.
  

© Андрей Колесник

«Театр теней». Психологические аспекты политического лидерства в современной Украине

В ходе изучения политического пространства Украины на ум невольно приходят различные метафоры и аллегории. Это конечно нормальный процесс — ведь в любом государстве восприятие политического тесно связано с символической природой вещей. Описанная в платоновском «Государстве» картина узников, которые обречены глядя на стену пещеры представлять будто мелькающие перед ними тени и есть нечто настоящее — удачная иллюстрация того как электорат воспринимает политических деятелей сегодня.

По сути своей имидж политического лидера, его поведение и то, каким образом все это доносится до избирателей, представляет собой попытку собрать из нескольких разных предметов удачную композицию, чтобы получившаяся «тень» понравилась. Целью настоящей статьи является рассмотрение некоторых аспектов психологических портретов ведущих политических лидеров Украины и попытка построения взаимосвязи между их ролями и общими тенденциями в электоральных настроениях украинского общества.

Основной задачей любого политика или политической организации является обретение и удержание власти. Это аксиома. Однако по ряду независимых от политических субъектов обстоятельств, главным источников власти в государстве является народ. Соответственно шанс на обретение власти для любого политического деятеля зависит от популярности в народе, которая выражается стандартизированной процедурой волеизъявления — выборов. Таким образом, даже если народ и не имеет конкретного мнения насчет того каким должен быть его лидер, люди так или иначе реагируют на предлагаемые в ходе предвыборной гонки кандидатуры. В соответствии со своим мировоззрением, положением в обществе и положением общества. То есть можно сказать, что на ту или иную лидерскую роль в обществе формируется «социальный заказ», прощупываемый социологическими исследованиями от опросов до «фокус-групп». Исходя из этого вывода, объектом исследования нынешней статьи будут политические лидеры, набравшие на последних выборах самый высокий процент голосов. Предметом — политические и психологические аспекты их имиджей, такие как управленческий характер, тип взаимодействия с избирателем, ориентир на электоральный сегмент. Соответственно, чтобы упростить задачу мы будем прибегать к уже существующим типологиям и классификациям политических лидеров.

Итак, согласно официальным результатам первого тура президентской кампании 2010 года, интерес для нас представляют Виктор Янукович (35,3%), Юлия Тимошенко (25%), Сергей Тигипко (13%), Арсений Яценюк (7%)[1]. Следует сразу оговориться — в задачи статьи не входит анализ предвыборных или административных технологий. Речь пойдет только о том, как позиционируют себя политики и насколько это соответствует общественным настроениям.

Прежде всего, обратим внимания на такой важный показатель, как общественные настроения. Украина, начиная с 2005 года, вступила в череду кризисных событий, выражающихся в экономической, политической и социальных сферах государственной деятельности. Естественно, что это не могло сказаться на избирательных представлениях о том, каким должен быть лидер. Отметим основные тенденции, показателями которых могут служить результаты социологических опросов. К примеру, отвечая на вопрос «Чувствуете ли вы себя защищенным от… (далее шел перечень из 6 угроз вроде стихийных бедствий или попыток отъема имущества)», задаваемый респондентам социологической службой Центра Разумкова подавляющее большинство опрошенных (от 78% при выборке в 1989 чел.) ответили «Нет» во всех случаях. Причем результат был практически неизменным и в 2008 и в 2009 году. Весьма показательным был и ответ на вопрос о готовности взять участие в акциях протеста против действий власти для защиты своих прав и интересов — примерно половина опрошенных не стала бы участвовать даже в санкционированных митингах, не говоря уж о чем-то большем[2].

На основании информации подобного рода можно сделать вывод, что украинские избиратели в принципе не чувствуют своей защищенности, проявляют при этом неготовность к решению проблем и пассивность. Согласно Эриху Фромму, если индивиду не хватает силы и он, жертвуя своими свободами, обращается к другим для защиты, это может привести к формированию авторитарного типа личности. При слове «авторитаризм» мы привыкли представлять себе жесткого лидера, склонного подавлять всех остальных. Однако такой человек может прийти к власти лишь в обществе готовом его принять. А. Маслоу в своей работе «Структура авторитарного характера», вывел некоторые ключевые показатели, которые отличают людей «авторитарного типа». Это, прежде всего:

  • страх перед обществом, выражающийся в гоббсовском «человек человеку волк» (доброта — слабость, скромность — трусость и др.);
  • иерархичное «консервативное» сознание, опирающееся на стереотипы;
  • стремление к внешним атрибутам престижа (служебный «мерседес», ручка «Parker», костюм от «Armani» или часы «Franck Muller»);
  • тенденция избегать ответственности за свою судьбу;
  • неспособность воспринимать человека как равного, проистекающая из садомазохистских комплексов (разговор не о кляпах и плетках, а о яростном желании топтать одних и страдальческой робости перед другими, проявляющейся у одного и того же человека в зависимости от ситуации)

Примеряя данные критерии на украинское общество, нельзя сказать, что мы имеем дело с формированием авторитарного типа сознания. Скорее уж это своеобразный рецидив «советской традиции», ставший возможным в неудовлетворительных социально-экономических событиях. Этот процесс, развиваясь в рамках, формально-демократических правил игры приводит к потребности в «сильной руке». По крайней мере, к такому выводу, очевидно, пришло подавляющее большинство консультирующих политиков технологов.

В результате предвыборная гонка 2010 года, превратилась в медийный армрестлинг. Обращаясь к предложенному Юнгом понятию «архетип», можно сказать, что самым востребованным стал «Герой». Данный архетип подавался избирателю в самых различных вариациях (благо, что в кампании участвовало почти два десятка кандидатов) — от фабул закаленного бизнесом сильного лидера до мессианских мотивов. В остальном же, кандидаты проявляли видимую изобретательность, позволяющую диагностировать их типажи по различным классификациям.

Так согласно классификации Барлетта[3], политические лидеры делятся на три основных типа:

  • институциональный — определяющийся вследствие престижа занимаемой должности. В условиях кризиса лидер, прочно вписывающийся в данный типаж, едва ли имеет возможность стать максимально успешным. Таким образом «институциональность» на последних президентских выборах могла бы рассматриваться скорее как показатель успешности, галочка в резюме, апеллирующая к сакральной харизме высшей власти. Для людей способных заметить, что дело не в харизме, а банальном опыте управления, свидетельствующем о потенциальной способности кандидата привести страну к успеху, возразим — дело именно в образе «успешного лидера». Руководил, управлял, возглавлял, щедро снабжаемое ничего не значащими цифрами, выдуманными фактами и прочей мистикой (об этом ниже) — кого на самом деле интересует, чем занимался на своем посту политик, когда вокруг все плохо? Реальность такова, что даже самый логичный и разумный человек в момент неожиданной кризисной ситуации, будь то затяжная засуха или падение финансовой системы, испытывает искушение, не снимая галстука взяться за бубен. Таким образом, В. Янукович «лидер от губернатора — до премьера», С. Тигипко «эффективный банкир», А. Яценюк «банкир и спикер», Ю. Тимошенко «успешный премьер-министр»;
  • доминирующий тип лидера — влияющий на основании своей силы. Под этот типаж наибольшим образом подходит В. Янукович, чья избирательная кампания строилась с помощью привлечения всевозможных ресурсов подчеркивающих его силу — от мощного кадрового аппарата, до особенностей характера;
  • убеждающий — влияющий на настроения. Это политики, основной избиратель которых обретался на западе Украины и в её центре — Юлия Тимошенко, Арсений Яценюк, Олег Тягнибок.

Покончив с номинальной рокировкой, мы можем переходить к персонификации лидерских «образов». Так как главной потребностью электората была озвученная СМИ формула — «необходимость перемен к лучшему», команды политических лидеров, постарались, чтобы их кандидаты использовали элементы трансформационного лидерства. По Берне, оно подразделяется на следующие подтипы:

  • интеллектуальное — выражается в намерении политика дать нормативные ответы на потребности общества (А. Яценюк);
  • реформаторское — на этом мотиве строилась вся кампания С. Тигипко, к ней прибегали и у В. Януковича, но осторожно т.к. этот образ ему «узковат»;
  • революционное — настоящий специалист в этом Ю. Тимошенко, но разыграть эту «карту» до конца ей не удалось из-за того, что на момент предвыборной кампании она была действующим главой правительства. Другой пример — Олег Тягнибок, который набирая рейтинг за счет революционной риторики, стремится к героическому лидерству (аналогия — харизматическое лидерство по Веберу).

На этом основании попытаемся определить индивидуальный политический стиль каждого лидера, прибегнув к классификации Е. Коблянской и Е. Лабковской[4]. Из предложенных ними 5 типов, в число самых перспективных политиков попали представители только двух типажей:

  • параноидальный — В. Янукович. Данный стиль проявляется не столько в повышенной подозрительности, сколько в поведении по отношению к соперникам (достаточно вспомнить недавно заведенные уголовные дела на оппозиционных политиков, нарочито пафосное задержание экс-министра внутренних дел, щепетильное отношение к вопросам собственной безопасности);
  • демонстративный — Ю. Тимошенко, А. Яценюк, С. Тигипко

Агрессивная политическая среда Украины не терпит ни мечтателей, ни «отличников», довольствуясь «Хозяевами» и «Артистами». И само собой разумеется, что «психологический почерк» является решающим в том, на что делает политик ставку при общении с конкурентами или избирателями.

Для решения этой задачи имеет смысл использовать предложенную Г. Лассуэллом психопатологическую типологию политиков — агитаторы (склонны к драматизации, игре), теоретики (скорее мечтатели, чем деятели) и администраторы (управленцы и бюрократы). Так получилось, что лидер-теоретик в последней кампании задействован не был (сказался неприятный опыт президентства В. Ющенко) и основная борьба развернулась между администраторами (В. Янукович) и агитаторами (А. Яценюк, Ю. Тимошенко, О. Тягнибок). На этом моменте следует остановиться подробнее: администратор в борьбе опирается на силу аппаратов и институтов, как формальных, так и неформальных, «давит правилами», в то время как агитатор напрямую обращается к электорату, стараясь увлечь его с помощью игровых элементов, моральных авторитетов и др. То есть борьба агитатора с администратором напоминает игру «камень-ножницы-бумага» и напрямую зависит не столько от личностей, сколько от фоновых условий. В прошлой кампании, несмотря на все оптимистические для Ю. Тимошенко прогнозы у В. Януковича был ряд преимуществ — среди которых наличие устойчивой электоральной ниши на востоке. В то же время его основной соперник Ю. Тимошенко была вовлечена в борьбу с А. Яценюком и рядом политиков, оттягивающих её голоса, что породило версию о «технических кандидатах».

Рассмотрев, пускай и в общих чертах то, как выглядят типажи украинских политических лидеров, через призму политической психологии, остановимся на наиболее ярких деталях их избирательных кампаний.

Ю. Тимошенко — основная часть электората этого политика проживает в центральных и западных регионах, где развита сельскохозяйственная отрасль, а так же на интеллигенцию. Как можно понять это обстоятельство накладывало на её образ определенные рамки, заставляя демонстрировать не столько силу, сколько взвешенный подход, способность заступиться за людей перед любой угрозой. Это и кампания «Она» — «Они», играющая не только на противостоянии, но и взывающая к тематике вечной борьбы Добра и Зла. Сюда же относится всяческая эксплуатация образа «Матери», перекликающаяся с популярными в вышеуказанных районах образами «Земля», «Украина» («Вона — це Україна», тур «з УкраїноЮ в серці» и т.п.). В том числе при помощи животных персонификаций — «Тигр Юля» — ролики с участием белой тигрицы, рассказывающие о том, как свою силу и хитрость хищница, использует для защиты своих детенышей. Оглядываясь на опыт прежних избирательных кампаний, можно констатировать, что для Тимошенко очень важную роль играет именно Символ. Действуя по принципу ассоциаций, Ю. Тимошенко всегда старается не просто увязать свою персону с неким актуальным в данное время образом («успешная», «реформатор», «демократ»), но заместить его в человеческом сознании собою, придать ему собственные черты, сохраняя при этом присущий любому Символу «мистический ореол». Это наблюдалось как в прошлом — «украинская Жанна Д`арк», смонтированные под социальную рекламу ролики о предсказанной Нострадамусом и Вангой «даме в белом», так и в настоящем: «Партій багато, а Батьківщина одна». Как можно заметить в последнем лозунге, название партии Юлии Тимошенко напрямую связывается с её личностью. Это не просто подтверждение наблюдения французского политтехнолога Ж. Сегелы «голосуют за человека, а не за партию»[5], а внешнее выражение внутренних установок Тимошенко.

А. Яценюк — изначально делал ставку, как и Тимошенко на представителей запада и центра Украины. Только с той разницей, что основной упор в общении с избирателями делался на молодежь и интеллектуалов. Его сильной стороной считали относительную «новизну», отсутствие компрометирующих связей в прошлом, неплохой послужной список и ораторские способности. Между тем очевидные имиджевые промахи команды кандидата, в значительной степени подорвали его рейтинг в президентской кампании. К таким ошибкам можно было отнести неудачную (на первых порах) реализацию идеи молодежной партии «Фронт ЗМІН», организация которой, несмотря на лозунги, проходила весьма непрофессионально, с многочисленными скандалами и дроблениями на местах, создающих впечатление, что сам Яценюк махнул рукой на свое детище.

Так же злую шутку с кандидатом сыграла аляповатая «милитаристская» реклама на бордах (имеющая сходство с рекламой Б. Обамы) и не попадающие в формат «демократического интеллектуала» спичи в духе одержимого манией величия диктатора. При этом противники политика легко использовали всевозможные нестыковки его имиджа (нерешимость в конфликте с С. Ратушняком, обзывавшим Яценюка «евреем», различные шаги политика, раскрывающие не присущую решительному лидеру, каким он хотел выглядеть, осторожность). Однако стоит отметить, что по окончании президентских выборов Яценюк сделал необходимые выводы из собственной неудачи. Он избавился от пестрой символики, выбрав зеленый (ассоциирующийся с открытиями, молодостью) цвет, перестал излишне заигрывать с представителями восточного электората, и стал активно придерживаться стиля «конструктивного оппозиционера». При этом на лицо прогресс в ораторском искусстве — А. Яценюк научился скрывать присущий любому «Агитатору» нарциссизм (ранее заметный как в хвастливых заявлениях кандидата, так и в его реакции на внешние вызовы, дающей поводы для сравнения с В. Ющенко) и вполне артистично использовать свою «оппозиционность», не избегая при этом закулисных переговоров с лидерами партии власти.

В. Янукович — рассматривая характер предвыборной кампании этого политика с точки зрения, обещанной избирателям целевой динамики, можно прийти к выводу, что лейтмотив сообщений данного кандидата, укладывается в концепцию «стабильность в переменах». Ориентированный на консервативное мировоззрение восточных и южных «жаждущих сильной руки» регионов противоречивый информационный посыл использовал ностальгию отдельных групп населения (преимущественно старшего возраста) по «старому доброму прошлому». При этом вся предвыборная кампания кандидата носила на себе отпечаток его личности — довольно простые лозунги (кампания «Украина для людей»), «общие» заявления, активное использование бытующих в обществе стереотипов (рассчитанных на невысокий уровень культуры), отказ от предвыборных дебатов с опытным оратором Ю. Тимошенко и т.д.

Все это явно свидетельствует об авторитарных качествах кандидата, его консерватизме и слабой социальной гибкости, контрастирующей с повышенной активностью в отношении контроля судебных инстанций, счетной комиссии, присущей опытному бюрократу. Собственно умелое использование аппаратных и финансовых ресурсов, а вовсе не успешная предвыборная кампания, принесли В. Януковичу победу.

С. Тигипко — обрел популярность за счет протестного электората, увидевшего в политике альтернативу В. Януковичу и Ю. Тимошенко. Предвыборная кампания достаточно посредственная, главным образом обыгрывающая лозунг «Сильный президент — Сильная страна». Однако именно её посредственность, без чрезмерной детализации позволила многим гражданам увидеть в С. Тигипко привлекательные для них качества, ассоциирующиеся со словами «сильный лидер». С этим же обстоятельством связано и последующее падение рейтингов политика и его политической силы, состоящей из спешно рекрутированной местной элиты (отсутствие с его стороны самостоятельных политических ходов, активное сотрудничество с правительством В. Януковича и т.д.)

Отдельно стоит упомянуть феномен О. Тягнибока, набравшего на президентских выборах 1,4%. За прошедший год он продемонстрировал неплохие перспективы для дальнейшего роста. Как можно заметить рейтинг этого политика прямо зависит от уровня радикальных настроений, однако в своей деятельности направленной де-юре на критику всех находящихся у власти политических сил, он де-факто выступает против оппозиционных политиков, что с одной стороны может быть объяснено необходимостью конкурентной борьбы за общий электорат, а с другой дает почву для подозрений ангажированности данного лидера представителями правящих кругов. Тем не менее, этот политик очень удачно вписывается в образ «революционера», используя в своих лозунгах национально-патриотическую тематику, и тем самым в перспективе может рассчитывать на формирование устойчивой электоральной ниши (сродни той, которой обладают коммунисты).

Таким образом, ключевые элементы психологии востребованного политического лидера в Украине сегодня, это его способность жестко отстаивать интересы своего электората и наличие авторитарных черт характера. Вместе с тем в украинском обществе наиболее популярными политическими мотивами являются — национальные, экономические и символические, дающие простор для формирования образа родителя, смягченного демократическими нотками (строгий к чужим, добрый к своим). Таким образом, снижается роль социальных и профессиональных авторитетов. Но, что еще важно — растущее от выборов к выборам число протестного электората и негативное отношение большой части населения к действующей власти оставляют на политической арене место для новых лиц.


[3] Ольшанский Д. Основы политической психологии. — Екатеринбург: Деловая книга, 2001.

[4] Коблянская Е., Лабковская Е. Поведение политиков предсказать можно. // Независимая газета. — 1993. — 31 марта.

© Колесник Андрей Александрович, 2011 г.
© Публикуется с разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов