.
  

© Рамиль Гарифуллин

Психотерапевтические этюды

Предисловие

* * *
Стихи мои колючи и без лести,
Порой я буду говорить,
Как будто бью вас плетью,
Мы вместе будем слезы лить,
Чтоб исцелиться, над собою рассмеявшись...

* * *
Если смысл жизни вами вдруг потерян,
Если ценностей и напряженья нет,
Жизнь не радует, а раздражает,
И при этом вам немного лет.
Если чувство от сознанья отлетает,
Человек не может сам себя понять,
Без причины настроенье угасает —
Время психоаналитика позвать. 

Психологические эпиграммы

1. Застрял
Себе он не принадлежал,
Другим не нужен был,
В такой расщелине застрял
И смысл жизни потерял...   

2. Молитвою маскировал ты грех
Молитвою, поступками маскировал ты грех,
А мыслей червь ты обуздать не смог,
Их грешность услыхал сам Бог,
Поэтому ты заболел и быстро слег...   

3. Гений
В гармонии он только хаос видел,
А в явном хаосе гармонию ценил,
Для всех он очень странным был...
А я в нем гения увидел. 

4. Красивых женщин ненавидеть
Не мог себе глаза закрыть,
Чтоб красоту цветов не видеть,
И чтоб супругу не обидеть,
Он должен был красивых женщин ненавидеть! 

5. И умер, прошептав, что Бога нет
Два раза в жизни умирал,
Два раза Бога открывал,
Дожил он до преклонных лет
И умер, прошептав, что Бога нет... 

6. Непонятный фрукт
Немного флегматичность проявлял,
Немного холеричностью страдал
И меланхолии немного добавлял,
Но больше все-таки казался, чем бывал. 

7. Когда помощь не нужна
Глаза его умны настолько,
Что переполнены грехом,
И помощь не нужна ему нисколько —
Он очищается слезами и добром.

8. Синдром измены
Зов плоти громко в вас кричит,
От грешности до женщины дотронуться
не смеете,
Поэтому трясетесь и болеете,
Один диагноз:
Изменять вы не умеете!  

9. Зеленый
Он не умел еще любить,
Боялся, трясся от любовной паузы,
И чтобы без умолку говорить,
Зубрил Ефрона и Брокгауза. 

10. Голоса
В тридцатых слышал голоса НКВД,
В семидесятых они в звуки КГБ переродились
И в голоса ЦРУ в восьмидесятых превратились,
Теперь мой пациент — посланник от землян,
Он слышит звуки инопланетян...

11. Иллюзия добра
Душевная ловушка ваша так хитра,
Но принцип ее прост:
Иллюзия добра всегда страшнее зла. 

12. Мысль — движение
Он думать мозгом разучился
И говорил лишь по бумажке,
И жил в смирительной рубашке,
И мыслил лишь движеньем тела.
Поэтому врачи не знали,
Что с ним делать?..  

13. Упражнение
Чтоб тело ваше
— Мужу более желанным стало,
Вы упражняетесь порою
С кем попало...   

14. Мираж величия
Мираж величия порою в вас мерцал,
Вы шли к нему ногами... по головам,
Когда пришли, обидно стало вам,
Что это лишь маяк тщеславия мигал. 

15. Ты злишься о другом
Ты злишься о другом,
Конечно, не о том,
О чем ругаешься,
Вот так ты от себя и
от меня скрываешься...

16. Старушка в бане
Она взглянула между ног
И мысленно себе польстила:
«И что мужчины находили там?» —
Подумала старушка и себя перекрестила... 

17. Все торги жизни проиграл!
Ты гадко и преступно поступал,
Пытался все деньгами компенсировать,
Грехи свои зачем-то покупал
И от инфаркта вдруг концы отдал —
Все торги жизни проиграл!

18. Страх любви
Истинной любви боялся,
Поэтому всех женщин он любил.
Влюблял в себя, коллекционировал, копил —
Комбайном — сердцеедом был...   

19. Долгожитель
Так много он грешил,
Что Бог ему на этом свете срок продлил,
Чтобы грехи свои он искупил,
Да так, чтоб долгожителем он был...

20. Добрый дьявол
Он надоедливо был добр
И перебарщивал в своих услугах до вреда.
Он понял, что скорее не хотел добра,
Сознаться в этом он себе боялся.   

21. Мозоли в мозгу
Старость и боли,
Ребенка роли,
От надоевших образов
В мозгу натерли вы мозоли...   

22. На вечность повзрослеть
Он ненавидел стремление детей взрослеть
С тех пор, как он узнал,
Что дети могут умереть —
На вечность повзрослеть.   

23. Эрудит
Был эрудитом,
Всегда ссылался на кого-то,
Не делал даже шага без кого-то
И приводил всегда цитаты,
Поэтому не мог почувствовать закаты,
Смотрел на них и думал...
Думал мозгом не своим,
Не мог понять, зачем он был таким?   

24. Разносторонний дьявол
Букет твоих талантов
Разносторонностью своей
Меня немного настораживал,
Но с помощью способностей своих
Ты дьявольски за девками ухаживал!   

25. Ее катали по кроватям
Ее катали по кроватям,
Ее возили по мирам,
Ее «мисс мира» обзывали
Платили ей за стыд и срам... 

26. Клептоман
Он свое Я во всех вещах видал,
Как будто Бог его по миру разбросал,
Чтоб он себя лишь по крупицам собирал,
Поэтому он только брал и ничего не отдавал.
Народ его зачем-то вором называл...
Мой пациент всего лишь клептоманией страдал.  

27. Людоед
Мать накормить ребенка забывала,
Поэтому он грудь кусал зубами,
Она тем временем его ласкала
И в результате людоеда воспитала...  

28. Реклама достала
Мой пациент в бреду кричал,
Все имена жвачек, шоколадок называл,
Во сне прокладки женские ругал —
И от рекламы так устал,
Что о бессоннице мечтал.  

29. Ответственность за мысли
Своим рассудком высоко поднялся,
Что в Бога веровать способность потерял,
От этого он плакал и рыдал.
И лишь тогда, когда рассудок грешный обуздал,
Ответственность за мысли взял,
Он вновь молиться стал...   

30. Со всеми обнимался
Он близко к людям никогда не приближался
Из-за того, что правды о себе боялся.
Зато со всеми обнимался:
Вот так он от людей скрывался, защищался.  

31. Молчание и истина
Вам истина порой приоткрывалась,
И вы от радости в нее слова внедряли,
От этого она, как роза, закрывалась:
Она хотела, чтобы вы молчали.   

32. Измениться не мог
Он знал всю правду о себе,
А также винтики своей души,
Но изменить себя не мог,
Поэтому грешил, грешил, грешил... 

33. Прострация
Следил за мыслями, за ними наблюдал,
А мысли разбегались от него,
Они боялись так его,
Что он прострацией страдал...

34. Пессимист
Порой не верил он,
Что прошлое свое имел
И будущее иметь он будет.
Он этой вере изменять не смел,
Поэтому и настоящего искать не будет.

35. Долгожитель
Любил он долго размышлять и задавать себе вопросы:
«Душа из тела не желает улетать?
Иль тело — душу отдавать?»
Мечтая тело от души отковырять,
Не мог концы свои отдать...   

36. Не настоящее
Не настоящего мужчину встретили,
Не настоящую любовь вы испытали,
Не настоящую семью создали,
Но СЫНА настоящего родили, воспитали...

37. Канатоходка
По жизни, как по канату, медленно идете
И равновесие между стыдом с бесстыдством ловите,
Между цинизмом и детской чистотой
часы проводите
И от греха внутри кипите и себя заводите.
Хотя на вид святы и не злословите,
От позы неестественной себя подводите.

38. Красавица
Когда красавицей была,
Мужчины по два раза в день
В любви ей признавались.
Все годы молодые позади остались,
Краса без разрешения увяла,
Шесть лет она депрессией страдала
И о признании в любви в бреду мечтала.   

39. Настоящий актер
Он жизнь и сцену никогда не различал
Играл везде, играл, играл, играл...
В конце концов он так красиво умирал,
Что первой помощи ему никто не оказал.

40. Подозрительная разговорчивость
Он слушать не умел
И много говорил,
Остановить его никто не смел —
Он словоманией болел.

41. Современная женщина
Играя в чувства суррогат,
Не зная, избегая настоящего,
Судьба пошла наперекосяк
В поисках иллюзий счастья.
Вас потребляют многие мужчины,
Но матерью хорошей стать вы не желаете,
Зачем-то в поисках оргазма упражняетесь
И современной женщиной себя вы называете. 

42. Эгоизм и творчество
Обиделся он потому, что автором не был,
Что Бог его руками все творил,
Поэтому от истинного творчества навечно отказался —
Хорошим эгоистом в творчестве являлся.

43. Тщеславный мальчик
Он с наслажденьем хоронил себя,
О почестях, признании величья фантазировал,
И, «мертвым» будучи, зачем-то журналистам
всем позировал,
Не понимая, что в фантазиях скорее
был живым...
Таким тщеславным этот мальчик был.

44. Ушла жена
Ему могли принадлежать
Все женщины планеты,
Но кроме той, которая ему нужна, —
Он плакал и рыдал,
Что от него ушла жена.   

45. Телевизор — родственник
Анализируя конфликт души,
Мой пациент о родственниках долго рассуждал,
Но одного из них он почему-то забывал,
Не понимал того, что телевизор
Его родственником стал...

46. Вы обречены...
Вы обречены, и нет надежды жить,
Но всех людей вы продолжаете любить
И мужественно держитесь,
И на Всевышнего не сердитесь,
И даже нас жалеете.

47. Тринадцать лет ей было
Тринадцать лет ей было,
В душе ее цветочек расцветал,
Мальчишка в личико ее поцеловал,
Но вдруг удар в лицо...
Родная мать все это оборвала —
От этого удара дочь ее впоследствии
Всю жизнь фригидностью страдала...

48. Подрывница
Это было твоим призваньем:
Инфарктами(!), Инфарктами
Взрывала ты мужчин!
Скажи мне дорогая,
Имеешь ли ты званье,
Каков твой, милая, армейский чин?

49. Мудро, на семью плевал
По-хитрому, по-мудрому
Он на семью плевал,
Поэтому в командировках и в делах
Он время коротал...

50. Не подпускал людей он близко
Не подпускал людей он близко,
Панически боялся их,
Не доверялся никому,
И никогда он не влюблялся,
Всегда одним остаться он старался,
Забыл он, что в глубоком детстве
Родная мать его в чужие руки отдала
И навсегда исчезла, «предала»,
Но он не знал, что так родная мать
Его от гибели уберегла,
Когда в концлагеря Германии всех отправляли...  

51. Мужчин она всегда боялась
В глубоком детстве мать
Всегда злодеями-мужчинами ее пугала,
От них она сама когда-то пострадала
И эту злость под видом сказок
Любимой дочери ночами представляла.
Дочь мучилась, страдала —
Мать это забавляло,
Хотя она все это не осознавала,
Такой садисткою была.
И дочь впоследствии фригидностью страдала,
Мужчин она всегда боялась, презирала...

52. Пространств он замкнутых боялся
Пространств он замкнутых боялся
В лифты, автобусы страшился заходить
Но все прошло,
Когда причину помогли открыть:
От пеленанья плотного он в детстве задыхался...

53. Отца он ненавидел
Отца он ненавидел, презирал,
Хотя тот добрым и спокойным был.
Мой пациент давно забыл,
Как в детстве слышал стоны матери,
Когда отец ее любовью забавлял,
Тогда он думал, что отец его
родную маму истязал.   

54. Была в родного зятя влюблена
Семь лет ее трясло,
Неврозами она страдала,
Но все прошло,
Когда она узнала, осознала,
Что столько времени
Была в родного зятя влюблена.

55. Он быстро ел
Он быстро ел,
Страдал хроническим обжорством,
А все из-за того, что в раннем детстве
Родная мать доесть ему мешала
И раньше времени еду внезапно отбирала.
Поэтому он быстро ел...

56. Грешное зеркало
Вы тщеславны
Вы хотите,
Чтобы на вас смотрели,
Поэтому вы к зеркалу
Так сильно «припотели»,
Чтобы свои глаза
На вас смотрели... 

57. Зло
Ваши чувства и разум добры,
Добры ваши мысли, а также желанья.
В поступках своих скорее вы злы,
Подводит вас Воля, которая злая...

58. Он хитрым был
Он хитрым был,
Прощенья никогда ни у кого
Он не просил.
А если и просил,
То через Бога —
Всевышний у него
Посредником послушным был.

59. Болтун
Вы болтовню свою
Красиво закругляли,
С уверенностью Бога
Обо всем вы заявляли,
Да так, что сами в свою ересь
Верить начинали,
Вы ералаш науки и искусства сочетали,
От этого лицо ваше сияло...
И мы талантом вашим восхищались!   

60. Синдром графомании
«Влюблялся» он
Под диктофон,
Записывая кусочки диалога,
При этом не боялся Бога,
Оправдываясь,
Что пишет так любовные романы...
Бывают же такие графоманы!

61. Проститутке
Вы душу свою в залог отдаете,
Мечтаете мужа иметь, «мерседес»
И в тело свое втыкать всем даете
Туда, где поршнеобразные движения
совершает самец,
Который воздух в вас вдувает,
Богиня проституции тот воздух в деньги превращает,
Поэтому в местах, где раньше в вас душа хранилась,
Теперь холодный ветер лишь гуляет...

62. Влюбленный
Ваш интерес к себе
Имеет форму изощренную,
Но именно благодаря ему
Вы ходите влюбленный...   

63. Синдром клоуна
Напротив всех на кресло сел,
Да так, чтобы троллейбус на него смотрел,
Потом разыгрывал репризы, мезансцены,
И весь троллейбус в результате
Смехом заболел,
Забыв об остановках, он под городу летел.
Виновник всего этого
Синдромом клоуна болел,
Поэтому в троллейбусах весь день катался
И от психического приступа балдел,
Всех пассажиров смехом заряжая,
Он чувствовал, что не один болел...

64. Опоздал
Старик на мизерную пенсию
Себя зачем-то размножал
И фотографии на память людям раздавал:
О вечности и памяти задумываться стал,
Надеясь, что еще не опоздал...

65. Пушкиномания
Творенья гения
Он за свои зачем-то выдавал,
Вторым рожденьем Пушкина
Себя он называл,
Доказывая это, плакал и рыдал.   

66. Странный
Был добр,
Купался в нашей лести,
Пока вся группа была вместе.
А тет-а-тет был злым,
Но не считал себя он таковым...

67. Вампир
От всех энергию черпал,
Со всеми с удовольствием страдал.

68. Интеллигент
Он прятал хитро свое Я,
Казалось — не выпячивал себя,
В интеллигента так играя...

69. Артистам России
В стране застоя вам боготворили
И чаще вы элитой были,
Сейчас все встало на свои места:
Вы лицедеи — ведь ими были вы всегда.   

70. Что делать?
Что важно делать в этой жизни:
Любить? Творить? Страдать?
Наследников строгать?
Вы от вопросов этих плакали и злились.
Пожалуй, главное вы сделали уже —
На свет родились!

71. Синдром асимметрии
От симметрии вещей его трясло,
Поэтому он сбоку на любой предмет смотрел
И лишь на профиль лиц всегда глядел:
Таким он видеть мир хотел...

72. Артист — провинциал
Артист — провинциал,
Не удовлетворив свое тщеславье,
От жажды звездности устал.
Теперь в рекламных роликах
Больного старика играет,
Свою гордыню
Телевидением он ублажает —
И к пенсии своей надбавку получает... 

73. Черный бред
К вам черти лезут,
В бреду рыдаете —
Вот так за грешность вы страдаете...

74. Белый бред
В бреду своем вы с ангелочками
Летаете, общаетесь,
Поэтому вы грешной не являетесь...

75. Он долго в ванне плакал и рыдал
Весь день я слесаря-водопроводчика прождал,
Лишь к вечеру он пьяным вдруг пожаловал,
Ногами в ванну полную зачем-то встал,
При этом шерстяных носков своих не снял,
Так контрагайку долго он менял, все поломал,
Доковырялся до того, что вдруг
Под душ попал,
Молитву, на коленях стоя, в ванне прочитал,
Затем он долго плакал и рыдал
О том, что смысл жизни потерял...   

76. Телевампир
Как хорошо ему у телевизора сидеть,
Смотреть, как много жизней исчезает,
Энергией злорадной заряжая,
Себя ежесекундно проверяет,
И наслаждается, пожалуй, от того,
Что сам не погибает,
Под одеялом свое тело ощущая.

77. Приятелю
Ищи жену не в хороводе,
Ищи жену ты в огороде,
Пословица так русская гласит.
Но есть мужчина в нашем городе,
Который с этим никогда не согласится:
Его жена — танцовщица.

78. Двадцать кошек
У Бога ребенка просила,
Была одинока настолько,
Что двадцать кошек
В квартире бродило...   

79. Недостатки
Лишь один недостаток имел,
Не терпел недостатки других,
Он друзей не имел никаких,
Но с собой подружиться хотел...

80. Таинственная незнакомка
Вы безобразны, но магичны,
Эмоциональны, нелогичны,
Структуру вашей магии
Боюсь познать:
Я не хочу ее разоблачать.

81. Счастливая
Счастливая она была,
Хотя родного сына хоронила.
Сын раньше бил ее, квартиру поджигал,
Два раза в год в тюрьме бывал,
За мать ее он не считал.

82. Все волосы его в бровях
Все волосы его сосредоточились в бровях,
Он кругл и косолап как Винни-Пух,
В речах своих он очень сух,
Лицо его таит испуг.   

83. Кто ты?
Неважно мне, чем исцелишь больного ты:
Гипнозом, психотерапией иль электрошоком.
Понять мне хочется одно:
Зачем ты здесь и кто ты?

84. Р.М.
Он был ответственен настолько,
Что ни за что не брался никогда,
Он чувствовал ответственность всегда
За то, что навредить всегда боялся.

85. «Хотимчики»
Красные «хотимчики» вашего лица
Говорят о том,
Что вам хочется...

86. Тележурналистка
Язвительный ваш милый голосок
Противоречивостью меня всегда пугал,
Особенно не нравился злорадный ваш оскал,
Когда телесюжет чудовищный мелькал...   

7. Расчетливый
О панихиде собственной мечтал,
О стоимости оркестра узнавал,
Количество друзей он подсчитал...
Расчетлив был — от этого страдал...

88. Словоблудствуя рифмой
Ваш стих словоблудствует,
По листу перемещаясь,
Истину поглощает,
В красивую форму превращаясь...

89. Пятидесятилетнему приятелю
Робкий и усатый мальчик...
Кота мне напоминает он,
Особенно когда на кухне
Тихонько, нежно кушает бульон.   

90. Старпер
Старый пердун строгает детей от молодки,
Жаждет он жизни и бросил пить водку.
Страх перед смертью вампирствовать
призывает его,
Бог все рассудит и пожалеет его.

91. Не знаете
Мечтаете о самоуничтожении,
Купаясь в самозаблуждении,
Вы лишь о вечном сне мечтаете,
А что есть смерть, не знаете.

92. Пение старушки
Старушка в старческом бреду
Девичьим голосом ночами, днями пела
И с каждым днем все молодела
И просыпаться не хотела,
Ведь время для старушки вспять летело,
Поэтому ее будили только для того,
Чтобы она как следует поела... 

93. Белые рубашки ненавидел
Он в детстве лишь покойников нарядных видел —
Потом всю жизнь нарядные рубашки ненавидел...

94. Многое в малом
Видел, чувствовал во многом мало,
И не умел он в малом видеть много,
Душа его вдруг старой стала,
Хотя и лет ему совсем немного...

95. Скромность
Всего у вас было мало,
И скромность ваша в глаза бросалась,
Ее вам тоже не хватало...

96. Женщина как обрамление
Всех женщин обрамлением влагалища считал —
Поэтому от импотенции страдал...  

97. Крик внутрь
От наслажденья внутрь кричала,
Чтобы свекровь и дети ничего не услыхали,
Она от секса лишь болела и страдала —
Жилищная проблема всех достала!...

98. Любовный многоугольник
Душа ее была широкой,
И в ней, как в море, плавал
Лишь любовный треугольник,
Он был ей маловат,
И выбрала она многоугольник...

99. Политик*
Он только там,
Где грешности накал,
Дипломатичен, но нахал,
Играет лучше, чем артист,
Ответственный и вороватый альтруист...   

* — Эпиграмма, которая подойдет для многих видных Российских политиков.  

100. Мудрый зять
У тещи зять был золотой,
Он обуздал ее и покорил,
И на руках ее носил...
Между прихожей и кухонной плитой.

101. Открытие
Вы географию и астрономию забыли,
Но с точностью до миллиметра вдруг открыли,
Что центр всей Вселенной в вас сидит,
Что в вашем теле пуп Земли зарыт...

102. У вас все будет
Не беспокойтесь! У вас все будет:
Счета в швейцарском банке,
Коттедж и «Мерседес»,
Любовницы, лакей-балбес.
И даже собственный РУОП,
А также импортный красивый гроб.
На случай, если словишь пулю в лоб.   

Звездные болезни и *

103. Зюганову
Пока эрекцию на власть имеете,
Мандат ваш красный вверх торчит.
Вы импотентом политическим
считать себя не смеете:
Политика согреет вас и до экстаза возбудит...

104. Чубайсу
Ваше лицо тогда краснело,
Но почему-то был спокойным голос,
И шапка ваша не горела,
Всему виной — горящий волос.

105. Немцову
«Мой папа может все!» —
Мальчишка так друзей пугал
И «шишку» долго во дворе держал,
Того мальчишку мне Немцов напоминал...   

106. Жириновскому
Госдума наша — мозг страны,
И у него, конечно, приступы бывают,
Но не снимают там штаны,
Психозы и неврозы наши Жириновский
олицетворяет...

107. Березовскому
Народ следит за вашими деньгами,
О мудрости национальной в газете читает,
И президент вас уважает, уступает...
И кто кого переиграет?
Пожалуй, Бог лишь знает...

108. Черномырдину
Вы в мудрости своей уверены настолько,
Что речи сумбурные себе обычно позволяете,
Россию этим веселите, ублажаете,
И мы за будущее не беспокоимся нисколько.   

109. Рыбкину
Грачи и лебеди у озера устроили шумиху.
Сейчас там стало очень тихо,
Ведь озера там больше нет, все зыбко:
Стоит аквариум, и плавает единственная рыбка.

110. Лебедю
Фактуру пса, готового к атаке, не меняете,
Хотя в костюмы политические, разные зачем-то одеваетесь,
От головокружения такого не страдаете,
Ведь вы десантником в политике являетесь...

111. Радзинскому
Ваш смех больным не назовешь,
Вы так обратным чувством защищаетесь,
Поэтому когда в улыбке расплываетесь,
Действительно, слезами обливаетесь... 

112. Телевулкан Листьева
Не верю я, что ты был скользким,
Иначе б не залез на пик телевулкана
И не зажег прожектор комсомольский,
Не осмотрел бы всю страну открытым
«Взглядом» великана
Не побоялся изверженья лавы,
Не грелся вечерами у лучей чужой,
жестокой славы,
Телезатейником хорошим был,
Копируя международные телестандарты,
Надеть для имиджа подтяжки не забыл
И, запустив различные телешарманки,
Закрыл рекламу мафиозным банкам.
Телевулкан ты разбудил,
Достигнув высшей славы,
А он тебя за это умертвил,
Облив своей кипящей лавой.

113. Познеру
Мы ковыряемся в себе до крови,
Пример тому — кровавый город Грозный,
Помочь там было уже поздно,
Без крови ковыряться
Может только Познер...  

114. Амаяку Акопяну
Серьезностью своей вы переполнены настолько,
Что на экране в простачка — шута играете,
Иллюзионное искусство с лицедейством
совмещаете,
Об этом не жалеете нисколько...

115. З.Фрейду
Структуру грешности,
С научной точки зрения,
Нам Фрейд великий объяснял,
И человек планеты грешность осознал,
Но чище все-таки не стал —
Его катарсис где-то между ног застрял...

116. Бари Алибасову
Зачем он на экранах появляется?
Ведь не поет, не пляшет, не кривляется?
Теперь он от эстрады барин,
Но все его зовут как раньше — просто Бари...   

117. Вячеславу Тихонову
Прозрачная костлявая рука
По скатерти блуждала,
Она старушку возбуждала —
Под нею фото Штирлица лежало...
Вот так великого артиста старушка замаскировала.

118. Дмитрию Харатьяну
Прекрасно роли вы играли:
Рождались или умирали,
Но эти роли так бы не сыграли,
Синдром похмельный если б не познали...

119. Ивану Демидову
Порнозвездой он не является,
Но от людей очками защищается,
В футляр от них не забивается,
Хотя хлопками отбивается.   

120. Н.Михалкову
Вы грех с величием соединили
И влюблены в себя и в жизнь настолько,
Что в фильмах чаще сердцеедом были,
Народ свой странною любовью полюбили...

121. О Бродском
О Бродском спорят лицемеры,
Считая, что он умер от высокомерья,
Но я, конечно, этому не верю,
Возможно, Бродский был высокомерным,
Зато писал стихи не в нашем измеренье...

122. Биллу Клинтону
Смотрю на тебя и радуюсь,
Поймал ты золотую рыбку,
Я оптимизмом американским наполняюсь,
Спасибо, Билл, за вечную улыбку,
Она излечит наши социальные болезни,
Побольше смейся ты над нами,
Но не соболезнуй.  

123. Рудольфу Нуриеву
Весь мир его «летающим татарином»
С восторгом обзывал,
Лишь это униженье не обидно нам, татарам,
Он в небо нацию татарскую поднял,
Хотя в душе татарином себя он не считал,
Являясь человеком мира...

124. А. Пугачевой и Ф.Киркорову
Пугачева и Киркоров — едины,
Они близнецы-братья (или сестры):
Мы говорим — Пугачева,
подразумеваем Киркорова.
Мы говорим — Киркоров,
подразумеваем Пугачеву...

125. А. Невзорову
Умеет ужасами удивлять
Все дьяволы России на пленке у него
Он наслаждается, облизывается от того,
Что люди на его экране страшнее черта самого...   

126. Шуфутинскому
Певец — универсал поет для всех
От песен о любви до мафиозных гимнов,
Уверен, что когда-нибудь без лени
Он будет исполнять в церквах священнопенье.

127. А. Караулову
В нас много грешного и дьявольского,
Есть человек, который не боится в этом всем поковыряться,
От черни этой, как ребенок удивляется,
Но к ней ручонками все тянется и тянется.   

Об истине  

128. Об истине
Мне истина порой приоткрывалась,
И я от радости в нее слова внедрял,
От этого она, как роза, закрывалась:
Она хотела, чтобы я молчал.

129. Темнотою освещая
Темнотою освещая, луч рассудка и луч чувств,
Соединяясь в «оконной раме»,
Образуют истины голограмму...
Все остальные «окна»: зеркала, иконы и ТВ —
Иллюзии о мире, Боге, о тебе...

130. Тупик
Тупик мышленья в суициде,
А также в старческом маразме.
У чувств тупик всегда в оргазме.
У воли тупика и вовсе нет —
Она всегда прямая...
Все вышесказанное верно,
Если воля ваша — злая.   

131. В поисках себя
Всю жизнь мы в поисках себя,
Узнать бы нам тот миг,
Когда себя мы потеряли?
Есть утешительный ответ:
Пожалуй, в тот момент,
Когда о нас мечтали.

132. Голограмма истины
Голограмма истины на фоне черно-белого
Экрана смерти и рожденья
Создает каркас великого творенья,
Только там сосредоточен Бог или Аллах,
Только там, где окружающего мира крах...

133. Смерть иллюзии
Не разоблачайте мир иллюзий
И не смотрите близко на него.
Иначе вы иллюзию убьете,
Печальна будет смерть ее. 

134. Молчание мудреца
Знающий мудрец
Обычно ничего не говорит.
А говорящий — ничего не знает:
Он, упражняясь в мудрости, болтает,
Философом себя он называет...
О тайне истины
Мудрец молчит,
И мудр он в том,
Что говорить об этом не пытается,
Ведь истина от мудрых слов не открывается,
А лишь условия для тайны истины нам создает.

135. Истинно святой
Истинно святым
Является лишь тот,
Кто от природы, от Бога, от рожденья
Был добрым для себя и для других,
Не для величия и всякого удовлетворенья,
В конце концов
Не для того, чтоб стать святым,
И все он делал так,
Что и не знал,
Что делает добро.
И Библий не читал —
Он просто был таким.
Пожалуй, лишь такого
Можно называть святым!   

136. Риск
Каким бы ни был риск —
Во благо или же во зло,
В нем не заключено добро,
Грехом великим он является.
Человек скорее Богом истребляется,
Фортуна — проститутка под ногами
У него мешается!

137. В помощниках не нуждаемся
Мы сами знаем для себя,
Что пораженьем, а что победою является,
Своею жизнью, наказаньем и наградами распоряжаемся,
В помощниках мы не нуждаемся.

138. Триединство
Бог любит троицу,
Влюблен в нее он без ума,
Поэтому и сотворил единство воли,
чувств и разума...   

139. Это не для средних умов
Мы слеплены из материи и информации,
Уникальнейшим образом сотканных
Секстилионами миллионов всевозможных
комбинаций
В пространстве и во времени.
Кто Я? А что не-Я?
Что бытие? А что небытие?
Этого никогда не познаю я.
В этом мое бессилие.
Я философию читаю,
Свой эгоизм рассудком подгоняя,
Это психогимнастика для мозгов,
Тешу себя, что она не для средних умов...

140. Застывшее время и ностальгия
Я время толкаю,
О застывшие сгустки его опираясь,
Их в различных искусствах нахожу,
Наслаждаюсь,
Из них ностальгию, как мозаику, я собираю... 

141. Играют все
Играют в мире все:
Щенок, родившись,
Весело играет,
Самец, желающий любви, —
Он тоже весело играет.
Перестаем играть
И сразу истину теряем.
Пока играть умеем,
Мы в истине купаемся, ныряем...

142. Как разум угомонить?
Как разум угомонить и обуздать,
Чтоб Бога не мешал нам познавать,
В мир истины, а не иллюзий погружались,
Чтоб были мы, а не казались?
Как нам попасть в тот мир,
Что между разумом и чувствами построен,
Пролезть туда, где все блаженны и довольны?
И все же мы порой бываем там
Одни — когда искусство созерцают,
Другие в снах своих бывают,
А третьи — когда пьянствуют или играют:
Детьми себя вновь ощущают... 

143. Мудрость
Насколько ж надо мудрым быть,
Чтоб грешность в людях видеть,
При этом всех любить,
О грешности своей забыть,
Себя не разлюбить...

144. Мерцает философией мышленье
Мерцает философией мышленье,
Пока о смерти дума есть.
Простое обывателя мышленье
Направлено на то, чтобы поесть.

145. Я истины искать не буду
Я истины искать не буду
Я в истине стою,
Я пьян и песенку пою.   

146. Нет свободы выбора
Нет свободы выбора у нас:
В одну и ту же реку два раза не войдешь. Досадно!
Та цель, тот выбор, что в мечтах ,
При достижении оказывается не тем, что надо.

147. Истинный философ
Лишь тот философ
Может истинным творцом считаться,
Кто, лежа, перед смертью
От своих концепций не желает отказаться,
От безысходности не стонет, не плюется
И над собой, как над сыгранною ролью, не смеется,
Философом он до последних дней
Для всех нас остается...   

О Боге

148. Уроды и Бог
Всевышний! Дорогой!
Когда уродов и психически больных
на свет являешь,
Ты по кусочкам тела и души
Рождаешь их иль умертвляешь?

149. Никто не сотворяет нас
Ни Бог, никто не сотворяет нас,
Мы вечны и лишь перерождаемся,
Мы сами создаемся,
И в творце, скорее не нуждаемся...  

150. С Богом на ты
Не задумались ли вы,
Почему мы Бога кличем лишь на ты,
Хотя мы чтим его и уважаем,
Бог в нас живет, своим его считаем.

151. Где сходится...
Где небо сходится с землей
Где тело сходится с душой,
Где разум сходится с чутьем —
Мы остаемся лишь вдвоем
Мой Бог и я...

152. Я в не-Я
Хотел бы я открыть в себе способность
Чувствовать себя в не-Я,
Тогда проблемы смысла, одиночества,
Пожалуй, разрешил бы я,
В не-Я, я истинного Бога бы открыл,
Почувствовав единый организм,
Вот так бы Я с не-Я соединил...   

153. Потребленье
Бог и религия для нас
Как средство к цели, к потребленью,
Поэтому мы грешны,
Поэтому у Бога в потреблении...

154. На ты
Мы молоды, и называют нас на ты,
«Ты» и «вы» — всего лишь слоги,
Но если верить им,
Когда мы молоды —
Мы ближе к Богу,
Ведь к нам, как к Богу,
Обращаются на ты...

155. Бог и я — коллеги
Как мы относимся к самим себе,
Так Бог относится и к нам.
И Бог и я — мы проявляем одинаково себя.   

156. Бог — эгоист
Бог — эгоист,
Он любит нас за то,
Что в нас себя находит.
Любовь такая нам
Скорее не подходит...

157. Мы ему все мысли доверяем
Общаясь с Богом,
Важен нам не внешний Бог,
А Бог, который в нас сидит,
Который молча с нами говорит,
И мы ему все мысли доверяем...

158. Бога надо чувствовать
Бога надо чувствовать,
Рассудком Бога не понять,
Желаю вам его почувствовать
И всем неверующим об этом рассказать.   

159. Бог умертвляет нас
Бог умертвляет нас
И мы своею смертью
Себя же научаем,
О вечности души мечтаем —
Вот так себя от смерти
Мы оберегаем...

160. Бог темнотой умеет излучать
Бог темнотой умеет излучать,
Людей во тьму и сны он погружает,
Невидимыми лучами освещая,
На истинный путь нас направляет...   

О душе  

161. Мы — новые
Мы — люди новые,
Мы первый раз живем,
Мы каждый день рождаемся
И новыми помрем...

162. Мы станем все душой природы
Мы станем все душой природы.,
Природа нашим телом станет,
Нам мир иной таким предстанет,
И наша жизнь в природе будет продолжаться...

163. До рожденья
О нашем состоянии до рожденья,
Скорее, мы ничего не знали.
Сознанье мы в спешке потеряли,
Когда родиться мы мечтали. 

164. Мы уникальны
Мы уникальны лишь в своих абсурдах,
А в остальном мы зомби из толпы,
Не можем мы сойти с тропы,
Которая судьбою называется.

165. Черви — самоубийцы
Мысли — особый сорт червей,
От них становятся мудрей,
От мудрости все черви умирают,
Поэтому мудрец обычно умолкает...

166. В мозгу натерли мы мозоли
Потеря смысла жизни —
Усталость от нее
Приходит к нам, пожалуй, оттого,
Что мозг устал, устал до боли,
В мозгу натерли мы мозоли
От повторяющихся образов и скучного мышленья.
Вот так приходит к нам старенье,
А тело наше еще молодое,
Лишь истинное творчество — тому спасенье...   

167. Сон и небытие
Ложимся спать,
Играя в некое забытие,
Хотим познать
Таинственное небытие,
Которое в нас было до рожденья,
А также будет после смерти...

168. Разум и воля
Наш разум или наши чувства
Больными быть не могут,
Есть нечто между ними — это Воля,
Она больна, не зная боли.
В ней истина о нас и Божьей воле...

169. Второе рождение души
Второе рождение души
Открывают в себе старики,
И в этом меня пенсионеры поддержат.
Но тело, увы,
Не желает служить и душу больше не держит.  

170. Тираж души
Общение наше тривиально,
Оно зомбировано кем-то,
Оно не уникально,
Хотя и мы не верим в это.
Вот я иду и с кем-то говорю,
А где-то рядом точно также
Говорит другой.
Обидно мне, что он
Такой же, как и я, а не иной,
А я такой же, как и он.
Как вырваться из этого общенья тиража?
Меня штампует серая толпа,
Живу и говорю я в рамках типажа.
Я начинаю удивлять других
И искажаю суть, чтоб слушатель внимательнее слушал,
Чтоб у него повяли уши
От уникальности моей души.
Теперь я не типаж,
Оригинальный сказочник и словоблуд,
Я, выражаясь, издаю свой труд
И выношу тираж на суд. 

171. Душа
Душа себя сначала заблуждает,
Затем, от мудрости переполняясь, замолкает
И наконец, из тела улетает...

172. Воля
Воля — анкер часов чувства и разума,
Который с Божественной санкции
Распределяет энергию и информацию...

173. Трансляция с того света
Когда-нибудь мы этого достигнем
И в мир, который называется потусторонним,
Проникнем и легко освоим,
Трансляцию оттуда мы устроим.
Познаем мы сполна отрезок роковой.
Что люди чувствовали
В момент ухода в мир иной?
Одни расскажут нам,
Как в диком страхе погибали,
Другие же — как ангелов встречали,
А третьи — как в оргазме умирали...

О смерти

174. Тьма
Вот кажется, еще немного и я пойму,
Узнаю, для чего и что мы?
Мы вырвемся из этой тьмы.
В другую тьму...

175. Смерть отца
Сначала шок панический,
Ежеминутное напоминанье:
«Что случилось?!»
Мир для меня был не реален,
Все ритуалы проходил я механически.
Затем я злился на него, страдал
И чувствовал вину, себя я истязал
И мысленно играл в «Если бы...»
Но сказки эти быстро отошли,
И лишь потом я мог отцу сказать:
«Прощай!»   

176. Сострадание
«Они умерли, а мы живы» —
И в этом уже воля к наслажденью.
Такое грешное бывает наважденье,
Здесь истинного состраданья быть не может...
Они умерли, и вместе с ними
Немножко мы себя похороним,
Поэтому и плачем, плачем за себя.
О Боже!
Здесь истинного состраданья быть не может...

177. Страх смерти
На свете много страхов смерти есть.
Одни страшатся смерти долгой и мучительной,
Другие в одиночестве бояться умирать,
А третьи страх испытывают от того,
Что свои цели не смогли реализовать.
Но есть средь нас такие,
Которых бесит неопределенность
Срока жизни или смерти,
Они спешат уйти в бессмертие
И определенности так достигают,
Что самоубийцами народ их называет.
И все же самый главный страх —
Боязнь того, что перед смертью личность часто исчезает —
А тело продолжает еще жить...   

178. Старик и ребенок
Старик, взрослея, с каждым днем
В себе ребенка узнавал,
И вновь, как в детстве золотом,
В земле копаться почему-то стал,
А также радовался малому —
Что солнце светит, просто так смеяться стал.
Он всем вещам по-детски удивлялся.
Поэтому он в барахле подолгу ковырялся,
Капризным, мудрым оказался,
Играл детей смешные роли,
Не зря же говорят:
Ребенком истина глаголит.
Он понял, что в себе ребенка вновь открыл,
Поэтому слова различные забыл
И больше чувствовал и спал
И старческий маразм без страха ожидал,
А также в Бога веровал,
Как в колдунов все дети веруют,
Поэтому не верил в свой финал...

179. Дума о смерти
Дума о смерти растворена во всем,
Она бывает явной и неявной,
Замаскироваться может солнечной и ясной
И оказаться флегматичностью простой... 

180. О вечной жизни и смерти
Один внизу, в холодной, темной вечности,
Останешься лежать ты навсегда,
А наверху — другая вечность,
Которая не прекратится никогда...

181. Рецепт от страха смерти
Не бойтесь смерти наступленья,
Господь пошлет от жизни утомленье,
Устанете вы от нее настолько,
Что смерть не будет вам страшна нисколько.
От страха смерти дам еще совет:
Когда вы есть, ее же рядом нет;
Когда она придет,
Тогда же вас не будет.

182. Пропасть
Между мною и Всевышним пропасть есть,
Она названа холодным словом СМЕРТЬ.
Чтобы смерти страх преодолеть,
Нужно мне скорей Всевышним стать,
А для этого придется потерпеть,
Еще больший страх преодолеть.   

183. Последний вагон
Мы по вагонам, как слепцы, кочуем,
Живем, грешим, работаем, бичуем,
В вагон последний попадаем,
Который моргом называем.
В вагоне этом все на полочках лежат,
В окно не смотрят и о вечности молчат,
Ждут станции своей и не грешат,
В нем проводник — студент-дурак.
А поезд мчится в небеса —
Такой у нас маршрут.
Из вечности мы мчимся в вечность —
Гостями нас считают тут...

184. Последние слова Отто Вейнингеру
Иисусом лучше бы ты стал,
Меж грешностью и Богом оказался,
Ты Богом стать не побоялся,
Проникнув в тайны истины и Бога.
За нас и за себя грехи ты ощутил,
И глубже, чем Христос,
Профессор молодой и дорогой!
Покончил ты с собой,
Чтобы познать два страха, о которых говорил...  

185. Бардасы
Со спокойствием, ясным умом и сознаньем
Все ступени — бардасы до и после смерти пройди,
И тогда ты поймешь, что страх смерти —
Всего лишь проекция нашей души.

186. Что мы делаем с собой?
Сначала мы себя в других внедряем
Или других в себя впускаем.
Потом уходим от себя,
Бываем не в себе, страдаем...
Лишь на мгновение себя мы обретаем
И сразу же себя навечно покидаем...

187. Ох уж эти ритуалы!
Цветочки, материалы...
Свадьбы, похороны...
Ох уж эти ритуалы!   

188. Урок на кладбище
Когда по кладбищу гуляем,
О жизни по-другому размышляем
И еще больше хотим жить.
Не думал я, что мертвые
Нам могут жизнь внушить...

189. Спасительные иллюзии
Всю жизнь играем в иллюзию,
Что смерть пройдет, но только мимо нас.
Стареем...
Приходит наш последний час —
Иллюзия бессмертья
Вновь посещает нас.

190. Вдвойне обидно
Энергия следует за мыслью,
И смерть, которую предвосхищаем,
По нашему же расписанию придет.
Поэтому вдвойне обидно,
Что смерть свою никто не обойдет...  

191. Цепкая иллюзия
Надежность бытия —
Цепкая иллюзия.
Не верю, что смертны ты и я,
Но знаю, что данная иллюзия продлит нам горе...

192. Почему мы взрослые?
Мы — взрослые не потому,
Что работаем и в игрушки не играем,
А потому,
Что смерти ожидаем...

193. Хочу я смерти не бояться
Любое философское мышленье —
Мышление о страхе смерти и о пустоте,
Оно порой мешает мне —
Хочу я смерти не бояться!   

О времени

194. Внутреннее время
Мы сами время убыстряем или замедляем
И время в нас по-разному течет,
Поэтому безвременной кончины не бывает,
И все мы для себя живем один и тот же срок!

195. Время
Только смерть смыслу жизни научит.
Мы стоим все во времени,
Мы не можем стоять вне его,
Не понимаем, но ценим его,
В жажду жизни и грех погружаясь...  

Об одиночестве  

196. Одиночество
Каких бы близких ни имели мы,
В конце концов мы одиноки.
Приходим мы одни, одни уходим мы.
От одиночества пишу я эти строки...

197. Одни приходим и уходим
Близкие то уезжают, то навсегда уходят,
Поэтому порою одиночество приходит.
Мы одни на этот свет приходим,
И одни потом уходим...   

О самоуничтожении

198. Суицид
Нравственным и злым опасно быть:
Самоубийством можно кончить.
Со злом в груди нельзя прожить:
Руками Бога на себя придется руки наложить.

199. Живи
Дают — бери, а бьют — беги,
Самоубийством кончить не спеши:
Раз дали жизнь тебе — живи...

200. Жадность
Единственная жадность, которая достойна уваженья, —
Не давать душу Богу без разрешенья.   

201. Таксист и пассажир
Поехал вешаться,
Такси поймал,
Водитель стоимость проезда
Вдруг назвал,
И пассажира суммой испугал.
А тот от радости завыл,
Что смысл жизни для себя открыл,
Таксисту руку за спасение пожал,
Все деньги с удовольствием отдал,
Домой обратно побежал...   

К началу  

© , 1998 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика