.
  

© А. В. Федоров

Права ребенка и проблема насилия на российском экране

««« К началу

7. Несовершеннолетняя аудитория и насилие на экране:  предпочтения, воздействия, влияния, следствия контактов

«Современные российские зрители смотрят фильмы в основном по видео, кабельному и эфирному телевидению. К экранному насилию, предлагаемому этими каналами, наиболее часто обращаются соответственно 51, 23 и 15 процентов юношей и девушек» [Тарасов, 1997, с.81]. Негативное воздействие медиатекстов, содержащих сцены насилия, на российскую молодежь в условиях практического отсутствия официального контроля и педагогических рекомендаций отмечается повсеместно. Общий контекст здесь таков: после отмены цензуры в средствах массовой информации, случившейся в России, как известно, на рубеже 90-х годов двадцатого века, на кино/теле/видеоэкранах страны стали демонстрироваться (практически без возрастных ограничений) тысячи отечественных и зарубежных медиатекстов, содержащих сцены насилия. Только за пять лет (1993-1998) было снято около 300 российских фильмов, «в которых набралось более 4000 сцен насилия и убийств» [Сергеева, Сидоров, 1998, c.18].

Низкий уровень жизни основной массы российского населения, не способного покупать лицензионную продукцию, существенно облегчает жизнь  процветающему аудиовизуальному пиратству, в том числе в области несанкционированного закупкой авторских прав показа фильмов по провинциальным частным кабельным и дециметровым телеканалам, продажи и проката видеокассет, компьютерных дисков и т.д. Однако в отличие от развитых западных стран, где существуют государственные программы контроля за экранным насилием и ограждением детей, несовершеннолетней молодежи от негативного воздействия сцена насилия на экране, в России до сих пор все оставлено на самотек.

Вот почему кажется важной задача проведения анализа ориентаций и предпочтений российской несовершеннолетней аудитории (в возрасте до 18 лет) по отношению к экранным медиатекстам (в области кинематографа, телевидения, видео, компьютерных игр), причин и следствий контакта данной аудитории с экранным насилием на фоне современной российской социокультурной ситуации. Представляется необходимым выяснить степень популярности у данной аудитории экранных медиатекстов, содержащих сцены насилия; выявить основные типы и черты характеров экранных персонажей, ею предпочитаемых; обнаружить факторы, привлекающие юных зрителей в сценах насилия на экране (развлекательная, рекреативная, компенсаторная, информационная функции и т.д.); определить  факторы неприятия учащимися сцен насилия на экране, выяснить тип компании, в которой школьники предпочитают смотреть сцены насилия на экране, причины и следствия такого рода просмотров; узнать мнения данной аудитории относительно источников проявления насилия и агрессии в обществе, влияния показа сцен насилия в произведениях экранных искусств на увеличение преступности, запрета показа насилия на экране и пр.

Анализ полученных результатов может помочь в составлении и обосновании типологии отношений школьников к насилию на экране, размышлению о причинах и следствиях их контакта с произведениями экранных искусств,  содержащих сцены насилия; разработке структуры прогностической модели государственной социокультурной, экологической (экология человека) политики в области регулирования отношений российской молодежи с экранными текстами, содержащими сцены насилия.

В октябре 2003 года нами было опрошено 450 школьников (средние школы №№ 12, 27, 36, 37, 38 города Таганрога) в трех возрастных группах (7-8 лет, 12-13 лет и 16-17 лет, по 150 человек в каждой возрастной группе) по теме «Насилие на экране и несовершеннолетняя аудитория» (полный текст анкеты, принципы ее составления и таблицы с результатами обработки анкетирования см. в приложениях №№ 1-5).

 Анализ полученных результатов показал следующее (полноформатные итоговые таблицы см. в приложениях №№ 2-5).

I .Анализ результатов анкетирования по разделу №1.«Ориентации и предпочтения учащихся по отношению к изображению насилия на экране».

Анализ таблицы 1 Кинопредпочтения учащихся

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 1 в приложении 2)

В пятерку самых предпочитаемых младшими школьниками фильмов входят: «Король лев» (14,00%), «Терминатор» (12,67%), «Назад в будущее» (12,67%), «Рембо» (12,00%) и «Бриллиантовая рука» (8,00%). Таким образом, как минимум два наиболее предпочитаемых данной аудиторией фильма («Терминатор» и «Рембо») содержат целый «пакет» сцен с натуралистично изображенным насилием разного рода. К тому же, оба эти фильма в США, например, демонстрировались с серьезными возрастными ограничениями (R — несовершеннолетние до 17 лет допускаются на сеанс только в сопровождении родителей или опекунов). Для российских детей 7-8 лет, как мы видим, никаких возрастных рейтинговых барьеров не существует…

Гендерная выборка по той же таблице несколько отличается от общих результатов. Выбор мальчиков более определенно сдвинут в сторону фильмов с жесткими сценами насилия: первое и второе место делят «Терминатор» (20,73%) и «Рембо» (18,29%). В то время, как выбор девочек более миролюбив — список их предпочтений с большим отрывом возглавляет мультфильм диснеевской студии «Король лев», за которым идут комедии «Бриллиантовая рука» и «Игрушка» плюс фантастическая лента «Назад в будущее» (каждую из этих картин предпочло 10,29% девочек).

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 1 в приложении 3 )

Первая пятерка предпочитаемых фильмов у подростков выглядит, естественно, иначе, чем у младших школьников: «Назад в будущее» (11,33%), «Бригада» (10,00%), «Никита» (8,00%), «Король лев» (7,33%), «Терминатор» (6,67%). Как мы видим, мультфильм «Король лев» занял у подростков лишь четвертое место, тогда как на первое место вышел фантастический блокбастер Р.Земекиса «Назад в будущее». В пятерке «хитов» данной аудитории можно обнаружить 3 фильма, сюжет которых отчетливо связан с натуралистическим изображением таких сцен насилия, как убийство, терроризм, вооруженное нападение и т.п.: «Бригада» (10,00%), «Никита» (8,00%) и «Терминатор» (6,57%).

У мальчиков данного возраста предпочтения сюжетов с откровенными сценами насилия выглядят еще более отчетливо: «Бригада» (11,26%), «Терминатор» (8,45%), «Молчание ягнят» (8,45%), «Рембо» (7,04%)… Иными словами, первые четыре места занимают только фильмы, содержащие показ сцен жестокого насилия.

Школьницы, как и следовало ожидать, менее ориентированы на «экранное насилие» в своих предпочтениях. На первом и втором местах у них «Назад в будущее» (16,45%) и «Король лев» (13,92%). Но в то же время в первой пятерке  тоже violent films : «Никита» (10,13%), «Бригада» (8,86%) и «Пятница, 13» (8,86%).

 В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 1 в приложении 4)

Как видно из итоговых данных, сведенных в таблицу 1, в десятку наиболее предпочитаемых 16-17 летними учащимися фильмов вошло семь картин: «От заката до рассвета» (22,67%, гендерных различий нет), «Никита» (17,33%; 6,25% голосов юношей и 30,00% — девушек), «Основной инстинкт» (16,67%; 13,75% голосов юношей и 20,00% — девушек), «Твин Пикс» (16,00%, без видимых гендерных различий), «Прирожденные убийцы» (11,33%, без гендерных различий в процентах голосов), «Однажды в Америке» (10,00% — без отчетливых гендерных различий) и «Пятница, 13» (10,00%; 2,50% голосов мальчиков и 16,57% — девочек). При этом именно насыщенные кровавыми сценами ленты — абсолютные лидеры по числу отданных голосов (лидер юношей — «От заката до рассвета» — 22,50% голосов; лидер девушек — «Никита» — 30,00% голосов).

Зато, как и в предыдущих возрастных группах, экранные произведения арт-хауса имеют малое количество поклонников.

В 1999 году я проводил аналогичный опрос старшеклассников. Тогда первая тройка лидеров оказалась составленной из мелодрамы («Красотка») и двух комедий («Бриллиантовая рука», «Джентльмены удачи»). При этом количество поклонников фильма Р.Родригеса «От заката до рассвета», представляющего собой пародийную смесь из жестокой гангстерской драмы и фильма ужасов, не превысило 17%, тогда как «Красотке» отдали предпочтение 26% тинэйджеров (правда, преимущественно — девушек).

В 2003 году популярность у учащихся старшего возраста постоянных хитов телерепертуара центральных каналов «Бриллиантовой руки» и «Джентльменов удачи» резко упала по сравнению с 1999 годом, что свидетельствует о существенной переориентации медийных предпочтений молодежной аудитории.

 Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 1 в приложении 5)

В обобщенных результатах анкетирования 450 учащихся (233 респондента мужского пола, т.е. 51,78% и 217 — женского, т.е. 48,22%) пятерка лидеров выглядит следующим образом: «Назад в будущее» (14,00%), «Никита» (10,89%), «От заката до рассвета» (9,33%), «Король лев» (8,44%), «Терминатор» (8,00%). При этом за «Назад в будущее» проголосовало на 4%, за «Никиту» — на 12%, а за «Короля льва» — на 10% больше респондентов женского пола, чем мужского. Зато у «Терминатора» на 10% больше поклонников среди школьников, чем среди школьниц.

Популярная в группе 12-13-летних учащихся криминальная сага «Бригада» во «всевозрастном» балансе не набрала и 6% голосов, т.к. 7-8-летняя аудитория не заинтересовалась этим сериалом, сюжет которого, скорее всего, показался для младших школьников слишком «взрослым».

Гендерные различия проявились также в том, что 10,14% школьниц проголосовали за мирную мелодраматическую комедию Э.Рязанова «Ирония судьбы» (у школьников — всего 1,29% голосов) а, 9,22% — как ни странно — за агрессивный триллер о кровавом маньяке «Пятница, 13» (у школьников — 3,43%). Школьники же выделили напичканные насилием боевики «Рембо» (10,73% против 1,38% у школьниц) и «Леон» (8,15%, против 0,00% у школьниц). В любом случае в пятерку любимых фильмов по обобщенным результатам голосования вошли 3 фильма («Никита», «От заката до рассвета», «Терминатор»), сюжеты которых практически полностью построены на сценах жестокого насилия (преимущественно показаны убийства и жестокие увечья). В целом фильмы со сценами насилия получили большее число голосов респондентов мужского пола.

Анализ таблицы 2. Компьютерные игры, которые нравятся учащимся

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 2 в приложении 2)

Анализ результатов анкетирования в данной возрастной группе показывает, что 16,00% школьников (14,63% мальчиков и 17,65% девочек) по разным причинам не имеют возможности играть в компьютерные игры. Тогда как у остальных наиболее популярны такие игры как “Tetris ” (24,67%; мальчики — 25,61%, девочки — 23,53%), “ Aladdin” (23,33%; мальчики — 17,07%, девочки — 30,88%) и “ Doom” (8,00%; мальчики — 10,97%, девочки — 4,41%). Из тройки лидирующих игр только одна (“Doom ”) построена на перманентных сценах насилия, при этом у мальчиков она более чем в два раза популярнее, чем у девочек).

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 2 в приложении 3)

В этой группе не имеют доступа к компьютерным играм 18,67% школьников (14,08% мальчиков и 22,78% девочек). Тройка лидирующих игр в целом выглядит так: “Tetris” (23,33%; мальчики — 14,08%, девочки — 31,64%), “ Aladdin” (23,33%; мальчики — 19,72%, девочки — 26,58%) и “ Tennis” (7,33%; мальчики — 8,45%, девочки — 6,33%). Итак, в целом в тройку лидеров не попали игры, построенные на интерактивном насилии. Однако у мальчиков 3-4 места (с одинаковым показателем 9,86%) заняли агрессивные “Doom” и “Mortal  Combat”. Тенденция повышенной популярности violent games среди мальчиков сохраняется и в данной возрастной группе.

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 2 в приложении 4)

13,33% опрошенных данной возрастной группы (12,50% юношей и 14,28% девушек) заявили, что не имеют практической возможности играть в компьютерные игры.

Как и в двух первых возрастных группах на первом месте у опрошенных игра-мозаика «Тетрис», не содержащая  сцен насилия (38,67% процентов опрошенных, без существенных различий по гендеру, в опросе 1999 года эта цифра была несколько больше — 44,65%), в то время как основанная на сценах насилия игра «Doom » собрала почти в пять раз меньше поклонников (8,00%). Популярная в предыдущих возрастных группах вполне мирная игра Aladdin набрала 24,00% (гендерных различий нет) почитателей, то есть практически столько же, как и у 7-8-летних и 12-13-летних.

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 2 в приложении 5)

Обобщенные результаты в принципе совпадают с отдельными. На первом месте у 450 опрошенных учащихся мирные игры «Тетрис» (26,67% процентов опрошенных) и Aladdin (23,55%). При этом и в том, и в другом случае голосов респондентов женского пола на 7% больше, чем мужского.

 Затем идет (без существенной гендерной разницы) куда более агрессивная по сюжету игра “Doom ” (7,55%).

16,22% опрошенных всех возрастных групп (13,73% респондентов мужского пола и 18,43% — женского) заявили, что не имеют практической возможности играть в компьютерные игры.

Анализ таблицы 3. Страны-производители экранной продукции, в фильмах, телепередачах, компьютерных играх которых, по мнению учащихся, содержится наибольшее число сцен насилия

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 3 в приложении 2)

Школьники данной возрастной группы в целом верно определили, в каких странах производятся фильмы, телепередачи и компьютерные игры,  содержащие наибольшее число сцен насилия: США (42,00%), Россия (17,33%), Япония (10,67%). При этом гендерная разница в данных ответах школьников минимальна.

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 3 в приложении 3)

Америка тоже указана школьниками данной возрастной группы как главный поставщик экранной продукции, содержащей сцены насилия (30,67% опрошенных вывели ее на первое место). На втором месте опять Россия (28,00%). На третьем — Китай/Гонконг (14,00%), который в группе 7-8 летних занимал 4 место.

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 3 в приложении 4)

В отличие от предыдущих возрастных групп главным производителем экранной продукции, содержащей сцены насилия, 16-17-летние указали Россию (25,33% в целом, при 18,75% голосов юношей и 32,86% голосов девушек). На втором месте оказались США (22,67%). На третьем — Китай/Гонконг (17,33%). В опросе 1999 по этому показателю, по мнению старшеклассников, безоговорочно лидировали США. Думается, мнения опрошенных 2003 года отражают в основном наплыв российских сериалов на криминальную тему («Бригада», «Улицы разбитых фонарей», «Убойная сила» и т.п.), случившийся за прошедшие три-четыре года.

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 3 в приложении 5)

Итак, на первое место по производству фильмов, телепередач и компьютерных игр, содержащие наибольшее число сцен насилия, учащиеся поставили США (30,00%). Затем идут Россия (21,33%), Китай/Гонконг (12,00%) и Япония (10,00%). При этом гендерная разница в данных ответах не выглядит существенной.

Анализ таблицы 4. Жанры фильмов, телепередач, компьютерных игр, которые, по мнению учащихся, наиболее часто сочетаются с изображением сцен насилия.

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 4 в приложении 2)

Младшие школьники посчитали, что сцены насилия наиболее часто содержатся в медиатекстах синтетических жанров (27,33%), action (14, 00%) и триллерах (11,33%).

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 4 в приложении 3)

Подростки на первое место поставили детектив (22,67%). За ним — action (16,00%) и смесь жанров (14,00%). Впрочем, и триллер как жанр, содержащий сцены насилия, указан 8,67% учащихся.

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 4 в приложении 4)

Анализ таблицы 4 дает представление о том, что 16-17-летиние в целом неплохо ориентируются в жанровом спектре экранного насилия: «хорроры» (22,67%), триллеры (22,00%) справедливо указываются в качестве базовых для «экранного насилия».

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 4 в приложении 5)

В итоге главными жанрами экранного насилия учащиеся назвали детектив (15,11%), синтез жанров (14,44%), триллер (14,00%), «хоррор» (11,33%) и action (экранный текст, основанный на действии, боевик) (11,11%). Гендерная разница, по данным таблицы 4, также не выглядит существенной. Таким образом, учащиеся вполне удовлетворительно ориентируются в жанровом спектре современных экранных текстов.

Анализ таблицы 5. Темы фильмов, телепередач, компьютерных игр, которые, по мнению учащихся, наиболее часто сочетаются с изображением сцен насилия.

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 5 в приложении 2)

Младшие школьники посчитали, что наиболее часто показ сцен насилия связан с криминальной (22,67%), мистической (12,67%) и психопатологической (10,67%) темами. Гендерная разница проявилась в том, что мальчики в большей степени, чем девочки, выделили современную и приключенческую темы, в то время, как девочки — психопатологическую и спортивную.

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 5 в приложении 3)

Подростки на первое место также вывели криминальную тему (26,67%), однако за ней следуют молодежная (12,67%), военная (9,33%) и политическая (9,33%) тематика. Впрочем, психопатологическая (8,67%) и мистическая (6,00%) темы также не забыты. Гендерная разница проявилась в том, что девочки в большей степени сделали акцент на психопатологической теме, а мальчики — на военной.

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 5 в приложении4)

Опрошенные учащиеся данной возрастной группы на первые места поставили криминальную (27,33%), мистическую (14,67%) и психопатологическую (16,00%) темы. Криминальная тема заняла первое место и в опросе тинэйджеров 1999 года.

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 5 в приложении 5)

Респонденты всех возрастных групп на первые места поставили криминальную (26,00%), психопатологическую (12,67%, голосов опрошенных женского пола тут почти второе больше, чем мужского) и мистическую (11,33%) темы, что в целом свидетельствует о неплохой тематической ориентации учащихся.

Анализ таблицы 6. Фильмы со сценами насилия, главные герои которых нравятся учащимся

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 6 в приложении 2)

Анализ таблицы 6 дал нам более интересные результаты, т.к. их можно было сравнить с результатами анализа Таблицы 1. «Кинопредпочтения  учащихся».

В пятерку самых предпочитаемых младшими школьниками персонажей фильмов со сценами насилия вошли герои «Терминатора» (18,67%), «Пятницы, 13» (13,33%), «Никиты» (12,67%) «Рембо» (12,00%). Это свидетельствует о том, что этой аудитории нравятся герои самых популярных у нее лент. Напомню, что, по данным таблицы 1, «Терминатор» понравился 12,67% опрошенных, «Рембо» — 12,00% (полное совпадение с данными таблицы 6), «Никита» — 7,33%. Некоторое расхождение между таблицами наблюдается по «Пятнице, 13»: любимым его, согласно таблице 1, назвало лишь 2,67% опрошенных, в то время, как 13,33% пришелся по душе ее главный герой — серийный маньяк-убийца. Впрочем, остальные любимые персонажи младших школьников также миролюбивыми не назовешь: робот-убийца Терминатор, безжалостная Никита, мускулистый спецназовец Рембо, уничтожающие на экране десятки людей…

Парадоксально, но гендерный анализ таблицы 6 показывает, что агрессивный персонаж «Пятницы, 13» нравится больше девочкам (20,59%), чем мальчикам (7,32%). Зато вполне логичным выглядит предпочтения мальчиками Терминатора (25,61% против 10,29% предпочтений девочек) и Рембо (18,29% против 4,41%), а девочками — женственной и красивой киллерши Никиты (20,59% против 6,10% предпочтений у мальчиков).

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 6 в приложении 3)

В данной возрастной группе список любимых персонажей выглядит так: Никита (23,33%, первое место этому персонажу обеспечил выбор девочек — 29,11%), Рембо (18,67%, сей персонаж попал на второе место благодаря активному голосованию мальчиков — 22,53%) и Терминатор (10,00%, при более активном голосовании мальчиков — 14,08%). Напомню, что «Никита» (8,00%) и «Терминатор» (6,67%) также были в пятерке самых любимых фильмов, названных подростками, однако их персонажи, как выяснилось, понравились подросткам еще больше, чем сами картины.

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 6 в приложении 4)

Данной возрастной группе пришлись по душе в основном главные герои таких содержащих сцены насилия фильмов, как «Криминальное чтиво» (10,67%, без ощутимой гендерной разницы в голосах), «Основной инстинкт» (10,67%; юноши — 5,00%, девушки — 17,14%), «Пятница, 13» (9,33%; юноши — 8,75%, девушки — 10,00%), «Никита» (8,67%; юноши — 3,75%, девушки — 14,28%), «От заката до рассвета» (8,00%; юноши — 5,00%, девушки — 11,43%), то есть так называемые отрицательные персонажи — мафиози, бандиты, убийцы, жестокие садисты и т.п.  Популярные у младших возрастов «Рембо» и «Терминатор» собрали тут в среднем от 3% до 6% поклонников. В таблице 9 зафиксированы предпочтения этой же аудитории, и где 28,67% респондентов заявили, что их привлекают сцены насилия на экранах, поэтому конкретные предпочтения не вызывают удивления.

Сравнительный анализ таблиц 1 и 6 показывает, что в предпочтениях 16-17-летних есть существенная разница между понравившимся фильмом и его главным персонажем. Так «От заката до рассвета» Р.Родригеса понравился 22,67% опрошенных, в то время как его главные герои-бандиты понравились 8,00% аудитории. Аналогичная ситуация возникает и с «Никитой»: его героиня-киллер понравилась 8,67% опрошенных, а сам фильм — считают лучшим 17,33%.

Данные нашего опроса подтверждаются и результатами анкетирования 368 старшеклассников, проведенного К.А.Тарасовым [Тарасов, 2002, с.147] в декабре 2000 года, в ходе которого было зафиксирована идеализация персонажа-злодея значительной группой респондентов. Такого рода герои нравились каждому четвертому из опрошенных. А в так называемой группе риска (то есть высокоактивных потребителей экранного насилия) такого рода респондентов было в три раза больше — 61%. «Оказывается, опираясь на кинематографические коды, многие зрители конструируют в своем сознании фрагмент социального мира, в котором происходит инверсия понятий положительного и отрицательного героя. Отсюда наказание отрицательного — по версии авторов фильма — героя вызывает не одобрение, а сожаление» [Тарасов, 2002, с.148].

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 6 в приложении 5)

Суммарный итог по всем возрастным группам относительно любимых персонажей фильмов, содержащих сцены насилия, выглядит так: Никита (14,89%, первое место этому персонажу обеспечил выбор респондентов женского пола — 21,20%), Рембо (12,44%, этот персонаж вышел на второе место благодаря поддержке респондентов мужского пола — 17,17%) и Терминатор (10,67% при более активном голосовании респондентов мужского пола — 15,02%), т.е. полное совпадение (при несколько ином процентном соотношении) с результатами опроса 12-13 подростков. Так или иначе, «крутые» персонажи, для которых убить человека, что муху прихлопнуть, нравятся, как минимум каждому десятому из опрошенных учащихся.

Анализ таблицы 7. Черты характера, которые нравятся учащимся в героях фильмов (указанных в таб.6), содержащих изображение сцен насилия. 

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 7 в приложении 2)

Самыми популярными чертами полюбившихся младшим школьникам  персонажей из violent films, согласно данным таблицы 7, стали красота (17,33%), сила (10,67%), смелость (10,67%), ум (8,00%) и доброта (7,33%). При этом мальчики на первые места поставили силу (19,51%), смелость (19,51%), решительность (9,76%), ум (9,76%) и трудолюбие (7,32%), тогда как девочки — красоту (33,82%), находчивость (13,23%), доброту (13,23%) и оптимизм (7,35%). Такие, к примеру, черты героев, как принципиальность, правдивость, отзывчивость и верность набрали совсем немного голосов (от одного до трех процентов).

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 7 в приложении 3)

В данной возрастной группе на первое место вышла также красота -19,33% (и снова за счет женской части аудитории, треть которой поставила на первое место именно эту черту). Далее следуют: смелость (14,67% — в основном за счет голосов мальчиков) и сила (11,33% — тоже за счет мужской части аудитории). Девочки отметили также такие черты персонажей, как доброта (10,13%)  и верность (8,86%). Оказалось, что 12-13 летние подростки гораздо меньше, чем 7-8 летние школьники, склонны выделять такие качества персонажей, как ум (голосов ровно в два раза меньше). Да и трудолюбие также оказалось не в почете (1,41% голосов мальчиков и 0,00% девочек).

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 7 в приложении 4)

В качестве понравившихся черт характеров экранных героев были названы красота (всего — 12,00%, юноши — 3,75%, девушки — 21,43%), доброта (всего — 10,67%, юноши — 6,25%, девушки — 15,71%), беззаботность (всего — 9,33%, юноши — 2,50%, девушки — 17,14%). Популярные у младших возрастных групп такие черты главных персонажей, как решительность, сила и смелость набрали меньшее число сторонников (8,00%, 7,33% и 4,00% соответственно, при этом, конечно же,  голосов юношей было гораздо больше — 13,75%, 12,50% и 6,25%).

Ум оказался не в почете (2,67% голосов), впрочем, как и правдивость (5,33%) с принципиальностью (2,00%). А трудолюбие, вообще, не нашло ни одного сторонника в данной возрастной группе (0,00%).

В опросе 1999 года у тинэйджеров лидировали решительность, ум, сила, красота и смелость.

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 7 в приложении 5)

В обобщенном варианте главной чертой характера понравившегося школьникам персонажа экранного текста с преобладанием эпизодов, изображающих насилие, стала красота 15,11% (за счет 28,57% женской части аудитории). Далее идут: смелость (10,00% — в основном за счет 16,31% голосов респондентов мужского пола) и сила (10,00% — тоже за счет 17,60% мужской части аудитории).

Респонденты женского пола отметили также такие черты персонажей, как доброта (12,90% при общем проценте голосов 6,67%), беззаботность (8,75% при общем проценте голосов — 5,55%) и верность (5,53% при общем проценте голосов 4,67%).

Аутсайдерами у опрошенных школьников стали такие качества персонажей, как трудолюбие (1,55% при 0,00% женских голосов), жестокость (0,44%)  и цинизм (0,00%). Иначе говоря, выбирая своими фаворитами таких весьма жестоких персонажей, как Никита, Терминатор или Рембо, учащиеся ценят в них прежде всего красоту, силу и смелость.

И опять-таки обобщенные результаты анкетирования наиболее близки к результатам анкетирования подростковой аудитории.

Анализ таблицы 8. Параметры, которыми учащиеся хотели бы походить на героев фильмов (указанных в таб.6), содержащих изображение сцен насилия

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 8 в приложении 2)

На указанных выше персонажей (среди которых, напомню, доминируют убийцы (люди или роботы) младшие школьники хотели бы походить в манере одеваться (в целом — 24,68%; мальчики — 15,85%, девочки — 35,29%), в поведении (в целом — 19,33%; мальчики — 26,83%, девочки — 10,29%), в профессии (в целом — 15,33%; мальчики — 14,16%, девочки — 16,18%), в манере говорить (13,33%), в отношении к людям (13,33%) и во вкусах (11,33%).

Однако походить на убийцу в одежде и в манере говорить — одно, а равняться на него в поведении или в отношении к людям — уже совсем другое…

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 8 в приложении 3)

Похожая картина наблюдается и у аудитории подростков. 23,33% (без особой гендерной разницы) хотят походить на персонажей в профессии, 16,67% — в манере говорить (здесь голосов мальчиков ровно в два раза больше, чем у девочек), 16,67% — во взглядах на жизнь, 16,00% — в поведении (опять-таки без заметных гендерных различий). Разве что желающих одеться также, как персонаж фильма, стало гораздо меньше — 9,33%.

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 8 в приложении 4)

На вышеупомянутых героев 16-17-летние хотели бы походить во взглядах на жизнь (20,00%, в опросе 1999 года эта цифра составила 19,76%), в поведении (19,33, в опросе 1999 года — 12,32%), во вкусах (15,33%), в профессии (13,33%), в отношении к людям (12,67%), в манере одеваться (11,33% — в основном это голоса девушек) и говорить (8,00%).

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 8 в приложении 5)

18,22% (респондентов мужского пола здесь — 21,89%, женского — 14,28%) хотят походить на персонажей в поведении, 15,11% — в манере одеваться (голосов школьниц тут ровно в два раза больше, чем голосов школьников), 15,11% — в профессии (без существенных гендерных различий), 13,78% — во взглядах на жизнь (без заметной гендерной разницы). Таким образом, практически каждый пятый из опрошенных школьников теоретически готов подражать поведению жестоких экранных персонажей, шутя-играя уничтожающих своих противников.

II .Анализ результатов анкетирования по разделу 2. Отношение учащихся к насилию на экране, причины и следствия их контакта с экранным насилием.

Анализ таблицы 9. Отношение учащихся к показу насилия на экране

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 9 в приложении 2)

На первый взгляд, данные таблицы 9 могут порадовать: только 6,00% младших школьников (2,44% мальчиков и 10,29% девочек) признались, что их привлекают сцены насилия на экране, тогда как 61,33% (46,34% мальчиков и 75,41% девочек) заявили, что такого рода эпизоды им не нравятся. Однако около трети опрошенных — 32,67% (51,22% мальчиков и 10,29% девочек) не имеют по этому поводу однозначного мнения. Думаю, именно эта часть аудитории стала базой для популярности «Терминатора» и «Рембо» и их персонажей в таблицах 1 и 6 (приложение 2).

Однако самые интересные выводы можно извлечь из сравнения данных таблиц 1 и 9 (приложение 2). Итак, по данным таблицы 9, только 6,00% семи-восьмилетних школьников признались, что их привлекают сцены насилия на экране, однако, по данным таблицы 1 (приложение 2), от 7% до 12% процентов тех же респондентов очень понравились такие насыщенные сценами насилия фильмы, как «Никита», «Рембо» и «Терминатор». Таким образом, в ответ на прямо поставленные вопросы об отношении к экранному насилию учащиеся склонны почти вдвое преуменьшать свои реальные предпочтения.

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 9 в приложении 3)

Что называется, невооруженным взглядом видно, что в подростковой аудитории почти втрое увеличилась доля поклонников экранного насилия — 16,00%. У мальчиков-подростков процент популярности сцен насилия увеличился по сравнению с младшими школьниками еще заметнее — в 10 раз (25,35%). Ощутимо уменьшилось и число противников сцен насилия на экране (50,00% в целом; 29,58% мальчиков и 68,35% девочек). И по-прежнему около трети опрошенных не смогли четко определиться в своих предпочтениях по отношению к изображению насилия в кино, на телевидении и компьютерном мониторе.

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 9 в приложении 4)

Данные, приведенные в таблице 9 (приложение 4), показывают, что число 16-17-летних, которых привлекают сцены насилия на экране, равно почти трети опрошенных (28,67%, среди которых — 36,25% юношей и 20,00% девушек). Правда, в опросе 1999 года поклонников экранного насилия среди данной возрастной группы было куда больше — 48,14%.

Отрицательно относятся к экранному насилию 37,53% (17,50% юношей и 46,25% девушек). В 1999 году общая цифра противников экранного насилия была в этой возрастной группе несколько ниже — 28,84%.

Не имеют однозначного мнения по этому поводу — 34,00% (46,25% юношей и 20,00 девушек).

Сравнительный анализ таблицы 9 (приложение 4) с данными таблиц 1, 2 и 6 (приложение 4) доказывает, что самооценка 16-17-летних вполне соотносится с их реальными экранными предпочтениями: ни один фильм, компьютерная игра, содержащие сцены насилия, и понравившиеся данной аудитории, не смогли преодолеть планку 23% процентов, то есть эти произведения выбрали именно  тинэйджеры, вошедшие по данным таблицы 9 (приложение 4) в число 28,67% сторонников экранного насилия.

На аналогичный вопрос в социологическом исследовании под руководством В.С.Собкина [Собкин, Глухова, 2001, с.2] 1152 школьника 7, 9 и 11 классов ответили следующим образом: сцены насилия на экране нравилось смотреть 13,7% (из них 2,8% специально выбирали фильмы и телепередачи с большим количеством сцен насилия), не нравилось — 36,0%, не имели четкого мнения по этому поводу — 50,3%.

Результаты социологических исследований К.А.Тарасова [Тарасов, 1997, с.85] относительно популярности экранного насилия у 14-17-летней аудитории более близки к результатам нашего опроса: фильмы со сценами насилия понравились 32% юных зрителей (из них — 5% «понравились очень»), негативно оценили эти фильмы 17% школьников. Нейтральную оценку дали 40% участников опроса [Тарасов, 1997, с.85].

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 9 в приложении 5)

Доля поклонников экранного насилия в целом по всем возрастным группам — 16,89%. У респондентов мужского пола процент популярности сцен насилия выше — 21,03%, а у женского ниже — 12,44%.

Число противников сцен насилия на экране составляет в целом 49,55% (среди активных противников экранного насилия в два раза больше респондентов женского пола — 69,12%). Около трети опрошенных (среди них почти половина представителей мужской части человечества) так и не смогли четко определиться в своих предпочтениях по отношению к изображению насилия в кино, на телевидении и компьютерном мониторе.

И снова обобщенные разновозрастные результаты почти ничем не отличаются от результатов опрошенных 12-13-летних школьников, хотя максимальную популярность экранное насилие имеет у школьников мужского пола возрастной группы 16-17 лет.

Анализ таблицы 10. Факторы, привлекающие учащихся в сценах насилия на экране.

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 10 в приложении 2)

В этой возрастной группе главным фактором, привлекающим внимание в сценах насилия на экране, названа развлекательная функция (в целом — 27,33%; 17,07% голосов мальчиков, 39,70% голосов девочек). Далее следуют актерская игра (16,67%), идентификационная функция (15,33%), информационная функция (12,00%), динамика действия (11,33%). На последнем месте оказалось мастерство режиссуры (0,00%).

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 10 в приложении 3)

Здесь на первое место вышла актерская игра (24,67%; 21,13%  голосов мальчиков и 27,85% голосов девочек), что, впрочем, вовсе не значит, что подростки, в самом деле, являются экспертами в области актерского мастерства. Дополнительные беседы с ними показали, что для них является аксиомой мысль, что если им понравился какой-то фильм, то, значит, и игра актеров в нем замечательная.

Далее отмечены динамика действия (20,67%), компенсаторная (12,67%) и развлекательная (11,33%) функции. Не думаю, что реально развлекательная функция для подростков, на самом деле, в два с лишним раза менее важна, чем для младших школьников. Скорее всего, «умные» подростки просто менее склонны признаваться в своей ориентации на развлечение в «официальном» опросе. Доказательством тому являются и результаты таблицы 1 (приложение 3). Эстетически и философски сложные фильмы у подростков не смогли набрать больше 4% голосов. Отсюда и мастерство режиссуры по прежнему на последнем месте (1,33%).

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 10 в приложении 4)

Таблица 10 (приложение 4), наглядно обозначает факторы, влияющие на восприятие и оценку 16-17-летними учащимися экранных произведений, содержащих сцены насилия. Среди факторов, привлекающих данную аудиторию, на первом месте оказалась динамика действия (19,33%, без существенных гендерных различий). Далее следуют развлекательная функция (всего — 18,00% голосов; юноши — 15,00%, девушки — 21,43%) и актерская игра (15,33%, без значимых гендерных различий). Затем в порядке убывания: идентификационная (всего — 12,67%, юноши — 10,00%, девушки — 15,71%), рекреативная (12,67%, без заметного гендерного различия), компенсаторная функции (6,67%) и мастерство каскадеров (6,67%). Наименее значимыми для данной аудитории оказались информационная функция (4,67%)  и мастерство режиссуры (4,00%).

При этом, конечно, опять следует отметить, что высокий рейтинг актерского мастерства, на мой взгляд, вовсе не свидетельствует о том, что все учащиеся, сделавшие данный выбор, на самом деле близки к истинному пониманию художественных качеств произведения. Тут вступает в силу ходовой стереотип: раз фильм или телепередача понравились (в основном своими развлекательными компонентами), значит, и сыграно все превосходно.

Таблица 10 (приложение 4) показывает также, что большинство из 16-17-летних (37,33%), ответивших, согласно таблице 9 (приложение 4), что их не привлекают сцены насилия на экране, на практике, по-видимому, делают  несколько иной выбор: никто из опрошенных не заявил, что их ничего не привлекает в сценах насилия на экране (суммарный число ответивших — 100%). Даже самые последовательные противники экранного насилия, надо думать, указали какие-то конкретные факторы (к примеру, актерскую игру), в той или иной степени способные удержать их у экрана.

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 10 в приложении 5)

В таблице обобщенных данных опроса на первое место среди факторов, привлекающих учащихся в сценах насилия на экране, вышла развлекательная функция (21,11%, при этом женских голов почти вдвое больше). Затем идут динамика действия (17,33%, без существенной гендерной разницы), актерская игра (15,55%; 12,02% голосов респондентов мужского пола и 19,35% — женского).

Как и во всех возрастных категориях на последнем месте оказалось мастерство режиссуры (1,78%).

Итак, ответы учащихся в целом подтверждают данные аналогичных исследований: экранные тексты со сценами насилия воспринимаются ими в первую очередь, как развлечение.

Анализ таблицы 11. Причины неприятия учащимися сцен насилия на экране.

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 11 в приложении 2)

Противники насилия на экране в данной возрастной группе так обозначили причины этого: ненависть к любому насилию (в целом — 28,67%; мальчики — 28,05%, девочки — 29,41%), неприятие вида крови, изуродованных насилием людей (в целом — 25,33%; мальчики — 21,95%, девочки — 30,88%), боязнь насилия в любом виде (в целом — 20,00%; мальчики — 20,73%, девочки — 20,59%), нежелание испытывать неприятные эмоции (в целом — 18,00%; мальчики — 19,51%, девочки — 16,18%), убежденность, что насилие на экране влияет на рост преступности в обществе (в целом — 8,00%; мальчики — 9,76%, девочки — 2,94%).

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 11 в приложении 3)

В данной возрастной группе голоса противников насилия на экране распределились следующим образом: убежденность, что насилие на экране влияет на рост преступности в обществе (в целом — 26,67%; мальчики — 33,80%, девочки — 20,53%), неприятие вида крови, изуродованных насилием людей (в целом — 25,33%; мальчики — 22,53%, девочки — 27,85%), ненависть к любому насилию (в целом — 18,67%; мальчики — 24,95%, девочки — 13,92%), боязнь насилия в любом виде (в целом — 14,67%; мальчики — 2,82%, девочки — 25,32%), нежелание испытывать неприятные эмоции (в целом — 14,67%; мальчики — 16,90%, девочки — 12,66%).

Таким образом, подростки, в отличие от младших школьников, более склонны выделять в качестве основной причины то, что экранное насилие влияет на рост преступности в обществе. Кроме того, мальчики-подростки не желают (в отличие от 7-8-летних) признаться, что они боятся насилия в любом виде. В остальном результаты опроса (таблица 11) в младшей и средней школьных возрастных группах очень близки.

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 11 в приложении 4)

Причины неприятия 16-17-летними сцен насилия на экране таковы: на первом месте — влияние насилия на рост преступности в обществе: всего -28,67%; юноши — 38,75%, девушки — 17,14% (в 1999 году общий процент голосов по данной позиции был практически таким же — 30,46%); затем — отторжение кровавых подробностей насилия: всего — 23,33%, без существенных гендерных различий (в 1999 году так ответило 14,65% опрошенных), ненависть к любому насилию (16,00%, также без заметной гендерной разницы во мнениях), нежелание испытывать неприятные эмоции (21,33%), боязнь насилия (10,67%). При этом процентные данные таблицы 11 (приложение 4) в целом соотносятся с соответствующими цифрами таблицы 9 (приложение 4), что подтверждает корректность полученных результатов.

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 11 в приложении 5)

Итак, голоса противников насилия на экране распределились следующим образом: неприятие вида крови, изуродованных насилием людей (в целом — 24,89%; респонденты мужского пола — 21,19%, женского — 28,40%), ненависть к любому насилию (в целом — 21,11%, без заметных гендерных различий), убежденность, что насилие на экране влияет на рост преступности в обществе (в целом — 20,67%; респонденты мужского пола — 27,04%, женского — 13,82%), боязнь насилия в любом виде (в целом — 15,33%; респонденты мужского пола — 9,87%, женского — 21,20%), нежелание испытывать неприятные эмоции (в целом — 24,89%, без существенного гендерного отличия в ответах).

Анализ таблицы 12. Тип компании, в которой учащиеся предпочитают смотреть сцены насилия на экране

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 12 в приложении 2)

В этом возрасте еще достаточно велик авторитет родителей и учителей. Поэтому наряду с компанией друзей (28,00%) и друга/подруги (24,67%)  младшие школьники в качестве предпочитаемых лиц для совместного просмотра называют родителей — 26,67% (мальчики — 19,51%, девочки — 35,29%) и учителей — 12,00% (без гендерной разницы).

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 12 в приложении 3)

В данной возрастной группе авторитет родителей и учителей резко уменьшается по всем позициям, зато резко возрастает значимость дружбы со сверстниками. Поэтому в качестве предпочитаемой для совместного просмотра копании лидируют друзья (44,67%) и друг/подруга (40,67%). Доля школьников, предпочитающих совместные просмотры с родителями, сокращается до 6,67% (то есть вчетверо), а с учителями ни кино, ни ТВ никто из подростков не хочет смотреть вообще (0,00%). Лучше уж в одиночестве (6,00%) или с незнакомыми людьми (2,00%), чем с учителями…

Дж.Голдстэйн (J.Goldstein) также отмечает эту особенность контакта с экранным насилием в детской/подростковой аудитории: стремление к восприятию такого рода медиатекстов в группе сверстников. При этом «мальчики-подростки любят жестокие развлечения больше, чем любая другая возрастная группа, хотя это не значит, что им нравится смотреть только насилие на экране, или что они являются его единственной аудиторией» [Goldstein, 1998a, p.214].

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 12 в приложении 4)

Данные таблицы 12 наглядно подтверждают давнюю истину: учащиеся 16-17 лет, как и подростки 12-13 лет, предпочитают общаться с экраном в компании друзей (42,67% в опросе 2003 года, 54,88% в опросе 1999 года). Это распространяется и на сцены экранного насилия. Родителей выбирают в качестве компании для просмотра лишь 2,67% опрошенных (без особых гендерных различий). В декабре 2000 года К.А.Тарасовым был проведен опрос 368 старшеклассников Новгорода и Петрозаводска. Он также показал низкую популярность компании родителей (9% голосов респондентов), зато пятая часть опрошенных (21%) ответила, что предпочитает смотреть экранное насилие в одиночестве [Тарасов, 2002, с.140-141]. По результатам нашего опроса, учащихся, предпочитающих лицезреть сцены насилия по ТВ в одиночку среди 150 старшеклассников было около 5%.

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 12 в приложении 5)

Учащиеся в целом предпочитают общаться с экраном в компании друзей (38,44%; респондентов мужского пола — 35,62%, женского — 41,47%). Родителей выбирают только 12,00% (респондентов мужского пола — 10,30%, женского — 13,82%). Учителя и незнакомые люди в качестве приоритетной компании для общения с экраном называется только четырьмя процентами опрошенных.

Анализ таблицы 13. Причины просмотра учащимися сцен насилия на экране.

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 13 в приложении 2)

Младшие школьники чаще всего смотрят сцены насилия на экране от нечего делать, в обычном расположении духа (в целом — 44,67%; мальчики — 42,68%, девочки — 47,06%). Хорошее настроение назвали причиной просмотров 24,00% респондентов данной возрастной группы (36,58% мальчиков и 8,82% девочек). Свыше четверти опрошенных отметили, что смотрят сцены насилия на экране из-за плохого настроения (в целом — 27,33%; мальчики — 15,85%, девочки — 41,18%).

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 13 в приложении 3)

Анализ данных таблицы 13 показал, что подростки, так же, как и младшие школьники, отметили, что чаще всего смотрят сцены насилия на экране от нечего делать, в обычном расположении духа (в целом — 51,33%; мальчики — 40,84%, девочки — 60,76%). 22,00% (39,44% мальчиков и 6,33% девочек) утверждали, что причина такого рода просмотров — хорошее настроение. И опять около четверти опрошенных отметили, что смотрят сцены насилия на экране из-за плохого настроения (в целом — 24,67%; мальчики — 16,90%, девочки — 31,64%).

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 13 в приложении 4 )

Среди причин просмотра экранного насилия 16-17-летние указали отсутствие дел, нормальное настроение (55,33%; по данным опроса 1999 эта цифра была 62,32%), плохое (30,00%, без существенных гендерных различий) и хорошее  (14,67%, в основном за счет 22,50% юношей) настроение, что в целом напоминает ответы подростков 12-13 лет.

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 13 в приложении 5 )

Анализ данных таблицы 13 (приложение 5) показал, что аудитория учащихся в целом чаще всего они смотрит сцены насилия на экране от нечего делать, в обычном расположении духа (в целом — 50,44%; респондентов мужского пола — 45,06%, женского — 56,22%). 27,33% (19,74% респондентов мужского пола и 35,48% — женского) считают, что причина такого рода просмотров — плохое настроение. Около четверти опрошенных отметили, что смотрят сцены насилия на экране в хорошем настроении (в целом — 20,22%, при подавляющем превосходстве респондентов мужского пола — 32,62%).

Анализ таблицы 14. Типы психологических состояний, в которых находятся учащиеся после просмотра сцен насилия на экране.

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 14 в приложении 2 )

Лишь 9,33% младших школьников утверждали, что после просмотра сцен насилия на экране их психологическое состояние не изменяется (6,10% мальчиков и 13,23% девочек). Зато 23,33% опрошенных (14,63% мальчиков и 33,82% девочек) отметили, что после просмотра они были расстроенными. 11,33% (12,19% мальчиков и 10,29% девочек) испытали чувство подавленности. 10,67% (14,63% мальчиков и 5,88% девочек) — ожесточенности.

Итак, больше половины опрошенных учащихся 7-8 лет признались, что испытывают минорные и негативные чувства после просмотра экранных текстов, изображающих насилие.

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 14 в приложении 3 )

13,33% подростков утверждали, что после просмотра сцен насилия на экране их психологическое состояние не изменяется (без гендерной разницы). В числе других «постпросмотровых чувств» были отмечены замкнутость (в целом — 14,67%; мальчики — 11,28%, девочки — 17,72%), подавленность (в целом — 14,00%; мальчики — 5,63%, девочки — 21,52%), расстроенность (в целом — 11,33%; мальчики — 1,41%, девочки — 20,25%) и даже агрессивность (в целом — 8,00%; мальчики — 12,68%, девочки — 3,80%). Как мы видим, школьницы-подростки испытывают больше негативных чувств, чем их ровесники. И как минимум, каждый десятый подросток признался, что испытывал агрессивные эмоции после просмотра сцен насилия на экране.

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 14 в приложении 4 )

В таблице 14 (приложение 4) отражены основные типы психологических состояний, в которых находились 16-17-летние после просмотра сцен насилия на экране.

О том, что их психологическое состояние не изменилось, заявили 8,00% опрошенных (3,75% юношей и 18,57% девушек). В числе других чувств были отмечены безразличие (в целом — 14,67%; юноши — 13,75%, девушки — 15,71%), подавленность (в целом — 14,67%; юноши — 13,75%, девушки — 15,71 %),  расстроенность (в целом — 12,67%; юноши — 8,75%, девушки — 17,14%) замкнутость (в целом — 20,00%; мальчики — 11,25%, девочки — 8,57%). Агрессивность отметили 9,33% респондентов (юноши — 10,00%, девушки — 8,57%), ожесточение — 8,00% (юноши — 12,50%, девушки — 2,86%).

Сравнение полученных нами результатов с аналогичным опросом, проведенным в декабре 2000 года К.А.Тарасовым, показывает, что там свое подавленное настроение отметили 15% старшеклассников, что практически точно совпадает с данными нашего анкетирования (14,67%).

Итак, больше половины опрошенных снова заявили, что после просмотра «экранного насилия» испытывает негативные эмоции.

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 14 в приложении 5 )

Только 10,22% опрошенной аудитории утверждали, что после просмотра сцен насилия на экране их психологическое состояние не изменяется (7,30% респондентов мужского пола и 15,21% — женского).

Однако большинство респондентов отметили иное:  расстроенность (15,78%; респондентов женского пола здесь в четверо больше, чем мужского), подавленность (13,33%; респондентов женского пола на 6% больше, чем мужского), взволнованность (13,11%; респондентов женского пола на 4% больше, чем женского), замкнутость (9,11%, без заметной гендерной разницы), безразличие (9,11%, без существенных гендерных различий) и агрессивность (8,44%, без существенной гендерной разницы в ответах). Таким образом, разного рода негативные чувства после просмотра экранного насилия испытывали 54,24% опрошенных. И почти каждый десятый из опрошенных ощущал у себя повышенную агрессивность.

Из всех возрастных групп наиболее часто отрицательные эмоции от контакта с экранным насилием испытывают младшие школьники.

Анализ таблицы 15. Отношение учащихся к размышлению о сценах насилия, увиденных на экране

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 15 в приложении 2 )

Только 8,00% (12,19% мальчиков и 2,94% девочек) младших школьников отметили, что забывают сцены насилия, увиденные на экране, сразу после просмотра. Зато 64,67% (54,88% мальчиков и 76,47% девочек) признались, что сцены насилия на экране запоминаются надолго.

А) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 15 в приложении 3 )

Похожая ситуация видна и в ответах подростков. 55,33% (63,38% мальчиков и 48,10% девочек) запоминают сцены «экранного насилия» надолго, в то время, как лишь 17,33% (12,68% мальчиков и 21,52% девочек) убеждены, что забывают подобные сцены тотчас же после завершения просмотра/сеанса.

А) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 15 в приложении 4 )

Четверть аудитории (всего — 23,33%, юноши — 28,75%, девушки — 17,14%) ответила, что их психологическое состояние после контакта с экранным насилием не меняется. 34,67% (без заметной гендерной разницы) не склонна запоминать сцены насилия надолго. Однако 42,00% (36,25% юношей и 48,57% девушек)  16-17-летних отметили, что экранное насилие остается в их памяти длительное время. Иначе говоря, для данной группы респондентов идентификация с персонажами экранных текстов, «насыщенных насилием, выходит за пределы коммуникативной фазы и продолжается уже в реальной жизни» [Тарасов, 2002, с.152].

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 15 в приложении 5 )

54,00% (без гендерных различий) опрошенных заявили, что сцены насилия на экране запоминаются надолго. И лишь 16,22% (18,02% респондентов мужского пола и 14,28% — женского) убеждены, что забывают подобные сцены тотчас же после завершения просмотра/сеанса. Дольше всего помнят об увиденных сценах насилия на экране младшие школьники (64,67%), особенно — девочки 7-9 лет (76,47%), следовательно, большинство из такого рода респондентов оказываются под воздействием эффекта «продленного экранного насилия».

Данные результаты прямо соотносятся с мировым опытом подобных исследований. Например, Дж.Кэнтор (J.Cantor) обнаружила, что на многих людей медианасилие оказывает сильное и длительное негативное воздействие. «В одном исследовании студентов двух университетов спросили, были ли они когда-нибудь так напуганы телепередачей или фильмом, что этот страх длился и после завершения просмотра. Результаты были ошеломляющими. Из 153 студентов, 90% сказали «да». (…) Более половины из этих студентов сказали, что у них были проблемы со сном и ухудшение аппетита, а 35% — что они впоследствии избегали или боялись ситуации, увиденной ими в телепрограмме или фильме. Многие из них перестали купаться в океане после того, как посмотрели «Челюсти» (некоторые вообще отказывались от плавания где бы то ни было), или стали боятся собак, кошек или жуков после того, как посмотрели ряд фильмов, показывающих этих существ в пугающем контексте. Что еще более примечательно, примерно четверть студентов сказали, что такие последствия длились более одного года после контакта со сценами медианасилия, и что та или иная передача или фильм все еще беспокоит их психику — даже, если просмотр был шесть лет назад!» [Cantor, 2000, pp.72-73]. Аналогичные российские исследования [Собкин, Глухова, 2001, с.2] показали, что о своих «медиастрахах» помнят 59,1% опрошенных.

Анализ таблицы 16. Отношение учащихся к обсуждению сцен насилия на экране

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 16 в приложении 2 )

В этой возрастной группе никогда не обсуждают сцены насилия на экране только 3,33% опрошенных, в то время, как 64,00% (71,95% мальчиков и 54,41% девочек) делают это регулярно.

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 16 в приложении 3 )

Процент подростков, заявивших о том, что они никогда не обсуждают сцены насилия на экране, также невелик — 10,00% (4,22% мальчиков и 15,19% девочек). Зато половина респондентов заявила, что делает это часто. Правда, здесь довольно велика гендерная разница: регулярно обсуждают сцены экранного насилия 83,10% мальчиков и только 20,25% девочек.

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 16 в приложении4 )

Процент 16-17-летних, заявивших о том, что они никогда не обсуждают сцены насилия на экране, еще меньше, чем у подростов — 7,33%. Вдвое меньше, чем подростков (23,33%, без заметных гендерных различий), заявило, что делает это часто. В опросе 1999 года регулярно обсуждающая сцены насилия аудитория составила 22,79% (полное совпадение). Никогда не обсуждают сцены насилия в данной возрастной группе 13,73% респондентов.

Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 16 в приложении 5 )

Процент учащихся, заявивших о том, что они никогда не обсуждают сцены насилия на экране, не очень велик — 6,89% (5,58% опрошенных мужского пола и 8,29% девочек). Зато почти половина респондентов (45,78%, респондентов мужского пола здесь вдвое больше, чем женского) заявила, что делает это регулярно, что еще раз подтверждает степень влияния и популярности «экранного насилия» в аудитории несовершеннолетних. При этом процент любителей обсуждать сцены насилия наиболее велик у мальчиков 7-8-лет (71,95%).

Анализ таблицы 17. Тип компании, в которой учащиеся предпочитают обсуждать сцены насилия на экране.

А) возрастная группа 7-8 лет (см. Таблицу 17 в приложении 2 )

Результаты опроса младших школьников, зафиксированные в данной таблице, подтверждают данные таблицы 12 (приложение 2): авторитет родителей и учителей еще многое значит для 7-8-летних детей, поэтому в качестве главных собеседников по теме насилия на экране фигурируют родители — 34,67% (без существенной гендерной разницы), за которыми практически на равных следуют друзья — 31,33% (23,17% голосов мальчиков, 41,18% — девочек) и учителя — 30,00% (37,80% голосов мальчиков, 20,50% девочек).

Б) возрастная группа 12-13 лет (см. Таблицу 17 в приложении 3 )

Как и по данным таблицы 12 (приложение 3), основная компания, с которой подростки обсуждают сцены насилия на экране — друзья (75,33%, без существенной гендерной разницы). Затем с большим отрывом следуют родители (18,67% голосов, также без заметных гендерных различий в ответах опрошенных) и учителя (только 4,00% голосов, при этом у мальчиков эта цифра вообще минимальна — 1,41%).

В) возрастная группа 16-17 лет (см. Таблицу 17 в приложении 4 )

Лидирующая компания, в которой учащиеся 16-17 лет обсуждают сцены «экранного насилия», — снова друзья (66,00%; юношей — 60,00%, девушек — 72,86%). Затем со значительным отрывом идут родители (26,67% голосов; юноши — 35,00%, девушки — 17,14%) и учителя (только 2,00% голосов, при этом у юношей эта цифра вообще равна нулю). Гораздо большее количество 16-17-летних готово обсуждать проблемы экранного насилия не с учителями, а с незнакомыми людьми (5,33%). Результаты опроса 1999 года были практически такими же: приоритетный тип компании — друзья (64,18%), затем — родители (17,90%). Учителя также получили минимальное число голосов.

 Г) обобщенные результаты анкетирования учащихся трех возрастных групп (см. Таблицу 17 в приложении 5 )

Основная компания, с которой учащиеся разных возрастов обсуждают сцены насилия на экране в целом та же, что и компания для совместного просмотра — друзья (57,55%; ответов респондентов женского пола здесь на 10% больше, чем мужского). Вдвое меньше желающих обсуждать насилие на экране с родителями и впятеро меньше — с учителями. Таким образом, ни родители, ни учителя не воспринимаются современными учащимися в качестве собеседников на темы увиденного на экране. Это, бесспорно, свидетельствует о том, что как родители, так и учителя не уделяют должного внимания проблемам медиаобразования своих детей или учеников.

««« Назад  К началу  

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов