиться, переливаясь всеми цветами радуги, излучая нечто детское и теплое. Ну… как я убедил вас, что мне не место здесь… убедил?

ПСИХИАТР. Продолжайте… продолжайте…

БРОДЯГА. Это зрелище и многие соседи по нашей коммунальной квартире, вглядываясь в то, что я проделываю над собой, опаздывают на работу.. Её Величество Доброта переполняет всю нашу коммуналку настолько, что порой меня мои соседки угощают завтраком.

ПСИХИАТР. В том то и дело, что здесь вас всегда будут кормить…вовремя… регулярно…

БРОДЯГА. У меня с этим проблем никогда не было. Я хожу в одну известную на весь город столовую. Там меня тоже любят… Там меня тоже ждут. Ждут моего доброго слова, улыбки, беспричинной радости и многого другого, о чем не знаю ни сам я, ни работники столовой. которые купаются в моей ауре доброго, отверженного, наивного…

ПСИХИАТР. И вместе с тем юродивого…бомжа…бездельника… одиночки… Поэтому вам здесь будет хорошо…

БРОДЯГА. Я не бомж…

ПСИХИАТР. Но вы же бродяжничаете…

БРОДЯГА. Возможно…Но я не бездельник… Я с удовольствием, смакуя, медленно подметаю столовую, гружу и перетаскиваю продукты, что многим сразу хочется сразу взять и распаковать и съесть эти продукты. Я не простой грузчик, я — гениальный грузчик, я — реклама продуктам. Прежде, чем грузить хлеб, я долго его нюхаю, мои вздохи от наслаждения слышны всем посетителям столовой. Аппетит повышается, продукты покупаются, кушаются. Довольны все — и продавцы и покупатели-пожиратели. Сделав свои дела, я обычно получаю в награду большую тарелку супа и каши. Еды на столе бывает так много, что мне кажется, что я такой маленький и худой ни за что не осилю всего этого. Да не тут-то было. Я медленно, долго, постепенно уминаю все, облизываю тарелку и переворачиваю ее на сто восемьдесят градусов. Кладу ложку.

ПСИХИАТР. Это зачем же?

БРОДЯГА. Чтоб повара видели, что за столом сидит довольный мужичок, символизирующий, что все окончено. Глаза мои во время трапезы светятся как у голодного кота настолько ярко, что кажется, что я сейчас вот-вот замурлыкаю от удовольствия. Как я ем! Нежно, величаво… Плотно поев, я всегда от души обнимаю своих поваров, говоря им напутствия и пожелания. Те в долгу не остаются, выливают мне оставшийся суп и гарниры в полиэтиленовые пакеты. Опять происходит великое зрелище. Я вытаскиваю из своей сетки шестидесятых годов пакетики, их бережливо поглаживаю, надеваю друг на друга, немного вдувая в них воздух, проверяю на целостность и лишь затем подхожу к большой кастрюле. Произношу два волшебных слова повару. И, действительно, происходит чудо. Содержимое кастрюлей оказывалось у меня в пакетах. Я их вновь бережно укладываю в сетку, завязываю и бегу, бегу по улицам города, наполненный радостью, что сегодня вечером я разогрею все это у нас в общаге, съем и засну с улыбкой на лице сытый и довольный. После всего этого вы хотите сказать, что я должен находиться у вас…

ПСИХИАТР. Ведь на одном настроении и подачках не выживешь… нужно учиться….нужно много читать…

БРОДЯГА. Что вы?! Я очень люблю читать. Читаю много и читаю только новые свежие книги, которых не было ни в каких библиотеках. Я часами задерживаюсь у книжных прилавков магазинов, перебегая в течение дня от одного магазина к другому. Читаю стоя, вдумчиво. Сначала это не нравится книготорговцам. Но, когда они обратили внимание, что покупатель лучше покупает книги именно тогда, когда я с наслаждением читаю ту или иную книгу, громко комментируя ее, соблазняя потенциальных читателей на покупку, они только и ждут меня! Сейчас, мол, я приду, и будет план. И вновь происходило чудо. Раскупалось все: стихи бездарных поэтов, научные труды шизофреников, ну и, конечно, все остальное. Надо было видеть, как я читал.

ПСИХИАТР. Как?

БРОДЯГА. Я словно зажигался. Мне казалось, что я держу в руках не книгу, а некую свечу пред иконой, всматриваясь в ее пламя. Глаза мои загорались от какого-то света, но света не было. Лицо моё оживало, хотя оно и так было живым (берёт из кармана зеркало и всматривается). Окружающим хотелось жить, нырнуть в мою книгу и уйти вместе со мной в тот мир, который был к сожалению только для открыт для меня. Этот порыв нырнуть в книгу возникал у покупателей, и они покупали и покупали книги. Таким образом, я прочел всю современную научную и художественную литературу. Я обошёл десятки книжных магазинов нашего города. По сути своей, если бы была должность главного читателя города, то я по праву бы принадлежала бы ему.

ПСИХИАТР. Ну вы хвастунишка… И всё таки это не показатель наши больные тоже заядлые читатели…

БРОДЯГА. Я не хвастаюсь… я вам рассказываю чем я живу…Меня везде ждут… Захожу я в чайхану или кафе, там меня тоже ждут. «Все мы люди, родные и не красиво, брезгать друг к другом» — с такими словами я всегда собираю со столов не до конца отдавшие свой вкус растворимые пакетики с чаем, собирал их в нечто, напоминавшее микропарашют. А вот… в кипятке мне никогда не отказывают. Собирая как наперсточник вокруг себя использованные стаканчики я завариваю в них чай и опускаю в них свои пакетики. Долго держу эти стаканчики в своих руках, грею руки. Делал это я с таким удовольствием, что кажется, что я пришел не пить чай, а просто погреть об стакан свои руки. Когда чай готов, начинается главная радость вечера. Я общаюсь и пью чай, пью, пью и общаюсь. Словоохотливых собеседников бывает много. Моей эрудицией, добрым взглядом, мудростью и светлыми и искренними глазами, которые всегда не бояться смотреть в глаза собеседнику, я всегда располагаю к общению. Они угощают меня пирожными, коржиками. Так я выпиваю стаканов десять-двенадцать, успев пообщаться с пятью-шестью посетителями кафе. Я говорю о красоте города, о красоте женщин, о науке, о Боге.. Меня слушают, и всем бывает так интересно, что собеседники забывали пить чай. Вокруг меня образовывается круг подслушивающих и не желающих покинуть чайхану. Чая пьём долго. Чая пьём много. И довольны и продавцы и покупатели. Кто бы мог подумать, что использованный кофе еще может сгодиться! Я утверждаю, что самое вкусное и полезное от кофе остается после варки «отжившего» кофе, то бишь у него открывается настоящая жизнь. Он отдает свои наилучшие вещества. Продавщица личног для меня размешивает в трехлитровой металлической посудине эти остатки с кипятком и начинается вторая история общения и питья кофе.

Я обычно выпиваю по три литра кофе и успеваю пообщаться с четырьмя посетителями кафе. И опять все с удовольствием наблюдали за этим занятием.. Чайхана оживает. Пьётся, разговаривается, пьётся, разговаривается. Я был счастлив. Только в полночь после длительной прогулки по ночному городу я бежал получать для себя последнюю радость дня — сон. Я всегда спал с улыбкой на лице… Я не больной я святой …

АЛЬФОНС (обрывает Бродягу). Доктор, вот я не святой человек, но и не сексуальный маньяк… Я просто… любвиобильный жизнелюб… Почему вы меня здесь держите?

ПСИХИАТР. Верю… верю… но всё равно… дорогой мой Альфонс вам придётся здесь немного побыть… (Привстаёт). Так… на сегодня достаточно… обход окончен…

Психиатр выходит из палаты

АЛЬФОНС (обращается ко всем в палате). Вы что думаете, что я сексуальный маньяк… То, что моя страсть к женщинам читается во всех моих проявлениях… Это ещё не о чём не говорит. Просто я ничего не могу поделать с собой. Не понятно почему, но часто в меня влюбляются девушки, которые младше меня в несколько раз. А мне под семьдесят. Я надеюсь прожить больше ста лет.

ПРОФЕССОР. Обязательно проживёте.

АЛЬФОНС. Вот как вы …..думаете может ли женщина влюбиться в мужчину лишь благодаря всего одному общению по телефону. В меня влюблялись именно так. Я не хвастаюсь… Влюблялись в мой громогласный и сочный бас. Когда-то мой бас гремел сотрясая нечто, что делает женщин женщинами. Им хотелось всё слушать и слушать мой голос. И они ничего не могли поделать с этим. Они открывали для себя эти волшебные звуки, которые хотелось не просто слушать. Женщинам хотелось, чтобы мой голос вибрировал внутри, как вибромассажёр. Ох! Как мечтали многие женщины, чтобы именно я шептал им своим басом в ухо какое— нибудь: «I love you.»

Да… да… я жизнелюб…. женщинолюбом. Я всегда хочу. А вы что не хотите?

В палате тишина.

АЛЬФОНС. Хотите…просто воздерживайтесь… Эта страсть настолько переполняла мою душу, что мой бас становился всё ниже и ниже. Многие пискуны-импотенты завидовали моему басу и силе. Вот она власть…

Да я не строен и некрасив. Если какая-нибудь незнакомка встретит меня на улице, то даже не предположит, что я пользуюсь успехом среди женщин. Но стоит мне заговорить, задвигаться, начать ухаживать, вытанцовывая как петух перед курицей, как для меня всегда откроется нечто ранее сокрытое. Да… да! От этого нечто мне хочется жить и радоваться. Нет… Именно поэтому ко мне тянутся многие женщины. По складу своего ума и характера я задорный и мечтательный «мальчишка с вечно торчащей пипиркой». Но это разве сексуальное маньячество! Если бы меня не было, то как много женщин недополучило бы того, что они имеют сейчас. А имели они от него самое ценное в мире — детей… Точную цифру того, сколько у меня детей в браке и вне брака я не знаю. Это меня вообще мало волнует.

Вот я лежу здесь с вами в этой психушке… А где-то в Узбекистане у меня растут дети! (АЛЬФОНС засиял от этих слов своей светлой и детской улыбкой). Я всегда был рад, что женщины всё рожают и рожают от меня... не спрашивая меня… И пусть рожают… как кошки… пусть рожают… От меня хотят иметь детей многие женщины. Некоторые даже стоят в очереди ко мне за оплодотворением.

ЗВЕЗДУН (с иронией). Ты просто Ходячий Центр… естественного, а не искусственного осеменения.

АЛЬФОНС. А хоть бы и так…Рожавшие от меня женщины никогда не предъявляли ко мне никаких претензий. Да… Я брызгал своей спермой направо и налево, лишь бы это способствовало повышению народонаселения. Но как ни странно все эти женщины считали меня законным мужем. Многие из них были замужем, но мужем считали именно меня. Их ничуть не смущало то, что они были у меня не единственными. Разве смущает курицу, понимание того, что петух на ферме один. Курица, наоборот, гордится тем, что петух уделяет ей хоть какое-то внимание.

Кобелём и бабником никто из женщин меня не обзывал. Ведь бабники -это те, которые ухаживают, проявляют активность, ищут, находят, стараются понравиться и т.п. Я этим не занимался. Женщины сами искали меня и покоряли... и я покорялся. Сил у меня на это всегда хватало. Ну разве я сексуальный маньяк…. А времени для этого нужно было немного. Женщины всегда приходили ко мне уже возбуждёнными и достаточно было мне гаркнуть своим басом, как у них выворачивалось вся душа на изнанку. В этом сами признавались многие женщины.

Я тогда был весь переполнен мужскими гормонами, а может у меня их было не так уж и много, просто они были мужицкими гормонами. ЗВЕЗДУН. Эдакий гормонист!

АЛЬФОНС. А хоть бы и так… Поэтому я никогда не нуждался в гармони и пряниках для ухаживания. Конечно… я порой переживал за всех своих «жён». Обзванивал их, обольщал своим басом и этого им хватало. После звонка в них появлялась какая-то энергия к жизни, хотя многие мои женщины растили от меня детей в полной нищете. Но у них откуда-то брались силы жить и гордиться своим оплодотворителем — отцом своих детей… то есть мною… И я действительно претендовал на то, чтобы называться «отцом народа». Маленького, но народа...

СТАРИК. Кобель ты и самец…

АЛЬФОНС. Вот— вот… Только импотенты-пискуны обзывали меня кобелём или самцом. А я как петух тем временем удовлетворял и оплодотворял ваших жён и вам пискунам ничего не оставалось делать как растить не своих, а «петушинных» детей.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Ты хочешь сказать… что мои дети… от тебя…

АЛЬФОНС. Это я вообще…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. А может и действительно не от меня (вздыхает)

АЛЬФОНС. Большинство из вас об этом даже не догадывались. Хотя в небольшом городке, в котором я жил, уже появилось «много народа» похожего на меня.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. В каком городе ты жил.

АЛЬФОНС. Это не здесь …

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. А тебя как по настоящему зовут?

АЛЬФОНС. А зачем тебе моё настоящее имя… Альфредом меня зовут…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Нет…

АЛЬФОНС. Что нет…

ПРОФЕССОР. Этого имени моя жена не произносила…

АЛЬФОНС. А ты что уже подумал… что я твою жену…? А какое имя она произносила?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Федя…

АЛЬФОНС. Редкое имя...

МУЖЧИНА. Мне от этого не легче...

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Не беспокойся, ведь это всего лишь сон...

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Вот и я сначала также подумал... Но ведь она произносит не только имя, но и кое что добавляет...

АЛЬФОНС. Что это за кое что?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Она бредит гадина и говорит: «Ну, Фёдор, не надо!». Я устал от этого... «Ну, Фёдор, не надо! Ну, Фёдор, не надо!». Разве можно с этим спать...

АЛЬФОНС. Вот когда она начнёт говорить: «Фёдор, давай, Фёдор давай»... тогда будешь паниковать.... понял?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Понял… И всё таки я покажу свою жену психиатру… тоже пусть здесь… полежит…

АЛЬФОНС. Это зачем же?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Пусть он каким-нибудь гипнозом вырежет из души это имя...

АЛЬФОНС. Вырежет и вставит другое…(смеётся)

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Какое это другое?...Если вставит, то только моё имя...

АЛЬФОНС. Хорошо... Она будет произносить твоё имя...Предприниматель… Не сбивай меня своими глупыми вопросами… На чём уж я остановился… ах да… Шло время и я всё больше и больше обрастал женщинами и детьми. Оно и понятно, ведь процент мужской импотенции и армия гомиков прогрессировала, прибавьте к этому алкоголиков и наркоманов. Не кому было оплодотворять наших женщин и... я приходил на помощь. Когда число моих детей перевалило за тысячу, в моей маленькой скромной квартирке появилась эта чёртовая психиатрическая бригада. Я знаю… Это был заговор пискунов! Они меня обвинили в сексуальном маньячестве, а ведь я был всего лишь жизнелюбом, и тысячи детей, рождённых от меня были благодарны своему появлению на свет. Зачем я здесь?

ПРОФЕССОР. А вы кто по гороскопу?

АЛЬФОНС. Я настоящий мусульманин и имею полное право на многоженство, так как этого не запрещает коран.

ПРОФЕССОР. Может быть вам в мечеть сходить проконсультироваться...

АЛЬФОНС. Я ходил к одному экстрасенсу. Тот, выслушав, одобрил моё многоженство, сказав, что таким образом, я отрабатываю свою карму.

ПРОФЕССОР. Карму...

АЛЬФОНС. Оказывается, согласно учению о карме мои жёны в моих прошлых жизнях… а жил я около тысячи раз… все родились в этой… моей жизни… и я сейчас нахожусь в долгу перед ними и должен их удовлетворять…около восьмиста нашёл и удовлетворил, осталось двести…

ПРОФЕССОР. Значит на вашу жизнь ещё хватит…

АЛЬФОНС. А в гороскопы… дорогой профессор я не верю… ПРОФЕССОР. А я верю…Сам я по гороскопу телец и родился в год быка. Моя жена по восточному календарю овца, теща змея, родители собака и кошка… Вот и поэтому страдаю…. и нахожусь здесь…

Звонит мобильный телефон предпринимателя. Предприниматель берёт свой мобильник. Все остальные с любопытством слушают связь предпринимателя с «забольничным миром»

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Алло! Сергей… Постарайся убедить наших покупателей в том, чтобы не покупали большие фаллосоэмитаторы, а брали те, которые поменьше. Нам выгоднее и удобнее продавать маленькие за 2200, чем большие, но за 5500. Мы за одну поездку можем больше привозить и экономить на транспорте. Борись с гигантоманией. Дай трубку Марье Ивановне…. Мария Ивановна!… Вы утверждаете, что посетителям-мужчинам надо наоборот показывать этих гигантских орлов, чтобы мужчины почувствовали своё мужское ничтожество и покупали наши товары. По— вашему лучше продавать большие за 5500, чем маленькие, но за 2200. Я не согласен с вами.

Вот вы мне скажите почему в прошлом месяце, прибыль нашего сексшопа была выше, почему?... Потому что мы продавали маленькие за 2200, а не большие, но за 5500. Вы понимаете это. Дайте трубку Зайтуне Ибрагимовне… Зайтуна Ибрагимовна!... Вот, что тебе самой импонирует большие за 5500 или маленькие, но за 2200. Да…да… я о поршеньках…(пауза)… да не волнуйтесь вы… не скажите… ну ваше право… ну тогда скажите мне, что у вас больше заказывают знакомые и подруги… большие за 5500, а не маленькие за 2200… Отдай трубку Марии Ивановне… И всё таки не надо нарушать права потребителей, лучше все — таки продавать большие за 5500, чем маленькие, но за 2200. Мария Ивановна, мы ведь вчера, во вторник продавали большие за 5500, а не маленькие, но за 2200. Так! И дневная выручка была меньше, а сегодня выручка больше, а почему, потому что сегодня мы продавали эти чёртовы фалосоэмитаторы за 2200 и маленькие, а не за 5500, но большие. Сергею передайте трубку… Сергей… Помоги… сегодня наш экспедитор и шофёр в командировке, перенеси в соседний сексшоп, т.е. наш филиал, пять больших фалосоэмитаторов. Это от вас недалеко. Две остановки на трамвае. Возьми накладные, получи товар. Только не бери их в охапку…так у нас не ходят. Ты так всех людей распугаешь. Возьми какую-нибудь авоську. Сверху прикрой товар бумагой. Чтоб людей не пугать. Ну пока….

ПРОФЕССОР. Да… забавная у вас работа… прям кузнец… маленьких радостей…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ. Почему маленьких. Зайдите в мой сексшоп и вы увидете, что в основном его посетители мужчины, причём большинство из них просто любопытствующие, и лишь остальные истинные сексшоповцы. Знали бы с какой радостью они убегают с нашими покупками…Истинного сексшоповца определить легко — взгляд его не настолько любопытствующий, а больше думающий... думающий о том, что бы такое сотворить со своей подругой, чтобы та сегодня ночью увидела небо в алмазах. Истинный сексшоповец руководствуется принципом: «Дешевле купить нечто в сексшопе и подарить небо в алмазах, нежели купить нечто алмазное в ювелирном магазине». Ведь чаще всего нечто алмазное покупают мужчины тогда, когда уже не могут сотворить своим подругам небо в алмазах.

Истинного сексшоповца можно распознать по его жаргону, он меньше улыбается, находясь в сексшопе. Если его послушать, то складывается впечатление, что находишься не в сексшопе, а в детском мире. Подайте— ка мне вон ту игрушку….А теперь во-он ту куклу… Сколько стоит эта машинка?...

ПРОФЕССОР. А я вот учёный… и я б ни за что не посетил бы ваш сексшоп…

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. И учёные приходят… что они не люди что ли? Только они выражаются по научному. Например, я случайно подслушал такое выражение: «Вчера совершал поршнеобразные фрикции и колебания, и оказалось, что трение с метилфосфатоформальдегидной мазью было выше, чем с обыкновенным вазелином!»

Или «Я вчера приходил к вам по протекции, по поводу своей эрекции, которая у меня уменьшилась после хирургической резекции.» А один учёный так и заявил, дескать, для того чтобы заполнить свой семенной мешочек, хрякни перед этим стакан сметаны и закуси грецкими орехами, ¸после чего пережми семенной канатик и нажми на точку УШУ и пропеллер заведется. Этот прием называется приёмом Карлсона, в честь мужчины, который как известно был всегда в самом расцвете сил. Я рассказал своей жене об этом и теперь, когда я по утрам пью сметану, жена говорит мне, что дескать я семенной мешочек заполняю.

Есть сексшоповцы, говорящие лозунгами. Вот уж истинные патриоты своей отчизны. Подходит один такой патриот к отделу презервативов и громко декларирует:

«Ударим по отечественным резинотехническим изделиям ударным трудом, — а сам обманщик, потом импортные презервативы покупает».

Опять звонит мобильник предпринимателя. Предприниматель берёт мобильник.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Сергей… ты где едешь… так…понятно… в трамвае… что … что произошло… Чувствуешь, что в трамвае стало как — то веселее. Всматриваешься в лица ….Не понимаю… Лица многих женщин порозовели …Опять ничего не понимаю… Трамвай как бы разделился на две части. Часть стоит вокруг тебя, зажав тебя в плотном кольце …. причём большинство из них женщины… Что они хотят от тебя?.... Смотрят на тебя так серъёзно, что как будто он что -то им должен… Ты посмотри товар на месте… бумага которой были прикрыты все фалломоэмитаторы развернулась…. головка фалосоэмитатора выглянула… хорошо выглянула. Так выглянула, что многие пассажиры улыбнулись. Ты не смущай там людей… Посмотри товар на месте… Что… что… одного не хватает… что случилось (предприниматель долго слушает и бросает мобильник на кровать). Чёрт возьми.

ПРОФЕССОР. Что нибудь случилось?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Случилось! Представляете он выронил все пять фалосоэитатров на пол трамвайного салона. В салоне поднялся шум, истерики, крики, даже приступ хватил одну женщину.

ПРОФЕССОР. Представляю.. Как к моим ногам подкатывает нечто пожожее на мужское достоинство, но без его носителя. Ладно я мужик… ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Нет вы плохо себе представляете. Там в трамвае пассажиры передают друг другу не талоны, а фаллосы…. Тьфу… Одну… свиснул кто -то. А недосдачу мне придётся покрывать… Говорил же лучше взять маленькие и за 2200, чем большие, но за 5500. Не вывалились бы они из авоськи.

БРОДЯГА. Авоська это хорошо… Авоська это прекрасно… но я ношу с собой всегда портфель… Вы хоть знаете зачем здесь… А вот я зачем здесь… Говорят за бродяжничество… Вы только что это слышали от доктора. Это какой из меня бродяга?!…

ПРОФЕССОР. Ну ты же болтался по столовым… сам же ты себе ничего не готовил?

БРОДЯГА. Это почему же…Я вам ещё не всё рассказал… Я всегда имею прозапас…Я ношу крупу... точнее разные крупы в своём портфеле. Ну и что… Вы спросите: почему? А как же выжить сейчас в большом городе. Денег у меня практически не было, и поэтому я не мог себе позволить не только сходить в платный туалет и проехаться в городском транспорте, но и более скромные потребности.

Кашу я иногда сам варил вкусную, но обходился без масла. «Зачем масло... Самое лучшее масло — это овсянка. Она всё смажет. Главное огоньку немного и водички», а маленькая кастрюлька у меня всегда имелась в моём портфеле. Ещё портфель забрали…

Портфель у меня был старый... ещё от отца оставшийся. Это был не просто портфель — это была реликвия, хотя довольно рванная и потрёпанная. Увидев в руках у меня этот портфель, можно было сказать: какой я скромный человек… какой я странный, нет чтоб выкинуть это барахло на помойку. Ан нет! Я гладил его и бережно укладывал в него какие-то бумажки. А о том, что он набит крупами никто и не догадывался.

ПРОФЕССОР. И говоришь ты как мяукаешь… Ты наверное в прошлой жизни был кошкой?…

БРОДЯГА. Говорю я только тогда, когда люди просят меня об этом. А так я больше слушаю людей. Ну какой из меня вредитель общества… Ну зачем меня сюда положили?

ПРОФЕССОР. Я давно наблюдаю за тобой… И действительно лицо твоё светлое, глаза блаженные… глаза святого, глаза доброго животного, глаза мудрого кота. Да, именно кота. Ты действительно похож во всём на кота. Имеешь усы, медленные жесты и движения.

БРОДЯГА. И гулял я по миру как кот, сам по себе. И всех я устраивал, и каждый мне хотел налить «тарелку с супом». Поэтому проблем с питанием и с чаепитием у меня не было. А то бродяжничество… Я мог появиться в совершенно незнакомой компании. Стоять и глядеть своими спокойными и мудрыми глазами. Люди сразу замечали и звали меня к столу. Если этого не происходило, я мог расположится где-нибудь в прихожей на коврике или на маленькой табуреточке и спокойно сидеть. Это происходило так естественно, что неудобно было меня не пригласить в спальню и уложить, но перед этим, конечно хорошенько накормить.

ЗВЕЗДУН. Ну ты действительно кот…

БРОДЯГА. Я ночевал у многих. Я был счастливым талисманом во многих семьях. Одет я был всегда очень скромно. Моя рубашка была выцветшей, но чистой. У меня вся одежда была старой и истёртой. Но я не был вонючим бомжом-бродягой… Руки мои были тоже чистыми. Чистыми настолько, что казалось, что я их облизываю. Одежда моя была очень чистой, но мылом не пахла и поэтому казалось, что я просто как вылизываю её.

ПРОФЕССОР. Как кот вылизывает…

БРОДЯГА. Я носил ботинки пятьдесят второго... года рождения. Они были также весьма чистыми. Брюки также были в порядке. И почему я всех не устроил? Вот представьте себе, что вы сидите дома, мечтая о хорошем собеседнике. Вы готовы к тому, чтобы с кем-то пообщаться и наполнить свою душу нечто прекрасным. Вы мечтаете сходить в храм, к святым, к монахам или на худой конец к психологу. И вдруг я появляюсь у вас дома!… Я стою в прохожей и вы можете, не заметив меня пройти мимо, но в какой-то момент вы заметите меня, но вы мне в силу каких-то причин никогда не скажите: «Кто вы? Выйдите вон!». Потому, что я посмотрю на вас своими глазами. И вы меня увидите…

ЗВЕЗДУН. Увидим кота, которого не захочется прогнать.

БРОДЯГА. Вы не будете меня пинать и выгонять. Я зайду к вам, посмотрю на вас и вы приветливо скажите мне: «Ты что здесь стоишь, заходи... заходи». Я пройду на кухню и сяду. Вы начнёте общаться. Вы всю душу мне изольёте. А я вас буду слушать… но молчать. Лишь изредка я буду что-то говорить вам, но в эти мгновения я буду попадать в точку и вы будете понимать, что я вас до предела глубоко понимаю и переживаю за вас. И в эти секунды вы будете ощущать свою сущность. От неё вы будете вздрагивать со слезами радости. Это будет... это обязательно случится. У вас будут эти мгновения, но сейчас вы о них только мечтаете. Вы сразу начнёте понимать то, что вам всю жизнь не хватало. Вы побываете на сеансах сотен психотерапевтов и не достигнете того, что я организую вам в одно мгновение. Я скажу вам нечто такое, что вы вздрогнете, заплачете и всё... вы враз изменитесь… жизнь ваша потечёт иначе.

Некоторые из вас не выдержат этой благодати и в знак благодарности сами того не замечая будут падать мне в ноги... и рыдая благодарить меня. Будут и такие, которые закидают меня валютой и деньгами..

ПРОФЕССОР. Размечтался…

БРОДЯГА. А я, «облизнувшись» поблагодарю за чаепитие и удалюсь, не взяв ничего. Зачем мне ваши доллары. Не в них счастье. Вы меня накормите. Со мной разговоритесь, всё будет хорошо. Всё будет отлично, но через некоторое время я всё равно уйду от вас. Вы не заметите этого. Где я?

ПРОФЕССОР. В психушке…

БРОДЯГА. Куда я делся? А я ушёл гулять.

ПРОФЕССОР. Ну да… Ведь коты гуляют сами по себе.

БРОДЯГА. То-то… И этого прекратить вы не сможете.. ни за какие деньги, доллары, средства. Мне они не нужны. Мне нужно немного. Всего лишь свобода. Чтоб гулять самому по себе. Я ушёл. Дверь открылась, и я ушёл гулять, ушёл к другим. И везде мне рады. Я к другим зайду и там меня примут также с теплотой и добротой, зная, что я несу нечто доброе и хорошее. У меня никогда ни копейки в кармане не было. Мне деньги не нужны. А вдруг голод, а как выжить? Поэтому, как уже было сказано, в портфеле у меня всегда была крупа. Кипяточек мне всегда прыснут, я его всегда где нибудь да согрею. И овсянки я себе всегда сделаю и проблем голода уже нет. На овсянке можно выжить. Её не то что я, её лошади кушают и ничего... энергичны.

Только вы не подумайте, что я был подхалимом, что дескать голод заставлял меня изворачиваться и косить под кота, дескать он обаятельный психолог, эдакий манипулятор человеческих душ, эдакий игрок в святого ради того, чтобы меня накормили и напоили. Меня везде ждали.

ПРОФЕССОР. Ну-ка посмотри-ка на меня… да… В глазах твоих ничего человеческого. Ведь человеческого… всё от кота. Глаза твои блаженные.

АЛЬФОНС. А как у тебя с женщинами?

БРОДЯГА. Я женщин никогда не имел. Я мальчик, несмотря на свои пятьдесят пять.

ЗВЕЗДУН. А может ты голубой…

БРОДЯГА. Нет…

ПРОФЕССОР. Ну тогда педофил…

БРОДЯГА. Вы сами голубые педофилы… В меня действительно влюблялись многие женщины и девушки.

ПРОФЕССОР. Влюблялись в твои кошачьи глаза и усы?….

БРОДЯГА. Может быть… Они страдали от этой безответной любви. Одна женщина была готова отдать мне всё своё последнее. Своей святостью и аскетизмом я нравился многим женщинам. Моя проникновенная, глубокая речь доставала глубоко... очень глубоко, многих женщин. Это была не та глубина, которой балуешься ты (обращается к Альфонсу) или сексуально-озабоченные мужчины. Увы! Некоторые женщины в силу этой безответной любви пытались даже покончить собой. А я тем временем, сам того не замечая, влюблял в себя многих и многих женщин. Я мог оказаться у ног семейного ложе любой семьи.

ЗВЕЗДУН. Да… действительно кот…

БРОДЯГА. Я только грел их ноги и не более. Поэтому мужья не ревновали. Они принимали меня таким какой я есть. Но жёны... жёны безответно влюблялись в меня.

Я жил со своей матушкой. Я порой уходил от неё на недели, на месяцы. Но матушка была спокойна, зная, что я всё равно вернусь. Мать не переживала за меня. Я заявлялся как ни в чём не бывало через пару месяцев и мать молча меня встречала, кормила, укладывала спать и я засыпал с улыбкой на лице. Но я не был ободранным котом после самцовых похождений.

АЛЬФОНС. А ты с женщинами не жил?

ПРОФЕССОР. Как он может жить с женщинами?… Он же мальчик..

БРОДЯГА. Одна женщина как-то вцепилась в меня и сказала давай дескать живи у меня. «Ничего не делай, просто будь со мной, я тебя буду кормить... Ты только говори что нибудь. Я хочу тебя слушать и слушать...Просто сиди. Я без тебя не могу». Но она чувствовала, что я убегу. Она заперла меня. Я всё равно убежал. Я сломал стену. Она закрыла меня металлической дверью, но я своим телом продавил кирпичную кладку и сбежал от этой женщины.

ПРОФЕССОР. Кота нельзя запирать, если нужно он может перегрызть всё, что угодно… А в целом я тебе завидую… Я то ведь наоборот боюсь выходить на улице… Раньше я был совершенно другим. А как стал пить эти лекарства… как дали инвалидность… вот и пошло… Сейчас, как будто меня подменили. Я как этот..... человек в футляре, не желаю никого видеть. Я даже у себя дома поставил шкаф поперёк комнаты, отгородил себе занавесочкой такой уголок, поставил туда кровать и лежу за этой занавесочкой всё время. Выхожу оттуда только покушать, когда жена приходит с работы и обратно юрк за занавесочку и под одеяло. И читаю под одеялом книжки….

БРОДЯГА. Да… жил себе человек за шкафом никому не мешал… вас видать тоже ни за что сюда… Да… А как же вы читаете за шкафом, под одеялом темно же?

ПРОФЕССОР. С фонариком… У меня там свой мир и поэтому я никого туда не пускаю. И ни на что я этот мир не поменяю… Слышите… ни на что… (в приступе) У меня какая-то непонятная жадность на этот мир, словно кто-то в него может проникнуть.

БРОДЯГА. А что действительно туда в этот мир к тебе никто не проникали?

ПРОФЕССОР. Под одеяло проникали.

БРОДЯГА. Интересно кто?

ПРОФЕССОР. Кто-то… жена… В плане близости у меня всё нормально. По моему даже стал более энергичным в этом плане. Но... Но проникнуть ко мне под одеяло не значит, проникнуть в мой мир... Я прячусь там от этого жестокого мира.

Я сильно разочаровался в этом жестоком мире.

ЗВЕЗДУН (оказывается подслушал). Ну конечно ты создал себе хорошенький мирок. Там тебе ничего не надо. Жена всегда накормит, книжку из библиотеки принесёт… когда надо нырнёт к тебе за шкаф или под одеяло…

ПРОФЕССОР. Зато я тоже ненасытен на знания. Я восторгаюсь всему прочитанному. Я прочитал за шкафом всю зарубежную научную и литературную классику. Как-то ко мне пришёл мой однокашник, преуспевающий учёный, который объездил весь мир. Он мне так и сказал, что объездил весь мир, а мира не видел и не знает, а я дескать живу здесь за шкафом и чувствую и вижу перед собой миры, которые я никогда не увижу и не узнаю, хотя возможно там и побываю.

ЗВЕЗДУН. У вас есть дети?

ПРОФЕССОР.. У меня сын.

ЗВЕЗДУН. Ну и как ты с ним общаешься?

ПРОФЕССОР. Прекрасно общаюсь. Сынок… если не может что— то сделать из домашнего задания, всегда идёт ко мне за шкаф. Он знает, что у него есть папа, который живёт за шкафом и там можно получить все знания. Он гордится отцом. И даже в чём-то подражает мне.

ЗВЕЗДУН. Что тоже отвёл себе уголок и занавесочку за шкафом?

ПРОФЕССОР. Шкафов у нас больше дома нет, а вот занавесочку повесить просил. Книжки также читает с фонариком под одеялом. Он также имеет интерес к наукам. Портит зренье. Признаться я не хотел бы, чтобы мой сын вырос и стал бы человеком, который жил бы за шкафом.

ЗВЕЗДУН. Ну смотри догонит отца… вместе лежать будете…

Звездун встаёт из койки. Подходит к окну из которого видна Останкинская башня и начинает на неё молится. Увидев это сосед по койки — Старик берёт Звездуна за руку и отводит его к окну, где видна церковь.

СТАРИК. Туда молись… на церковь молись…

ЗВЕЗДУН. На церковь… Её мой однокашник на свои деньги… построил… знаешь сколько он туда бабок ухнул… А ты знаешь какие это деньги. Это мафиозные деньги… они на крови… и церковь твоя на крови…

ЯСНОВИДЕЦ (как бы услышав). Симулякр… симулякр… симулякр…

ЗВЕЗДУН. Правильно… церковь твоя симулякр… или по народному… туфта…

Звездун упрямо отходит от окна где видна церковь к окну, где видна останкинская башня и упорно начинает молиться на останкинскую башню… Старик опять берёт его за руку… и отводит его к окну, откуда видна церковь…

СТАРИК. Ты с этим не шути… так не играют…

Но Звездун опять упрямо возвращается на своё старое место. Он стоит на коленях перед башней Останкино.

СТАРИК. Тьфу… (начинает молиться на церковь)… Господи… ИИсуси… спаси… господи…

СТАРИК встаёт и подходит к Звездуну. Смотрит сначала на Звездуна, потом на останкинскую башню.

СТАРИК. Ух! Какая вымахала… Не ровень она тебе моя церквушка… (разворачивается опять на церковь) не ровень…Здесь меня крестили… здесь и отпевать будут… (разворачивается опять на церковь и молится, затем опять разворачивается и всматривается в останкинскую башню). Понастроили «храмы» без колоколов, но до небес… Даже самые высотные в мире храмы никогда не доставали до облаков… а эта… упирается в небо… ближе к самим небесам… Телевидение… Тьфу! Зачем ему нужны колокола?… Видна отовсюду… гадина… даже отсюда (опять всматривается в останкинскую башню) Кажется вот она близко перед тобой, идёшь, идёшь, а прийти не можешь. Она словно мираж, то выныривает, то исчезает, то опять выныривает…Высокая… главная… главная задница страны. Говна хватает… Тьфу! Заводская труба и та чище тебя… Вставай (обращается к Звездуну, но тот не встаёт)… Господи… спаси иисуси.. господи… господи (СТАРИК молится)

Услышав как молится СТАРИК, другой сосед АЛЬФОНС, который видимо иной веры раздражается и начинает тоже на зло старцу молится.

АЛЬФОНС. ОО-Ааа ллах апппар… ОО-Ааа ллах апппар… ОО-Ааа ллах апппар…

СТАРИК (услышав Альфонса также назло отвечает ему). Господи иисуси.. господи ииисуси…

АЛЬФОНС (ещё больше войдя в азарт). ОО-Ааа ллах апппар… ОО-Ааа ллах апппар… ОО-Ааа ллах апппар…

СТАРИК (упрямо). Господи иисуси.. господи ииисуси…

АЛЬФОНС (ещё громче). ОО-Ааа ллах апппар… ОО-Ааа ллах апппар… ОО-Ааа ллах апппар…

За всем этим наблюдает Профессор. Он оборачивается то в сторону Альфонса, то в сторону старика… И наконец он решил рассудить спорящих.

ПРОФЕССОР. Харри –харри Кришна — харри Харри –харри Кришна — харри Харри –харри Кришна — харри Харри –харри Кришна — харри.

В хор вступает ясновидец.

ЯСНОВИДЕЦ. Симулякры… симулякры… симулякры…Ад того же самого…

АЛЬФОНС и СТАРИК на некоторое время умолкают. И всё таки они вновь… принимаются за своё… Только теперь уже на всю палату звучит это молитвенное четырёхголосье: «ОО-Ааа ллах апппар… Кришна — харри Харри –харри Кришна — харри Господи иисуси.. господи ииисуси… Симулякры… симулякры… ОО-Ааа ллах апппар… Кришна — харри Харри –харри Кришна — харри Господи иисуси.. господи ииисуси… Симулякры… симулякры…». Всё это через полминуты пресекает ЗВЕЗДУН.

ЗВЕЗДУН (громко). Хватит…хватит… хватит… (наконец встаёт с колен и ложится к себе на койку)

СТАРИК (подсаживается к Звездуну) Сынок… ты что ли действительно работаешь там… на телевидении…

ЗВЕЗДУН. Работаю (со вздохом)… Дед…. Вот ты скажи… Зачем нам сейчас нужны колокола? Ведь телевидение ежедневно входит в наш дом без звонка и разрешения, хотим мы этого или нет. Кто -то может возразить, сказав: «не включай телевизор или вырубай его когда не желаешь слушать и смотреть». Так — то оно так, но народ наш, особенно городской, уже давно страдает телеманией. Народ подсел на телеиглу, главная из которых Останкинская башня. Понятно…

СТАРИК. Это как это?…

ЗВЕЗДУН. Да!… Да!… Она дразнит своей высотой самоубийц, своей информационной властью бунтарей, своим охватом бизнесменов, политиков, артистов и прочих тщеславных нарциссов нашего общества. Да!… да!… говна хватает… Да!… мы не можем сориентироваться в этой вакханалии ненужной и нужной правды, идиотизма и интеллектуальности, любви и порнографии, истинного искусства и суррогатов бездарных, но богатых теледеятелей… Да этот так… Но попробуй не дай всего этого… хотя бы один день… народ взвоет…

СТАРИК. Не взвоет… у меня нет телевизора…А ты всё таки на останкинскую башню молится брось… (привстаёт и уходит к себе на койку)

Ночь. Все укладываются спать. Засыпают. Старик не ложится. Думая, что никто уже не видит старик ходит по палате и откровенно поглаживает свой пах. Это смешно. Он то ложится в постель, то встаёт и опять начинает гладить пах. Порой он оттягивает резинку штанов и вглядывается под штаны. Как бы ища… что-то… Потом ложится. Берёт из своей тумбочки фонарик. Весь с головой накрывается одеялом. Включает фонарик под одеялом. Складывается впечатление, что он что-то ищет в своём теле. Потом резко опять встаёт гладит пах. Оттягивает штаны и вновь всматривается в паховую область. Всё это видит ЗВЕЗДУН.

ЗВЕЗДУН. Старик… ты что яйца потерял?…

СТАРИК. Какие яйца…

ЗВЕЗДУН. Свои…

СТАРИК. Мои… Какие яйца… Нет…

ЗВЕЗДУН. Что нет… яиц нет?

СТАРИК. Не терял я ничего…

ЗВЕЗДУН. А что тогда там ищешь и гладишь?…

СТАРИК. Так тебе всё и расскажи…

ЗВЕЗДУН с любопытством подходит близко к старику.

ЗВЕЗДУН. Что у тебя там… что ты там спрятал? Яйца Фаберже? Деньги?

СТАРИК (испугавшись, отбегает от Звездуна). Нет…

ЗВЕЗДУН. Деньги… спрятал… точно деньги… Ладно… я пошёл спать…

Звездун ложится. СТАРИК привстаёт и подсаживается к Звездуну.

СТАРИК. Ты прав я в своих штанах деньги держу… только ты об этом никому не говори…

ЗВЕЗДУН. Сколько…

СТАРИК. Много… пятьдесят тысяч долларов…

ЗВЕЗДУН (от удивления привстаёт). Ну старик… ты даёшь… Откуда у тебя они?

СТАРИК. Это долгая история…

ЗВЕЗДУН. Ну расскажи…

СТАРИК. Ну ладно… Я тебе вот что скажу… я ведь раньше тоже как ты на башню молился…

ЗВЕЗДУН. На какую башню?

СТАРИК. На другую…

ЗВЕЗДУН. Какую… такую другую…

СТАРИК. Отсюда её не видно…

ЗВЕЗДУН. Это которая на Шаболовке…

СТАРИК. Нет…Это которая в Париже…

ЗВЕЗДУН. Да иди ты… тоже мне шутки…

СТАРИК. Я не шучу сынок… я на Эйфелевую башню молился… да да… на Эйфелевую башню, которая в Париже… мечтал в Париж уехать… От своих неблагодарных детей…И сейчас мечтаю… Только вот на Эйфелеву башню больше не молюсь… на церковь молюсь…

ЗВЕЗДУН. Старик… откуда ж у тебя такие деньги… ты действительно немножечко того…

СТАРИК. Все мы немножечко того... Кстати именно на это и надеялась моя дочь, которая мечтала положить меня в психушку, чтобы забрать мою трёхкомнатную квартиру…

ЗВЕЗДУН. Как видно мечты её сбылись… Не так ли старик… (Похлопывает с улыбкой по плечу старика)

СТАРИК. А вот и не так…

ЗВЕЗДУН. А как…

СТАРИК. А вот слушай как… Она гадина… тобиш моя дочь привела меня к врачу… но не сказала, что к психиатру, что собирается справку на меня оформить, что я немножечко того… А я то сразу смекнул к чему всё это и подслушал весь разговор дочери с психиатром…

Он её спрашивает, почему дескать оставили старика в коридоре дескать пригласите его… дескать я осмотрю старика…а она ему…» А что действительно можно определить как человек сходит с ума?» А он ей…что дескать «можно… только для чего вам это нужно» и говорит, чтоб меня позвала в кабинет…. Я то сразу догадался, что если психиатр действительно определит, что я ненормальный, то мне квартира уже точно не светит… А если я нормальный то квартира ей… фик… А она ему прямо и заявляет: «Понимаете в чём дело... Нам нужно, чтобы наш старик был немножечко того... Нужна справка об этом... Я готова оплатить за это.... Сколько это будет стоить? »

ЗВЕЗДУН. Вот это поворот... Это любопытно...

СТАРИК. Я как дурак планировал оставить завещание на свою трёхкомнатную квартиру.... Дочь позвала меня в кабинет и мы с психиатром обо всём поговорили…

ЗВЕЗДУН. О чём же?

СТАРИК. Я ему всё и выпалил, что дескать…Ну разве вы не видите, что это за люди... Я как-то по глупости оформил было завещание на их имя... и через месяц почувствовал, что они стали изживать меня с этого свету... словно желая во чтобы то не стало завладеть квартирой.

Я трясся за свою жизнь... Мне даже показалось, что они готовы отравить меня... Но я живучий... Я им ещё покажу... Я продам свою квартиру и поеду доживать свою старость... в Париж...

ЗВЕЗДУН. У вас там родственники?

СТАРИК. Я пойду в дом престарелых? За доллары, счас всё возможно...

ЗВЕЗДУН. А как же виза?

СТАРУШКА. Я всё узнавал... поеду через турфирму... по виниюксу...

ЗВЕЗДУН. Ты хотел сказать по бинилюксу?

СТАРИК. Да...да это тур по Европе... заодно Европу посмотрю...А им фик....

ЗВЕЗДУН. Зачем сразу в Париж ехать? С такой квартирой можно и здесь хорошо зажить... Вон сейчас можно оформить договор ренты и вас до конца жизни будут опекать, давать деньги и даже телевизор с холодильником подарят...

СТАРИК. У меня уже был такой договор. Они тоже чуть не убили меня... Они стали не опекать, а пасти меня... Пасти мою смерть. Им ведь выгодно, чтобы я умер... Поэтому они из добрых побуждений всё равно всячески умертвляли бы меня. Я сидел дома и опять трясся, ожидая их когда они придут. Я не открывал им дверь... Еле-еле прервал договор... ладно знакомые помогли... Вообщем натерпелся… Уф! (вздыхает).

ЗВЕЗДУН. Ну и что дальше… Ты действительно… умный старик… У тебя всё хватает…

СТАРИК (взбодрилась и хихикает). Это у меня-то не хватает!... А знаете ли вы, уважаемый работник телевидения, что я благодаря своей квартире хорошо зарабатывал... Да я стар... А знаете ли вы, что у меня была близость с молодыми девушками, которые меня в два... три раза моложе... И всё благодаря этой чёртовой квартире...

ЗВЕЗДУН. Старик ты умён настолько, что безумен... Я начинаю сомневаться... Может действительно ты немножечко того...

СТАРУШКА. Того… не того… Молодые девушки квартировали у меня... они опекали меня... они имели близость со мной... а всё ради того, чтобы я оформил завещание на них... И я оформлял... показывал им и через неделю... переоформлял... на другого... Молодёжь пошла сейчас испорченная... на всё готовая...

ЗВЕЗДУН. Слышь старик… если я тебя ещё немножко послушаю, то у меня развалятся, как карточный домик, все представления о стариках... Откуда в вас всё это... Или вы всегда таким были? СТАРИК. А в Париж я всё таки поеду... Вот выйду отсюда, продам квартиру… и поеду в Париж… (немного плачет)

ЗВЕЗДУН. (успокаивая). Обязательно поедете... Только вот примут ли вас там...

СТАРИК. Если не примут... Спрыгну с Эйфелевой башни...

ЗВЕЗДУН. Вы спрыгнете?… не спрыгнете... Такие как вы не прыгают… Впрочем, чёрт вас знает... Я то вон тоже… когда меня уволили хотел с Останкинской сигануть… Старик… А у тебя, что кроме дочери больше нет никого…

СТАРИК. Устал я от своих детей, внуков. Вообще-то они у меня все умные, обученные. Институты кончали. Вот и меня учат жить. Младшенький, голубок, научил меня сидеть на воде и хлебе. Полезно, говорит, это и экономно. А чтоб не скучать мне одному в своей однокомнатной квартире, дети меня взяли к себе, поставили раскладушку в прихожей. Теперь я у них громоотвод. Приходит внучок из школы — тырк меня своим ботинком в бок — это означает, что он получил сегодня двойку, тырк два раза — две двойки. Но иногда этот голубок меня так отпинает, — это значит, родителей вызывают в школу. Не обращайте внимания, что я всех детей и внуков голубками называю. Я ведь в молодости голубятником был.

Старший голубок возвратится с работы недовольный, злой — опять зарплату не выдали. Тырк меня. Опять я виноват. И так весь день.

А младшенький голубок, душевный такой, бизнесмен. Недавно обнял меня и говорит: «Живи, папаня, долго, но лишка не давай». Вот и я думаю, что Бог на этом свете мне срок продлил, чтобы, наверное, я все свои грехи успел искупить. Хи! Хи! А грешил-то я много. Видимо быть мне долгожителем.

ЗВЕЗДУН. Это ж почему…

СТАРИК. Когда грехов много… надо и годков много… чтоб их отмыть… А душевность младшенького моего, бизнесмена, я понимаю. Все дело опять в этой моей трёхкомнатной квартире. Но ведь не знал он, хи!, хи!, хи!, что я ее тогда продал, что решил отдохнуть от детей и внуков — и по миру покататься.

ЗВЕЗДУН. То есть как это продали…

СТАРИК. А вот так…Продал за пятьдесят тысяч долларов…И поэтому держал их у себя вот здесь (показывает в пах)… А ты яйца… яйца… вот такие яйца…

ЗВЕЗДУН. На такие деньги модно купить одно яйцо… Фаберже… но маленькое…но одно…

СТАРИК. Я относился к деньгам так же, как к любимым голубям, — гладил их, целовал. В молодости ведь я голубятником был. Деньги мне всегда голубей напоминают. Летают и движутся они в пространстве как обученные голуби. Из одной голубятни в другую. А все равно прилетают в главную голубятню страны — Центральный банк. Вся страна наша — это сплошные голубятни. Все держат зеленых голубей, то есть доллары.. Конечно, их Америка обучила, чтобы они возвращались обратно. А мы их не выпускаем. А что, если бы мы их разом выпустили? Вот и я держу своих зеленых голубков, не выпускаю. И где только они не находились. Сначала держал их в коммерческом банке, потом в литровой банке, засыпанной пшеничной крупой. Внучок учуял: «Дед, говорит, плати мне дивиденды с хранимой суммы за неразглашение информации. Платил ему эдакому рекитиру. Нет, думаю надо быстрей уезжать.

Потом перенес своих голубков в туалет. Спрятал под унитазом. Уж больно нравилось мне это место. Сидишь в туалете, светло, тепло, опустишь руку под унитаз и гладишь своих голубков и мечтаешь. Даже засыпал порой там, мечтая о Париже.

Потом старший приставать стал: «Что-то ты отец долго задерживаешься.». «Понос, — говорю, метеоризм». Учуял таки, думаю про себя. И, действительно, учуял. Говорит: «Что-то твой метеоризм без звука и запаха. Лечить тебя будем. Сам, говорю, лечи свой гайморит и глухоту. С поносом я долго не протянул, и голубки мои перелетели ко мне. Вот сюда (Показывает в пах). Вот здесь у меня живут. Как говорится, все свое ношу с собой. Сидишь и гладишь своих голубков. Засыпаешь, проснешься, опять гладишь. А в голове Париж… Только ты … это… не кому не говори, что у меня здесь такие деньги…

ЗВЕЗДУН. Да ты.. что старик… за кого ты меня считаешь…

СТАРИК. Вообще-то я человек экономный. Жил всегда на десять рублей в месяц…

ЗВЕЗДУН. Как это…

СТАРИК. А вот так. Ел только каши…как и наш бродяга. пшеничную… овсяную. Я этими крупами запасался, съездив в деревню в... поле. Пью чаи из трав и листьев. И ничего у меня в желудке не урчит. Я радовался всегда тому, что экономил большие деньги. Я таких денег конечно не имел, но уже их экономил.

СТАРИК. Я например не пользуюсь городским транспортом. Экономия 300 рублей в месяц. Не хожу в парикмахерскую, стригусь сам, не мою голову мылом (волосы даже гуще стали), не пью, не курю. Итого, плюсуем экономия 2500 рублей. Часто хожу в гости. Ужинаю каждый третий день у друзей. Итого, 3000 рублей. В своё время развёлся, чтоб не кормить и одевать жену и детей. Итого 5000 рублей. Не имею машины. Итого 10000 рублей.

ЗВЕЗДУН. Ну десять тысяч… по нашим временам… это не такие большие деньги…

СТАРИК. Это ещё не всё. Не езжу раз в год за границу. Плюсуем. Итого 25000 рублей.

Звездун сначала задумался и сам в уме стал что-то считать. Сосчитал и подпрыгнул. Далее рассмеялся. Смеялся и хохотал долго. Даже в палате все проснулись.

ЗВЕЗДУН (с радостью). Ура…ура… (бегает по палате) Я сэкономил… полмиллиона долларов… Ведь моя жена с которой я уже давно живу… была в прошлом валютной проституткой… Ну ладно… надо спать… Иди спать старик… ты меня рассмешил…

Услышав шум в палату входит медсестра, держа в руках таблетки и стакан воды.

МЕДСЕСТРА. Вы почему не спите…

ЗВЕЗДУН. Бессонница у старика… а я буду спать (отворачивается)

СТАРИК. Давайте вашу таблетку… может засну…

Старик проглатывает таблетку и запивает её водой. Медсестра выходит из палаты. Старик ложится и с храпом засыпает… Гаснет свет. Тишина. Все спят. Музыка ночи. Пауза. Вдруг слышится крик старика. Включается свет.

КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Палата. Ночь. Все больные спят. Тишина.

СТАРИК (громко кричит). Украли… украли… всё состояние украли… Вот… Вот … Он украл… (Показывает на Звездуна).

Все просыпаются и подходят к койке старика. СТАРИК держит указательный палец на Звездуне.

ЗВЕЗДУН. Ты что старик… я же тебе дал слово…

СТАРИК. Какое слово… Ты алкаш… Какое слово… ты украл…

ЗВЕЗДУН. Это бред… это клевета… (От безысходности ходит по палате)… (подходит к ясновидцу, но ясновидец как всегда спит)

ЗВЕЗДУН. Ясновидец… проснись… проснись…скажи кто?… кто украл…

ЯСНОВИДЕЦ (опять бредит). Симулякр…симулякр… ад того же самого…

ЗВЕЗДУН (трясёт ясновидца). Ясновидец… вставай… вставай… помоги…

ЯСНОВИДЕЦ. Симулякр… симулякр…

ЗВЕЗДУН. Ну хватит спать (начинает трясти ясновидца).

В палату входит медсестра.

МЕДСЕСТРА. Почему не спим… Не будите больного…

Звездун упрямо будит ясновидца. Медсеста выходит и приводит психиатра.

СТАРИК. Товарищ психиатр… у меня украли деньги… большие деньги… Пятьдесят тысяч долларов… Они у меня вот тут были…

ПСИХИАТР. Очередное навязчивое состояние… бред…откуда у вас такие деньги… Мы же вас переодевали полностью…

СТАРИК (оборачивается на церковь и молится). Вот вам истинный крест… украли… Я крепко заснул… так крепко… после таблеточки, что не заметил как украли…

ПСИХИАТР. Завтра утром разберёмся… а сейчас спать…

Ясновидец просыпается и привстаёт.

ЗВЕЗДУН. Уф! Наконец-то… Помоги нам … у старика украли деньги… скажи кто вор… ведь ты же ясновидец… ну…

ПСИХИАТР (обращается к медсестре). Принесите побольше снотворного…

Медсестра уходит и приносит таблетки.

ЗВЕЗДУН (выбивает таблетки из рук медсестры). Подождите вы со своим сном!… Пусть ясновидец определит кто украл деньги у старика… Все думают, что я украл…

ПСИХИАТР. Не переживайте…Вы не украли… Но нужно всем спать и нашему ясновидцу нужно спать… (Психиатр берёт таблетки у медсестры и пытается дать их ясновидцу, но Звездун опять мешает этой процедуре)

ПСИХИАТР. Уфф! Так… хорошо… пусть… попробует определить кто украл… только имейте ввиду никакой он не ясновидец…Даю вам полчаса… а потом все в сон… всем спать!… спать! (громко и агрессивно)

Психиатр вместе с медсестрой выходят.

ЗВЕЗДУН. Ну как спалось?

ЯСНОВИДЕЦ. Да… я спал… но я слышал все ваши разговоры… я в курсе всего того, что здесь произошло…

ЗВЕЗДУН (обращается к ясновидцу). Поэтому… скажи ты старику… что я не украл его деньги…

ЯСНОВИДЕЦ. Для этого я должен вас увидеть… Ты… встань вот сюда… поближе… так… Вас недавно уволили?

ЗВЕЗДУН (удивляется). Да…

ЯСНОВИДЕЦ. Вас отстранили от эфира?

ЗВЕЗДУН. Да я был первым лицом канала…для Запала… я лицо России… Скажите старику, что я не вор….

ЯСНОВИДЕЦ. Вы … Лицо… и не более… но не личность…

ЗВЕЗДУН. Простого рабочего можно уволить без особых последствий… но меня… ну пил… ну уходил в запой… только вот белая горячка подвела… Скажите старику, что я не вор….

ЯСНОВИДЕЦ. Вы были вскормлены эфиром и дутой известностью…

ЗВЕЗДУН. Без эфира я не могу… болеть начинаю… Не могу без эфира... не могу (почти рыдает)

ЯСНОВИДЕЦ. Теленаркоман…

ЗВЕЗДУН. Да!. Да… (Плачет и молится на останкинскую башню)

ЗВЕЗДУН. Я начинал диктором на Тюменском телевидении. Можно сказать, что был сибирской звездой, но меня переманили... стал звездой…Звездуном… Ох! Если б я знал что впаду в такую зависимость от эфира… Стоило мне только один раз выйти в эфир как появлялась тяга к этому чёртовому эфиру, которую вычеркнуть из души уже было невозможно… Я даже удивлялся … как это… без особых усилий возникает величие и признание…которые оказались лишь иллюзиями… Скажите старику, что я не вор….

ЯСНОВИДЕЦ. Вот видишь… ты всё понимаешь…А то звезда!… звезда…

ЯСНОВИДЕЦ. Ты симулякр…

ЗВЕЗДУН. Телесуфлёрщик… Так меня обзывает моя жена… когда ругается…

ЯСНОВИДЕЦ. Телесуфлёрщик… вы обыкновенный мордал...

ЗВЕЗДУН. Кто?

ЯСНОВИДЕЦ. Мор-да-л!… Мы ведь живём в уникальное время. Оно, а именно телевидение породило на свет особый класс людей, тобиш вас, за которыми ничего не стоит, чтобы считать нас известными, но мы известны, нас узнают на улице в лицо т.е. по морде. Это мордальная известность. Наша известность и признание можно выключить кнопкой телевизора. Вас уволили и вас уже нет…

ЗВЕЗДУН. Меня нет… Где же я?

ЯСНОВИДЕЦ. А нигде…

ЗВЕЗДУН. Да… ты прав… Вместо меня сейчас работает другой…. Ведь совсем недавно я помню как принимали его на работу. Бедный вчерашний студент, а теперь он уже лицо страны. А что он сделал такого, чтобы быть лицом страны. Ничего. Но его узнают в лицо даже на Западе. С тобой было тоже самое… Всё это мордальная известность. Ему пропуск не нужен… Пропуск у него на лице… на морде… Узнают его морду, а за ней ничего не стоит. Да ты прав… Я мордал… Я ничто…Я играю в ничто… Я ничто…жество… (смеётся)… И всё таки скажите старику, что я не вор….

ЯСНОВИДЕЦ. Симулякр…

ЗВЕЗДУН. Вон мой друг и коллега Сашка Харитонов…так и не сделал себе имени. Не воспользовался положением.

ЯСНОВИДЕЦ. Он не «садился» на телеиглу, зная о тех последствиях, которые могут появиться. А тем временем, у тебя возникали сильные ломки. Ты знал как благодаря телеэфиру ты долгое время находился в неестественной позе «идеального человека-кумира». А сейчас посмотри на себя… После отстранения от эфира всё это разваливалось как карточный домик. Тебя будто подменили.

ЗВЕЗДУН. Хватит меня ковырять… всё… всё … я верю тебе … ты ясновидец… но скажи… ты этому старику, что я у него ничего не украл…

ЯСНОВИДЕЦ. Ты не вор…

Услышав слова ясновидца старик подходит к ясновидцу.

СТАРИК. Ну а кто тогда… кто украл мои деньги…

ЗВЕЗДУН. Уф! Понял старик… я не вор…

ЯСНОВИДЕЦ. Мне необходимо осмотреть и изучить всех, кто находится входил в палату…

СТАРИК. Кто входил… вот они все и входили…

ЗВЕЗДУН. Так хорошо… поехали (Звездун и старик начинают толкать кровать, на которой сидит ясновидец. Кровать начинает перемещение по палате)

Подьезжают к Священнику. Ясновидец всматривается в священника и молчит. Священник не выдерживает длительной паузы.

СВЯЩЕННИК. Я священник… я не вор и проверять меня не надо… но в такие дьявольские игры я не играю… Я ведь настоящий священник… я ведь по настоящему отпеваю… а у вас дьявольщина… Как же я потом на прихожан своих буду смотреть…

ЯСНОВИДЕЦ. Симулякр…

СВЯЩЕННИК. Нет я не симулякр… я настоящий священник..

ЯСНОВИДЕЦ. Симулякр…

ЯСНОВИДЕЦ. Настоящий священник?… А что же рясу не надели…

СВЯЩЕННИК. Я не в церкви… я в больнице и этот халат меня устраивает…

ЯСНОВИДЕЦ. Нужно быть до конца священником… А то, что получается… Те же костюмы.. тот же театр получается…

СВЯЩЕННИК. Дай Бог!… Я священник… Вы дьявол, вы маг, вы нечистая сила… И конечно же я верю вам. И всё таки... Что меня ожидает? Я знаю, что большой грех знать о будущем. Это опасно. Да я грешен. И всё таки... Что?.... Что меня ожидает.

ЯСНОВИДЕЦ. Признаться в том, что вы грешны, это мало… Необходимо детально всё это разложить для себя, причём так, чтобы было тяжело и тошно за себя. До слёз тяжело и тошно. Итак, вы готовы меня выслушать.

СВЯЩЕННИК. Готов...

ЯСНОВИДЕЦ. За что я вас уважаю, так это за то, что вы не агитируете людей на тот свет. Некоторые из ваших коллег так слащаво агитируют нас на тот свет, что хочется переселиться туда. Это обман. Причина этого обмана в слащавости этих священников при жизни, а не при смерти. Зачем вы здесь? перенапряглись, доказывая себе существование Бога. Ведь понятно, что доказательство Бога заложено не в логике мышления, а в логике чувствования. Мысли всегда движутся в «коридоре» эмоций. Именно эти «коридоры» ближе к Богу и ведут к нему, а не сами мысли. Поэтому с помощью мышления познать Бога невозможно. Мысли могут блуждать в этих «коридорах» и никуда не привести. В логике эмоций — познание Бога. Не нужно для этого интеллектуально напрягаться. А то я смотрю на вас и жалею... Всегда жалею вас. Ведь вы всегда так утомлены. Я понимаю вашу профессию, вы общаетесь в день со множеством покойников. Этот конвейер вас угнетает. С этим вам надо что-то делать...

СТАРИК. Всё понятно … он украл мои деньги?

СВЯЩЕННИК. Я молюсь и это мне помогает…

ЯСНОВИДЕЦ. Увы! Чаще всего молитвы в ваших устах звучат как капитуляция законченной и близорукой религии перед тайной и бесконечностью истинного философского мышления, которое костенеет в болоте часто повторяющихся молитв… Молитвы, которые открывают сознание бездне познания и созерцанию мира, уже не молитвы и никакого отношения к религии не имеют, так как согласно религии мир прост и закончен.

СТАРИК. Всё понятно … он украл мои деньги?

СВЯЩЕННИК. Получается, что религия вовсе не нужна?

ЯСНОВИДЕЦ. Увы! Религиозные войны свидетельствуют о том, что религия — продукт эмоций и страха. Строительство храмов, взаимодействие религии и государства, религиозные и этнические войны свидетельствуют о том, что в Европе учения Иисуса Христа так никто и не понял. А секты?!… Всё это религиозная самодеятельность. Они имеют право на свое существование. Ведь самодеятельные группы в искусстве иногда стают профессиональными коллективами. Секты запрещать нельзя. С ними должны достойно конкурировать монополистические религии. Если они не устоят перед сектами, значит, они должны уступить место новой религии. Очевидно, что среди сект, как и в бизнесе, есть преступные организации. Гомосексуалисты, педарасты, педофилы. Среди вашего брата таковых много. Нужно очищаться от этого. Я уважаю Вас, что всего этого у вас нет.

СТАРИК. Всё понятно … он украл мои деньги?

СВЯЩЕННИК. Они все больные…

ЯСНОВИДЕЦ. Да... Здоров человек или психически болен? Ответить на этот вопрос можно в зависимости от того, как и в какой форме человек верит во Всевышнего.

СВЯЩЕННИК. Неужели всё то, что вы видите это не бред, не иллюзии, не галлюцинации?…

ЯСНОВИДЕЦ. Когда душа испытывает иллюзии и галлюцинации, то она уже вне тела. Точнее, она то выходит из него, то входит. Поэтому человек может описывать, что он видит. Потом душа окончательно выходит из тела и человек бывает уже в бреду. Душа уже вне тела, она уже в пути нового рождения, очищения. У каждого человека эти видения разные. Одни видят лишь начало этого пути. Некоторые умудряются видеть даже свое рождение, но обратно входят в свое тело, не желая рождаться в последующей жизни. А потом эти последние рассказывают, что видели этот путь. Большинство людей не возвращаются и потому не могут рассказать о своем хождении, о своем пути по коридору иллюзий. Некоторые могут только рассказать о начале пути, так как потом возвращаются в исходную жизнь. Поэтому мы можем знать лишь об иллюзиях, которые человек испытал, если он возвратился в эту жизнь. После смерти тела, иллюзии продолжаются — это путь души, путь тела. Но пути тела уже нет. Увы! большинство людей вообще не видят этого пути, а видят абсурд, или несвязные иллюзии. Такое, вероятнее всего, имеет место у неверующих и безбожников. Их сознание творит хаос, они испытывают страшные муки. Это и есть ад. Душа неверующего — удивительно заблудшая душа, которая блуждает и не может попасть в коридор иллюзий, стать на истинный путь второго рождения...

СТАРИК. Всё понятно … он украл мои деньги?

СВЯЩЕННИК. Получается, что вы верующий…

ЯСНОВИДЕЦ. Получается так Те кто обладает таким даром, но не верит во Всевышнего кончают плохо. Ну ладно, что сейчас вас больше беспокоит?

СВЯЩЕННИК. Мы работаем на износ, но духовность общества не поднимается, молодёжь спивается на пиве, алкоголе, наркотиках. Что делать? Строить церкви?

ЯСНОВИДЕЦ. Не те церкви, не те мечети построены в России. Они никак не повлияют на духовную жизнь, так как, в основном, построены на криминальные деньги — начал объяснять Зиннат. Человеку, когда он еще ребенок, необходимы сказки. Также человечеству в начале своей истории нужна была сказка, и она была представлена в форме священописаний, таких как библия, коран и другие, которые в настоящее время себя уже изжили. Человеку, который стоит на окончании своей жизни, нужны сказки и он читает священописание. Сейчас человечество находится на том этапе, когда не нужны священописания. Значит, до конца человечества еще далеко. Если человечество вновь вернется к своему детскому восприятию, то есть религии, значит, конец человечества близок. Ведь перед смертью всегда открываются желания и способность веровать. Так, что, религия является одновременно колыбелью и предсмертным ложем человеческого духа.

СВЯЩЕННИК. Да...

ЯСНОВИДЕЦ. Теперь конкретно о вас… Можно я буду вас называть просто Валентином? Так вот Валентин, есть люди на планете, которые, видя себя в зеркале, сразу улыбаются над собой. Они клоуны для себя. Им ходить в цирк не надо. Они сами для себя цирк. Есть люди, которые, видя себя в зеркале, смотрят в него как на икону. Они считают себя святыми и даже молятся на себя. Им в святые храмы ходить не надо. Они сами являются для себя «храмом». Ты как раз и относишься к этому типу людей. Ты не жаден. Единственная жадность, которая достойна уважения— это жадность отдать Богу свою душу. Больше отдавай душу людям и больше проживёшь. Тебе ещё можно помочь в плане долголетия.

СТАРИК. Всё понятно … он украл мои деньги?

СВЯЩЕННИК. Но я не хочу долго жить…

ЯСНОВИДЕЦ. Не лукавь. В тебе есть всё, чтобы радоваться жизни и жить, радуя других, а не угнетать догмами молодёжь

СВЯЩЕННИК. Но ведь я считал, что только религия является единственным механизмом души, позволяющим создавать смысл жизни и, как следствие, энергию для жизни. Иначе зачем жить, если все равно умрем? А религия обещает бессмертие...

ЯСНОВИДЕЦ. Оказывается не только религия. Есть вещи, которые ты познаешь скоро. Ты через полгода уйдёшь из религии... но не перестанешь быть верующим. Ты днём внезапно заснёшь в церкви, прямо у алтаря. Проснёшься другим, свободным. Выйдешь из храма и никогда в него не вернёшься. И не будешь жалеть об этом. Далее, в этот день вечером у тебя будет такое состояние души, когда ты сполна ощутишь свою греховность и ничтожество. Тебе станет стыдно за себя, что появятся слезы. Ты сам того не замечая встанешь на колени и начнёшь вопрошать у Всевышнего. Встанешь так, как никогда не вставал. В тебе проснётся совесть — та самая склонность, которая поставит тебя на путь исцеления и Веры. Ты не поймёшь, откуда это? И не надо думать об этом. Не надо философствовать. Раньше ты верил в Бога не потому, что он всесильный, а потому, что у тебя не было иной опоры. Через полгода ты будешь верить иначе. После этого ты будешь жить девятнадцать лет и ещё четыре месяца. Это будет светлое время в твоей жизни. Ты будешь созерцать мир и меньше размышлять о нём. Умрёшь ты с улыбкой на лице в кругу своих талантливых и любящих тебя внуков... И не будешь переживать, что не вошёл в лигу Святых.

СТАРИК. Он не украл моих денег?

ЯСНОВИДЯЩИЙ. Он не вор…

СВЯЩЕННИК. Я не знаю. Кто ты? Но я верю тебе… (с этими словами священник удаляется из палаты).

Старик и Звездун подвозят ясновидящего к профессору

ПРОФЕССОР. Ну и что вы обо мне скажете…

ЯСНОВИДЕЦ. Вы очень аккуратны… И конечно же не вы украли деньги… Пьёте всю жизнь чистую родниковую воду и любите природу. Вы жизнеутверждающий, скромный мужичок, которому нужно всего-то ничего. А та интеллектуальная плесень, которая сейчас есть на вас, сойдёт как с гуся вода. Вы её пожуёте да выплюнете. Словом вы будете жить долго и не скучно. У вас ещё будут две жены. Последней из них как ни странно в день вашей смерти будет восемнадцать лет. Её будут звать Роза. Она будет симпатичной киевлянкой из детского дома. Она и услышит ваше последнее дыхание. Закончите вы свою жизнь скромно. В однокомнатной квартире. Несмотря на то, что это будет через тридцать лет, то есть вам будет девяносто два и на дворе будет век цивилизации, вы до конца дней своих будете топить обыкновенную русскую печь и заготавливать дрова... И будете это делать с удовольствием. (Ясновидец закрыл глаза и понюхал Профессора). — Я чувствую запах этих дров…

Профессор заплакал.

СТАРИК. Плачет… Он наверное не украл моих денег?

ЯСНОВИДЕЦ. Нет… он не вор…

Входит психиатр и медсестра. Подходят к ясновидцу.

ПСИХИАТР. Так… всё достаточно… пора спать… Хватит чудить…

ЯСНОВИДЕЦ (обращается к психиатру). Я и на вас хотел бы посмотреть…

ПСИХИАТР. Посмотрите… отоспитесь и посмотрите…

ЗВЕЗДУН. А что пусть он на вас посмотрит и о вас расскажет…

ПСИХИАТР. Я и так всё знаю о себе…

ЗВЕЗДУН. А вдруг чего-то узнаете новое…

ПСИХИАТР. Где я нахожусь? В отделении маниакальных синдромов или… в лиге святых? Я тебе ещё восемь лет назад сказал (обращается к ясновидцу), чтобы ты не злоупотреблял своими приступами. Это всё бред. Больше ты ничего не предскажешь. Всё это бред!…

ЯСНОВИДЕЦ. Зачем же вы тогда так переживаете… я только взгляну на вас и всё…?

ПСИХИАТР. Чтобы доказать, что всё это сущий бред!

ПСИХИАТР. Ну… что ты можешь рассказать обо мне?…

ЯСНОВИДЕЦ. Многое… Вы преуспевающий в финансовом плане. Как ни странно вы очень, очень богаты. Хотя и сидите здесь и пьёте дёшёвый чай из треснутых чашек. Почему вы богаты? Потому что монополизировали всю психиатрию города под себя. Ваши деньги — это деньги бедных родственников шизофреников и различных психически больных, каковыми на сегодняшний день они и являются. Они никогда не выздоравливали, в лучшем случае они становились тихими идиотами. В худшем погибали от суицида или трагических случаев. Конечно у ваших наставников, которых уже нет в живых ещё более дьявольское прошлое. Именно благодаря им были изолированы от общества наиболее талантливые деятели и диссиденты. Что вас ожидает? Вы конечно же накопите большие деньги и эмигрируете из России на Запад. Вы предадите всех своих шизофреников, наркоманов, алкоголиков... которые так на вас надеются. У вас будет свой дом и вы будете в нём вести частный и дорогой приём, но в один прекрасный момент вас уничтожит один из ваших пациентов. Умирать вы будете на немецком языке и от этой языковой противоречивости, вы произнесёте последнее слово. Произнесёте его матом, хотя по жизни и не ругаетесь. Но это будет ваше маленькое очищение. Это произойдёт ровно через столько, сколько лет назад мы встречались с вами в психиатрической клинике. Через восемь лет. Единственное чем я могу вас успокоить, это тем, что ваши толстые книжки, изданные мелкими буквами будут читаться будущими поколениями ваших коллег.

СТАРИК. Нет… он не мог украсть… не мог… он же мой врач…

ПСИХИАТР. Сущий бред... Ну ладно... А убийца будет из России?

ЯСНОВИДЕЦ. Нет... Ваши российские пациенты вас любят, но вы не заслуживаете этого… Это будут акулы западного бизнеса, но страдающие психическими расстройствами.

ПСИХИАТР. Я же эти деньги отдал детям старика. Эти деньги по праву должны были принадлежать его детям.

ЯСНОВИДЕЦ. Должны… в случае его кончины…Но он же пока ещё жив…

ПСИХИАТР. Почему вы во мне видите только плохое?

ЯСНОВИДЕЦ. Вы профессиональный психоаналитик психиатр, во всяком случае вы кажетесь им. Складывается впечатление, что вы прячете себя в бороду, закрываясь сверху очками, и лишь две ваших ноздри не боятся быть открытыми внешнему миру. Ноздри ваши большие и красные... пожалуй … от кокаина (ПСИХИАТР вздрогнул). Одним словом вы во всём подражаете Фрейду и, судя по всему, даже перебарщиваете.

СТАРИК. Нет… он не мог украсть… не мог…

ЯСНОВИДЕЦ (перебивает). Вы владеете всеми дозволенными и недозволенными методами психотерапии. У вас очень интересный взгляд. Вы смотрите куда-то вдаль своими усталыми карими глазами, но в них нет ни тепла, ни холода. Вы умеете говорить правильно и умно. Эдакий мудрец психиатрического разлива. Когда вы говорите, то кажется, что вы вообще ничего не слышите из того, что говорите, но говорите до предела корректно. Психиатр-дрессировщик…

ПСИХИАТР. Вы начинаете хамить…

ЯСНОВИДЕЦ. Это конструктивная критика… тем более с вашего позволения…

ПСИХИАТР. Ну … ещё… что вы можете рассказать обо мне…

ЯСНОВИДЕЦ. Вы одновременно и ремесленник и режиссёр человеческих душ.. Вы ковыряетесь в душах настолько профессионально, что не чувствуете ничего при этом, кроме ощущения мнимого профессионализма. Всё вы делаете по методу дедушки Фрейда.

СТАРИК. И всё таки… он не мог украсть… не мог… он же мой врач…

ЯСНОВИДЕЦ. В ваших сеансах ни к чему нельзя было придраться. Многие пациентки, которых вы «ковыряете» психоанализом почему-то влюбляются в вас. И вы иногда их…

ПСИХИАТР (с криком). Умолкните… впрочем продолжайте…

ЯСНОВИДЕЦ. Некоторые из них были настолько симпатичными, что у вас появлялось желание близости с ними, но он помнил, что дедушка Фрейд сам никогда не шёл на это.

ПСИХИАТР. Так… (вздыхает)

ЯСНОВИДЕЦ. Что?

ПСИХИАТР. Продолжайте…

ЯСНОВИДЕЦ. Но когда прошёл слух, что это было не так, что и Фрейд и его многотысячная армия современных последователей грешат и совокупляют своих пациенток, вы всё таки испробовали этот запретный плод. Вы несли этот грех на себе, но не понимали этого. Единственное чем вы себе не нравитесь… это тем, что обнаружили недавно в себе склонность питаться чьей-то душевной падалью. Сначала это питание для вас носило чисто финансовый характер, затем перешло в ваши странности. О них, знали только вы, но теперь и я это знаю… Вы надорвали свой мозг ещё тогда когда были студентом. Ещё в молодости, глубинные психоаналитические размышления в конце концов привели вас к тому, что вы потеряли способность чувствовать в малом многое, потеряли способность чувствовать радость просто от созерцания мира. Тогда в ранней молодости вы доковырялись в психиках других настолько, что полностью разочаровались в людях. Сейчас сидя в кабинете и ожидая очередного шизика вы вновь надеятесь поесть чьей-то душевной падали, но этим стервятническим мечтам больше не удасться сбыться.

Вы прямым ходом идёте к суициду…

СТАРИК. Он же мой врач…

ПСИХИАТР. Почему вы так уверенны в этом?

ЯСНОВИДЕЦ. Вы занимаетесь опасным делом. У вас есть склонность глубоко анализировать. В последнее время вы много анализируете свое место в системе воздействия на душу. И знаете почему? Потому что грешите. Порой вы настолько увлекаетесь этим, что время на воздействие и на творческо-психологический процесс у вас не остается. Вы вообще не владеете воздействием, а лишь с помощью своих мозговых атак на пациентов, защищаете свое неумение заниматься настоящей психотерапией…Истинным исцелением души как психотерапией начинает владеть тот, у которого открывается искусство невозможного. А вы живёте, находясь в системе координат душевных приступов пациентов, тяжело — это особая порча души целителя. Поэтому эта порча у вас написана на лице.

ПСИХИАТР. Неужели написана

ЯСНОВИДЕЦ. Итак, уважаемый. Вы занимаетесь психоанализом. А знаете ли вы, что психоанализ— это инструмент и им можно не только лечить, но и наносить тяжёлые душевные увечья, благодаря разоблачению особых тайн психики. Это ж до какой степени вы разочаровались в людях, что стали заниматься психиатрией?

ПСИХИАТР. Я работаю и стараюсь помочь больной душе...

ЯСНОВИДЕЦ. Не верю я вам… Вы защищаете себя от пациента, ставя между собой и им некую плёнку. Вы ковыряете больного, надев на свои руки «руковицы» эгоизма. Поэтому вам необходимо снять эти «рукавицы». Вот вы смотрите на меня и видите только патологию. Ваша склонность в проявлении характера личности видеть только патологию, чаще свидетельствует о вашей патологии Не суди, да не судим будешь. Вы привыкли анализировать только недобрые начала личности, приведшие к болезни. Не пора ли создавать психоанализ, анализирующий позитивные начала человека. Ведь есть люди, страдающие от своей истинной хронической доброты. Необходимо изучать святые чувства и рассматривать человека по подобию Бога, а не дьявола, что делаете вы. Вы должны судить о пациентах настолько, чтобы они не судили о вас. Я верю, что психотерапия, в конце концов в процессе своего развития придет к строительству храмов. Между прочим Фрейд, страдая душевными расстройствами в отношении себя не пользовался психоанализом, а налегал на кокаин.

ПСИХИАТР. Я с вами не согласен. Я верю в психоанализ

ЯСНОВИДЕЦ. Личность, полностью возлагающая свои душевные проблемы на психоанализ, подобна мужчине, возбуждающему себе фаллос, чтобы за него держаться, дабы не упасть. Хотя уже давно необходимо держаться за нечто находящееся вне тела. Возлагай душу на психоанализ, но не забывай возлагать ее Богу.

ПСИХИАТР. Почему вы мне не даёте ничего сказать

ЯСНОВИДЕЦ. Многословность психотерапевтов всегда вредит

ПСИХИАТР. А что вы скажите на то, что я уже многим помог вылечиться…

ЯСНОВИДЕЦ. Неизвестно что им помогло. Психотерапевт должен уметь различать эффект от своих действий от эффекта, вызванного жизненными ситуациями пациента. К сожалению, некоторые из вас, не умея этого, приписывают эффект своему таланту, вгоняя в заблуждение своих пациентов. И вообще, я знаю, что вы больше удовлетворяетесь и руководствуетесь не пользой, которую приносите пациенту, а тем, соответствуют ли ваши выводы и оценка о пациенте с теорией Фрейда. Это жестоко по отношению к пациентам. Поэтому не стоит претендовать на роль Бога — выполнять его грязную работу.

ПСИХИАТР. И всё таки… мы психоаналитики не пичкаем своих больных наркотическими лекарствами, как это делают некоторые мои коллеги.

ЯСНОВИДЕЦ. Конечно, вы по сравнению с психиатрами-фармокологами, которые работают как грубые слесари человеческих душ, являетесь ювелирами. Но меня то вы пичкали своими снотворными…

ПСИХИАТР. Пичкал… я лечу вас от вашего бреда…

СТАРИК. Он же твой врач… не может он быть вором…не может…

ЯСНОВИДЕЦ. Нет. Конечно вы молодцы… Многие из ваших пациентов уже давно сами наплевали на свою душу, но желают, чтобы ее ценили вы — психотерапевты. Поэтому вы к душе относитесь часто холодно и чисто по научному, как хирург к телу. Самое опасное для окружающих, когда личность становится психиатром, не с целью, чтобы самому излечиться от психического заболевания, а чтобы как-то оправдаться, что диагноза нет у него самого…

ПСИХИАТР. Это вы на что намекаете?

ЯСНОВИДЕЦ. Научный подход к пациенту рано или поздно ведет к постепенной деградации психотерапевта как личности. Тот абсурд, который выдают ваши шизики в действительности образуется по строгим законам, но не по законам хаоса.

Вы умеете говорить правильно и умно. Эдакий мудрец психиатрического разлива… Ремесленник и режиссёр человеческих душ.. Вы ковыряетесь в психиках настолько профессионально, что не чувствуете ничего при этом, кроме ощущения мнимого профессионализма. Ни к чему нельзя было придраться.

СТАРИК (подойдя к ясновидцу). Он украл мои деньги?

ЯСНОВИДЕЦ. Да… Он забрал твои деньги…Помнишь медсестра тебе принесла таблетки… это были сильные снотворные… ты так глубоко заснул, что не заметил как психиатр из твоих трусов вытащили твои деньги…

ПСИХИАТР. Тоже мне ясновидец… подсмотрел…

ЯСНОВИДЕЦ. Да… это к ясновидению никакого отношения не имеет… я это увидел своими глазами… я не спал в это время…

ПСИХИАТР (обращается к старику). Не переживайте деньги в сохранности… я их передал вашим детям… Так лучше будет…

Старик начинает стонать на всю палату.

СТАРИК. Отдали этим… отдали (стонет) А в Париж я всё равно поеду!… поеду!… поеду? (обращается с вопросом к ясновидцу)

ЯСНОВИДЕЦ. Парижа ты не увидишь никогда…

Старик со слезами отходит к окну и начинает молится на свою церковь.

ПСИХИАТР. Бредовый синдром…

Психиатр выходит из палаты. Пауза.

ЗВЕЗДУН. Ты действительно ясновидец… А что ты кричал в бреду симулякры… симулякры… скажи мне как псих психу что это такое?…

ЯСНОВИДЕЦ. У священника отца Валентина под подушкой лежит симулякр…, а у Альфонса он лежит в тумбочке…

СВЯЩЕННИК поднимает подушку и берёт оттуда свою библию. АЛЬФОНС лезет в тумбочку и вытаскивает из неё коран. Оба с недоумением смотрят на ясновидца.

ЯСНОВИДЕЦ. Ваша библия вышла в тираж… (берёт библию) смотрит на последнюю страницу… видите… он вышла тиражом пятьсот тысяч… Она уже перестала быть священописанием… она вышла в тираж… Это копия… копия копии… это симулякр… Когда-то библии были только в руках священников… сейчас библии у всех…

Тоже самое с кораном… Тоже самое с церквушкой… их много понастроили в России…Тысячи… Церкви вышли в тираж… А сколько иисусиков бродит по России, выдавая себя за мессию… просто театр… где театр там… (показывает на зрителей) или здесь (показывает на сцену)…

СТАРИК (вздыхает и смотрит на церковь). Моя церковь… тоже симуляркркр.. тьфу ты… никак не выговоришь?…

ЗВЕЗДУН. Туфта… твоя церковь…

ЯСНОВИДЕЦ. Даже вы… Священник… являетесь симулякром… Мода… на священников… сколько сейчас в России людей в чёрных рясах… но это уже не те священники… Всё перемешалось…Религия… политика… экономия… искусство… Всё перестало быть собой… Потому, что всё вышло в тираж и перемешалось с другим, потеряв своё начальное предназначение… академии вышли в тираж, религии церкви, мечети, священописания вышли в тираж, политики стали артистами, а артисты — политиками… Они уже превратились в нечто иное, но мы по прежнему продолжаем их называть теми же названиями. Даже театр…(Ясновидец спускается в зрительный зал и всматриваясь в глаза зрителей спрашивает). Здесь у вас театр… или у нас там (показывает на сцену) театр… Всё перемешалось… Разве театр является тем, чем был раньше?…(Ясновидец трогает сцену и занавес). Он превратился в нечто иное… Нет … мы конечно воспроизводим то, что и ранее воспроизводили: идеалы, ценности, делая вид, что с нами ничего не произошло, но это не так. Мы…. (ясновидец обращается к зрителям) — мёртвые велосипедисты, которые ещё крутят педали, но наши сердца уже не бьются. Идеи и ценности прогресса, богатства, демократии утратили свой смысл, но мы их воспроизводим.. Секс, политика, экономика, спорт теперь присутствуют везде и…. значит нигде. Всё перемешалось. Всё подверглось извращению и погрузилось в ад того же самого… А вы спрашиваете меня что такое симулякры?… симулякры… симулякры… симулякры… (зрителям начинает казаться, что ясновидец опять в приступе, но ясновидец медленно поднимается на сцену)

ЗВЕЗДУН. Значит среди нас не будет тех, кто войдёт в историю?

ЯСНОВИДЕЦ. Автор … давно умер… сейчас трудно определить… кто автор… С другой стороны… сейчас издаются все кому не лень. У всех есть дома принтеры и компьютеры. Уже многие могут представить свои творения всему миру. Но это ничего не значит. Большинство современных «творений» сгниют и сгорят в этой гигантской интернетовской, информационной помойке. Всё это симулякры…

В палату входит психиатр с санитарами.

ПСИХИАТР. Войдёте… войдёте и вы войдёте (обращается ко всем) и вы… и вы… все вы войдёте в историю… потому, что вы лежите… в отделении маниакальных синдромов… и некоторых из вас мы оложили с диагнозом мании величия…А вы то наверное думаете, что здесь собрались актёры, учёные, священники и телевизионщики… Вот теперь-то я надеюсь вам всё понятно… Дорогой мой ясновидец тебе пора принять очередную дозу лекарств. Тебе пора спать… с улыбкой на лице… Тебе пора умолкнуть. Ведь молчал всё это время… и было хорошо…Видать без лекарств ты не можешь… Пора немного отдохнуть. Хватит прорицать. А то вон как запугал своим бредом всю палату. Пойдём с нами... Или тебя проводить... Тебя ждёт хорошая и уютная палата. Там тоже есть очень умные люди. Тебе не будет с ними скучно.

Психиатрическая бригада санитаров направляется в сторону ясновидца, но больные заслонив собой ясновидца, перекрывают путь психиатрической бригаде

 З А Н А В Е С

  К началу

© , 1999 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов