.
  

© Рамиль Гарифуллин

Аддиктивность и нанопсихология нашей цивилизации как главная составляющая вызова человечеству.

В рамках второго Бакинского международного гуманитарного форума — ежегодного мероприятия выдающихся представителей политической, научной и культурной элиты мирового сообщества, включая известных государственных деятелей, лауреатов Нобелевских премий по различным отраслям науки и руководителей влиятельных международных организаций, я был руководителем (модератором) круглого стола «Традиционная система ценностей в постмодернстской культуре» (секция «Реинтерпретация личности в эпоху постмодернизма».

Мой доклад «Нанопсихология и посмодернистская психология как новые составляющие глобального вызова человечества», был посвящён тому, как трансформируются в наше время различные структуры личности (смыслы, мотивы, установки, цели и др.), что заставляет нас в новых условиях (глобального погружения в мир различных аддикций (зависимостей): нарко-, алко-, игро-, фанато-, бого-, клепто-, взятко-, нефте-долларо-, интернет-зависимость, в условиях раздвоения между реальным и виртуальным, между процессом и результатом и др. ), когда разрушаются условия для существования смыслов, исходные смыслы и сущности, полагать, что смысл есть? Всё это является главной причиной непонимания различных субъектов нашей планеты.

нанопсихология и постмодерн

Именно в условиях постмодерна, когда всё меньше и меньше условий для развития воли (труд как источник эмоционально-волевого развития человека исчезает), усиливается маниакальность и аддиктивность различных субъектов планеты, что в свою очередь значительно снижает внутренние условия для их творчества.

Благодаря этим аддикциям понижается терпимость субъектов друг к другу и этот социошизофренический монстр планеты Земля, вскормленный и подсевший на нефтедоллары (страны, которые плодят паразитирующих бездельников и взяткоманов), становится глухим к другим субъектам. Очень важно в этом случае не забывать, что такое «мания». Это главное зерно любой аддикции. Это психический процесс влечения к какой-то ценности, которая дается без работы воли, то есть, получение радости от приобретенной ценности без преодоления и называется «манией». Наоборот, если человек испытывает радость от приобретения благодаря какой-то работе, то он получает состояние нормальной радости, заслуженной полученной в процессе переживания.

Так например, взяткомания возникает тогда, когда чиновники и руководители получают очень большие суммы, которые не соответствуют их затратам. Это связано с тем, что у нас в России есть легкие нефтедолларовые деньги. У нас значительная часть людей, олигархов имеют гигантские капиталы, которые пришли «влегкую», без преодоления. Все это сверху опускается вниз и становится нормой, некой культурой. Гигантская «халява» верхушки опускается на другие уровни. Все эти механизмы имеют глобальный характер во всех странах мира. На международном форуме этот тезис вызвал наибольшее внимание и поддержку со стороны аудитории.

Не в этой ли глухоте, вызванной маниакальностями и аддикциями разного формата, одна из проблем вероятных войн и напряжений планеты?

Несмотря на актуальность вышеприведённых проблем имеет место отсутствие чёткой научно-психологической концепции аддиктивной (зависимой) личности, и как следствие, недостаточность знаний о психологии аддиктивного поведения. Поэтому молодёжь всё чаще и чаще уходит от концептов к перцептам (не читает тексты)! (воспринимает визуальные образы, видеоклипы и т.п.)

Ранее мы показали [1, с.180-205], что у личности при столкновении с виртуальной реальностью, подвергаются значительным качественным трансформациям, не только цель, но и такие составляющие личности, как мотив, смысл, установки, ценности, которые уже не подчиняются закономерностям классической психологии (например, деятельностной парадигмы). Не в этом ли причина низкой эффективности профилактики аддиктивного поведения, основывающейся на вопросе «зачем?», то есть на поиске общего целевого основания виртуальной (искусственной) и константной (настоящей) реальности, которое, по-видимому, общим для этих реальностей уже быть не может. Общей не может быть и причинная обусловленность, базирующаяся на вопросе «почему?», то есть на поиске смысла. И что тогда заставляет аддиктивную личность полагать, что смысл, который теперь играет и раздваивается, существует? Как аддиктивной личности в процессе такого раздвоения смыслов найти нужный смысл?

Для того, чтобы ответить на эти вопросы попытаемся вкратце проанализировать основные классические психологические подходы к проблеме аддиктивности.

В рамках когнитивного подхода [7, c. 42] психическая зависимость от искусственной реальности анализируется в связи со специфическими механизмами локуса контроля и нарушениями в структуре когнитивных процессов. В этих работах низкий уровень внутреннего контроля рассматривается как основная причина, затрудняющая отказ от искусственной реальности, а нарушения когнитивных процессов — как основная причина снижения социальной адаптированности. И наоборот, высокий самоконтроль и ответственность за себя рассматриваются как важнейшее условие, препятствующее аддиктивности личности. Показано, что достаточно эффективным методом профилактики аддиктивного поведения, проводимого в рамках когнитивного подхода, является устрашающий метод, основанный на физиологических знаниях об опасности искусственных и деструктивных миров (например, мира наркотических иллюзий).

Согласно психоаналитическому подходу [8, c. 78] аддиктивность связана с генезисом психической зависимости и дефектами психосексуального развития. Аддиктивная зависимость рассматривается психоаналитиками как следствие регрессии, связанной с бессилием «Я» и невозможностью преодоления фрустрации и беспомощности при встрече с трудностями. Нами показано [2, с.209-219], что в личности всегда присутствует желание возвращения в детство, то есть к способности воспринимать и чувствовать в малом многое. Поэтому это возвращение происходит искусственно, то есть с помощью переселения в мир виртуальных реальностей (от наркотических до интернет-реальности).

С точки зрения бихевиорального подхода, отмечается низкая устойчивость аддиктивных личностей, а также очень высокая результативность поведения, направленного на погружение в виртуальный мир. В этом случае, отказ от потребления от виртуального мира рассматривается как поведение с высокой степенью неопределенности и отсутствием удовлетворительных поведенческих схем.

Согласно гуманистическому подходу [10, с.332] аддиктивность вызвана реакцией личности на экзистенциальную фрустрацию, как протест против социального давления, скуки, невозможности самореализации, как стремление «потреблять счастье в чистом виде». Трансактный анализ рассматривает аддиктивность как игру, в которой игроки занимают определенную позицию, позволяющую каждому из них получать свою выгоду, наличие которой фиксирует психическую зависимость от виртуальных миров.

Согласно манипуляционному подходу [1, с.103] удаётся сформировать лишь сравнительно непродолжительную целевую установку против погружения в мир виртуальности, не затрагивая смысловых структур аддиктивной личности. Сюда входит широкая классификация и описание различных методов кодирования: гипнотическое, манипуляционное, условно-рефлекторное, шоковое, рефлексотерапевтическое, биоэнергетическое, иллюзорное, психохирургическое, комплексное и др. Такая классификация в психологической науке приведена впервые. Выявлен общий алгоритм в технологии всех этих методов, названный благодаря схожести с техникой иллюзионного искусства, иллюзионизмом. Увы! Благодаря манипуляционному подходу удаётся сформировать лишь сравнительно непродолжительную целевую установку на настоящую реальность, не затрагивая смысловых установок и личностных ценностей.

Таким образом, в настоящее время остро встала проблема разработки неклассического (постмодернистского) подхода к психологии аддиктивной личности. Всем этим требованиям, на наш взгляд, соответствует смысловой подход [1, с.174].

Согласно смысловому подходу главная причина виртуализации личности усматривается в утрате личностью ее смыслообразующих ценностей жизни [1, с.174], деформации системы ценностей [9, с.368 ] и жизнеутверждающих смыслов [11, с.134]. Следовательно, в «лице» проблемы аддиктивного поведения мы столкнулись с одной из сложнейших проблем, степень разработанности которой явно не соответствует её актуальности, но отражает состояние ограниченности классической или модернистской психологии (в т.ч. эмпирической психологии).

Таким образом, положения модернистской психологии, согласно которой прогнозы и описание личности можно делать на основе анализа её прошлых психических свойств, смысловых структур (личностных смыслов, установок, ценностей и др.), полагаясь на причинно-следственные связи (детерминизм), иерархию, системность, структурность, сообразность, субъект-объектность и другим условностям модернизма, не всегда оправдывают себя. Практика показывает, что психика творческой личности чаще всего бывает непредсказуемой, в силу непредсказуемости её внутренней (бессознательной) и внешней (социальной и др.) сред, в которых она укоренена. Психика творческой личности всегда «играет в кость или рулетку», «забыв» обо всех своих прошлых смысловых структурах [3, с.656].

Поэтому напрашивается применение постмодернистского подхода, благодаря которому нам удалось бы понять как могут изменять свою природу при столкновении с виртуальной или аддиктивной реальностью, различные составляющие психики. (От постмодернизма нам уже никуда не деться, так как маятник «модерн-посмодерн» как вечный двигатель будет работать всегда и ждать заката постмодерна не стоит). Ведь в настоящее время, мы можем лишь объяснять изменение определенного содержания, благодаря тому, что наша конкретная теория определяет личность исключительно как содержание. Такая теория может сформулировать, что именно должно измениться, и в последствии она может констатировать, что же изменилось и во что оно превратилось; однако то, как именно стало возможным такое изменение, останется теоретически необъяснимым до тех пор, пока наше объяснение оперирует понятиями о тех или иных определенных содержаниях (E.T.Gendlin). Согласно Джендлину, избежать данное положение может лишь теория, закладывающая возможность изменения в свои объяснительные структуры.

Всё вышеизложенное подтверждает, что внедрение положений постмодернистской философии с помощью своих подходов (текстологического, номадологического, шизоаналитического, нарратологического, симуляционного и др.) могдо бы оказаться более полезным для решения проблемы наркомании. Так, например, номадологический подход [6, с.524], на наш взгляд, при анализе динамичных смысловых структур аддиктивной личности (Ж. Делёз, Ф.Гваттари), должен основываться: а) на рассмотрении смысловых структур как бесструктурных (смысловая ризома, игра смысловых структур); б) на трактовке смыслового пространства как децентрированного и открытого для территориализации (ацентризме); в) на новом понимании детерминизма в смыслопорождении, основанного на идее принципиальной случайности сингулярного события (неодетерминизме, событийности); г) на снятии самой возможности выделения оппозиций внешнего и внутреннего, прошлого и будущего и т.п. (бинаризме); д) на придании феномену смысла проблематичного статуса (постметафизическом мышлении). Таким образом, существенным моментом процессуальности смысловой структуры (ризомы), в частности, аддиктивной личности, является принципиальная непредсказуемость ее будущих смысловых процессов: «парадоксальный элемент» потому и парадоксален, что он выходит за границы знания, очерчивающей рассматриваемое пространство трансформаций смыслов.

Симуляционный подход [6, с.729], в отличие номадологического, должен выявлять наличие в смысловых структурах исследуемых аддиктивных личностей нединамичные, стабильные смысловые структуры (деструктивные ценности, смысловые диспозиции и конструкты), как некие искусственно-живые, психические «протезы» — симулякры, оторванные от реальности и сформированные как извне (например, социумом), так и изнутри (например, наркотиком). Благодаря памяти, аддиктивная личность зацикливается на этих прошлых смысловых процессах (например, на тех же самых образах наркопотребления), которые никогда не надоедают, и, которые распространяются на настоящие процессы, стремящиеся выйти за пределы этого прошлого. В результате, настоящие смыслы входят в конфликт с «законсервированными» прошлыми смыслами, что и становится причиной опустошающего невротизма аддиктивной личности. Не в этом ли одна из проблем потери интереса молодёжи к традиционным ценностям?

Если в симуляционном подходе ещё существует некое осознание деструктивных смыслов, то в шизоаналитическом подходе [6, с.979], на наш взгляд, имеет место отсутствие этого осознания (Ж.Делёз, Ф.Гваттари). Шизоанализ таким образом, интерпретирует свободное от нормативирующих смысловых структур общества поведение донаркотической и наркозависимой личности, которые могут свободно реализовывать свои желания как «деконструированные субъекты» — как «шизоидные»: но не в качестве поступков психически больных людей, а как линию поведения лиц, сознательно отвергающего каноны общества в угоду своему естественному «производящему желанию», своему бессознательному.

И наконец, согласно текстологическому подходу постмодернизма [6, с.823, с.196], на наш взгляд, для более корректного описания психических процессов необходимо выходить за рамки лого-(фоно-архео-телео-фалло-)центризма, как способа мышления. Не всегда в психике имеет место лишь одна психическая реальность, а происходит столкновение и взаимодействие различных психических реальностей.

Таким образом, в настоящее время, цивилизация благодаря усилению аддиктивности в условиях глобализации (открытой незащищённости), находится в ситуации риска и опасности (взмах бабочки на одном полушарии может вызвать бурю на другом). Более успешному решению всех вышеприведённых проблем и внедрению постмодернистских подходов может способствовать, выдвигаемое нами новое направление в психологии — нанопсихология [13], которую можно разделить на три основные области:

1. Область, изучающую психические процессы, обусловленные природными наностуктурами мозга, нервной и нейрогуморальной системами. Эта область, в свою очередь подразделяется на изучение:

а) Корреляции между психическими процессами, и процессами в природных наностуктурах (неуправляемые наноструктуры);

б) Корреляции между психическими процессами и процессами в искусственных наноструктурах (управляемые оператором наноструктуры в условиях “здесь и сейчас” или запаздывания);

2. Область, изучающую психические процессы, обусловленные искусственно-созданными и управляемыми (в условиях “здесь и сейчас” или запаздывания) или неуправляемыми наностуктурами, которые внедрены в мозг, в нервную и нейрогуморальную системы.

3. Область, изучающую психические процессы, обусловленные влиянием систем (приборов, чипов, наночипов, наноботов, микроизлучателей, микровыключателей, микрокомпьютеров, кодирующие и декодирующие микросистемы, ДНК-компьютеры и т.п.), созданных на основе достижений нанотехнологии. Эти системы либо внедрены в мозговую, нервную нейрогуморальную систему. Либо воздействуют извне. Это проблема подключения мозговых структур и нервов к глобальным сетям (типа Интернет) посредством наноструктур.. управления через глобальную радиосеть (типа Интернет), разрешение которой позволит управлять психическими процессами индивидов с вживлёнными в мозг наночипов и иных наноструктур;

Таким образом, по нашим прогнозам, в недалёком будущем психонаночипирование станет нормой. Уже сейчас началось биочипирование (контроль за перемещением человека в пространстве через интернет, его пульс и т.д.) Кто-то может возразить, сказав, что это станет ущемлением прав человека не только на его действия, но и на свободу его мыслительного процесса, который в недалёком будущем будет детектироваться в режиме «здесь и сейчас». Думаю переживать не стоит, из-за то, что каждая клеточка «организма» нашей цивилизации будет знать, что творится со всей цивилизацией в целом, и, наоборот, что единый мировой компьютер будет знать, что творится с каждой клеткой организма нашей цивилизации (аналогия с организмом). Только в этом будет заключена основа нашего будущего выживания.

Литература

  1. Гарифуллин Р.Р. Кодирование личности от алкогольной и наркотической зависимости. Манипуляции в психотерапии (монография). Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. — 256 с.
  2. Гарифуллин Р.Р. Новая теория наркозависимости. Тезисы докладов 18-го съезда физиологического общества им. И.П. Павлова. — Казань, 2001. — С. 63
  3. Гарифуллин Р.Р. Постмодернистская психология или язык и алгоритмы искусства в психологии Образование и культура постмодерна: сб. статей / Казан. гос. ун-т. — Казань:Каз.ун-т, 2005. — С. 48-50.
  4. Леонтьев Д.А. Психология смысла. — М.: Смысл, 2007. — 511 с.
  5. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субьектности. Ростов-на Дону: Феникс, 1996, 512 с.
  6. Постмодернизм. Энциклопедия. — Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом, 2001. — 1040с.
  7. Психологические особенности наркоманов периода взросления (опыт комплексного экспериментально-психологического исследования) /Березин С.В., Лисецкий К.С. Самара: «Самарский университет», 1998. — с. 201.
  8. Россохин А.В. Проблема психотерапии наркомании / В кн.: Тезисы международной конференции «Проблемы интеграции академической и практической психологии»: Тезисы докладов. Самара: «Самарский университет», 1999. с. 78.
  9. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. — 368 с.
  10. Фромм Э. Иметь или быть? М.: Прогресс, 1990. — 332 с.
  11. Шакуров Р.Х. Эмоция. Личность. Деятельность (механизмы психодинамики). — Казань: Центр инновационных технологий, 2001. — 180 с.
  12. Deleuze G. , Guattari F. Rhizome // Capitalism et schizophrenie. Mille plateaux. Paris, Les Editions de Minuit. 1980. 298 p.
  13. Гарифуллин Р.Р. Нанопсихология как новая наука. Нанофилософия как новое мировоззрение. Сб. статей «Человек перед лицом глобального вызова», Философское общество Татарстана, Казань, 2006, с. 101-106

См. также:

Где находится Центр Сознания и Воли? Уничтожит ли его Человек, благодаря развитию нанопсихологии?
Рождение нанофилософии и нанопсихологии
Нанопсихология как новая наука. Нанофилософия как новое мировоззрение

© , 2012 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов