.
  

© Рамиль Гарифуллин

Духовные пузыри философии. Рождение нанофилософии и нанопсихологии
(О психологии философского творчества)

Теперь существование нанопсихологии как науки для многих уже не вызывает сомнения. Для этого достаточно заглянуть в Интернет. Она вошла в психологический обиход, но родиной этой науки без сомнения считается г. Казань. Ведь прошло уже два года, с тех пор как в Казани прошла научная конференция «Человек перед лицом глобального вызова», организованная философским обществом Татарстана. На ней мною была впервые обоснована новая наука — нанопсихология и сформулированы направления и проблемы её исследований. Это наука приведёт в будущем к основательной трансформации человеческого мировоззрения и развития нанофилософии как нового мировоззрения. При этом философская и психологическая свобода требует от нас признать, что каждый философ или психолог может избрать свою стратегическую линию поведения в науке и преподавании, но при этом он должен принять реалии современного состояния философии, заключающиеся, согласно нашим исследованиям, в том, что:

1. В России практически отсутствуют истинные субъекты философского творчества (нет философских школ). Именно объективного философского творчества. Так например, большинство тезисов 4-го международного конгресса философов оказались продуктами субъективного философского творчества (статьи имеют новизну для самих авторов, а не для философского сообщества).

2. Благодаря эпохе постмодернизма философия сейчас везде, и значит нигде. Она смешалась с Другим и размножилась. Появилось много микрокосмов и везде есть свои философы. В рекламе и даже в трамвайном ДЕПО. Деятельность философа теперь не выше деятельности любой другой профессии, например, булочника и т.п. Философия стала технологией. Очевидно это уже не философия. Это симулякры философии. Это трансфилософия.

3. О каком авторстве в философии может идти речь, если в эпохе постмодерна (а эта реальность прёт из всех окон) Автор уже давно умер.

4. На философов нет конкретных финансовых социальных заказов. Заказы есть на гуманитараные прикладные науки, разрабатывающие конкретные технологии, идеологии, концепции и т.п.

5. Философия исчерпала себя как источник наук, от которой всегда отпачковывались различные гуманитарные, когнитивные и естественные науки, которые теперь живут сами по себе и проводят свои конференции. Классическое ядро философии, где уже нет живости зафиксировалось, и, лишь живая оболочка философии — постмодернизм играет своими смыслами, адекватно отвечая на современную реальность. Но именно постмодернизм был по сути своей невежественно проигнорирован 4-м Международным конгрессом философов (именно он должен был быть вынесенным на название конгресса, но ему отвели скромное место).

6. Философское творчество всё чаще отождествляется с художественным творчеством новых смыслов.

8. Общаясь со многими преподавателями гуманитарных предметов я ощутил, что имеет место игнорирование в плане принятия современных постмодернистских подходов в решении учебных и научных проблем. С одной стороны, это обусловлено недостаточно широким и глубоким пониманием постмодернизма как особого типа современного философствования и мышления, а с другой, страхом изменить классическим традициям, схемам, моделям и т.п. Кроме того, причина и в том, что под маской постмодернизма часто себя предлагают различного рода «эпатажники и халтурщики от философии и наук». Таковых на конгрессе было множество, не говоря о парафилософах различных мастей

9. Беспомощность всех выдающихся философов заключается в их психологизме. На какие бы высоты не поднималась философская мысль, в конце концов, она является особой формой рефлексии и идет из самой души. Отсюда заблуждение рассудка и невозможность выскочить в запредельное. Мы можем лишь философствовать о возможностях и невозможностях этого скачка. Стоять перед прыжком и мыслить... мыслить, но крылья от этого у нас не вырастают, и мы остаемся внизу все более и более разочарованными. Настало время изучать процессы этого психологизма, которые не дают нам познать запредельное, заблуждая нас. Необходимо изучать структуру и динамику этих заблуждений, формирования этих иллюзий. Настало время переосмысления философских систем прошлых столетий, так как психология как наука шагнула далеко вперед, а философия еще не смогла достойно оценить ее роль, являясь преимущественно психологичной и эмоциональной. Главной причиной философской активности философов является психологическая мотивация и психологизм. Они порождают рефлексии различных уровней — от примитивных до гениально глубинных и трансцендентных. Многие философы уверены, что проникают в потаенное, сокрытое, тайное, сущее, погружаются в структуры сущего, которое вещит, хотя в действительности это является иллюзией, высшей формой рефлексии и не более.

10. Если сложить все, что говорили философы в один сосуд и выпустить содержимое через узкое горлышко, то мы услышим стон и плач по бессмыслице существования человечества.

11. Ганс Христиан Андерсен — гениальный сказочник и не менее гениальный философ. Его глубинная философия и мудрость заставляют задумываться, плакать, радоваться, восхищаться не только детей, но и взрослых.

12. Вопрос о том, насколько личность изменяет своим философским концепциям в предсмертные дни — это вопрос о дальнейшем развитии и пересмотра всей философии. Это, пожалуй, своего рода фильтр. Философию можно отфильтровать через анализ философов по критерию, насколько они изменяют своим концепциям в пограничной ситуации и как они видят то, чего создали, находясь по сути дела в истине. И вот через этот фильтр надо пропустить всю философию, она сразу изменится, изменит свой цвет. И может это будет толчком к дальнейшему развитию мировой философии.

13. В наше время, особо опасно активное модернистско-религиозное эпигонство, игнорирующее современную, не менее опасную постмодерновую реальность. Это религиозное эпигонство, как последняя надежда спасти Россию сейчас в моде. Священники вышли в тираж. Такова эпоха постмодерна.

14. Только та философия, автор которой, будучи при смерти, вёл себя достойно своей философии, по-настоящему достойна признания. Критерием истинности и правоты философской системы должен быть вышеизложенный принцип. Именно этот принцип позволяет пересмотреть правильность и заблуждения многих философских систем.

Основной вопрос в философии это вопрос бытия и небытия. Большинство философов рассуждают о небытии, будучи в полном здравии, не находясь в пограничных ситуациях. Ох, как бы изменилась философия, если бы её авторы ожили и переписали бы её заново. Необходимо проанализировать, насколько философы, будучи при смерти имели желание изменить свои философские взгляды. Насколько они предавали свою философию и насколько вели достойно своей философии. К сожалению таких анализов и исследований до сих пор не существует.

15. Человечество в течении всей истории своего существования всегда «имело естественное заблуждение вообще». Оно заблуждалось, и не желая этого. Но есть заблуждения человечества, которые оно само себе организует с собственного согласия. Вся истории философии — это анализ заблуждений философских теорий. До сих пор еще не рассматривались заблуждения, которые существуют, уже тогда, когда авторы философии (или другой деятельности) сами знают, что находятся в заблуждении, но с собственного согласия. Это те же жрецы, которые фокусничали с больными и создавали «науку заблуждения» и это решало проблемы прихожан.

Многие философы в какие-то моменты озарения осознавали, что они сами заблуждают себя. И это у них была защитная реакция на внешние трудности. Они понимали, что лгут, и не переставали этого делать, так как им от этого было хорошо. И лишь к концу жизни, находясь в пограничном сознании, они сами признавались себе и окружающим, что заблуждались с собственного согласия, дабы выжить. В предсмертные дни многие философы изменяли своим философским взглядам и теориям. Религиозники осознавали, что являются неверующими и умирали тяжело.

Философия «пограничного сознания» — это особая философия. Она отличается потому, что философ как-то иначе начинает воспринимать жизнь, свои концепции, которые он выдвигал при жизни. Следовательно возникает другая философия. Философия трансформируется.

16. Что дала мировая философия обществу, человечеству? Стало ли оно умнее? Как видно нет. Общество стало еще более больным. Для чего нужны эти творения?

Философия в скрытой форме влияла на научную мысль (физику и др. науки). Были бы открытия физики, если бы не было философских теорий? Роль философии в явной форме уловить трудно.

17. Философия в сознании обывателя мерцает только тогда, когда он соприкасается со смертью. Потом опять он становится обывателем. Чем больше философского в мышлении обывателя, тем он меньше обыватель.

18. Генеалогическое дерево чистого рассудка начинается с категорий. Это и есть философские фракталы. Например, четырехфрактальное философское дерево: количество, качество, отношение, модальность.

19. Есть на земле личности, которые находятся в поисках выражения нетривиальных смыслов, понятий, предложений и т.д. Все мы в своих рассуждениях похожи друг на друга. А эти люди говорят и выражаются так, как никто не выражался и не говорил никогда в истории человечества. Эти люди и называются философы.

20. Только философия может спасти веру и религию от нападок со стороны философов. Эта конфронтация философов будет всегда и победят в ней те, кто сумеет угомонить рассудок противников и создать систему знаний, по новому соединяющую чувственный мир с рассудочным.

21. Некоторые философы настолько глубоко вдумываются в слова и ответственно относятся к понятиям, что строят лишь аналитическое суждение, являющееся по сути своей тавтологией. Таким образом, тавтология может быть признаком научной корректности.

22. Сказка про Винни-пуха — глубокая философская сказка:

  • Можно дарить то, что когда-то было чем-то (лопнутый шарик, горшок)..
  • Можно дарить то, что у тебя уже было, но ты потерял (хвост ослика).
  •  Шнурок может выходить и входить в горшок. И замечательно выходить «вот в чем дело». Все зависит от нашего внутреннего мира.
  •  В гостях можно оказаться в безвыходном положении в прямом (задница в дверях) и переносном смысле.

23. Философ в своем развитии минует четыре этапа:

  • Этап нарциссического самолюбования и самослушания. Философ очень интересен сам себе.
  •  Этап, на котором философ не интересен сам себе.
  •  Возвращение к интересу к себе, благодаря увеличивающемуся интересу к нему других.
  •  Этап самопожертвования: общественная деятельность, ученики, умопомешательство и др.

24. Там, где психология скатывается к общим спекулятивным рассуждениям, начинается философия.

25. Творения некоторых философов представляют собой продукт интеллектуального нарциссизма, который является высшей и изощренной формой тавтологии, хотя порой и красивой.

26. Деструктивная философия создается благодаря следующим мотивациям:

  • Интеллектуальным самолюбованием и нарциссизмом философа.
  •  Болезнью (алкоголизм философов и т.д.).
  •  Конформизмом по отношению к государственному деятелю.

27. Философия — взгляд на мир через призму небытия.

28. Смешение строгих идеалистических логических построений с материалистическими приводит к полной аннигиляции сознания — тупику философского мышления. Не в этом ли деструктивность любого мышления? К счастью, в реальности, верх берет чувственность, и философ — мыслитель, благодаря ей стоит на идеалистической или материалистической позиции, оставаясь философом, а не мыслителем в состоянии хронической фрустрации.

29. Философы-классики издаются ежегодно большими тиражами, а вот число истинных носителей этих знаний уменьшается. Эти знания необходимо передавать, так как это отдельная деятельность и никакого отношения к изданию книг не имеет.

30. Перцепция блаженства убивает философский мыслительный процесс.

31. Все философские учения можно разделить на те, в которых:

  • Мы нужны Богу. Бог познает себя через нас (Гегель).
  • Бог нужен нам.
  • Между нами и Богом — взаимная нужность.

32. Космическое или планетарное мышление — мертвое мышление. Оно является продуктом мертвой философии, которую порой выдвигают философы технических учебных заведений.

33. Истинное понимание философов будущими поколениями, возможно будет только тогда, когда по цепочке, в процессе живого общения, люди будут передавать эти знания (аналогично танцам народа). В противном случае мы будем читать только мертвые книги, которые не могут донести до читателя, то, как необходимо понимать написанное. Компьютеризация не способна передать того настроения, которое вложил философ в своей работе. Не в этом ли постепенное умертвление духа.

34. Любой философ начинается с соединения в себе интеллектуального онанизма и нарцисцизма.

35. Философские труды как памятники стоят, а общество тем временем идет по своему. Неверно, то, когда говорят, что философские труды определяют европейское мышление.

36. Причина деструктивности личности многих ученых-философов лежит в стремлении, с одной стороны, поспевать за наукой, с другой — за Богом.

37. Способность декларирования своего личного мнения как последней инстанции, пожалуй, является необходимым, но не достаточным условием становления настоящего философа.

38. Основным критерием истинности философии данного автора должно быть его отношение к своим творениям в состоянии пограничной ситуации (присмерти).

39. Возможно ли написание глубинных философских трудов в состоянии сытости и комфорта?

40. Некоторые молодые философы, не познав достаточно психологии себя и других, не созрев к глубинным философиям, начинают тянуться к ним. Они не видят то, что у них под ногами, то, что имеет место в них. А лезут «высоко за звездами» и начинают болеть манией величия.

41. Часто способность к предельно глубинному философскому мышлению подразумевает неспособность жить в реальном мире, то есть бесполезность личности. Истинный философ всегда беспомощен в традиционном понимании и всемогущ в нетрадиционном.

42. Философы-любители в большинстве своем читают философию эмоционально, без продуктивного мышления. Истинный философ должен возвышаться над своей деструктивностью, читать философию рационально. Эмоциональность философа-любителя может быть опасна для общества.

43. Некоторые философы порой настолько одержимы своей сверхидеей, что подключившись к ней, теряют способность говорить. Их речь сумбурна и нелепа. Вся ценность речи таких философов в паузах, которые для нас недосягаемы.

44. Некоторые становятся философами или психологами ради того, чтобы выражать проблемы своей души как проблему, присущую всему человечеству. Это заблуждение.

45. В какие глубины не проникала бы философская мысль, в конце концов она проникает в глубины психологических феноменов и не более.

46. Узнавание философом своей деструктивности в другом философе, может приподнять совместное философствование, а может и опустить его…

47. Философствование на уровне интеллектуального жевания и резонерства — особая деструктивность. Это всегда удаление от истины, хотя имеет место иллюзия продвижения к ней. Философствование, в основе которого лежит психологизм и мотивация личности, всегда есть изощренная форма резонерства. Философов без элементов психологизма никогда не существовало и не будет существовать. Таким образом, большинство философов являются резонерами, но высшей пробы.

48. Желание многих философов окончательно раз и навсегда принять ту или иную концепцию и больше не возвращаться к проблеме ее выбора —желание во что бы то ни стало успокоиться и остановить свой невроз, замаскированный под философствование. Это просто иллюзия прекращения поиска, так как пока невроз не исчезнет, философ будет вновь и вновь искать концепции философии, по сути своей, занимаясь поиском опоры от сшибающего с ног невроза бессмысленности существования. Очевидно, что вся надежда избавления от этой бессмысленности не в мышлении, а в жизнеутверждающем ощущении и переживании окружающего мира.

49. Некоторые философы мнят о себе. Поэтому и являются философами. Потом они разоблачают это и становятся психологами.

50. Филологическое жонглирование — деструктивность философа.

51. Любое абстрагирование и обобщение — это С-процесс (С— фрактал или конструкт смерти). Он умерщвляет конкретную мысль и приводит к редукции нормального жизнеутверждающего сознания. Истоки философствования лежат в страхе смерти.

52. Некоторые философы настолько эрудированны и набиты знаниями, что эти знания бродят в мозгу, так как не могут быть преобразованы в конкретную деятельность и актуализацию личности. Количество знаний еще ничто. Все зависит от качества.

53. Когда Ваше мышление существует для человечества, и человечество, благодаря ему начинает мыслить иначе, только тогда Вас можно назвать МЫСЛИТЕЛЕМ. Все люди мыслят, но не являются мыслителями.

54. Преимущественно все философские теории берут за основу либо сведение чувств к сознанию, либо сознания к чувствам.

55. Он научился мысленно бить себя по рукам и по мозгам, прекращая склонность мыслить тщеславно и заполнять себя гордыней. От этого в нем возникала фрустрация и пустота. Падало настроение…

Неужели в нем нет чего-то такого, чтобы заполняло его сознание и являлось причиной активности. Он был в поиске этого.

56. Некоторые философы уверены, что, барахтаясь в собственном интеллектуальном мирке, они могут повлиять на мир. Мир, дескать, сам придет к ним и начнет изменяться в соответствии с их исследованиями. Эти философы не вырываются из мира знаков. До тех пор, пока эти философы не будут разбавлять вину и ответственность за человечество, все их мечты о влиянии на мир останутся мечтами.

57. В любой философии (в том числе и той, которая стала классической) всегда движет скрытое или явное переживание, или эмоция. Поэтому любая философия — это только представление и не более. Именно поэтому существует много философий, которые прекрасны, но которые имеют совершенно противоположные точки зрения. Потому что наши чувства всегда противоречивы и даже парадоксальны.

58. Некоторые философские теории как патология сознания.

59. Философы говорят о Сущности. Она не нужна Человеку. Феномен Человека заключается в жизнеутверждающем восприятии жизни без помощи Сущности. Его устраивают маленькие сущности — квазисущности — иллюзии. Приближение к Сущности — это всегда приближение к Ничто, приводящее к деградации сознания. Таким образом, вопрос о Сущности должен изучаться настолько, насколько это способствовало бы безопасности сознания от деградации. В конце концов, проблема сущности — это псевдопроблема, которую можно удалить из философии или оставить как науку о структуре деградации сознания в процессе ее продвижения к Ничто.

60. Сколько зубов — сознаний поломали философы, грызя гранит Сущности!

61. Ум — зубы философа и не более.

62. Философия о Сущности, какой бы глубокой она не была, каким бы известным философом она не писалась, в конце концов, является субъективной конструкцией о Ничто.

63. Человек умереть по науке не сможет, так как метафизика, в конце концов, всего лишь наука о том, насколько глубоко мышление способно описывать пограничные переживания и чувствования (переживания ужаса небытия).

64. Философствование — это всегда уменьшение воли.

65. Необходимо отличать филистерское философствование от научного. Пожалуй, только последнее можно назвать философствованием.

66. В большинстве случаев все философы — личности, которые не совершают поступков, но имеют склонность их анализировать.

67. Есть испражнения, которые вызывают восторг интеллектуалов разных поколений. Это параноидные испражнения великих философов.

68. Корень мышления в той его части, которая направлена на познание нечто метафизического, запредельного, всегда произрастает из почвы чувствования и переживания. Таким образом, философии как науки, изучающей запредельные и метафизические объекты, не существует. Философия всегда обречена на редуцирование до уровня психологии, замаскированной под некую «философию». Та строгая философия, которая нам известна, всего лишь синтез из лучших достижений естественных наук и фантастико-мистических конструкций.

69. Очень часто философы винят своих коллег за то, что они не понимают классиков философии, так как их надо понимать. В действительности, они их винят за то, что те не понимают так, как они это сами понимают.

70. Философы подразделяются:

  •  Философы как ученые.
  • Философы как духовные практики.

71. Чем понятнее наука и чем лучше она объясняет окружающее, тем более она (эта наука) мифологична. Предсказуемость и прогнозирование в науке — это всегда миф. То есть имеет место некая беспроблемность и всепонимание. Читай науку и успокаивайся. Но стоит нам по настоящему войти в некую систему мышления и знаний, где все это исчезает и начинается истинная философия. Возникает вопрос: а в психологии есть ли проблемные точки, есть ли немифологичности? Там, где психология «сползает» в проблемность и непонятность, там она начинает быть философией.

72. Там, где в философии имеет место борьба параноиков, кончается философия и начинается психология.

73. Философия — мембрана клетки психологии.

74. Реальная философия — внешняя граница психологии, открытая миру запредельного. Увы! Часто мы имеем дело лишь с научной философией как внутренней границей психологии. Хотя нам кажется, что в философии мы открыты запредельному. В действительности, мы открываем свое запредельное не-Я в структуре своего Я.

Это запредельное не-Я — некая тень внешнего запредельного.

75. Околофилософское резонерство никакого отношения к философии не имеет. Это всего лишь психологическая защита интеллектуализацией, развивающаяся в потоке филистерского чтения философских работ. Реальная философия для такого субъекта часто бывает закрыта.

76. Многие проблемы естественных наук в начале были чисто философскими. Потом, по мере развития они перешли в разряд чисто научных проблем. Так, некоторые проблемы философии уже сейчас являются проблемами психологии. Философия, благодаря своему развитию тает.

77. Беспредметное брюзжание параноиков-«философов» есть философский мусор, из которого иногда настоящие философы делают философию.

78. Чаще всего новые философы рождаются благодаря непониманию старых философов.

79. Все психологические и философские парадоксы — это парадоксы мозговых путей и структур.

80. Философское мышление всегда депрессивно.

81. Приходится всё чаще слышать, что эпоха постмодернизма закончилась и вместо неё уже грядёт некая новая эпоха: неоклассики или протеизма и т.п. Согласно некоторым авторам, за каждым «пост-» грядёт своё «прото-», дескать «конец реальности», о котором так много говорили «постники» всех оттенков, от Деррида до Бодрийара беспредметный разговор. При этом авторы, противореча себе же, утверждают, что наступает виртуальная эра. Но ведь именно об этом же предрекали постмодернисты, понимая под «концом реальности» уход в виртуальную реальность. Поэтому ни о каком протеизме речи и быть не может, а просто идёт развитие постмодернизма. Очевидно, что оно будет продолжительным и возможно распространится до «конца света». А дальнейшее плавание в виртуальном мире, напоминающее последнюю фазу наркотической зависимости и предполагающее исчезновение берега, т.е. самого экрана компьютера — и создание трехмерной среды обитания, как разновидности «ада того же самого», воздействующей на все органы чувств, и, будет развитием постмодернистского проекта, о котором предрекали классики постмодернизма. Конечно, некоторым очень хочется заявить о себе, как о первооткрывателях новой эпохи, ввести новые слоганы и понятия этой новой эпохи, «»застолбить открытие новой эпохи», но многие из них не осознают того, что такая возможность «столбления новой эпохи» стала возможной именно благодаря существованию постмодернизму как объективной реальности, а не некоему выдуманному и модному мировоззрению, на смену которого грядёт нечто новое. Всегда будут возникать нарративные авторы (виртуозы нарративности), которые будут открывать эпоху за эпохой… потому и будут, что мы живём в эпоху тиража авторов, которые будут тиражировать эпохи за эпохой. Некоторые авторы, вероятнее всего спешат, рисуя протоэпоху (протеизм), несмотря на то, что постмодернизм только-только начал расцветать (о какой протоэпохе можно говорить, если Россия ещё до сих пор с аппетитом травится продуктами западного постмодерна). По-видимому, такие гипотезы связаны с тем, что некоторые авторы так и не поняли глубоко постмодернизм, уловив только его отдельные стороны, не познакомившись с множеством различных его проектов, но уже поспешили заявить о его кончине. Необходимо отметить, что многие авторы почему-то не осознают того, что дуализм модерн — постмодерн является фундаментальным, как фундаментальны дуализмы: волна-частица, плюс-минус, начало-конец, форма-содержание, случайность-необходимость, деятельность-сознание. Они не осознают того, что имеет место принцип единства модернизма и постмодернизма, и, поэтому третьего не дано. Всё остальное является производным этих главных бимодальностей Бытия.

На самом деле, гипотезы некоторых авторов (например, М. Эпштейна) согласуются с уже известными постмодернистскими проектами и говорить о философской новизне не приходится. На наш взгляд, философскую новизну необходимо искать в другом — в нанофилософии, как мировоззрении, учитывающим качественно новые формы существования психического (например, психосферы), развиваемого благодаря новой психологии — нанопсихологии. Психика будет развиваться в качественно новых условиях, благодаря которым придётся по— новому пересматривать онтологические и гносеологические вопросы философии. Ведь благодаря развитию нанопсихологии появится возможность управлять и манипулировать процессами совести и духовности. Согласно, М. Эпштейну, человек окажется действительно паучком во всемирной паутине, поскольку к каждому его нейрону, клетке, гену и чипу будет что-то приторочено. Каждая его частица будет участвовать в каких-то взаимодействиях, о которых он будет знать и которые должен будет контролировать, в свою очередь контролируясь этими системами. Мозговые сигналы будут прямо передаваться по электронным сетям, мысли будут читаться, поэтому придется быть осторожным не только в словах. В мозгу, посредством наночипов, будет время от времени вспыхивать табличка-напоминание о том, как необходимо мыслить и т.п. Церебрально открытое общество, сосредоточенное в психосфере, может потребовать от всех своих членов такой умственной аскезы, какой раньше предавались только монахи и йоги. Ментальная «корректность» или «гигиена» выработает привычку сурового мыследержания, и человек с особой радостью будет предаваться «снам наяву» — интервалам времени, специально отведенным для «анархии» мыслей. Личность сможет простираться через континенты, планеты, звездные системы, выступать в разных материальных обличиях и социально-профессиональных ролях — и одновременно осознавать единство своей судьбы и моральной ответственности, и все ее воплощения будут советовать друг другу в единой совести. Творчески сильная, вдохновенная личность сможет населять целые миры своими бесконечно множимыми «я». Очеловечивание приборов, орудий и машин, благодаря которым они приобретут человеческие функции движения, вычисления и даже мышления и есть смерть человека в постмодерновом понимании. Потому, что возникнут совершенно иные существа и корень «человек» здесь применять уже не придётся. Всечеловек — это уже не человек, а некий квазибог. Качественное перерождение это всегда смерть старого. Ведь память об индивидуальным психическом и экзистенции исчезнет, останется одна эссенция, которая не достаточна для существования феномена Человека. Обидно только одно, что не успели мы разобраться с тем, что есть Человек, как мы потеряем его.

Всё вышеизложенное, в частности, развитие нанопсихологии, которую мы выдвигаем как новую составляющую психологии, заставит нас по-новому взглянуть на многие онтологические и гносеологические проблемы философии. Поэтому далее, мы попытаемся обосновать новое направление в психологии — нанопсихологию и обозначить контуры этой новой науки, ввести некоторые понятия и категории.

Нанопсихологию, на наш взгляд, можно разделить на три основные области:

1. Область, изучающую психические процессы, обусловленные природными наностуктурами мозга, нервной и нейрогуморальной системами. Эта область, в свою очередь подразделяется на изучение:

а) Психических процессов, обусловленных естественными процессами в наностуктурах (неуправляемые наноструктуры);

б) Психических процессов, обусловленных искусственными процессами в наноструктурах (управляемые оператором наноструктуры в условиях «здесь и сейчас» или запаздывания);

2. Область, изучающую психические процессы, обусловленные искусственно-созданными и управляемыми (в условиях «здесь и сейчас» или запаздывания) или неуправляемыми наностуктурами, которые внедрены в мозг, в нервную и нейрогуморальную системы.

3. Область, изучающую психические процессы, обусловленные влиянием систем (приборов, чипов, наночипов, наноботов, микроизлучателей, микровыключателей, микрокомпьютеров, кодирующие и декодирующие микросистемы, ДНК-компьютеры и т.п.), созданных на основе достижений нанотехнологии. Эти системы либо внедрены в мозговую, нервную нейрогуморальную систему. Либо воздействуют извне.

На наш взгляд, в настоящее время в нанопсихологии существуют следующие проблемы:

1. Проблема влияния наночастиц (наноблокаторов, наноэкранов, наночипов и различных наноэнергетических структур) на психические процессы. Она включает в себя:

a) проблему преобразования биоинформационных полей мозга с помощью наночастиц, помещаемых в различные участки мозга;

б) проблему исследований психических процессов, вызванных влиянием наноблокаторов, наноэкранов, наночипов и различных наноэнергетических структур;

г) проблема управления вышеприведёнными процессами;

2. Проблема подключения мозговых структур и нервов к глобальным сетям (типа Интернет) посредством наноструктур.

3. Проблема управления через глобальную радиосеть (типа Интернет) психическими процессами индивидов с вживлёнными в мозг наночипов и иных наноструктур;

4. Проблема использования вышеприведённых искусственных наноструктур как инструментов для создания новых методов и методик изучения психических процессов;

5. Проблема взаимоотношения искусственных наноструктур, вживаемых в мозг и нервы с естественными мозговыми наноструктурами.

6. Проблема моделирования субъективной психической реальности с помощью влияния искусственных наноструктур;

7. Проблема преобразования, прогнозирования и конструирования психической реальности с помощью вариаций информации, поступающей через наноструктуры;

8. Проблема изучения процессов, протекающих в растворах наночастиц (идеальных и реальных растворах). Переход на макроуровень через растворы наночастиц. Проблема взаимодействия с растворителем.

9. Проблема наноудаления различных структур мозга и нервов. Влияние наноудаления на психические процессы.

10. Поиск пусковых природных нанопроцессов и наноперестроек и имитация этих процессов с помощью искусственных наноструктур.

11. Проблема создания имитаторов кодирования мозговых процессов и психическое протезирование. Мозг кодирует и создаёт значения, а мы будем внедрять искусственные нанопротезы и наблюдать за тем, как изменяются психические процессы, как приживается, кодирующая (искусственная) система к природной. Проблема двоичности. Модели мозга (голографическая и др). Нанокодирующие структуры зрения, восприятия, обоняния. Нанокоррекция памяти, мышления, проводимости и т.п.

12. Исследование психики по мере вращивания искусственных наноструктур в системы зрения и восприятия. (Это не грубое «бехтеревское» удаление и наблюдение, а внедрение наноструктур (наноботов), вырабатывающих гармоны, лекарства и т.д.

13. Нанофизиология — психология — секреция и т.д.

14. Исследование корреляции между психическими процессами (мышлением и т.п.) с нанопроцессами, влияющими на психические процессы.

15. Сила мысли и её отражение в нанопроцессах.

16. Код духовности.

17. Создание мозговой наносреды, изменяющей психические процессы.

18. Синергетика и самоорганизация (постмодернистические проекты)

19. В настоящее время существует пропасть между наноструктурными исследованиями и психическими процессами, так как до сих пор пока слабо изучены молекулярные механизмы мышления и памяти А может быть лучше искать пусковые, кульминационные, бифуркационные, синергетические механизмы в мозгу, которые определяют психические процессы.

20. Нонопсихология — наука, изучающая корреляции между наноструктурными преобразованиями и психическими.

21. Нанопсихология — это моделирование на психопатию. Можно математически моделировать психопатию.

22. Нанопсихология — как наука об очень тонких психофизиологические переключениях работы головного мозга. Нанопсихология может стать одним из современных психологических методов (в психологии). Как метод меченных атомов.

23. Нанопсихология как наука о создании искусственных нейросетей, имитирующих естественные (синтез сетки, как в сетчатых полимерах)

24. Замена некоторых частей мозга ДНК-вычислителями (см. нанобиология)

Всё вышеизложенное, в частности, развитие нанопсихологии, которую мы выдвигаем как новую составляющую психологии, заставит нас по-новому взглянуть на многие онтологические и гносеологические проблемы философии и развитие нанофилософии будет неизбежным.

(Подробнее см. Гарифуллин Р.Р. Нанопсихология как новая наука. Нанофилософия как новое мировоззрение. Сб. статей «Человек перед лицом глобального вызова», Философское общество Татарстана, Казань, 2006 с. 101-106. )

Доцент, кандидат психологических наук, Рамиль Гарифуллин

См. также:

Нанопсихология как новая наука. Нанофилософия как новое мировоззрение

© , 2010 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика