.
  

© А. А. Ткаченко

Майдан как морально-этическая терапия общества

Девять лет тому назад мы начали исследовать феномен Майдана, ставший эпицентром «оранжевой революции». Уже тогда был предложен вариант осмысления  и соответствующей трактовки этого явления, а также предложена гипотеза относительно возможности «взросления» и «дрейфа» Майдана как начала глобального процесса одухотворения и реализации «дела жизни» украинского общества. Прошло время. И вот он возник опять, но уже как Евромайдан. Еще в «пассивной» фазе его существования мы провели первый пилотный срез основных характеристик и обнаружили признаки подтверждения предложенной ранее гипотезы «взросления». Если тогда Майдан можно было считать «детским», то в настоящий момент он обнаруживал все признаки «подросткового».

Зафиксированный по всеми признакам «детский» феномен Майдана тогда был порожден «отцом» (тогдашней властью в лице ее самого яркого представителя В. Януковича) и «матерью» (тогдашней оппозицией в лице ее самого яркого представителя Ю. Тимошенко). Принимая такую «семейную» психологическую терминологию как символическое определение сущности этого явления, имеем интересную картину. Очевидным является то, что нынешний Евромайдан остается «сиротой», поскольку «мать» очутилась за решеткой, куда ее отправил «отец», который сам вообще отрекается от своего детища. А «мачеха» (современная оппозиция) оказалась неспособной достойно о нем заботиться и наставлять на «путь истинный». Вот такая невеселая картина семейного раздора образовалась на тот момент в Украине.

Майдан

С другой стороны, мы также определили культурно-психологическую структуру Майдана, которая включает Истинный Майдан (как целостный духовно-социальный субъект, основанный на высших ценностях украинской нации), пост-майданный эффект (как индивидуальное личностное отражение Истинного Майдана в психологии его наиболее активных участников — т.н. «майдановцев», как «лучшего» меньшинства украинского народа), пост-майданный синдром (как «болезнь» нации в лице «худших» ее представителей, ориентированных на борьбу с Майданом, дабы свести на нет его достижений, — именно так произошло в прошлый раз после «оранжевой революции»).

Для более полного осмысления этой проблеме в направлении развития феномена Майдана мы предложили еще одну трактовку, которая рассматривает это явление как модель (инструмент) творения нового общества, о котором в контексте Евромайдана чаще всего говорят как «гражданское общество». По-видимому, это может быть определенной ступенью, но не конечным ориентиром развития. Основной целью может стать так называемое «общество высшего предназначения», определенные признаки которого можно фиксировать на Майдане. Можно предположить, исходя из нашей гипотезы относительно «взросления» Майдана, что нас ожидает еще по крайней мере два таких явления, «юношеского» и «взрослого» уровня. Они будут энергетически намного мощнее и поэтому более масштабно актуализировать взросление общества. Это обстоятельство уже сейчас можно учесть в последующей организации государственного и общественного творения, обратив особое внимание на развитие «майдановца» как наиболее вероятной модели личности творца будущего общества.

***

На третьем месяце существования Евромайдана можно с уверенностью сказать, что его основным открытием стал психологический феномен майдановца. Ведь не случайно рейтинг «200 самых влиятельных украинцев» в 2013 году по данным журнала «Фокус» возглавил «Человек Майдана» — Гражданин Украины, носитель суверенитета и источник власти.

По результатам наших исследований в сравнении с психологическим феноменом Майдана 2004, Евромайдан 2013 оказался более интенсивным по показателям выраженности основных характеристик, но особенно отличался высоким уровнем самоорганизации, самосознания и самоопределения майдановца как личности. Это следует считать одним из важнейших достояний Евромайдана. Вполне возможно, что майдановец станет влиятельной фигурой будущего украинского общества в определении направление развития и построения нового образа жизни. Поэтому попробуем обобщенно определить содержание психологического феномена «майдановца», используя уже предложенные уровни Истинного Майдана, пост-майданного эффекта и пост-майданного синдрома.

На уровне Истинного Майдана феномен майдановца рассматривается как ноосферное явление, которое продуцирует высшие личные, социальные и духовные ценности человека, в частности украинца, как творца геокультурной цивилизационной миссии. Это следует из зафиксированных проявлений Майдана, который удивлял и даже приводил в восторг прогрессивное не только европейское но и мировое сообщество и держал его в напряжении длительное время. Такого уровня майдановец достигает в наиболее напряженные, судьбоносные моменты, когда речь идет о его существовании, остро стоит вопрос «жизни и смерти», «быть или не быть». Именно тогда появлялись символические образы «героя» наподобие «Жанны Дарк» (в лице Ю.Тимошенко в 2004 г. или певицы Русланы в 2013 г.), реально способного к самопожертвованию ради высшей идеи и своего народа. В такие моменты актуализируются высшие духовные переживания на волне преодоления комплекса неполноценности и обретения национального достоинства, способности творить будущее своей страны и мира. Именно в такие  моменты происходит накопление критической массы майдановцев, актуализирующей духовный потенциал нации, образуется связь с ноэтическим (в терминологии В. Франкла) высшим смыслом.

На уровне пост-майданного эффекта происходит основное формирование майдановца как личности, способной к душетворению на основе личного принятия Истинного Майдана как высшей духовной ценности и готовности защищать это «до конца». Как показали наши исследования майдановцев 2004 года, обретенные на Майдане ценности со временем не исчезают, а наоборот, все больше оформляются как собственное высшее достижение, которым можно гордиться перед будущим поколением. Такие ценности часто сохраняются при изменении социального статуса, уровня образования, партийной принадлежности и т. п. Они существуют как самодостаточное образование, которое становится выше экономических, политических и других конъюнктурных потребностей. Поэтому именно на этом уровне и творится основное духовно-этическое и психологическое ядро Майдана, которое в любой момент способно актуализироваться и в коллективном единении выходить на высший уровень Истинного Майдана. Это придает силы и позволяет «стоять до конца», «до окончательной победы».

На уровне пост-майданного синдрома, который рассматривается как пост-майданна «болезнь», — это скорее об «антимайдане». Здесь стоит акцентировать внимание на таком важном моменте. Именно на этом уровне достаточно эффективно может осуществляться подготовка личности к формированию майдановца. Ведь подавляющее большинство людей в Украине, независимо от территориальной, партийной, религиозной или какой-то иной принадлежности, похожи по своему мировоззрению и шкале высших ценностей. Разница лишь в уровне самоопределения относительно Майдана, то есть, уровня сформированности «майданной установки». Психологии известно о сходстве механизмов установки и контр-установки, которые при определенных условиях срабатывают в одном направлении. Майдан и «антимайдан» заполнены приблизительно одинаковыми людьми по критерию ценностных психологических содержаний, разница между которыми лишь в направлении установки («майданной» или «антимайданной»). На вопрос «За что вы стоите?» и те и другие отвечали одинаково — «За народ». Поэтому, если взглянуть на «антимайдан» не как на «врага», с которым нужно бороться, а как на потенциального «друга», который так же страдает, но пока еще просто «заблудился» под воздействием разнообразных политических манипуляций, обусловленных потребностями совсем других, иногда аморальных лиц, тогда получаем существенный потенциал для укрепления Майдана и его идеи.

Можно выделить такие основные добродетели (морально-этические, психологические характеристики) майдановца.

Ненасилие — рассматривается как способность сдерживать собственную агрессию и страсти, тем самым высвобождать духовную энергию и сублимировать ее в расширение собственного сознания и наращивание морально-этического, духовного потенциала и высших ценностей — достоинства, правдивости, веры в лучше будущее и т. п.

Правдивость — означает честность в первую очередь перед собой, отстаивание собственной правды жизни и убеждений на основе высших ценностей как относительно себя и своих близких, так и всего народа.

Готовность к поступку — означает способность к выходу за пределы собственных интересов ради «идеи Майдана», преодоления критических ситуаций, способность «идти до конца».

Ситуативность — способность безошибочно ориентироваться в ситуациях, которые возникают случайно, вроде бы сами по себе  и соответственно действовать, если это даже противоречит каким-то общим призывам, продиктованным чьими-то конъюнктурными потребностями и интересами.

В критических ситуациях у отдельных майдановцев эти добродетели одновременно актуализируются и достигают максимального уровня. Тогда они становятся образцом для других, достигая уровня ситуативного лидера. Такой пример на Евромайдане ярко наблюдался в лице певицы Русланы, которая в течение многих дней практически беспрерывно выступала со сцены с поддержкой майдановцев, особенно во время штурма бойцами спецподразделения «беркут». Это принесло ей место в ТОП-10 самых влиятельных женщин мира в 2013 году по версии российского журнала Forbes Woman. Ведь именно наличие критических ситуаций является основным условием возникновения и функционирования Майдана и майдановца. В этом смысле давление со стороны власти становится лучшим стимулом к такому функционированию, актуализируя и «выдавливая» из майдановца «раба», который для украинца по большей части оформился в виде комплексов неполноценности и «жлобизма». Именно эти комплексы являются основным «врагом» майдановца. И чем такое давление больше, тем майдановец больше актуализируется, достигая собственной критической точки и соответственно накапливается критическая масса протестного потенциала, который неминуемо приводит к взрыву.

На протяжении почти двухмесячной «пассивной» фазы мирного протеста создалась критическая масса таких «радикально настроенных» майдановцев. А принятие «диктаторских» законов существенно оживило «раба» и поставило майдановца перед выбором — или признать победу в себе «раба» и надолго забыть о достоинстве и своих высших ценностях, или перейти к радикальным действиям. Здесь наилучшим вариантом было бы, например, предложить соборную идею на уровне национальной, способной сплотить всех. Но такого не случилось, не хватило то ли мудрости, то ли соборности в том числе и у самих сторонников Майдана. Это привело к резкой радикализации Майдана и майдановцев и вполне закономерно перевело их протест в «активную», даже агрессивную фазу как способ защиты своих прав. Таким образом был нарушен сугубо мирный ход протестов и сорван стоп-кран движения локомотива украинского общества к обновлению. Именно от последующего развития событий на Евромайдане и особенно от уровня соблюдения основных добродетелей майдановцев на должном уровне зависит эффективность этого движения. Позитивным моментом здесь можно считать морально-этический акт принятия «обета» определенной частью активных майдановцев, как духовного обязательства перед Богом и Нацией. Ведь важнейшим на данный момент есть то, чтобы такое движение не остановилось, или не перешло в деструктивную фазу, которая может стать морально-этической катастрофой для всего украинского народа.

На Евромайдане с обеих сторон баррикад стоят одинаковые люди с практически одинаковыми высшими ценностями, которые отличаются лишь уровнем сформированности внутреннего «раба» и конъюнктурными интересами и потребностями, в отличие от «власти», где это доминирует, что и подталкивает к противостоянию. Очевидно, у лиц Восточного и Южного регионов внутренний «раб» достиг большей силы, чем в Западном и частично Центральном (здесь очевидно сложилось оптимальное соотношение потенциальной силы «раба» и способности его преодолевать — вспомним события Холодного Яра в 20-х годах прошлого столетия). По-видимому дают о себе знать отголоски массовых репрессий и голодоморов советских времен, которые и вырастили в людях способность выживать благодаря «синдрому выученной беспомощности» как основы для отмеченных ранее комплексов.

Стоит отметить, что особую роль в этих процессах может сыграть Центральный регион. Ведь именно здесь по результатам многих социологических исследований и избирательных кампаний находится не только географический, но и социокультурный центр Украины, где возможно воспроизводится квинтэссенция современных кризисных процессов. Психологические исследования поведения человека в критических ситуациях свидетельствуют о важном факторе их успешного завершения и принятия единственно правильного решения. Такое решение часто не прописано ни в каких инструкциях, поэтому должно создаваться заново. Для этого очень важно хотя бы на мгновение полностью успокоиться и побороть в себе страх. Тогда правильное решение может «прийти» как-бы само собой. После принятия т.н. закона о «помиловании» (то ли о «заложниках») градус критической ситуации несколько уменьшился, но проблема осталась нерешенной, противостояние продолжилось.

***

В последующем развитии событий важно четко определить, или даже квалифицировать, смысл того, что происходит на Евромайдане. Такие, расхожие и простые определения как «толпа», «массовые беспорядки», «революция», «гражданская война», «народное восстание» и т.п. пока лишь заостряют ситуацию, потому что больше касаются пост-майданного синдрома (то есть «болезни») и предполагают насилие. Очевидно, более продуктивным может быть попытка осмыслить это явление на высших уровнях существования Майдана. Например, как «духовное оздоровление» или «морально-этическую терапию общества». Это уже касается пост-майданного эффекта или даже Истинного Майдана, где доминирует духовный рост личности, а насилие рассматривается как неприемлемое в принципе. Такая переквалификация направления осмысления феномена Евромайдана из массовых беспорядков в морально-этическую терапию может стать более продуктивным выходом из критической ситуации, сложившейся в Украине.

Для этого необходимо было бы создать т.н. «зону мира и тишины» (например в Центральном регионе), а в местных СМИ — соответствующие «площадки», где внедрить жесткое право голоса лишь для материалов, несущих «высокие смыслы» относительно ситуации и исключить всяческие политические и конъюнктурные призывы и лозунги, направленные лишь на невротизацию ситуации, подстрекание и деструктивные действия. Таким образом, в последующем развитии критической ситуации существования Евромайдана можно избежать деструктивных процессов, направленных на искусственный раскол народа, создав условия для появления «терапевтической» фазы его развития, которая приведет к примирению и соборности. В развитии этой фазы актуально существующее противостояние народа и властей, в котором основной целью является свержение (или удержание) власти, в конечном итоге не находит продуктивного смысла, ибо нет никакой гарантии, что следующая власть будет лучше. В случае переквалификации «противостояния» в «духовное оздоровление» стремление к власти становится не целью, а всего лишь средством терапии и творения нового смысла дальнейшего общественного строительства того же «гражданского общества». А это в принципе не предусматривает насилия но опирается на творение.

В таком развитии Евромайдан возможно придет к формированию соборной идеи, которая была бы приемлема для всех и имела признака общенациональной. Это может выглядеть таким образом. В настоящий момент украинское общество больше всего страдает от проблемы «сдвига» то ли на «запад» (к Евросоюзу), то ли к «востоку» (к России), что и является основным камнем преткновения и раздора. В развитии этой проблемы в контексте нашей гипотезы «взросления» Майдана, становится все больше понятным, что ее решение заключается в «расширении» Украины одновременно-синхронно и на «запад» и к «востоку» как реализация механизма соборности. Все механизмы и решения о таком «расширении» должны обсуждаться и приниматься в Украине (например в Киеве). Это требует роста достоинства украинской нации к наивысшему уровню и рассматривания ее в контексте глобальной мировой миссии. Остается открытым вопрос относительно олицетворения этой идеи на уровне то ли знакового лица украинского политика такого уровня, то ли самого Майдана как социального субъекта в виде коллективного интеллекта, которые имели бы соответствующий авторитет и могли бы собрать высокое общество из Президентов Евросоюза и России в Киеве. Если Евромайдану удастся решить эту проблему, тогда его миссию можно будет считать выполненной.

В этом случае, опираясь на уже выявленную закономерность активизации давления со стороны власти как только Евромайдан начинает утихать, хочется без всякого ерничанья ей (власти) пожелать держаться как можно дольше, вплоть до создания критической массы майдановцев уже в масштабах всей Украины, чтобы наконец окончательно перебороть своего «раба» и начать строить новое достойное общество в Украине и реализовывать свое высшее предназначение.

В завершение немного о дальнейшем развитии Майдана как морально-этической терапии общества, что может быть связано с гипотезой его «дрейфа», т.е. перемещения в пространстве. Направление такого перемещения может определяться следующими факторами:

  1. Основным ориентиром подобной терапии является «страх перед Майданом» (майданофобия). Это значит, что Майдан будет перемещаться туда, где его больше всего боятся, а стало быть, где он больше всего нужен.
  2. Другим важным фактором является непредсказуемость пространственно-временных характеристик возникновения Майдана. В этом случае более продуктивным может быть не искусственное наращивание деструктивной майданофобии, а наоборот, как можно лучшая подготовка к его принятию, используя прежде всего накопленный позитивный терапевтический опыт Майдана.

См. также:

Феномен «Майдана» (эмпирико-теоретический духовно-психологический взгляд)
Обращение психолога к Майдану относительно создания соборной идеи

© , 2014 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов