.
  

© Владината Петрова

Кто на самом деле создает «Группы смерти» (клубы самоубийц для подростков) в соцсетях?

16 мая 2016 г. в «Новой газете» была опубликована нашумевшая статья Галины Мурсалиевой «Группы смерти». В ней утверждалось, что ВКонтакте имеется около полутора тысяч групп, подталкивающих детей и подростков к суициду и что не менее 130 детских самоубийств совершены за последние полгода: с ноября 2015 по апрель 2016 г.

группы смерти в соцсетях

Их объединяет одна и та же особенность: погибшие были членами этих групп и на их страницах в соцсетях размещены схожие материалы (например, фото порезанных рук, эссе и стихи депрессивного характера, музыкальные композиции, посвященные теме самоубийства и т.п.). Роскомнадзор регулярно закрывает тысячи подобных групп, однако они появляются снова и снова, как грибы после дождя.

Статья вызвала широкий резонанс, причем реакцию на нее можно разделить на следующие категории:

  1. В соцсетях действует какая-то деструктивная секта.
  2. Данные сообщества ВКонтакте — дело рук группы ненормальных людей, которые действуют из садистских побуждений.
  3. Погибшие дети стали жертвой общей нездоровой атмосферы в обществе и отсутствия любви в семье, и группы ВКонтакте стали лишь катализаторами их депрессивного состояния. (Сторонники этой третьей позиции обрушили на журналистку лавину критики, обвиняя в «фантазности»).

Между тем, на мой взгляд, все эти точки зрения далеки от истины. Разумеется, все изложенное ниже является предположением, однако, как читатель увидит далее, оно слишком хорошо согласуется с реальными фактами.

Я считаю, что подобные сообщества в соцсетях создают вовсе не деструктивные секты и не праздноразвлекающиеся садисты. Ни у сект, ни у отдельных психически нездоровых граждан нет таких средств, чтобы содержать около полутора тысяч однотипных групп ВКонтакте. Наполнение развлекательным содержанием и модерирование хотя бы одного подобного сообщества требует огромного количества времени, между тем контент некоторых из них явно разрабатывался профессионалами. Да и цель у этих сообществ вовсе не подтолкнуть к самоубийству. Почему? Да потому, что на самоубийствах не заработаешь. А вот на выявлении депрессивных подростков, не ценящих жизнь, склонных к мистике и экспериментам с измененными состояниями сознания, можно заработать очень много.

Несомненно, что эти сообщества создают наркодилеры, которые таким образом выявляют круг потенциальных «клиентов», — детей богатых родителей, имеющих мобильное интернет-устройство типа айфона и отдельную комнату, в которой можно без помех выходить в чат соцсети в период с 4-20 до 6-00 утра, когда взрослые спят. Все группы, призывающие к самоубийству, устраивали чат именно в этот период. Соответственно, детей будили по сотовому телефону, поставленному на вибрацию или на тихий звонок. Таким образом, под предлогом побудки для ночных чатов дети добровольно передавали организаторам номера своих телефонов. Что касается места жительства и школы, эта информация содержалась на личной странице ребенка, равно как и его фотография, по которой его можно узнать.

Мне могут возразить: «Но ведь соцсеть охватывает всю страну, и в том городе, в котором проживает конкретный участник группы, может не быть наркодилера, имеющего отношение к данной «рекламной площадке»».

Ответ здесь следующий. Как известно, ВКонтакте можно делать рекламные и прочие рассылки по целевым группам. Например, можно сделать рассылку (или показ рекламной картинки) для всех девочек или мальчиков определенного возраста, проживающих в избранном вами городе. Как указано в анализируемой статье, организаторы «групп смерти» и делали подобные рассылки. Ребят завлекали сначала в обычные открытые сообщества, где обсуждались нейтральные темы о том, как лучше ногти накрасить или какая рок-группа сейчас в моде. Затем следовало приглашение: «Ты девочка? Тебя предали друзья? Бросил парень? Часто слушаешь грустную музыку? Тогда подписывайся на «Киты плывут вверх»» (название ныне закрытой группы, где рекламировался суицид).

Далее шел процесс, который я называю «просеивание целевой аудитории». Ребенок вступал в закрытую группу, попасть в которую можно только по приглашению организатора. (Для тех, кто не знает: содержание закрытого сообщества видят только те, кто в нем находится, то есть родители не могли видеть, о чем там идет речь). В закрытой группе более явно фигурировали темы, связанные с одиночеством, неразделенной любовью и обидами, связанными со школой и семьей. Здесь были размещены песни типа: «…мы ушли в открытый космос, в этом мире больше нечего ловить». Тут и там возникали вопросы: «Сколько унылых будней ты готов еще так просуществовать?» Появлялись картинки с рельсами и надвигающимся поездом, а также надпись: «Этот мир не для нас». На фото были дети на крышах с надписью: «Мы дети мертвого поколения» и т.п. Широко использовались такие символы как киты, выбрасывающиеся на берег, и бабочки, живущие один день.

Того из ребят, кто начинал иронизировать по поводу тематики сообщества, немедленно исключали, а остальным давали «творческие задания». Например, выложить на личной странице фото своей руки с порезами или написать эссе о девочке Рине, покончившей с собой (ее гибель была намеренно разрекламирована в интернете и служила образцом для подражания). Детям также давали задания разместить на своих страницах песни мрачного мистического содержания, соответствующие стихи или слоганы. В какой-то момент следовало предложение вступить в следующее закрытое сообщество, где тематика становилась предельно откровенной.

Обратим внимание на ряд приемов, которые использовали организаторы таких групп. Под страхом исключения предписывалось не покидать сообщество более чем на 48 часов, таким образом, ночные бдения с 4-20 до 6-00 повторялись ежедневно. (Почему именно с 4-20, дано объяснение ниже). Естественно, ребенок начинал учиться все хуже и тем самым навлекал на себя недовольство учителей и родителей, что еще больше убеждало его в том, что мир враждебен.

Перевод подростка из одной закрытой группы в другую и проведение чатов в ночное время являлся практически полной гарантией того, что родители не смогут проследить, с кем и на какую тему общаются их дети. В частности, мать погибшей девочки Эли замечала: дочь не высыпается. Она проверяла ее через час или через два после засыпания, а также утром, но заставала всякий раз спящей и не понимала, в чем дело.

Условие выкладывать на своей личной странице материалы на тему суицида ставилось тоже неспроста. Любой следователь, заглянув на страницу погибшего подростка, тут же убеждался в том, что покойный был попросту психически нездоров, и винить в его смерти некого, кроме него самого и родителей, которые вовремя не отправили его лечиться. И со спокойной совестью закрывал дело.

«Так-то оно так, — возразят мне, — но если целью организаторов таких групп являлось выявление ребят, предрасположенных к употреблению наркотиков, то зачем было допускать их самоубийства? Какой в этом смысл?» Судя по всему, ребята, покончившие с собой, — это, с точки зрения организаторов, «непонятливые клиенты», которые так и не догадались, что от них на самом деле требовалось, хотя намеки были более чем прозрачны, ведь даже время с 4-20, когда начинался чат, — это популярный час курения марихуаны, и сами эти цифры являются своеобразным паролем для тех, кто употребляет наркотики. Скорее всего, детей обрабатывали и «в реале» — через несовершеннолетних дилеров, проживающих в том же городе. Кстати, в подъезде дома, с крыши которого упала Эля, было написано не ее почерком: «Твой шаг будет последним». Подобные надписи были в подъездах и на стенах домов, где погибли другие подростки.

А что если «непонятливые» ушли из жизни не сами? Что если им «помогли» уйти как нежелательным свидетелям, которые могли догадаться о связи между «безобидной» группой ВКонтакте и предложениями «попробовать»? Это предположение находит свое подтверждение в следующих фактах.

Мать погибшей Эли установила: перед тем, как погибнуть, девочка проходила квест, выполняя различные задания администраторов группы, и на последнем этапе она должна была связаться с кем-то по скайпу. В свою очередь, эта деталь наводит на воспоминание об известном приеме вовлечения в распространение наркотиков с помощью скайпа[1]. Именно после загадочного сеанса связи Эля получила звонок якобы от подруги (а на самом деле, как можно понять из статьи, с подложного номера, поскольку IP-телефония, как известно, дает такую возможность) и побежала на какую-то встречу, надев зачем-то школьную жилетку, которую никогда не носила. Видимо, таково было предписание звонившего. Далее девочка для чего-то поднялась на крышу высотного здания, откуда прыгнула (или была сброшена?) не оставив предсмертной записки.

Как утверждает Г. Мурсалиева, за полгода с ноября 2015 по апрель 2016 г. произошло 130 случаев суицида детей. Исследовать подробно каждый из них у журналистки не было возможности, однако, по ее утверждению, можно назвать с десяток случаев, когда школьники, прежде чем сделать свой последний шаг, снимали и складывали куртки. Так было и в случае Эли. Ее мама, проникшая под чужим именем в закрытую группу, где была ее дочь, обнаружила, что дети следовали инструкции закрытых групп ВКонтакте: «Чтобы прыгнуть, вы должны снять куртку». Смысл предписания очевиден. Куртка, найденная на крыше, обязана убедить следствие в том, что это не убийство, а именно добровольный уход из жизни.

Впрочем, обстоятельства гибели Эли наводят на мысль, что девочка и не думала погибать. Скорее всего, она просто выполняла условия интересного квеста: шла туда, куда ей указывали, оставляла там, где надо, условленные надписи, надевала необходимую по сценарию одежду. Вероятно, школьная форма, «зачем-то» надетая девочкой, должна была навести следствие на мысль о том, что причиной трагедии стали школьные проблемы, тем более что с крыши высотки прекрасно была видна школа, в которой училась Эля. Иначе говоря, детей изначально заставляли совершать странные неадекватные действия, чтобы представить их уход из жизни результатом психического расстройства. Таким образом, даже «предсмертные записки» некоторых детей на деле могли являться всего лишь частью игры, об истинном смысле которой они до конца не понимали. Например, в подъезде дома, где ребенок выбросился из окна, журналистка сфотографировала следующую надпись, явно сочиненную взрослым «инструктором»: «Сейчас мы делаем то, что в детстве обещали никогда не делать». Кто знает, не там ли, на крыше дома, после выполнения всех условий «квеста», детям напрямую предлагали то, ради чего с ними так долго возились, имитируя сочувствие и поддержку?

Крайне любопытным является одно из заданий квеста, дававшегося школьникам администраторами группы. Предлагалось разгадать некий смысл, скрытый в разноцветной карте страны, где некоторые города были выделены жирными точками. Родители, проводившие расследование, пришли к выводу, что именно в этих городах вскоре произошли детские самоубийства. Впрочем, позволю себе сделать и другое наблюдение. Жирными точками отмечены крупные города, в которых у людей водятся деньги, в первую очередь, Москва. Не сбывать же, в самом деле, наркотики, в каком-нибудь «Краснолаптинске».

Что думают насчет произошедшего родители Эли? Они «не верят в то, что это был преднамеренный суицид. Отец говорит о ранце — он слишком тяжелый, 12-летний ребенок не смог бы его закинуть с высоты с такой силой, чтобы он оказался на козырьке магазина, который далеко от места, куда упала девочка». Место падения тоже внушает отцу большие подозрения. «Вместе с бывшими коллегами он — когда чуть-чуть пришел в себя — все измерил: даже если бы Эля разбежалась перед прыжком, хотя там, на подъездном балконе особо-то и не разбежаться, все равно упала бы не так. Отец уверен — ее кто-то толкнул».

В настоящее время один из администраторов подобной группы, испугавшись уголовной ответственности, утверждает: группа якобы была создана... для оказания психологической помощи детям, склонным к суициду, а видеосъемки некоторых самоубийств на самом деле являлись фейком, способом рекламы сообщества. Разумеется, разработчики «бизнес-проекта» подумали о возможном разоблачении и подстраховались. Кроме того, доказать связь между модератором сообщества и конкретным наркодилером, работающим «в реале» весьма проблематично. Впрочем, в сентябре 2015 г. Госнаркоконтроль разоблачил два закрытых сайта, координировавших работу... 10 тысяч торговцев смертью[2].

Почему я с такой уверенностью предполагаю, что группы с рекламой суицида на самом деле являются средством вовлечения в употребление наркотиков? Дело в том, что ВКонтакте имеется большое число аналогичных групп, рассчитанных на другие возрастные группы, например, изрядное количество сообществ, посвященных теме несчастной любви. Впрочем, дети — гораздо более выгодная группа. Во-первых, потому, что не несут за свои действия уголовной ответственности, во-вторых, потому что у них больше социальных контактов (как известно, один наркозависимый вовлекает в употребление и распространение наркотиков до двадцати человек в год).

В свете изложенного возникает предположение и в отношении известного дела новосибирского школьника Марка Конькова, который с особой жестокостью убил свою подругу Карину Залесову. Дело это получило резонанс в связи с заявлением родителей Марка о том, что на самом деле их сын планировал не убийство, а... двойное самоубийство. Столь неуклюжая попытка выгородить подростка с учетом того, что его отец является одним из самых состоятельных людей города, возмутила общественность. Тем не менее, еще в самом начале расследования стало известно, что Марк целые ночи проводил в интернете, отсыпаясь днем. Поэтому не исключено, что идея с «двойным самоубийством» пришла родителям в голову не случайно: скорее всего, им известно больше, чем они говорят, и их сын мог намекать на подобные планы, хотя в итоге совершил другое. Как известно, вопреки обычной практике, Марка отправляли на психиатрическую экспертизу трижды — в разные инстанции, в том числе Институт имени Сербского в Москве. Возможно, психиатры попросту столкнулись с новой для них ситуацией.

В конечном итоге хотелось бы призвать как родителей, так и правоохранительные органы не отставать от жизни, ведь криминальные технологии не стоят на месте. Желающих ознакомиться с изложенными здесь фактами более подробно, адресую к исходной публикации Г. Мурсалиевой[3]

© , 2016 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика