.
  

© Рамиль Гарифуллин

Психоаналитические рассказы, истории, миниэтюды, портреты.
Психология выживания

««« К началу

Человек с крупой в портфеле

Он действительно носил крупу... точнее разные крупы в портфеле. Вы спросите: почему? А как же выжить сейчас в большом городе. Денег у него практически не было и поэтому он не мог себе позволить не только сходить в платный туалет и проехаться в городском транспорте, но и более скромные потребности.

Кашу он варил вкусную, но обходился без масла. «Зачем масло... Самое лучшее масло — это овсянка. Она всё смажет. Главное огоньку немного и водички», а маленькая кастрюлька у него всегда имелась в его портфеле.

Портфель у него был старый... ещё от отца оставшийся. Это был не просто портфель — это была реликвия, хотя довольно рванная и потрёпанная. Увидев в руках у него этот портфель, можно было сказать: какой он скромный человек, какой он странный, нет чтоб выкинуть это барахло на помойку. Ан нет! Он гладил его и бережно укладывал в него какие-то бумажки. А о том, что он набит крупами никто и не догадывался. Движения его были медлительными и величавыми. Говорил он словно мяукал. Говорил он только тогда, когда люди просили его об этом. А так он больше слушал людей. Лицо его было светлым, глаза блаженными. Это были глаза святого, глаза доброго животного, глаза мудрого кота. Да, именно кота. Он был действительно похож во всём на кота. Имел усы, медленные жесты и движения. И гулял он по миру как кот, сам по себе. И всех он устраивал, и каждый ему хотел налить «миску с молоком». Поэтому проблем с питанием и с чаепитием у нашего героя не было.

Он мог появиться в совершенно незнакомой компании. Стоять и глядеть своими спокойными и мудрыми глазами. Люди сразу замечали его и звали к столу. Если этого не происходило, он мог расположится где-нибудь в прихожей на коврике или на маленькой табуреточке и спокойно сидеть. Это происходило так естественно, что неудобно было его не пригласить в спальню и уложить, но перед этим, конечно хорошенько накормить его. Это был действительно кот, который жил и ночевал у многих. Он был счастливым талисманом во многих семьях.

Одет он был очень скромно. Его рубашка была выцветшей, но чистой. У него вся одежда была старой и истёртой. Руки его были тоже чистыми. Чистыми настолько, что казалось, что он их облизывает. Одежда его была очень чистой, но мылом не пахла и поэтому казалось, что он просто как кот вылизывает её. Он носил ботинки пятьдесят второго... года рождения. Они были также весьма чистыми. Брюки также были в порядке.

А теперь, дорогой читатель, представьте себе, что вы сидите дома, мечтая о хорошем собеседнике. Вы готовы к тому, чтобы с кем-то пообщаться и наполнить свою душу нечто прекрасным. Вы мечтаете сходить в храм, к святым, к монахам или на худой конец к психологу. А он, то биш наш герой может появиться у вас дома. Стоять в прохожей и вы можете, не заметив его пройти мимо и в какой-то момент его заметить, но вы ему в силу каких-то причин никогда не скажите: «Кто вы? Выйдите вон!». Потому, что он посмотрит на вас своими глазами. И вы его увидите, увидите кота, которого не захочется прогнать. Вы не будете его пинать и выгонять. Он зайдёт к вам, посмотрит на вас и вы приветливо скажите ему: «Ты что здесь стоишь, кс-кс-кс заходи... заходи». Он пройдёт на кухню и сядет. Вы начнёте общаться. Вы всю душу ему изольёте. Он вас будет слушать, но молчать. Лишь изредка он будет что-то говорить вам, но в эти мгновения он будет попадать в точку и вы будете понимать, что он вас до предела глубоко понимает и переживает за вас. И в эти секунды вы будете ощущать свою сущность. От неё вы будете вздрагивать со слезами радости. Это будет... это обязательно случится. У вас будут эти мгновения, но сейчас вы о них только мечтаете. Вы сразу начнёте понимать то, что вам всю жизнь не хватало. Вы побываете на сеансах сотен психотерапевтов и не достигнете того, что этот ваш гость человек-кот организует вам в одно мгновение. Он скажет вам нечто такое, что вы вздрогнете, заплачете и всё... вы враз изменитесь. Жизнь ваша потечёт иначе.

Некоторые из хозяев не выдерживали этой благодати и в знак благодарности сами того не замечая падали ему в ноги... и рыдая благодарили его. Были и такие, которые закидывали его валютой и деньгами.. а он, «облизнувшись» благодарил за чаепитие и удалялся, не взяв ничего. Зачем коту ваши доллары. Не в них счастье.

Вы его накормите. С ним разговоритесь, всё будет хорошо. Всё будет отлично, но через некоторое время он всё равно уйдёт от вас. Вы не заметите этого. Где он? Куда он делся? А он ушёл гулять. Ведь коты гуляют сами по себе.. И этого прекратить мы не можем.. ни за какие деньги, доллары, средства. Коту они не нужны. Ему нужно немного. Всего лишь свобода. Чтоб гулять самому по себе.

Он ушёл. Дверь открылась, послышалось «мяу» и он ушёл гулять, ушёл к другим. И везде ему рады. Он к другим зайдёт и там его примут также с теплом и добротой, зная, что он несёт нечто доброе и хорошее.

У нашего героя никогда ни копейки в кармане не было. Ему деньги не нужны. А вдруг голод, а как выжить? Поэтому, как уже было сказано, в портфеле у него всегда была крупа. Кипяточек ему всегда прыснут, он его всегда где нибудь да согреет. И овсянку он себе всегда сделает и проблем голода уже нет. На овсянке можно выжить. Её не то что коты, её лошади кушают и ничего... энергичны.

Только вы не подумайте, что наш герой был подхалимом, что дескать голод заставлял его изворачиваться и косить под кота, дескать он обаятельный психолог, эдакий манипулятор человеческих душ, эдакий игрок в святого ради того, чтобы его накормили и напоили. Такого здесь не было. Он был котом... и всё. Он действительно был святым. И делал всё это сам того не замечая, по природе своей, делал как доброе животное.

Его везде ждали. В глазах нашего героя не было ничего человеческого. Ведь человеческое уже грешное. Люди хотели подражать ему. Глаза его были блаженными.

У людей дома были свои настоящие коты, всякие рыжики и васьки. И они принимали его за своего. Они начинали общаться с нашим героем как со своим братом. Наш герой в прошлой жизни, по видимому, был таким же котом. В этой жизни стал котом, но человекообразным. Это оспаривать не стоит. Достаточно всего один лишь раз увидеть нашего героя и вы с нами согласитесь.

Он был один к одному с этими васьками и рыжиками. Он точно также просил молока, еды, также мяукал. Также трудно было ему отказать. Разницы нет. Поэтому все рыжики и васьки нашего города напоминали своим хозяевам нашего героя и от этого людям становилось хорошо. Ведь образ нашего героя сливался с образом всевозможных рыжиков и васек нашего города.

Наш герой женщин никогда не имел. Он был мальчиком, несмотря на свои пятьдесят пять. В него влюблялись многие женщины и девушки. Влюблялись в его кошачьи глаза и усы. Они страдали от этой безответной любви. Одна женщина была готова отдать всё своё последнее. Своей святостью и аскетизмом наш герой нравился многим женщинам. Его проникновенная, глубокая речь доставала глубоко... очень глубоко, многих женщин. Это была не та глубина, которой балуются сексуально-озабоченные мужчины. Увы! Некоторые женщины в силу этой безответной любви пытались даже покончить собой. А он тем временем, сам того не замечая, влюблял в себя многих и многих женщин.

Его надо было видеть. Словами не передашь. Его надо чувствовать.

Он как кот мог оказаться у ног семейного ложе любой семьи. Он только грел их ноги и не более. Поэтому мужья не ревновали. Они принимали его таким какой он есть. Но жёны... жёны безответно влюблялись в него.

Он общался и казалось, что вы уже с ним знакомы десятки лет. Он уйдёт и вам будет жаль. Что поделаешь... Ведь его ждут другие.

Ходит по миру такой уникальный человек.

Многие ищут святых. В храмах, монастырях ищут. Наш герой, казалось бы странный, никак все... он был святым. Он был таковым не благодаря тому, что как-то особенно вёл себя. Это было видно по жизни. Не по бумажкам, не по принадлежности к церкви, к монастырю и т.д.

Его искало телевидение, за ним охотились журналисты, а он бегал от них, как чёрт от ладана. Его нельзя было так пугать. Он каким-то чувством догадывался, что СМИ это чернь, смакующая чужую смерть, что именно на этом зиждется их «успех».

Жил он со своей матушкой. Он порой уходил от неё на недели, на месяцы. Но матушка была спокойна, зная, что он всё равно вернётся. Ведь коты вечно куда-то уходят и всё равно возвращаются. Мать не переживала за него. Это ведь кот, который гуляет сам по себе. Он заявлялся как ни в чём не бывало через пару месяцев и мать молча его встречала, кормила, укладывала спать и он засыпал с улыбкой на лице. Но он не был ободранным котом после самцовых похождений.

Одна женщина как-то вцепилась в него и сказала давай дескать живи у меня. «Ничего не делай, просто будь со мной, я тебя буду кормить... Ты только говори что-нибудь. Я хочу тебя слушать и слушать... Просто сиди. Я без тебя не могу». Но она чувствовала, что он убежит. Знала, что он как кот ходит сам по себе, но решила сделать всё, чтобы он не смог покинуть её. Она заперла его. Он всё равно убежал. Он сломал стену. Она его закрыла металлической дверью, но он свои телом продавил кирпичную кладку и сбежал от этой женщины. Кота нельзя запирать, если нужно он может перегрызть всё, что угодно.

Впервые я встретился с нашим героем на нашем городском бродвее. Он был прекрасным художником и рисовал прохожих. Было это лет десять назад. Он был философом и художником. Он был влюблён в такую странную, как и он, девушку.... но скоро похоронил её. И поэтому с тех пор больше не изменял ей. Это была святая блаженная пара. Они вместе на пару рисовали. Сейчас рисуют за деньги, а они рисовали бесплатно. Помнится он завёл меня в аптеку, ведь на улице шёл дождь и нарисовал меня. Помню его портфель. Я его тогда впервые увидел. Тот самый портфель в котором были крупы... ну и бумага и карандаши, конечно.

Тогда я был очень молод, но уже заблудшим. Он своим маленьким портретом изменил всю мою жизнь. Я тогда всё пересмотрел в своей жизни. Это был человек, который дал мне жизненный толчок, а не подзатыльник. Я посмотрел на этот свой портрет и многое выбросил из своей жизни. Я изменился. В те роковые секунды я даже немножко всплакнул, а затем рассмеялся. Это было прозрением. Я понял, что занимался в своей жизни хернёй какой-то, хотя и кончил университет.

Он видел людей насквозь. В эти секунды у него начинались приступы и он мог даже точно определить сколько человеку осталось жить. Он мог рассказать о человеке то, что тот о себе не знал, и даже не догадывался. Он попадал в точку. Это было любопытно, но страшно. Откуда он это знал? Из космоса? Эти знания ему давались тяжело. Его трясло, он чувствовал сильное истощение.

Как-то он спророчил своему лечащему профессору психиатрии, что он умрёт в объятиях своей любовницы медсестры. Так и произошло.

Чтобы встретить нашего героя для этого необходимо было весь день гулять по бродвею, по центру города.

Гулять с ним было интересно. Он мог резко остановиться и сказать, что туда лучше не идти и действительно через несколько минут там что-то происходило опасное для человека. Так он меня спас от смерти два раза. Он предчувствовал опасность... он её видел. Он был как животное, которое чувствуют приближение опасности. Он был котом-ясновидцем и этим всё сказано.

Когда он шёл мимо окон домов, которые казалось бы зашторены, он говорил «ой, что там происходит». Он чувствовал то, что идёт из окон квартир. Он чувствовал как из них льётся чёрная и грешная энергия. Так он это называл. Поэтому он ходил по улицам, где свет не включен, где дома нет никого, где не живут. У нас в городе есть такие улицы. Именно по ним он ходил. Поэтому если горожане его желали встретить, то искали именно такие улицы. И он мог встретиться с вами. И происходила счастливая встреча. Она происходила на этих тёмных и безлюдных улицах нашего города, но именно там можно встретить нашего героя.

Он часто всматривался в красивую архитектуру и произносил всего одно слово: «симфония». Он умел слушать музыку архитектуры. «Слышишь» — обращался он ко мне. Как-то увидел он красивую дверь. Он долго её гладил и радовался её узорам. «Эх, как обидно, что ты не слышишь музыку узоров этой двери» — жалел он меня. Дверь открывалась и я тоже начинал слышать... слышать её скрип и скрип хозяина, дескать «что изучаете нашу дверь, ограбить хотите... бомжи чёртовые». Наш герой таковым не в коем разии не был...

«Архитектура — это застывшая музыка» — с каким-то приятным выдохом говорил наш герой. Там просто время остановилось. Он глазами мог нюхать. Видел кислые образы. И наоборот, он нюхал цвета.

Весь город его искал. Я не выдал его. Ему ведь жить надо в этом городе. Он был свободен, он был весь в природе.

Потом он пропал. Где он сейчас? Но я уверен, что он гуляет где-то как кот... сам по себе, а в руках у него тот самый портфель, набитый различными крупами.

  К началу  

© , 1999 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов