.
  

© Валентин Лохоня

Хлеб с Маслоу
(продолжение)

««« К началу

3. Киборгизация Homo Consumens

«Как много есть на свете вещей, которые мне не нужны!» Сократ

«01001100 01101111 01110011 01100101 01110010 00100001» Homo Consumens-2 (cyberized & improved)

Итак, эволюция операционных возможностей современного человека привела к падению до катастрофически низкого уровня ощутимой эффективной отдачи от процесса потребления. Несмотря на то, что значительная часть прикладной науки была посвящена попыткам смягчения последствий этого барьера, фактически решение не могло быть найдено — поскольку речь идет о природе самого человека, и, по сути дела, все предлагаемые решения представляли собой паллиативы, не способные решить проблему в корне. То, что в предыдущей главе было охарактеризовано как революционная ситуация, являлось неизбежным элементом эволюции природы человека, и последовавшие за этим революционные изменения должны были затронуть саму эту природу. Что, в свою очередь, должно было вызвать соответствующие изменения в терминологии — определение самого человека требовало пересмотра и расширения на сферу понятий, которая ранее считалась нечеловеческой.

Процесс активного вхождения в повседневную жизнедеятельность человека продуктов технологий (технологических придатков любого вида — от простейшего инструмента до мобильных гаджетов), начавшийся много веков назад, последние десятилетия набирает такую силу и степень влияния, на которых количественные изменения обретают характер качественных новообразований. Так как это происходит довольно медленно, время от времени следует оглядываться назад и фиксировать свершившиеся изменения, ставшие фактом, который замалчивать уже нельзя. Именно в этом аспекте мы попробуем рассмотреть решение западной цивилизацией проблемы «узких мест» физиологического базиса мотивационной природы Homo Consumens. На сцену театра потребления выводятся новые актеры — кибернизированные люди.

Классическое определение значения термина «киборг» (англ. cybernetic organism) звучит так: «биологический организм, содержащий механические или электронные компоненты». Определение это изрядно устарело в наше время, так как рождено было еще в ту эпоху, когда любой модуль, функционально тесно связанный с другим устройством или комплексом модулей, нуждался в физическом размещении внутри общего корпуса или должен был иметь непосредственную (физически реализованную) коммутацию — провода, кабели и шланги etc... Именно это обусловило использование глагола «содержащий», который в настоящее время должен быть заменен на более уместный — «активно задействующий». Эта небольшая семантическая коррекция открывает нам глаза на совершенно новый ракурс восприятия реалий наших дней — на мир киборгов. Это не метафора и не образный оборот. Каждый член современного общества является киборгом, само общество — кибернетическое, а его культура — это кибер-культура потребления. Иначе быть не могло, потому что только кибернизация смогла вновь открыть для нас горизонты, значительно сузившиеся в результате предшествовавшей эволюции производственных отношений. Единственно важные горизонты для нас с вами.

Именно происходящее сейчас формирование общества киборгов и, соответственно, кибер-культуры, выводит цивилизацию из того невыносимого тупика, в котором она оказалась, и решает наиболее острые проблемы потребительского общества. Нельзя думать, будто киборгизация — новообразование или какой-то особый процесс, с которым мы столкнулись совсем недавно. Термин киборг значительно моложе описываемого им явления, которое на момент его формулировки уже успело распространиться на всю планету. К сожалению, многие недалекие люди до сих пор с этим словом ассоциируют лишь образы героев масскульта — Терминатор, Робот-полицейский и прочие персонажи с гротескной антропоморфностью и подчеркнуто выраженным отличием от натуральных людей. Натуральных людей в современном обществе давно уже не осталось. Или, если так вам будет удобнее, понятие «человек», эволюционируя, как и любое другое, в настоящий момент настолько изменилось, что каждый из нас меньше отличается от вышеупомянутого робокопа, чем от своего предка, жившего двумя-тремя сотнями лет назад.

Человек стал превращаться в киборга уже со вхождением в обиход ношения наручных часов — внешнего механического устройства, синхронизирующего наши действия с другими и в наше время являющегося одним из обязательных условий функционирования в современном обществе. Сейчас мы не способны держать ритм современной жизни без точной синхронизации с событиями окружающего мира, без постоянной информационной поддержки, осуществляемой массой мобильных гаджетов, без использования разнообразных средств транспортировки (наземной, воздушной и т.п.), без использования электромеханических подручных средств и инструментов — причем не только в процессе нашего продуктивного труда, но и в быту, например в приготовлении элементарной ежедневной пищи. Вне контекста всего этого кибернетического окружения мы уже не можем существовать, мы потеряли способности к выживанию. Из этих слов не следует, что человечество, внезапно лишившееся своих технологических игрушек, погибло бы безвозвратно. Оно просто стало бы другим — на какой-то период времени, который оно постаралось бы как можно быстрее сократить, вернув status quo. Потому что текущее положение дел — естественное и закономерное. Потому что к этому цивилизацию направляет более глубокая интенция, чем облагораживающие в стиле «как-бы-нам-хотелось-это-видеть» рассуждения гуманистов о ее целях и перспективах развития.

Никто из нас не задумывался, что сама возможность восстановления последствий банального кариеса современной зубной пломбой делает из пациента не просто здорового человека, но киборга, который зависит от наличия чрезвычайно сложного института высокотехнологичного окружения, инфраструктуры обеспечения не просто его жизни, но даже элементарного самосознания как защищенного существа, находящегося в родной обстановке... Прошу всех оставаться на своих местах — я не стану в сотый раз повторять набившие оскомину рассуждения на тему того, насколько плотно и глубоко технологии проникли в нашу жизнь. Речь идет о другом — признав свою зависимость от них, мы должны привести в порядок терминологию и свое отношение к самим себе, а также взглянуть на сложившиеся реалии с точки зрения механизмов теории Маслоу.

Внутренние имплантанты, подобные стимулятору сердца, искусственному клапану, линзам в глазах и т.п. признать в качестве кибернизирующих человека элементов намного проще, чем осознать, что большинство из тех внешних устройств, с которыми мы находимся в постоянном контакте и к которым настолько привыкли, что способны заметить лишь их отсутствие — столь же необходимы нам для выживания в современном обществе, как естественная часть нашего тела, например — кисть руки. Мы не смогли бы сохранить наше «Я», наш социальный статус, свою функциональность и профпринадлежность без великого множества внешних элементов, относящихся к категории механических или электронных. Наша ежедневная потребность в них настолько велика, а зависимость так прочна, что их с полным основанием можно отнести к элементам кибернетической составляющей современного человека. Поэтому будем в дальнейшем термин «кибернетические имплантанты» трактовать не в наивной манере первой половины XX века, подразумевающей встраивание в человеческое тело неких механизмов, а в современном — фактически сложившемся! — смысле: как те инструментальные элементы искусственного происхождения, которые расширяют функционал наших собственных возможностей (как физических, так и ментальных), позволяя нам выживать в современном мире. Отказ от принятия этой переформулировки будет не более чем страусиной политикой.

Стоит также иметь в виду, что все эти «имплантанты» (любого рода и уровня сложности), цели создания которых первоначально заключались в восстановления природной дисфункции и прочей человеческой немощи, чтобы помочь, облегчить и упростить жизнь всем желающим — подобными задачами уже не ограничиваются. В настоящее время весь мир гаджетов и технологических приспособлений (а также их побочных эффектов), без которых мы не способны представить собственный мир и себя самих, уже не только корректирует и восполняет некоторые наши возможности до какого-то усредненного уровня функционирования современного человека — этот мир технологий начинает поднимать планку оптимального функционирования. Приведем небольшой (далеко не полный) перечень этих изменений: эволюция мобильности человека, полностью перевернувшая его самоидентификацию, ранее жестко связанную с местом и общиной; катастрофический рост объема энергии, которую он способен растратить по своему усмотрению (уже давно не ограничиваясь тем, что обеспечивает его природный метаболизм), ширина и доступность социальных контактов (фактор, важность которого невозможно переоценить), а также гигантский скачок плотности информации, ставшей доступной для оперирования при выборе своего поведения. Опять же — в этом перечислении никто не услышит ничего нового, все эти факты давно набили оскомину. Однако «знать о факте» еще не означает «понимать его последствия». Даже если пресловутые последствия сами по себе уже обрели статус свершившегося факта.

По сути дела, нет ни одной нашей способности (вынесем пока за рамки рассуждения интеллект, «душу» и т.п.) физиологического характера, которая не могла бы быть усилена, углублена и дополнена той или иной технологией. Все пять органов чувств уже сейчас значительным образом улучшены и усилены многочисленными приспособлениями, с которыми мы сжились как со своими непосредственными частями тела. Очень скоро на бытовом уровне станет доступной технология расширения спектра восприятия электромагнитного излучения (радуга, например, для таких киборгов будет состоять более чем из семи основных тонов); запахи будут щекотать нос в такой гамме и тонкостях оттенков, которым позавидуют лучшие собаки-ищейки; слуховой диапазон выйдет за пределы 20Hz-20kHz, и т.д. и т.п. Пресловутые ожидаемые сейчас всеми «очки от Google» — это детская игрушка, цветочки. Не нужно быть ученым ботаником, чтобы угадать грядущие ягоды и прочие плоды потребления, которыми технологии в ближайшем будущем порадуют нас, киборгов.

«Как, неужели вы до сих пор слушаете музыку своими грязными рудиментарными ушами, полными противной ушной серы? Что же вы вообще способны оценить в концерте этой группы?!»

«Вы ничего не видите? У вас нет глазных линз, декодирующих штрихкоды? Как же вы собираетест путешествовать по улицам нашего города? И как вы вообще работаете с такими примитивными оптическими органами? Вас еще не уволили?»

«Девочки, вы будете в шоке! Представляете — когда мы с ним наконец-то оказались вдвоем, я начала стимулировать его SX-24 элемент... И вдруг к своему ужасу понимаю, что он примитивный натурал — без каких-либо модификаторов секса! Меня чуть не стошнило — прямо на тот примитивный отросток...»

«Ввиду развития технологий, совершенствующих физические возможности человеческого тела, и вытекающей из этого факта невозможности игнорирования значительного превосходства кибернетических спортсменов над классическим, не затронутыми модификациями — в правила 42-й Олимпиады внесены изменения. Теперь спортсменами, имеющими право принять участие в соревнованиях, являются только кибернизированные люди. Остальным запрещено заниматься профессиональным спортом — ввиду высокой вероятности травматизма и несовместимости современных спортивных критериев с объективно устаревшими способностями обычного человека.»

Полагаю, если я и не угадал буквальное содержание реплик и официальных сообщений ближайших лет, то, как минимум, их смысловое содержание передал на 100%. Уверен, что все сферы бытовой коммуникации, профессиональной реализации, личностных отношений и многие другие аспекты человеческой культуры не смогут устоять перед напором таких возможностей. Да и какой резон им оказывать сопротивление, если этот технологический прорыв — как раз то, в чем так отчаянно нуждалось наше драгоценное общество потребления! То, что киборгизация случилась не в одночасье, незаметно и без напряжения, свидетельствует о том, что процесс этот имеет характер неизбежного, естественного и даже необходимого события — для той цивилизации, в которой оно происходит (а не в идеализированной «сферической ноосфере в вакууме», как ее представляют некоторые гуманисты). Именно киборгизация в наши дни стимулирует и углубляет потребительские инстинкты, без которых мы просто не способны представить — ни собственный смысл жизни, ни сам социум, ни даже смысл существования нашего мира.

Тот из нас, кто еще вчера, будучи прижатым к стенке пределами возможностей физиологического разнообразия примитивных ощущений, декларировал себя как бисексуала (ввиду единственно имевшегося на тот момент способа расширения собственного эротического опыта) — теперь ощутил себя так, словно у него развязали руки! У него появились качественно новые эрреген-объекты. В их качестве теперь могут выступают бренды гаджетов и компьютерной техники, которые благодаря вышеописанному механизму «имплантации» стали частью этого человека, и с которыми он настолько связал свое Ego, что любой критический выпад в адрес фирм-производителей этих устройств он воспринимает как угрозу собственной целостности. И он совершенно прав — потому что это действительно вызов ему лично! Как киборг, включивший в свое «Я» те или иные элементы искусственного мира и расширивший свою самоидентификацию на их перечень, он имеет право на подобное трепетное отношение к элементам своей кибернетической личности. Ведь именно эти элементы открывают ему новые горизонты потребления! А те, кто ранее изнывали от скуки и нехватки социальных контактов (проще говоря — не с кем было посудачить/пофлиртовать) — теперь получили в свои руки мобильную связь и социальные сети, что реализовало самые смелые мечтания данной категории потребителей: общение из любого места с любым собеседником. Отныне эмпирическое правило шести рукопожатий можно смело сдавать в утиль. Наши социальные связи значительно выросли, обогатились новыми контактами, скорость обмена и эффективность чрезвычайно возросли, детализированность невыразимо повысилась. Если пару десятков лет назад каждый из нас мог лишь гадать о том, как к тому или иному событию в его жизни отнесется его окружение, то теперь мгновенная реакция социума часто предшествует завершению события, чем заставляет нас выбирать наиболее приемлемый паттерн поведения в каждой ситуации — по ходу ее течения! Этот эффект поднял коммуникабельность на новую высоту, сделав нас комформнее, уживчивее и внимательнее друг к другу. Перечисление улучшений нашей жизни в аспекте удовлетворения базовых потребностей иерархии Маслоу можно продолжать и дальше, но список рискует стать слишком объемным.

Описанное выше относится лишь к поверхностным эффектам от внедрения технологий. На самом деле последствия кибернизации отразились на самой глубине нашей психики, изменив Ego-концепцию каждого из нас. Кто мог себе представить, чтобы средневековые крестьяне спорили друг с другом о том, чей плуг или чьи грабли лучше — до хрипоты, до драки? А могли бы вы вообразить спор двух писателей на тему модели пишущей машинки, сорта бумаги или марки перьев, которыми они пользуются для написания своих произведений? Сейчас же в порядке вещей такое отождествление себя с брэндом своего компьютера, модели телефона и операционной системы, под которой они работают, что отстаивание их достоинств напоминает защиту собственного «Я» от посягательств на личное достоинство. И совершенно не зря напоминает. Сейчас эти инструменты стали полноценной частью «Я» каждого человека, они уже настолько внедрились в структуру личности и заняли столь важное место в комплекс его самоидентификации, что любая оценочная модальность при их упоминании неизбежно вызывает реакцию крайней степени эмоциональности (речь идет о феномене «холиваров») и не зря практически сразу переводит дискурс в личностную плоскость — потому что это и есть самый настоящий спор о персональных качествах!

Только уважения заслуживает киборг, который каждую свободную минуту своего времени посвящает тому, чтобы найти информацию, подтверждающую превосходство выбранных им для повседневного использования гаджетов над альтернативными, выбранными другими. Который всячески старается пропагандировать именно свою любимую операционную систему. Его призывает к этому цели самообеспечения и самосохранения (первый и второй уровень иерархии Маслоу), цели коммуникации и социального одобрения (третий и четвертый). Можно даже сказать, что в этой деятельности и сама вершина иерархии (саморазвитие и самопознание) не остается внакладе. Поэтому любое осуждение или осмеяние подобного занятия следует определить как асоциальный акт, посягающий на личную неприкосновенность индивида и его функциональную полноценность — и неумолимо карать хулиганов.

То, что ранее было невозможным в силу физических ограничений нашего природного тела, стало наконец-то реализуемым в неограниченных (как минимум с сегодняшней точки зрения) масштабах. Благодаря кибернизации мы получили возможность выйти за пределы физиологических ограничений — сохранив при этом самое важное для нас, cамое человеческое — наш мотивационный базис, наш любимый и хорошо обжитый уровень дефицитарных потребностей. Теперь мы можем стимулировать и удовлетворять этот базис иерархии столько, сколько захотим — ведь электронные приспособления подлежат куда большему апгрейду и модификациям, чем банальное тело теплокровного существа. Все, в чем нуждался Homo Consumens — это расширение пропускной способности каналов, связывающих его базовые потребности с окружающим миром, позволяя ему осваивать новые уровни стимуляции/удовлетворения привычных мотивационных установок. Теперь он на самом деле способен ощутить сильнее, услышать тоньше, увидеть дальше и рассказать — большей аудитории, чем был способен до этого. И получить за это куда больше «лайков» и «плюсов», чем был способен простой органический смертный.

Это лишь начало. То, что мы с вами уже сейчас наблюдаем вокруг себя — это зеленые ростки нашего будущего, а описанные в них типы потребителей — при всей кажущейся (для ретроградов или непосвященных) комичности и странности их поведения — на самом деле представляют авангард будущей цивилизации, пионеров общества Homo Consumens Ad Infinitum.

Пока же еще кибернизация общества находится в начальном этапе. Ограничения, накладываемые физиологическими факторами, еще весьма сильны и только начинают преодолеваться. Но никто не должен сомневаться, что способности человека к потреблению всего, что способно представлять интерес для базовых уровней известной пирамиды, будут расширяться благодаря осваиванию новых органов, благодаря распространению понятия «организм» на категории, которые ранее наивно полагались юрисдикцией исключительно «терминаторов» и «робокопов». Sancta simplicitas! Оба голливудских персонажа были не столько киборгами, сколько кастратами, потребительскими скопцами! Обладая массой возможностей, их мотивационная сфера была зажата в фиксированной предметной области жестко сформулированных и намертво заданных (hard-wired) задач. Мы же, Homo Consumens Ad Infinitum, можем расширять свои задачи потребления настолько широко, насколько пожелаем. Именно это отличает нас от гротескных пародий на подлинного человека-технологичного.

Все это позволяет сделать следующий вывод: процесс киборгизации общества неизбежен, нормален и обусловлен необходимостью решения проблем, возникших перед обществом потребления. Он выполняет «соцзаказ» именно этой части среды, он развивается на ее энергетике и является не отклонением от природы, а естественным этапом эволюции человека потребляющего. Так же, как началась, киборгизация будет продолжаться под флагом потребительской парадигмы отношения к окружающему миру и к самому человеку, утверждая достигнутые рубежи и развивая новые границы Homo Consumens. Человечество разработало инструмент, при помощи которого оно может расширить возможности стимулирования самых примитивных потребностей (NB — физиологического генезиса!), а также удовлетворять их в масштабах, которые не снились человеку первобытному (к которому мы, киборги, теперь можем причислить любого, лишенного мобильного телефона и т.п. модулей). При этом ни один производитель кибернетических компонент и поставщик услуг никогда не выйдет за рамки опробованных тысячелетиями категорий потребностей человека. Если и будут созданы качественно новые потребности — они все так же «достроят» основание пирамиды по горизонтали, так как будут выполнять те же самые задачи. Но даже это произойдет очень не скоро — никто не станет осваивать новые территории до тех пор, пока старые способны давать необходимый урожай. Да и человечество, как было показано выше, совершенно четко демонстрирует свое желание оставаться на освоенном поле дефицитарных потребностей (которые ценны еще и тем, что свойственны всем без исключения — а для производителя услуг это неоценимая характеристика). Заказчик, как известно, всегда прав. Тем более тогда, когда он готов расплачиваться за заказ всем, чем обладает — вплоть до собственной жизни (ведь представления о смысле и успешности ее формулируются опять-таки в терминологии потребительской парадигмы).

Усиление интенсивности потоков ощущений по ранее разработанным эволюцией каналам восприятия (слух, зрение, кинестетика и т.п.), и без того перегруженным в настоящее время — в ближайшем будущем заставит перейти от использования исключительно нативных органов чувств к более совершенным их аналогам кибернетического уровня. В основе их использования будут лежать те же самые потребности, однако масштаб их удовлетворения возрастет стократ. Станет возможным съесть все, что в пределах досягаемости, совокупиться со всем, что движется, поглазеть на все, что способно испускать или отражать какую-либо часть э-м. спектра... Вековая мечта человека о владычестве над природой станет явью. Широта выбора, легкость и скорость (измеряемая наносекундами) смены поставщиков информации для каждого из каналов восприятия позволят возвести потребление впечатлений на невиданную высоту — соответственно опуская при этом уровень осмысления воспринимаемой информации практически до нуля. Человеческий мозг не способен справиться даже с теми информационными потоками, которые на него сваливаются в наше время — они ему просто не нужны в таком объеме. Но при этом никто не выражает ни готовности, ни желания эти каналы ограничить — этот информационный «водопад» у большинства потребителей давно уже сформировал четко выраженный синдром отключения критического восприятия полученного. Человек просто превращается в утилизатор информации, в потоке которой главную ценность приобретают такие показатели как: трендовость, новизна, насыщенность и вариативность. Совершенно аналогичные требования предъявляются и к выходной информации, которую от кибера ожидает взаимодействующее с ним социальное окружение, а значит необходимость в процессинге или каком-либо преобразовании полученных данных у него полностью исчезает. Воспринял? — Поделись! Содержательная часть, как налагающая слишком высокие затраты на ее восприятие, отбрасывается как избыточная. Сто твитов из разных источников и полтора десятка RSS-новостей имеют намного более высокую ценность, чем одна большая статья, и в совокупности требуют намного меньших затрат на их усвоение. Эффективность их редистрибьюции также несравненно выше.

Ни в коем случае не хочу сказать, что подобное отношение к воспринимаемым впечатлениям (вообще — к информации извне) у человека потребляющего возникла в результате кибернизации. С точностью до наоборот — потребность в кибернизации была вызвана теми устойчивыми тенденциями, которые присутствовали в подавляющей массе населения на протяжении всей эволюции человечества, отражая приоритетные установки наиболее широкой социальной группы. Кибернизация позволила удовлетворить аппетит этой группы практически в неограниченном объеме — чем обеспечила себе прочную и долговременную поддержку выбранного эволюционного направления со стороны доминирующей и самой активной части нашего общества — потребителей. Скажем ей за это наше большое кибернетическое спасибо. Человеческое спасибо.

4. «За что боролись» или «Плоды потребления»

Оценку, данную Гегелем историческим событиям, согласно которой они происходят сперва в виде трагедии, после чего повторяются как фарс — вполне можно отнести и к футурологическим прогнозам. Сперва они привлекают к себе весьма драматичный интерес — когда предсказывают нечто шокирующее и вызывающее сильный общественный резонанс. Но когда фактически наступившее будущее опровергает этот прогноз напрочь — их уже вспоминают исключительно как забавную шутку, как очередной курьез тщеты предсказаний. За редким исключением (укладывающимся в статистическую вероятность случайного угадывания) все долгосрочные прогнозы ожидает именно такая судьба. Причина этого в том, что практически все предсказания делаются по стандартному шаблону — столь же древнему и хорошо проверенному на «коротких дистанциях», сколь и неадекватному на длинных: из настоящего берется одна или несколько ярко выраженных тенденций, вектор которых продолжается автором предсказания столь далеко, сколь он пожелает. Общеизвестен прогноз (чаще всего приписываемый Г. Уэллсу), сделанный на заре XX века — о том, что через полвека на улицах будет невозможно проехать из-за конского навоза, ввиду имевшегося на тот момент интенсивного развития гужевого транспорта.

Однако иногда существует возможность сделать предсказание намного более вероятное в плане своего осуществления. Для этого не следует обращать внимание на институт инструментального порядка, имеющий четко ограниченный пространственно-временной и культурный контекст, а вместо этого сфокусировать внимание на тех вневременных предпосылках и причинах, которые данному институту дали ход и которые усиливаются его функционалом. Если мы для выбранного анализируемого явления найдем активную причину, связанную с ним положительной обратной связью, то сможем уверенно обрисовать будущее — не очевидный завтрашний день и не туманные сверхдальние горизонты, но гарантированную среднюю перспективу.

Кибернизация общества потребления менее чем через полвека (многим из нас суждено убедиться в справедливости этих слов) достигнет уровня, на котором проявятся следующие черты:

Проникновение электромеханических элементов в био-социальную структуру индивидуума обяжет всех без исключения следовать тренду, безжалостно оставляя за бортом цивилизации (и даже лишая средств к существованию) тех, кто захочет остаться «натуралом». Этот пункт практически выполнен — ни в одном современном обществе уже невозможно выжить без таких атрибутов как мобильный телефон, регулярный доступ к компьютеру, включенность в символьную систему технологического окружения и многих других. Естественно, мы не рассматриваем бомжей и прочий деклассированный элемент (впрочем даже для них последний пункт в основном выполняется, т.к. является жизненно важным для ориентировки в обстановке, являясь частью функции приспособления). Преобразованы в киборгов будут все без исключения. В дальнейшем эта тенденция усилится до крайней степени, не допускающей ни только исключения, но даже какие-либо значительные послабления в степени «киборгизации» каждого члена социума.

Ввиду того, что гаджеты и прочие «имплантанты» являются не изначально заданными природой, но (теоретически) могут быть приобретены любым индивидуумом в произвольной конфигурации — эмоциональность и агрессивность по результатам их сопоставления и сравнения каждым членом общества с прочими будут неизбежно нарастать. Это продолжится до тех пор, пока законодательно не будут утверждены и введены в гражданский (возможно и в уголовный) кодекс нормативные акты регулирования поведения киборгов. Самоидентификация (отождествление индивидуума) с ежедневно оперируемым искусственным инструментарием будет усугубляться и расширяться, вызывая все более ожесточенные «holy wars» на тему брендов устройств, операционных систем, моделей гаджетов, систем обслуживания, марок, протоколов и т.п.

Мало кто уже помнит время, когда споры о преимуществах одной операционной системы над другой носили более-менее спокойный и сухой — чисто технический! — характер. В ближайшем будущем, когда каждая из этих систем станет элементом жизнеобеспечения каждого из нас (приняв полноценное участие в снабжении нашего тела спектром необходимых или привычных ощущений, служа залогом доступности и глубины информации, качества паттернов реагирования и доступности выбора) — все мы станем с пеной у рта (устаревший оборот, его вытеснит аналог — «с искрами у клемм») отстаивать и защищать от посягательств спецификацию своих кибернетических компонент — как часть своего «Я», как свою пищеварительную систему, как цвет радужки своих глаз, как свой IQ (связь тут очевидная), как свое мироощущение и даже как глубину своей эмоциональности и индивидуальности. Сейчас мы на людей, проявляющих подобную реакцию, еще показываем пальцами — несмотря на то, что с каждым годом их становится все больше, мы не воспринимаем их поведение как адекватное. На самом деле это пионеры прекрасного кибернетического будущего неограниченного потребления — первые Homo Consumens, кто осознал себя шире и полнее своей собственной физиологической оболочки, включив в свое «Я» весь спектр наличествующих у него технических приспособлений. Пусть это расширение распространяется пока лишь на любимый мобильник и автомобиль — главное не число модулей, а отношение к ним.

Компании, поставляющие вышеописанные компоненты и информационный контент, не просто будут иметь доступ к нашему внутреннему миру — они будут его формировать. Причем то, что наблюдается уже сейчас, совершенно несопоставимо с будущим, ожидающем нас буквально через десяток-другой лет. Пока еще поставщикам впечатлений приходится подстраиваться под тот набор мотивационных установок, которые наиболее востребованы у платежеспособной части потребителей. В будущем, когда откроется возможность управляемой стимуляции произвольных центров удовольствия и контроля над выбросами порций эндорфина — новые целевые установки будут созданы в неограниченном количестве. Новые нужды будут разнообразными по форме и по предметному овеществлению, они даже могут не выходить за пределы электронного мира (вспомните виртуальные ценности игровой индустрии, уже в наши дни становящиеся причинами кровавых разборок) — главное, что все они будут лежать в плоскости потребления, расширяя это поле и дополняя его новыми объектами вожделения/удовлетворения. «Прекратите читать книги — подключите свою память к облаку и мгновенно расширьте свою информированность! Ваши глаза не видят дальше собственного носа — с переключением нейрорецепторов на тысячи вебкамер мира вы станете вездесущим богом! Еще один имплантант в спинной мозг — и даже кролики позавидуют новому секс-гиганту!»

Как известно, актуализация потребностей самого верхнего уровня (бытийных) расширяет сферу человеческого «Я», обогащает его Эго и поднимает его самоощущение на новый уровень. В современных условиях этот механизм становится настолько же неадекватным и устарелым, насколько архаичным и бесполезным является древний абак в офисе с WiFi. Отныне те самые ощущения и переживания, которые достигались творческими усилиями, муками самодисциплины и глубокого проникновения в суть внутреннего мира или в бытие Вселенной — легко реализуются при помощи расширения собственной identity искусственными (и — что важно! — доступными всем) продуктами технологий. Для индивидуума открываются новые рынки получения ощущений, подаваемых как качественно новые, но (помним!) являющимися производными от привычных, поставляемых физиологическими перцепторами. Станет возможным подключение органов чувств к любому игровому миру посредством интерфейса преобразования кодификаторов ощущений в нейронные импульсы, способные быть воспринятые соответствующими нервными цепями.

Резко снизится популярность турпоездок и вообще всей деятельности, связанной с физическим присутствием тела субъекта — вместо этого само понятие «Я» будет подвержено размытию, лишаясь ограничения (т.е. определяющего значения), основывающегося сейчас на физической оболочке субъекта. Облачный разброс «органов чувств», отсутствие их локализации (и потеря значения их сохранности для субъекта ввиду легкости мгновенного переключения на резервы и полной взаимозаменяемости) выведет самоидентификацию из тела-носителя, перенося акценты на используемые системы интерфейсов. Так как образ воспринимаемого мира будет определяться в первую очередь именно этой системой интерфейсов, к которым смог подключиться субъект, его личность станет формироваться в первую очередь брендами поставщиков услуг и своевременно обновляемых устройств. Транспортная промышленность испытает не просто спад — произойдет практически полный ее коллапс, сохранив лишь автоматические грузоперевозящие агрегаты. Все эти события неизбежны не только потому что подобное развитие технологий вполне реализуемо в ближайшее время, оно еще и экономически чрезвычайно выгодно обществу. Экология планеты наконец-то сможет оздоровиться — как только размножившиеся приматы прекратят тратить калории на бессмысленное перемещение собственных тушек в пределах городов или континентов, предоставив вместо этого электронике решать задачу доставки до нужных центров информационного контента любого формата (от зрительного, ставшего доступным еще на заре телевидения, до тактильного — достижимого уже в завтрашнем дне).

Детской наивностью было отношение к Робокопу как к настоящему киборгу. Но вопиющей глупостью будет непонимание того факта, что свою собственную Матрицу наша цивилизация Homo Consumens Ad Infinitum сооружает с огромной скоростью и с неутомимостью муравьев, возводящих свой муравейник. Но это не кошмарный голливудский сюжет, в котором четко разделены люди и машины, клиенты матрицы и ее владельцы. В нашем случае все они — одни и те же существа, трепетно заботящиеся о самих себе и своих потребностях.

5. Нужна ли икра в бутерброде Маслоу?

Абрахам Маслоу никогда не рисовал схему своей иерархии в виде пирамиды или какой-либо иной геометрической фигуры, но всегда утверждал в качестве вершины эволюции потребностей — нужду в саморазвитии и самосовершенствовании. В недалеком прошлом мотивационная энергетика могла добираться до этого «эвереста», оставив нам замечательные свидетельства его покорения в наследии знаменитых исторических личностей и плодах творчества великих людей. Механизмы, описанные Маслоу, работали — потому что уровень удовлетворения базовых потребностей этих людей находился в пределах функциональной «вилки Маслоу»: выше необходимого минимума, достаточного для функционирования здорового человека, но ниже предела удовлетворенности субъекта в целом. Однако после открытия возможности неограниченного подъема «минимума» базовых потребностей и с бесконечным ростом возможностей их насыщения человек может забыть о пике пирамиды и о любых бытийных потребностях, выходящих за предметную область базиса потребления. Он будет неограниченно получать все физиологичские удовольствия, к которым привык, он будет обеспечен невероятно богатым миром «социальных контактов» — и на этом его функционал будет исчерпываться, потому что ни на что иное не останется ни времени, ни желания. «Если вы внезапно стали испытывать скуку — срочно проведите апгрейд имплантантов! Не медлите, ибо эта дисфункция катастрофична для вашей личности и грозит зависанием системы!»

Теперь, когда физиологические ограничения — рудименты нашего природного конструктива — сняты великим технологическим прорывом, когда человеку подарили возможность неограниченно стимулировать самые базовые (и наиболее сильные) потребности — человечество должно пересмотреть теорию Маслоу и сократить пирамиду, убрав из нее вершину, оказавшуюся невостребованной и лишней для сформировавшегося Homo Consumens Ad Infinitum. Когда Маслоу говорил о хлебе, потребность в котором символизирует базис всей иерархии, он предоставил хорошую схему «бутербродной» метафоры. Отныне «хлеба» (пища, кров etc...) у нас вдоволь. На этом «хлебе» лежит изрядный слой «масла» (соцконтакты и т.п.). Мы обрели долгожданное «Panem et circenses»! Однако на этом слои бутерброда заканчиваются. Икры на масле — больше не ищите. Не будет никаких потребностей высшего характера, не будет нужды в самоактуализации, не будет самосовершенствования — как ставших лишними в этом бутерброде. Но зато, лишившись вертикального роста, этот огромный хлеб с маслом станет неограниченно расти вширь, покрывая все большие площади и удовлетворяя вечно голодных кибер-потребителей... Вы думали, что ежегодные конкурсы на самый большой хотдог, самый широкий блин, самый тяжелый торт — производятся ради рекордов в книге Гиннеса? Отнюдь нет, это в рекордах Гиннеса фиксируются ведущие символы потребительской парадигмы нашего сегодняшнего дня. И дня сытого будущего.

««« К началу

© В.И. Лохоня, 2012 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов