.
  

© Рамиль Гарифуллин

2. Постструктурализм как новый подход в преподавании и основа скрытой профилактики наркомании

Глава из книги «Скрытая профилактика наркомании и алкоголизма»

Преимущественно все преподаватели достаточно хорошо владеют своим предметом и представляют удовлетворительные знания своим ученикам. В то же время необходимо отметить, что современная педагогика устарела и не идет в ногу с развитием науки и искусства, которые минуя этапы реализма и структурализма (модернизма) подошли к постструктурализму (постмодернизму). Для более лучшего понимания рассмотрим эти направления на примере развития изобразительного искусства.

2.1. Постструктурализм в изобразительном искусстве

Сначала рисовалось все, что происходит реально (реализм). Потом постепенно художественный глаз начал моделировать нечто такое, что в реальности быть не может. Так например, в картинах появились сны и мысли человека, которые увидеть не возможно (модернизм или структурализм). Появились картины модернисткого направления.(П. Пикассо, С. Дали и др.). Оказывается мало рисовать реально, человек намного сложнее, появились картины, где человек представлен как существо более сложное, чем это представлено в реализме.

И, последний этап — постмодернизм. Когда человек вырывается за структуру, за пределы структур, которые были представлены в модернизме. В этих картинах имеет место некое столкновение, синтез, художественное смешение различных реальностей, которые в действительности находятся в разных точках пространства или времени (будущее с прошлым или настоящим, невозможное с возможным и т.д.), рисуются сны по теории психоанализа, смешиваются посюсторонний и потусторонний миры и др. Картина может представлять нечто, состоящее из двух реальностей, но интерпретируемое художником из своей реальности. Художник может сталкивать в своей картине различные стили прошлого и при этом давать свою интерпретацию, вкрапливать свое как нечто, соединяющее все эти стили (реальности).

2.2. Постструктурализм в кинематографе

Кинематограф в своем развитии также прошел все эти этапы. Сначала снималась действительность (реализм). Затем эту действительность стали моделировать. На экране появилось нечто (модернизм) такое, что в действительности не увидишь и не почувствуешь. Благодаря модернизму в кино мы смогли приблизительно почувствовать то, что чувствуют герои фильмов, о чем они думают, как они мечтают, какие сны видят, их будущее и прошлое и т. д (модернизм). Более того, мы увидели то, к чему мы должны стремиться, свои идеалы, образ счастья, как должно быть, а не как есть и т.д. Так например, согласно фильмам тридцатых годов наша страна уже счастливо жила при коммунизме. И, наконец, в настоящее время, благодаря развитию видеотехники и кинотехники, удается соединять на экранах различные реальности (личностей прошлого и будущего, тот свет с этим светом и т.д.).Более того эти две реальности не просто смешиваются друг с другом, но и в живую взаимодействуют по программе или сценарию, задаваемому художником (режиссером). Сейчас много фильмов о «том свете». Зритель, благодаря фильмам постмодернистского направления, уже научился уходить от обыденной реальности. Он может из того света смотреть на этот. Он может почувствовать цикличность времени и не бояться смерти (как японцы), так как все возвращается. Он может видеть современное глазами прошлого или настоящее глазами будущего. Он может увидеть как его видят другие (даже животные).

2.3. Постструктурализм в науке

Вы прекрасно знаете свой предмет, но в большинстве случаев вы не задумывались об истинных истоках этих знаний. В начале, все мы познавая мир, были поглощены реализмом и это прекрасно. Мы научились более менее описывать окружающий мир. Вывели какие-то законы и радовались этому. Потом начался модернизм — мы начали критиковать то, что написали. Столько наворочали в науке, и что из этого? Оказывается, природа намного сложнее. Если ученый, работающий в стиле постструктурализма, желает приблизить своего читателя к пониманию сущности того или иного явления, то обычно приводит точки зрения различных авторов, буквально сталкивая их в диалоге между собой (он как бы оживляет авторов), при этом оставаясь неким внешним наблюдателем и интерпретатором этого диалога (интертекстуальный подход). Сущность явления (не статья!) в этом случае раскрывается как бы не самим автором, а благодаря уже разработанным структурам, написанным другими, которые автор лишь соединяет как мозайки. Он становится не автором текста, а автором текста текстов. По сути своей идет некая игра или комбинация уже созданных структур и смыслов (игра смыслов, а не их поиск!) Фигура познаваемого явления (сущности) в этом случае создается за счет соединения и некоей игры форм, обрамляющих уже разработанные структуры. Таким образом, по сути своей вместо обычного традиционного текста, создается некий текст текстов (интертекстуальность). Так например, есть такие математики, которые вырвались за структуру математики и по сути своей «общаются и ведут научные споры» с великими, давно уже умершими своими коллегами. Они как бы оживляют их логику математического мышления и проигрывают различные математические диалоги ученых из различных эпох и направлений, которые могли бы состояться между ними, если бы те были живы сегодня. Все это конечно рассчитывается на компьютере. Роль авторов таких исследований, порой бывает незначительной, хотя требующей особого таланта не просто анализировать прошлых авторов. По сути своей, «воскресшие» собеседники ведут диалог по программе автора, но который учитывает в ней их пожелания. В конце концов, порой трудно бывает определить кто является ведущим. Ценность таких работ имеет огромную пользу для мировой науки. Только такой подход позволяет вырваться из «закостеневших» и устаревших структур науки, которые могут нам казаться прогрессивными, но лишь в рамках структурализма, не позволяющего вырваться из консервативной методологии.

Одним из проявлений постструктурализма в науке является их интеграция. Практика показывает, что необходимо не просто механическое смешение наук. Ценно не только то, что происходит на границе между науками, но и как идет диалог между ними. Благодаря такому диалогу эти науки получают сильный толчок для своего развития. Мало просто оказаться на границе наук, важно заставить вести диалог между ними, чтобы это было живой тканью.

Попытаемся распространить вышеизложенные рассуждения и на педагогику. На наш взгляд, прогрессивная педагогика и преподавание может быть только в том случае, если имеет место постструктурный (постмодернистский) подход. Он подразумевает преподавание предмета не как такового, а в русле чего-то иного (цели, задачи, направления, предмета и т. п.) Даже сам процесс преподавания должен быть не тем, как мы его представляем учащимся, а нечто приходящим из другого процесса, возможно далекого от школы. Так например, математика может изучаться по мере развития деятельности учащихся по системе бизнес — экономика — математика. Литература по системе театр — спектакль — литература. История по системе предвыборная кампания — политика — история. Таких схем можно привести множество. Всех их объединяет одно— изучение предмета выступает как нечто вспомогательное, в контексте иной деятельности. Многие преподаватели прочитав вышеизложенное могут сказать, что тут нового ничего нет, что мы мол и так преподавали. В том то и дело, что преподавали, а необходим иной процесс, иная дистанция в системе учитель-ученик. Эта система не должна быть разделена на два лагеря, так как учитель и ученик должны быть в одной системе т.е «по одну сторону баррикад». Только в этом случае можно говорить об истинном доверии между учеником и учителем.

Таким образом, настало время преобразовывать учебники в постмодернистском стиле изложения материала. В них должны быть не просто тексты,  материалы, информации, а должен иметь место некий диалог между текстами, некий текст текстов, представляющий собой живую ткань, сотканную из общения авторов различных эпох и направлений, а также их обращение к современным читателям. Даже простая арифметика, должна на основании такого подхода, показать свои истоки. Ведь часто наши школьники потребляют материал как некую данность, так и не поняв живые истоки того, что они изучают. Наши школьники, благодаря виртуальным реальностям, компьютерам и телевидению порой особым чутьем понимают нечто такое, что их сверстники семидесятых годов даже не могли бы догадываться. А мы до сих пор все даем в старых, традиционных формах. Они уже насмотрелись и начувствовались различного рода ранее сокрытых, «запредельных» и не доступных вещей, а мы им даем нечто скучное и неинтересное. Разве можно заставить заниматься в библиотеке школьника, который целыми днями путешествует по лабиринтам интернета. Школьники все больше и больше скучают на уроках и скучают от дефицита постмодернистского подхода. Учеба ради учебы сейчас уже не интересна. Это раньше можно было заинтересовать школьника ценностями дальнего круга, учебой для будущего. Современный школьник, в связи с соответствующими переменами в обществе, стал более прагматичным, он уже сейчас желает почувствовать прок от того, что делает сейчас, имея ориентиры на западные стандарты, и поэтому, приходя в школу, чувствует большой разрыв между тем, что ему предлагают и то, что он знает. Не в этом ли одна из причин первого потребления наркотиков. Согласно некоторым исследованиям наших коллег, пробуют наркотики чаще всего более эрудированные и хорошо успевающие в учебе школьники.

2.4. Постструктурализм в психологии

Для эффективной профилактики наркомании, школьнику необходимо научиться не только защищаться от наркоманипуляторов и сверстников, которые заманивают к наркотику, но и от себя т.е. от внутренних условий (в частности настроения), которые могут привести к желанию улучшить настроение с помощью наркотика. В связи с этим, рассмотрим какие рекомендации по этому поводу может дать психология, основывающаяся на постструктурной основе. Именно недостаток постструктурного подхода в психологии и педагогике, на наш взгляд, является причиной того, что наши учащиеся часто скучают на уроках и рискуют компенсировать это с помощью иных средств: алкоголя, наркотиков и др.

Оказывается, согласно такой психологии, психическая реальность — это одно, а внешняя реальность (природа) — это другое. Раньше мы по инерции сами того не замечая, распространяли знания, которые соответствовали внешней реальности (природе), на психику. Возник тупик — тупик разума, познания, науки (в частности психологии). Уже сейчас многие достижения науки ученые называют мифотворчеством. Таким образом, появился пессимизм и в науке и в человечестве и т.д. Так например, в психологии то, что мы знали о сознании оказалось больше относится к некоему офизиченному или овнешвленному сознанию, которое больше говорит не о феномене сознания, являющимся «здесь и теперь», а о некоем психическом следе прошлого-бытия сознания т.е. не здесь-бытия сознания (по М. Хайдеггеру). Ведь психическая реальность — это всегда не то, что о ней говорят словами. Это нечто более емкое и никакая наука объяснить сущность сознания не сможет, но сможет приближать нас к ней (к здесь-бытию сознания). Говорить о сущности (не путать с его проявлениями) сознания в терминах некоей научной структуры все сложнее и сложнее, и этот процесс, как показывает практика не приближает нас к пониманию сущности сознания, а лишь запутывает и отдаляет. Необходимо вырваться из этой традиционной структуры науки о сознании, за ее пределы и увидеть со стороны то, что есть сознание. Необходим застструктурный взгляд и подход (постструктурализм), а это возможно только при столкновении различных структур между собой и только в этом взаимодействии создаются условия для понимания сущности сознания.

До сих пор мы изучали сознание в терминах внешней природы. Сейчас настало время изучать психическое в терминах самого же психического. Механическое перенесение законов природы на психическое привело к тупику, привело к изучению некоего сознания, как некоего объекта с «мертвой» структурой, который отделен от внешнего мира. Это никакого отношения к сущности сознания не имеет. Поэтому психотерапевтические методы, основанные на таком подходе были в некотором смысле неэтичными и даже деструктивными. В них не было феномена Человека, а была лишь сложная машина. Ведь никакая машина никогда не сможет пребывать в бытие, обладающем пониманием своего бытия и имеющим отношение к своему бытию. Настало время целостного подхода на психику из самой же психики. Даже психоанализ, согласно нашей точки зрения, больше занимается прошлым следом сознания, часто никакого отношения не имеющего к сознанию «здесь и теперь» т.е. к «здесь-бытию сознания» («dasein» по М. Хайдеггеру), к пониманию некоей целостности человеческого бытия — своей сущности (экзистенциальный подход). В русле вышеприведенных положений нами разработан подход согласно которому, проблема настроения — это проблема восприятия окружающего «здесь и теперь», это проблема способности регулировать процессы спонтанного «сползания» сознания из «здесь и теперь» в будущее или прошлое т.е. проблема умения жить настоящим. Этот подход получил название пограничного анализа [ ].

2.5. Пограничный анализ

Суть его заключается в том, что в процессе взаимодействия психолога с личностью происходит выявление и селекция полярных конструктов как первичных элементов личности, которые получили в работе названия Ж-процессов (радость жизни) и С-процессов (страх смерти). Под Ж-процессом понималась жизнедеятельность с наибольшим наполнением жизни позитивными ценностями переживания (жизнь «здесь и теперь»). Под С-процессом с наименьшим, ограниченном лишь на понимаемых ценностях. На этом этапе пациент самостоятельно и с помощью психолога анализирует через категории С и Ж— процессов свои прошлые и настоящие состояния жизнедеятельности. По сути пограничный анализ позволяет самой личности проводить селекцию своих полярных психологических конструктов по признаку наличия в них С и Ж-процессов и благодаря этому формировать понимаемую ценность жизни настолько, чтобы происходило повышение  ценности переживания жизни. Для этого ограничиваются все настоящие депрессивные тенденции (С-процессы) нарколичности, заключающиеся в интерпретации ценностей жизни лишь как непривлекательных и «скучных». Показывается, что причина такого пессимистичного восприятия ценностей заложена в ограничении восприятия ценностей лишь как понимаемых, что не все ценности можно выразить словами, что настоящие ценности должны быть переживаемыми. В результате ценности переживания постепенно выходят на первый план. Личность больше начинает жить не результатами (конечный результат жизнедеятельности — смерть), а процессами жизнедеятельности (жизнь). Понимаемые деятельностные ценности, сосредоточенные лишь на конечном результате, становятся вторичными. По сути своей, в процессе такого анализа, систематически моделируется пограничная ситуация между жизнью и смертью и вырабатывается внутренняя установка оценивать свои действия и окружающий мир с позиций жизни и смерти (пограничной ситуации), но с акцентом на первое. Это позволяет личности ценить то, что раньше ее совершенно не привлекало, видеть многое в малом, уметь чувствовать дыхание жизни и природы и т.д. Это позволяет личности постоянно находится в некоей пограничной ситуации и поэтому чувствовать свою целостность и сущность.

««« Назад  Оглавление  

© , 2000 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов