.
  

© М. Росс, К. Макфарланд, Г. Флетчер

Влияние установок на личные воспоминания

Были проведены два исследования, посвященные получению связи между установками и воспоминаниями о собственном поведении в прошлом. В обоих экспериментах применялся одинаковый подход. Во-первых, производилось воздействие на установки испытуемых, касающиеся предмета воспоминаний. Затем испытуемых просили вспомнить релевантные по отношению к заново сформированным установкам действия в прошлом. Было установлено, что установки могут оказывать направляющее влияние на воспоминания о событиях личной жизни. В данной статье обсуждается значение результатов, полученных при исследовании связей между установками, поведением и воспоминаниями.

Понятие «установка» в социальной психологии имеет неустойчивый статус. В известной цитате установка описана как «основной строительный блок в здании социальной психологии» (Allport, 1968). Однако в последние годы кое-кто из социальных психологов склонен согласиться с предложением Уикера (Wicker, 1971), что «возможно, стоит отказаться от понятия "установка"». Это разочарование вызвано тем фактом, что во многих случаях попытки спрогнозировать поведение с применением концепции установок оказываются неудачными (Calder & Ross, 1973; Wicker, 1969). Хотя эта точка зрения чрезмерно пессимистична (Ajzen & Fishbein, 1977; Fazio & Zanna, 1981), очевидно, что в этиологии многих форм поведения установки играют ограниченную роль.

Однако значение установок не ограничивается их ролью в прогнозировании поведения. Функция установок, рассматриваемая в данном исследовании, возникла в контексте работы Бартлетта (Bartlett, 1932), посвященной вспоминанию изображений и отрывков прозы. Бартлетт предположил, что установки влияют на память: «Воспоминания... это конструкция, основанная, главным образом, на установках, и ее главная функция — обоснование этих установок». Бартлетт вывел данное утверждение на основании воспоминаний испытуемых и их описания стимуляции этих воспоминаний.

После Бартлетта было проведено значительное количество исследований, связывающих когнитивные схемы и воспоминания. Эти исследования косвенно указывают на то, что установки могут влиять на память, — воспоминания могут искажаться под воздействием оценки и впечатлений. Например, в исследовании, посвященном проверке теории баланса Хайдера (Heider, 1958), Зайонц и Бернштейн (Zajonc & Burnstein, 1965) обнаружили, что при ошибочном вспоминании гипотетических связей отмечается тенденция к воспроизведению когнитивно сбалансированных структур, а не наоборот. Также обнаружилось, что на воспоминания о свойствах гипотетических личностей влияют впечатления испытуемых, сформированные после описания этих свойств ( Lingle, Geva, Ostrom, Leippe & Baumgardner, 1979; Snyder & Uranowitz, 1978).

Исследование гипотезы избирательного научения более тесно связано с нашей темой. Это исследование предоставило недостаточно убедительные доказательства связи установок и вспоминания. Левин и Мерфи (Levine & Murphy, 1943) сформулировали гипотезу избирательного научения так: «Человек обращает внимание и лучше запоминает те данные, которые согласуются с его установками, чем те, которые им противоречат». Подход, использованный Левином и Мерфи, а также последующими исследователями, заключается в том, что испытуемым предъявляют информацию, согласующуюся с их установками или же им противоречащую, а позднее просят воспроизвести этот материал. Хотя ранние исследования подтвердили эту гипотезу (см., например: Jones & Kohler, 1958; Levine & Murphy, 1943), последующие попытки часто давали противоречивые или негативные результаты (см., например: Greenwald & Sakumura, 1967). Современные сведения подтверждают, что гипотеза избирательного научения может быть применена только к некоторым типам людей (Olson, 1980).

Резонно ожидать, что установки могут влиять на припоминание отрывков прозы или высказываний, выражающих мнение человека. Например, любой, изучавший сложные эзотерические отрывки, использованные Бартлеттом, не будет удивлен, узнав, что испытуемые быстро забывали детали и реконструировали их, опираясь на смутные впечатления или направляющие установки.

Однако для социального психолога более интересен вопрос о том, направляют ли и формируют ли установки припоминание событий повседневной жизни. Таким образом, в настоящем исследовании мы изучали, влияют ли установки на припоминание событий из личной жизни. Нам не удалось обнаружить исследований влияния установок людей на их воспоминания об их собственном поведении. Возможная причина подобного пренебрежения заключается в том, что люди могут не основывать припоминание на установках. Например, многие из наших действий являются привычными, даже рутинными. В результате мы способны без труда извлекать их из памяти, вспоминая не каждое мгновение, а просто привычный ход событий. Во-вторых, действия вписаны в рамки социального контекста и контекста обстановки, что значительно ограничивает разнообразие потенциальных форм поведения. Таким образом, припоминание контекста может способствовать припоминанию вписанного в него поведения. В-третьих, многие установки свободно и многогранно связаны с разнообразным множеством форм поведения, а не с какой-то одной его специфической формой (Fishbein & Ajzen, 1974). Более того, с одной формой поведения может увязываться несколько разных установок, а некоторые формы поведения могут быть не связаны с какими-либо отчетливо выраженными установками. Таким образом, установки нередко выглядят как вспомогательное и необязательное средство припоминания действий в прошлом.

Учитывая все эти соображения, в данном исследовании мы рассматривали следующий вопрос: «Можно ли доказать, что установки оказывают направляющее влияние на припоминание поведения в прошлом, если условия эксперимента оптимальны для проявления такого влияния?» Чтобы ответить на этот вопрос, мы изменяли установки испытуемых, касающиеся предмета воспоминаний, а затем оценивали воспоминания, релевантные заново сформированным установкам.

Наш выбор схемы эксперимента и предмета установок основывался на нескольких соображениях. Во-первых, чтобы подвергнуть гипотезу справедливой проверке, необходимо вызвать достаточно значительные изменения установок. Было бы неудивительно, если бы незначительные изменения установок не затронули процесс припоминания поведения в прошлом. Магуайр (McGuire, 1964) показал, что наиболее уязвимы широко распространенные и редко подвергаемые сомнению убеждения («культурные трюизмы»). Поэтому для изменения мы выбрали две установки именно такой природы. Во-вторых, мы выбрали такие установки, для которых могли однозначно определить релевантные и специфические виды поведения. В-третьих, мы прибегли к методике, призванной уменьшить количество просьб вспомнить действия, которые могли быть связаны с установками. Таким образом, мы изменяли, но не оценивали установки испытуемых, отвечавших на вопросы об их поведении в прошлом. Эта методика была разработана для уменьшения вероятности того, что испытуемые воспримут эксперимент как попытку изучения связи между установками и припоминанием. Кроме того, вопросы, касающиеся поведения в прошлом, были включены в обширную анкету, которую давали испытуемым при проведении «второго эксперимента». Это второе исследование выглядело не связанным с первым, в котором производилось воздействие на установки. Наконец, для проверки эффективности воздействия на установки мы оценивали их у дополнительной группы испытуемых, которые не вспоминали поведения в прошлом.

Резюмируя, можно сказать, что цель настоящего исследования заключалась в изучении эффекта, оказываемого установками на припоминание событий из жизни человека. Влияют ли установки испытуемых на припоминание?

Эксперимент 1

Метод

Испытуемые. В роли испытуемых выступали 54 мужчины и 47 женщин, набранные из студентов Университета Ватерлоо; 35 испытуемых заполнили анкету, оценивающую установки, и еще 66 — анкету, оценивающую припоминание поведения. Сведения, полученные от четверых из испытуемых, не подвергались анализу. Трое из них подозревали о связи между двумя исследованиями, а четвертый неправильно заполнил анкеты. (Трое испытуемых, заподозривших связь между двумя экспериментами, оказались распределены по группам следующим образом: один в группе, с помощью которой оценивались установки, ее членам было предъявлено высказывание о негативном эффекте чистки зубов; еще один — в группе, с помощью которой оценивалось припоминание, ее членам было предъявлено высказывание о негативном эффекте чистки зубов; третий — в группе, с помощью которой оценивалось припоминание, ее членам было предъявлено позитивное высказывание о пользе умывания.)

Процедура проведения эксперимента. Установки для нашего эксперимента мы отобрали с помощью предварительного тестирования. В студенческом городке были опрошены по ряду вопросов о здоровье 28 студентов. Их ответы оценивались по 7-балльной шкале (1 = полностью не согласен; 7 = полностью согласен). Этот предварительный тест помог определить два наиболее часто встречавшихся высказывания: «Для здоровья важно принимать душ по меньшей мере один раз в день» (М = 5,41, SD = 1,07) и «Для профилактики заболеваний полости рта важно чистить зубы после каждого приема пищи» (М = 5,83, SD = 1,34). Чистка зубов является одним из культурных трюизмов, использованных Магуайром (McGuire, 1964).

При проведении эксперимента части испытуемых были предъявлены позитивные и негативные высказывания, касающиеся чистки зубов; остальным были представлены позитивные и негативные высказывания о частом принятии душа. Затем в рамках второго эксперимента испытуемых попросили указать свое отношение к релевантным элементам (чистка зубов и принятие душа) или же то, как часто они чистили зубы и принимали душ за последние две недели.

В самом начале эксперимента с испытуемыми связывались по телефону. Звонивший представлялся секретарем психологического факультета. Испытуемым сообщали, что они примут участие в двух коротких исследованиях, следующих одно за другим; в первом исследовании якобы изучались факторы, влияющие на эффективность общения, а во втором — связь между типом личностью и образом жизни.

Участники эксперимента собирались в комнате группами от двух до пяти человек. Экспериментатор объяснял, что им предстоит прослушать записи передач университетского радио, посвященных проблемам здоровья. Испытуемым также сообщали, что такие программы обычно представляют собой короткое интервью со специалистом в области медицины или общественных наук.

Испытуемым рассказали, что они должны прослушать два таких интервью и записать наиболее важные моменты. Их проинформировали, что экспериментатору важно определить, будет ли наблюдаться согласие между неспециалистами при определении ключевых моментов. Кроме того, их попросили привести аргументы в поддержку представленных данных. Испытуемых предупредили, что их суждения и аргументы будут использованы при составлении призывов к здоровому образу жизни, которые, в конечном счете, будут представлены канадской общественности. Их попросили не подписывать анкеты; ответы были анонимными.

Испытуемых разместили в отдельных комнатах, где они через наушники прослушивали записи. Сначала предъявлялось нейтральное сообщение, призывавшее пристегивать автомобильные ремни безопасности, а затем предъявлялась позитивная или негативная информация о чистке зубов или принятии душа.

Интервью по поводу чистки зубов и принятия душа проводились якобы представителями Канадской стоматологической ассоциации или, соответственно, Канадской медицинской ассоциации. В позитивном сообщении о чистке зубов специалист рассказывал, что частая чистка зубов укрепляет зубную эмаль и защищает зубы и десны от заболеваний. В негативном сообщении тот же специалист утверждал, что частая чистка зубов щеткой опасна: абразивные зубные пасты вызывают эрозию эмали, кроме того, можно повредить десны, что приведет к инфицированию и потере зуба. Далее подчеркивалось, что чистка зубов при помощи зубной нити предпочтительнее, чем чистка зубов щеткой.

В позитивном сообщении о влиянии душа на организм специалист рассказывал, что редкое принятие душа может повлечь за собой заболевания кожи и что избавиться от неприятного запаха можно только при регулярном применении мыла и воды. В негативном сообщении о душе он же утверждал, что при частом принятии душа удаляется слой кожи, защищающий человека от инфекций, и, кроме того, это усиливает выделение кожного сала, что может привести к кожным заболеваниям.

Интервью о ремнях безопасности проводилось якобы представителем отдела безопасности правительства Онтарио; в нем призывалось чаще использовать ремни безопасности. Эта запись должна была скрыть связь между двумя исследованиями. Анкета, заполнявшаяся при втором исследовании, не содержала вопросов, касающихся ремней безопасности.

После того как испытуемые прослушали записи и сделали свои оценки, их поблагодарили и отпустили. Они вернулись в комнату ожидания, после чего экспериментатор, проводивший второе исследование, привел их в «комнату для проведения опросов». Испытуемым предложили заполнить анонимную анкету, призванную выявить связь между типом личности и образом жизни. Им сообщили, что предыдущие исследования связи типа личности и образа жизни были сосредоточены на отклоняющихся от нормы личностях и их повседневной деятельности и что настоящее исследование посвящено изучению этой связи у нормальных людей.

Испытуемые, вспоминавшие поведение, заполняли вариант анкеты с вопросами, в которых их просили оценить регулярность действий, производившихся ими в течение двух последних недель. Вопросы-мишени находились среди прочих многочисленных вопросов, касавшихся здоровья: «Как часто вы чистили зубы щеткой за последние две недели? а) после завтрака, б) после ланча, в) после обеда» и «Как часто вы принимали душ за последние две недели? а) утром, б) между 10 часами утра и 6 часами вечера, в) вечером».

Испытуемые из групп, в которых выявлялись установки, высказывали свое мнение по поводу тех же видов повседневной деятельности, что и в версии анкеты, посвященной припоминанию. При оценке отношения к двум основным пунктам использовались три 9-балльные семантические шкалы. Пункты были сформулированы следующим образом: «Чистка зубов щеткой после каждого приема пищи: важна — не важна, укрепляет здоровье зубов — не укрепляет здоровье зубов, полезна — вредна», и «Частое принятие душа: делает кожу более здоровой — не делает кожу более здоровой, гигиенично — негигиенично, полезно — вредно».

После ответа на вопросы, касающиеся припоминания или мнения, испытуемые заполняли раздел анкеты, выявляющий личностные характеристики. Личностные характеристики выявлялись при помощи шкалы самоконтроля Снайдера (Snyder, 1974). Кроме того проверялось, не зародились ли у испытуемых подозрения о цели эксперимента. Они заполняли анонимную анкету, в которой требовалось описать цели исследования и непонятные или необычные аспекты метода. Испытуемые, уловившие связь между двумя исследованиями, опрашивались экспериментатором. Им сообщали о целях эксперимента и производили детальный опрос о тестах, вызвавших подозрения.

Результаты

Изменения установок. Суммировались три семантических дифференциала по каждой теме, при этом негативным установкам соответствовали более высокие баллы. В анкетах, выявляющих установки, все испытуемые отвечали на вопросы, касающиеся и чистки зубов, и принятия душа. Таким образом, группы, прослушавшие доклад о чистке зубов, выступали контрольными по отношению к группам, прослушавшим доклад о принятии душа, и наоборот. Усредненные установки для каждого случая приведены в табл. 1. Испытуемые, прослушавшие позитивные сообщения, были более благожелательно настроены по отношению к чистке зубов и принятию душа, чем испытуемые, прослушавшие негативные сообщения. Для чистки зубов t(7,36) = 3,46, р < 0,002; для принятия душа t(8,03) = 5,23, р < 0,001.'

'Значения использованных степеней свободы были дробными числами, потому что дисперсии были гетерогенными и подсчитывалось отдельное значение дисперсии t. Этот метод описай у Майерса (Myers, 1979).

Установки испытуемых контрольной группы походили на установки испытуемых, выявленные предварительными тестами, и были позитивными. Следовательно, не вызывал удивления тот факт, что именно негативное сообщение оказывало более сильное влияние на установки. У испытуемых, прослушавших негативные сообщения о чистке зубов и принятии душа, наблюдались более ярко выраженные негативные установки по отношению к этим видам деятельности, чем у контрольной группы испытуемых. Для чистки зубов щеткой t(7,45) = 3,25, р < 0,01; для принятия душа t(22) = 3,34, р < 0,003. Тенденция, заключающаяся в том, что у испытуемых, прослушавших позитивное сообщение, отмечались более позитивные установки, чем у контрольных испытуемых, достигала уровня статистической значимости только в случае сообщения о принятии душа, t( 19,48) = 2,07, р < 0,052.

Таблица 1. Среднестатистические установки и припоминания поведения в первом эксперименте

Чистка зубов Принятие душа
Позитивное сообщение Контроль  Негативное сообщение  Позитивное сообщение  Контроль  Негативное сообщение
Установка  
М 3,62 4,17 12,75 3,70 5,87 11,63
n 8 18 8 10 16 8
Припоминание поведения  
М 35,85 32,8 28,62 11,06 11,35 10,89
n 13 36а 13 18 26 19

Примечание. Чем выше значение установки, тем более негативна установка. Значения припоминания поведения показывают то, сколько раз испытуемые чистили зубы или принимали душ за последние две недели.

а n в данном случае равно 36, а не 37, потому что один из испытуемых не ответил на релевантный контрольный вопрос.

Припоминание поведения. Испытуемые, прослушавшие негативное высказывание о чистке зубов, сообщили, что за последние две недели они чистили зубы значительно меньшее количество раз, чем испытуемые, прослушавшие позитивное высказывание: t(24) = 2,16, р < 0,05 (средние значения показаны в табл. 1). Однако различия между результатами групп, члены которых прослушали негативное и позитивное отрицательное и положительное высказывания о принятии душа, были малыми и статистически незначимыми (t < I).2

2Результаты не изменялись, если при анализе учитывались данные тех испытуемых, которые подозревали о целях исследования.

Еще раз отметим, что испытуемые, прослушавшие «убеждающее» сообщение по одной из целевых тем, рассматривались как контрольная группа по отношению к испытуемым, прослушавшим «убеждающее» сообщение подругой целевой теме. Среднее значение припоминания поведения «контрольных» испытуемых было промежуточным и незначительно отличалось от средних значений припоминания поведения испытуемых, прослушавших позитивное и негативное (t(36,4) = 1,20, р < 0,24 и t(47) = 1,20, р < 0,24 соответственно) сообщения о чистке зубов. Это контрольное среднее значение было фактически идентичным средним значениям, полученным у испытуемых, прослушавших позитивное и негативное сообщения о принятии душа (ts < 1).

Обсуждение

Выяснилось, что установки, касающиеся чистки зубов и принятия душа, заметно изменились. Однако воздействие установок на припоминание поведения обнаружилось только в случае, касающемся чистки зубов.

Существуют некоторые различия между действиями этих двух типов, не исключено, что именно они являются причиной противоречия в результатах, касающихся припоминания поведения. Принятие душа занимает больше времени, чем чистка зубов, и является более сложной последовательностью различных действий. Кроме того, испытуемые обычно принимали душ не чаще чем один раз в день. Возможно, по этим причинам принятие душа является более «ярким» и запоминающимся событием, чем чистка зубов, и поэтому его сложнее забыть, особенно если речь идет о небольшом промежутке времени.

В свете сказанного выше выглядит правдоподобным предположение, что для заметного воздействия измененных установок на припоминание поведения требуется более длительный период времени, чем две недели. С целью проверить эту гипотезу мы воспроизвели условие припоминания о принятии душа во втором эксперименте, при этом испытуемых просили вспомнить, сколько раз они принимали душ в течение последнего месяца, а не двух недель.

Эксперимент 2

Метод

Испытуемые. Испытуемыми являлись двенадцать женщин и тридцать мужчин из числа студентов Университета Ватерлоо. Четверо испытуемых (трое в группе, членам которой было предъявлено негативное высказывание о принятии душа, и один в группе, членам которой было предъявлено позитивное высказывание) подозревали о связи между двумя экспериментами, поэтому ответы этих испытуемых не анализировались.

Процедура проведения эксперимента. Использовались те же записи с описанием позитивных и негативных эффектов принятия душа, что и в предыдущем эксперименте. Вопросы, касающиеся припоминания о принятии душа, были изменены: испытуемых просили указать, сколько раз они принимали душ за последний месяц. Нейтральные вопросы анкеты также изменились и служили для выявления оценки припоминания за период времени, равный месяцу.

Результаты

Испытуемые, прослушавшие негативное высказывание о принятии душа, сообщали о меньшем количестве случаев принятия душа за предшествующий месяц (М = 17,15), чем испытуемые, прослушавшие позитивное высказывание (М = 25,33), t(36) = 2,51, р < 0,02. Таким образом, изменение периода припоминания с двух недель до месяца привело к предполагаемому эффекту (см. сноску 2). Из-за того, что в данном исследовании использовался лишь один тип сообщений, контрольное сравнение не производилось.

Самоконтроль и связь между установками и припоминанием

Шкала самоконтроля была включена преимущественно для того, чтобы предоставить испытуемым логическое обоснование отличий второй части исследования от первой. Однако, основываясь на данной Снайдером (Snyder, 1979) характеристике людей с низким и высоким уровнями самоконтроля, можно было ожидать, что у людей с низким уровнем самоконтроля будет наблюдаться адаптация воспоминаний о поведении к текущим установкам. Так как поведение людей с низким уровнем самоконтроля обычно соответствует их установкам, эти установки могут быть тем признаком, по которому подобные люди вспоминают свое поведение. Аналогичная функция у людей с высоким уровнем самоконтроля будет в меньшей степени обеспечиваться их установками, так как их поведение чаще управляется ситуацией, а не установками (Snyder, 1979).

Сравнение испытуемых с низким и высоким уровнями самоконтроля в обоих экспериментах в некоторой степени подтвердило данное высказывание. В первом эксперименте испытуемые с низким уровнем самоконтроля, прослушавшие негативное сообщение о чистке зубов (М = 26,43), отмечали, что чистили зубы значительно реже, чем испытуемые с низким уровнем самоконтроля, прослушавшие позитивное сообщение (М — 38,00), t(22) = 2,29, р < 0,05. Это различие у испытуемых с высоким уровнем самоконтроля было незначительным (в случае негативного сообщения о чистке зубов М = 31,1; в случае позитивного сообщения М — 34,5; t < 1). Аналогично, во втором эксперименте испытуемые с низким уровнем самоконтроля, прослушавшие негативное сообщение о принятии душа (М = 14,20), отмечали, что принимали душ меньшее количество раз, чем испытуемые с низким уровнем самоконтроля, прослушавшие позитивное сообщение о принятии душа (М = 27,40), t(27) ч 2,28, р < 0,05. Результаты испытуемых с высоким уровнем самоконтроля, прослушавших негативное сообщение о принятии душа (М = 19,20), незначительно отличались от результатов испытуемых с высоким уровнем самоконтроля, прослушавших позитивное сообщение (М = 25,50; t — 1,16, р < 0,30).3

3Отметим, что не наблюдалось связи между уровнем самоконтроля и изменением установок (для принятия душа F — 1,69; для чистки зубов F < 1) и что опрос контрольных групп показал, что испытуемые как с низким, так и с высоким уровнями самоконтроля при отсутствии «убеждающего» сообщения отмечали одинаковую частоту принятия душа или чистки зубов (ts < 1).

Однако к этим данным следует относиться с осторожностью. Двухстороннее взаимодействие между самоконтролем и направленностью «убеждающего» сообщения не было статистически значимым в обоих экспериментах (F( 1,22) = 1,44, р < 0,25 в эксперименте 1 и F(l,27) < 1 в эксперименте 2). Также следует учесть, что переменная ns имела небольшое значение, от 5 до 10 испытуемых. Тем не менее данный паттерн довольно интересен, и вполне оправданно его повторение с большими значениями ns.

Общее обсуждение

Результаты проведенных исследований указывают на то, что в отдельно взятых, тщательно контролируемых условиях установки могут оказывать непосредственное влияние на припоминание событий из личной жизни. По-видимому, установка выступает в роли признака, по которому из памяти извлекается информация. Люди или реконструируют свои действия в свете установок или сосредоточиваются на том подмножестве различных форм поведения, которое согласуется с установкой. Настоящее исследование не устанавливает, можно ли этот эффект извлечения объяснить только в терминах обработки информации (различные признаки, то есть установки, приводят к извлечению различной информации) или при его обосновании следует учитывать мотивацию испытуемых. (Данные, согласующиеся с установками, вызывают положительные эмоции, а данные, не согласующиеся с установками, вызывают отрицательные эмоции, что приводит к избирательному отбору согласующихся данных). Приведенная выше цитата из Бартлетта допускает обе возможности и выглядит в настоящее время наиболее обоснованным предположением.

Полученные данные также показывают, что даже в рамках нашего экспериментального подхода установки не всегда влияют на воспоминания о поведении в прошлом. Результаты первого эксперимента, касающиеся воспоминаний о принятии душа, наводят на мысль, что установки могут не влиять на реконструктивную память, если поведение «яркое» или вспоминается без труда. Отметьте, что данное отсутствие влияния противоречит интерпретациям значимых результатов с точки зрения простых требований и желания показать себя в выгодном свете. Если у испытуемых имелось предположение о целях эксперимента и они отвечали на вопросы исходя из этого предположения или же так, чтобы представить себя в выгодном свете, они, несомненно, могли поступить аналогичным образом и при ответе на вопросы первого эксперимента, касающиеся частоты принятия душа за двухнедельный период. Но они этого не делали.

Существуют две другие причины возражать против интерпретации данных с точки зрения желания показать себя в выгодном свете. Во-первых, анонимность ответов испытуемых и разделение исследования на части, касающиеся установок и припоминания поведения, должны были уменьшить желание испытуемых показать себя с лучшей стороны. Во-вторых, характеристика самоконтроля, данная Снайдером (Snyder, 1979), свидетельствует, что люди с высоким уровнем самоконтроля чаще стремятся показать себя в выгодном свете, чем люди с низким уровнем самоконтроля. Таким образом, если предположить, что влияние установок на поведение опосредовано желанием преподнести себя наилучшим образом, это влияние должно быть выражено более заметно у испытуемых с высоким уровнем самоконтроля. Тем не менее данное влияние было более сильным у испытуемых с низким уровнем самоконтроля, что согласуется с предположением, что припоминание управляется установками, а не желанием показать себя в выгодном свете.

Настоящее исследование подтвердило, что установки влияют на припоминание, в то время как многие исследования избирательного научения не смогли доказать существование подобной избирательности (например: Greenwald & Sakumura, 1967). К притиворечивым результатам может приводить применение различных подходов. В типичном исследовании избирательного научения испытуемым сообщают аргументы обеих сторон, касающиеся какой-либо темы. Логично было бы ожидать, что испытуемые лучше запомнят аргументы, согласующиеся с их установками, а не наоборот, но методика исследования подразумевает вовлечение факторов, которые могут влиять на память и затемнять связь между установками и припоминанием. Например, относительная известность или новизна аргументов может влиять на позицию испытуемого по отношению к представленной теме. Для многих испытуемых аргументы, противоречащие их установкам, могут быть новостью и привлекать к себе большее внимание, чем аргументы, согласующиеся с установками (Greenwald & Sakumura, 1967). Из-за того, что и внимание, и известность аргументов способствуют запоминанию, могут отсутствовать различия при припоминании известных согласующихся и новых противоречащих аргументов. Из-за того, что на запоминание влияет и степень сосредоточенности, и степень знакомства с аргументами, могут отсутствовать различия при припоминании слышанных ранее, согласующихся с установками аргументов или новых, противоречащих установкам.

Настоящая методика позволяет обойти это затруднение. Источником припоминания является собственная жизнь испытуемого, а не предоставленные экспериментатором данные, содержащие не слышанные ранее аргументы. Более того, несовместимость установок и поведения может вызвать отрицательные эмоции и, следовательно, более сильную мотивацию, направленную на уменьшение несоответствия, чем несовместимость установок и информации, предоставленной экспериментатором.

Ряд исследований, проведенных Федером (Feather, 1969а, 1969b, 1969с), и недавний эксперимент Уэлдона и Малпасса (см. примечание 1) подтверждают наличие разногласий по этому поводу Федер просто просил испытуемых перечислить аргументы, уместные в конкретном случае. Оказалось, что испытуемые отмечают большее количество аргументов, поддерживающих их позицию, а не противоречащих ей. Таким образом, подтвердилось наличие избирательности в случае, если припоминание основывается на личном опыте, а не на экспериментально отобранных данных. В дополнение к этому Уэлдон и Малпасс (см. примечание 1) показали, что при использовании стандартной методики избирательного научения припоминание и установки связаны в случае, если они контролируются такими факторами, как известность аргументов и интеллектуальные навыки.

Полученные нами результаты дополняют предшествующие исследования установок, форм поведения и воспоминаний о поведении. Предыдущие исследования показали, что: 1) установки могут иногда направлять поведение (Ajzen & Fishbein, 1977; Fazio & Zanna, 1978); 2) поведение может оказывать влияние на установки (Bern, 1972); 3) текущее поведение может влиять на припоминание прошлых установок (Bern & McConnell, 1970); 4) на текущие установки влияет избирательное припоминание форм прошлого поведения (Salancik, 1974). Настоящее исследование выявило еще одну связь: установки могут влиять на припоминание поведения в прошлом.

Интересно рассмотреть возможные зависимости между выявленными причинно-следственными связями. Например, результаты этого эксперимента имеют методологическое значение при изучении взаимовлияния между установками и поведением. В некоторых исследованиях, изучающих влияние установок на поведение, припоминание действий, связанных с установками, выступало средством оценки поведения (см., например: Fishbein & Ajzen, 1974; Kahle & Berman, 1979; Ostrom, 1969). Наше исследование показывает, что установки могут влиять на припоминание поведения; выявленный в результате уровень согласованности установок и поведения в вышеуказанных исследованиях может быть ошибочно завышен (т. е. установки могут оказывать более сильное влияние на припоминание поведения, чем на само поведение). Вероятность наличия такой проблемы является еще одной причиной, почему фактическое поведение должно изучаться в исследованиях подобного рода, хоть мы и понимаем, насколько сложными они могут оказаться.

В дополнение к сказанному добавим, что вполне возможно постулировать существование цепи обратных связей между припоминанием поведения и установками. Настоящее исследование подчеркивает, что установки могут влиять на припоминание прошлого поведения. Отсюда следует, что обзор действий, совершенных в прошлом, может привести человека к выводу (возможно, неверному), что эти действия согласуются с его нынешними установками, и, следовательно, усилит имеющиеся установки.

Однако это еще не все. Фазио и Занна (Fazio & Zanna, 1981) доказали, что чем сильнее люди убеждены в своих установках, тем больше данные установки влияют на будущее поведение. Таким образом, подобно самоисполняющимся пророчествам, припоминание поведения может усилить влияние установок на будущее поведение и повысить согласованность между установками и поведением.

В целом результаты нашего исследования согласуются с мнением Гринуолда (Greenwald, 1980), который охарактеризовал эго, или «я», как аналог тоталитарного политического режима, при котором история пересматривается и фальсифицируется с точки зрения текущих интересов. Люди нередко обходятся со своими воспоминаниями как историки-ревизионисты.

Примечание 1

Weldon, Р. Е., and Malpass, R S. The effects of attitudinal, cognitive, and situational variables on recall of biased communications. Unpublished manuscript, University of Washington, 1980.

Литература

  • Ajzen, I., And Fishbein, M. Attitude-behavior relations: A theoretical analysis and review of empirical research. Psychological Bulletin, 1977,84,888-918.
  • Allport, G. W. The historical background of modern social psychology. In G. Lindzey and E. Aronson (Eds.), The handbook of social psychology (Vol. 1). Reading, Mass.: Addison-Wesley, 1968.
  • Bartlett, E С. Rememtering A study in experimental social psychology. Cambridge, England: Cambridge University Press, 1932.
  • Bern, D. J. Self-perception theory. In L. Berkowitz (Ed.), Advances in experimental social psychology (Vol. 6). New York: Academic Press, 1972.
  • Bern, D. J., and Mcconnell, H. K. Testing the self-perception explanation of dissonance phenomena: On the salience of premanipulation attitudes. Journal of Personality and Social Psychology, 1970,14,23-31.
  • Calder, B. J., and Ross, M. Attitudes and behavior. Morristown, N.J.: General Learning Press, 1973.
  • Fazio, R. H., and Zanna, M. P. On the predictive validity of attitudes: The roles of direct experience and attitude. Journal of Personality, 1978,46,228-243.
  • Fazio, R. H., and Zanna, M. P. Direct experience and attitude-behavior consistency. In L. Berkowitz (Ed)., Advances in experimental social psychology (Vol. 14). New York: Academic Press, 1981.
  • Feather, N. T. Attitude and selective recall. Journal of Personality and Social Psychology, 1969,12,310-319 (a).
  • Feather, N. T. Cognitive differentiation, attitude strength, and dogmatism. Journal of Personality, 1969,37,111-126 (b).
  • Feather, N. T. Differentiation of arguments in relation to attitude, dogmatism, and tolerance of ambiguity. Australian Journal of Psychology, 1969,21,21-29.
  • Fishbein, M., And Ajzen, I. Attitudes toward objects as predictors of single and multiple behavioral criteria. Psychological Review, 1974,81,59-74.
  • Greenwald, A. G. The totalitarian ego: Fabrication and revision of personal history. American Psychologist, 1980,35,603-618.
  • Greenwald, A. G., and Sakumura, J. S. Attitude and selective learning Where are the phenomena of yesteryear? Journal of Personality and Social Psychology, 1967,7,387-397.
  • Heider, P. The psychology of interpersonal relations. New York: Wiley, 1958.
  • Jones, E. E., and Kohler, R. The effects of plausibility on the learning of controversial statements. Journal of Abnormal and Social Psychology, 1958,57,315-320.
  • Kahle, L. R., and Berman, J. J. Attitudes cause behaviors: Across-lagged panel analysis, Journal of Personality and Social Psychology, 1979,37,315-321.
  • Levine, J. M., and Murphy, G. The learning and retention of controversial statements. Journal of Abnormal and Social Psychology, 1943,38,507-517.
  • Lingle, J. H., Geva, N.. Ostrom, Т. M., Leippe, M. R., And Baumgardner, M. H. Thematic effects of person judgments on impression organization. Journal of Personality and Social Psychology, 1979,37,674-687.
  • McGuire, W. J. Inducing resistance to persuasion: Some contemporary approaches. In L. Berkowitz (Ed.), Advances in experimental social psychology (Vol. 1). New York: Academic Press, 1964.
  • Myers, J. L. Fundamentals of experimental design. Boston: Allyn & Bacon, 1979.
  • Olson, J. M. Selective recall: Attitudes, schemata, and memory. Unpublished doctoral dissertation, University of Waterloo, 1980.
  • Ostrom, Т. M. The relationship between the affective, behavioral, and cognitive components of attitude. Journal of Experimental Social Psychology, 1969,5,12-30 *
  • Salancik, J. R. Inference of one's attitude from behavior recalled under linguistically manipulated cognitive sets. Journal of Experimental Social Psychology, 1974,10, 415-427.
  • Snyder, M. Self-monitoring of expressive behavior. Journal of Personality and Social Psychology, 1974,30, 526-537.
  • Snyder, M. Self-monitoring processes. In L. Berkowitz (Ed.), Advances in experimental social psychology (Vol. 12). New York: Academic Press, 1979.
  • Snyder, M., and Uranowitz, S. W. Reconstructing the past: Some cognitive consequences of person perception. Journal of Personality and Social Psychology, 1978, 36,941-950.
  • Weldon, P. E., and Malpass, R. S. The effects of attitudinal, cognitive, and situational variables on recall of biased communications. Unpublished manuscript, University of Washington, 1980.
  • Wicker, A. W. Attitudes versus actions: The relationship of verbal and overt behavioral responses to attitude objects. Journal of Social Issues, 1969,25,41-78.
  • Wicker, A. W. An examination of the «other variables* explanation of attitude-behavior inconsistency. Journal of Personality and Social Psychology, 1971,19,18-30.
  • Zajonc, R. В., and Burnstein, E. The learning of balanced and unbalanced social structures. Journal of Personality, 1965, 33,570-583.

Источники:

  1. The Journal of Personality and Social Psychology, T. 10. N4, 1981
  2. Общественное животное. Исследования. Том 1. Под ред. Э. Аронсона. — М. 2003
Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов