.
  

© В. Рыбаков, А. Покрышкин

Совместима ли психология и естественнонаучная парадигма?
(окончание)

««« К началу

ГЛАВА 3. ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ О НЕ СОБЛЮДЕНИИ НЕФОРМАЛИЗОВАННЫХ ПРАВИЛ ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОЙ ПАРАДИГМЫ

Вот эта, выше описанная, парадигма хорошо «работает» в естественных науках. И именно она не «работает» в науке «психология». В чем же дело? Можно предположить, что детализация этой парадигмы под конкретную науку «психология» произошла с ошибками. Под детализацией мы подразумеваем, конкретные методики: получения эмпирических данных (наблюдений), проведения экспериментальных исследований, построения теорий, верификации знаний, описания знаний (научный язык), которые отражают в своей структуре специфику данной науки.

Но на наш взгляд, дело не в этом, а в более глобальных просчетах, вернее сказать упущениях. В тех дополнительных принципах парадигмы, которые явно в виде высказываний не сформулированы, которые принимаются по умолчанию, как очевидные. И как очевидные, переносятся в психологию, даже не рассматриваясь и не обсуждаясь. Именно эти очевидные, «априорно верные» правила, в применении к психологии оказываются вовсе не столь очевидны, и более того не верны или, лучше сказать, не применимы. Они требуют изменения, адаптации под новые условия.

Таких неявных правил (принципов), по нашему мнению — четыре. Давайте детально с каждым из них разберемся, сформулируем и постараемся подобрать приемлемую форму для науки психологии.

§ 1. Первый принцип — реальность изучаемого объекта

Сперва разберемся с понятием «Реальность» (далее в тексте Р.).

Реальность (от позднелат. realis — действительный), существующее в действительности. В диалектическом материализме термин «Р» употребляется в двух смыслах: 1) объективная Р., т. е. материя в совокупности различных ее видов. Р. противополагается здесь субъективной Р., т. е. явлениям сознания; 2) все существующее, т. е. весь материальный мир, включая все его идеальные продукты (БСЭ, изд. 3).

Приведенное выше определение Реальности дано с позиций диалектического материализма, но, по сути, отношение, диктуемое данным определением, разделяют все приверженцы материализма и просто большинство людей.

«В апрельском номере журнала “Physics World” [2002] опубликована статья американского философа науки Роберта Криса (Robert Crease) с анализом воззрений ученых-физиков на окружающую реальность. Философа интересовали сугубо практические суждения этой категории людей о том, что в этом мире “реально”, а что нет. Базой для умозаключений послужил опросный лист с нехитрыми на первый взгляд вопросами: например, “полагаете ли вы реальными Землю, камни, галлюцинации, эмоции, цвета, длину волны, вязкость, кинетическую энергию, гравитационную постоянную, электрон, атом по Бору, массу, действительные числа, мнимые числа…”. В общей сложности задавалось около трех десятков вопросов, на которые ответили больше полутысячи физиков. Одни, как на блиц-турнире по шахматам, быстренько расставили галочки в клетках (“да”, “нет”, “не уверен”). У других наивные, казалось бы, вопросы вызвали замешательство. Третьи пришли в ярость и вернули лист нетронутым, не преминув отметить, что философы никогда не умели ставить вопросы правильно… (Любопытно, что коперникову модель Солнечной системы назвали “реальной” и “нереальной” равные доли опрошенных — по 43 %. Поровну разделились мнения и о реальности и нереальности волновой функции квантовой системы. Галлюцинации, кстати, считают реальными 40 %, эмоции — 49 %)» [3].

Больше половины физиков считают галлюцинации и эмоции нереальными, если бы в списке были названы другие проявления психики, то и их, скорее всего, постигла бы та же участь. А как обстоят дела с пониманием реальности у ученых психологов?

«Все, что мы собираемся вам сказать, — это ложь. Поскольку у нас нет требований к истинности и точности, мы постоянно будем вам лгать. Но если вы будете вести себя так, как будто наши утверждения действительно истинны, то убедитесь, что они работают» [24, С. 19].

Это говорят психологи-практики, заявляющие, что им не нужна теория. Психологи-теоретики не столь откровенны, они не делают таких прямых заявлений. Психологов-теоретиков условно можно расположить на оси, где один полюс — те, кто считает себя приверженцем естественнонаучного подхода, другой — приверженцы гуманитарных подходов. Естественники, говоря о феноменах психического, периодически вставляют обязательное замечание, приблизительно такого содержания: «этот психический процесс — результат деятельности человеческого мозга». Это заявление, как индульгенция — да, я оперирую абстракциями, которые не могу подтвердить опытным путем, но то, что я говорю — обобщенно отражает работу мозга (материального), просто я детально не знаю, как это там действительно происходит. А для того, чтобы эта индульгенция имела силу, надо ей придать статус общепринятого убеждения. Для этого возникают объясняющие теории, которые привязывают отдельные феномены психики к конкретным материальным проявлениям. Если отдельные проявления психики можно объяснить свойствами человеческой материи, то и все остальные, по аналогии. Привязка эта, в большинстве случаев, имеет гуманитарную природу, а не естественнонаучную. А достоверность этих теорий зиждется на том факте, что ее принимает большинство живущих в данный момент психологов-теоретиков. Просто принимать больше нечего, а это хоть похоже на правду. Так появились бихевиоризм, необихевиоризм, когнитивизм и др. Проще говоря, для психологов-естественников, феномены психического — условная реальность, не «настоящая», абстракция, введенная для удобства объяснений.

Гуманитариям проще, для них в принципе не стоит вопрос реальности. Он просто не обсуждается, как несущественный в данном подходе. А если и обсуждается, то термин — «реальность» принимает специфическое значение. Например: реальность — это понятие, обозначающее конструкцию, которая моделирует все, что является содержанием нашего сознания. В таком понимании термина любая психологическая теория — создает свою реальность и далее существует только в очерченных пределах, не соотнося ее ни с реальностью других теорий ни с реальностью мироздания. «Божественный подход» — создать мир (реальность) и в нем жить. Но это частный случай, большинство психологов гуманитарного направления, скорее всего, относится к реальности психического так же, как большинство людей — не психологов.

Попробуйте спросить любого человека: «То, что происходит во сне — это реально или нет?» Опросите десяток людей. Хорошо, если двое ответят утвердительно. Большинство скажет: «Нет». Иногда отвечают: «Не знаю, не думал об этом».

А затем спросите тех же людей: «Атомы или молекулы, они реальны или нет?» Большинство ответит: «Конечно, реальны». Все они видят сны ежедневно, и никто не видел атомы и молекулы, кроме как на картинках в книгах, однако вторые реальны, а первые — нет. В мире людских представлений царит тирания материального. Только оно существует. А все остальное? Вот тут начинаются парадоксы. Оно вроде бы и есть, а вроде бы и нет. С одной стороны мы с этим нематериальным миром живем, используем его, постоянно на него влияем и от него зависим, но признать его равным миру материальному не можем или не хотим.

Говоря о нематериальных проявлениях мира, даже употребляют слово реальность, но обязательно с добавлением (условная реальность, реальность смысла, субъективная реальность, мистическая реальность, религиозная реальность, трансцендентная реальность и т. д.). Небольшое добавление, но отношение меняется существенно, примерно так же, как менялось отношение к человеку во времена апартеида, если к слову человек добавлялся небольшой довесок — чернокожий. Придумываются сложные конструкции, концепции, которые пытаются обосновать эту двойственность положения. Например, нематериальные явления окружающего мира начинают объясняться структурной организацией материи. Говорят о самоорганизации материи, информационной нагрузке материи и многом другом.

Пытаются выявить законы развития этих структур, строят теории информации, но попробуете добиться ответа на простой вопрос, какое из этих двух понятий: структура и материя, или информация и материя — самодостаточно отображает реальность. Или по-простому: «Что из них реально?» Про материю все однозначно скажут — да, реальна. А про структуру или информацию — уйдут от ответа на вопрос: «ее нельзя рассматривать отдельно от материи, все надо изучать в комплексе», или: «мы можем ее рассматривать отдельно от материи, только как абстракцию» — вариантов масса, но только не конкретный ответ «да» или «нет».

Когда вам приснится кошмар, и вы проснетесь с ужасом в душе, с бешено колотящимся сердцем и в холодном поту, и будете себя успокаивать: «Это лишь сон, этого на самом деле нет», — какая часть вашей психики права? Та, которая эмоционально среагировала на события во сне так же, как на события окружающего нас материального мира, или наш рассудок, повторяющий заученную фразу о том, что этого «НЕТ, НЕТ, НЕТ!!!».

А наши фантазии о том, что могло бы быть? Например, самое банальное: «А вдруг он (она) мне изменяет?!» А дальше следуют переживания и вполне реальные действия, иногда даже с трагическими последствиями. Где поставить грань между реальным и нереальным?

Многим покажется наше следующее предложение примитивным. Но все же лучше примитивная ясность, чем замысловатая неопределенность. Тем более если эта «примитивность» дает вполне конкретные результаты.

Предложение очень простое: «как осетрина бывает только одной свежести [М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита»], так и РЕАЛЬНОСТЬ БЫВАЕТ ТОЛЬКО РЕАЛЬНОЙ. ЕСЛИ СУЩЕСТВУЕТ — ЗНАЧИТ РЕАЛЬНО, ЕСЛИ РЕАЛЬНО — ЗНАЧИТ СУЩЕСТВУЕТ. БЕЗ КАКИХ-ЛИБО ОГОВОРОК И ОГРАНИЧЕНИЙ.

Тут же напрашивается возражение: «Но ведь мир материального и мир психического различны, иначе бы не ломали столько копий в спорах философы, психологи и другие ученые».

Конечно, различны! Это та очевидность, что принимается аксиоматически, просто по определению. Когда мы заявляли, что все существующее — реально, мы вовсе не собирались поставить знак равенства между материальным и психическим. Мы говорим о подобии различных реальностей. Что природа этих разных реальностей схожа в основополагающих принципах, хотя и различается в частностях. Что есть законы общие для всего мироздания, универсальные. Мысль, высказанная до нас несчетное число раз. Но если есть законы общие для всего мироздания, применимые для любой реальности, то значит все эти реальности — познаваемы. То есть и Р. Психического — познаваема и к ней применимы подходы гуманитарных и естественных наук:

— ей присущи явления, которые могут быть восприняты (то, что в естественных науках называют чувственным познанием);

— ей присущи внутренние закономерности, которые можно непротиворечиво описать.

Р. Психического и ранее признавалась реальной, например в метафизике. Метафизика признавала нематериальное — реальным, и более того считала его основанием для всего мироздания, но не ставила перед собой задач познания ни мира материального, ни мира причин — субъективного, по крайней мере, методами сопоставимыми с научными. Сформулировал это Аристотель в своих работах — Meta ta physika (после физики).

Естественные науки опираются на чувственный опыт при изучении (на факты), а нематериальное чувственному опыту не подвластно. Кто сказал? Все тот же Аристотель в тех же работах (сверхчувственное не доступно опыту).

Во всем виноват Аристотель. Не правда ли господа психологи? А те, кто поверил не проверив, абсолютно не причем.

А кто пробовал признать психическое реальным и доступным опыту, и подойти к изучению этой реальности с позиций е.-н. парадигмы?

Никто, а, следовательно, утверждения многомудрого Аристотеля и всех его последователей остаются всего лишь предположениями, подлежащими проверке.

И если мы признаем психическое реальным и доступным опыту, и у нас существует успешная, «работающая» методология познания Р. материальной (е.-н. парадигма), то эту же методологию можно применить для постижения Р. Психического, только применять ее надо к другому объекту изучения, адаптировав. Что мы и попробуем сделать.

А пока — второй принцип.

§ 2. Второй принцип — объект познания (познаваемое)

Давайте рассмотрим еще раз классическую схему познания:

Субъект (от лат. subjektum — лежащий в основании) — одна из главных категорий философии, обозначающая человека действующего, познающего, мыслящего в отвлечении от его конкретных индивидуальных характеристик.

Объект (от лат. objektum — предмет) — обозначает объект реальности материальной или идеальной.

С материальной реальностью все понятно, а как понимают реальность идеальную?

Идеальный (фр. ideal; греч. idea идея): 1) идеальное — способ бытия предмета, отраженного в сознании; результат процесса идеализации — абстрактный объект, который не может быть дан в опыте; 2) воображаемый, реально несуществующий.

Просто замечательно! Материальное могут изучать науки естественные, оно доступно опыту. Идеальное (идеи, смыслы, продукты интеллектуального и художественного творчества) не доступные опыту могут изучать науки гуманитарные. А то, что находится посередине между этими территориями познания — психику, порождающую «идеальное» для гуманитарных наук — кто и как будет изучать ее?

Гуманитарные науки? Они могут изучать продукты психики. Но, саму психику, как она устроена и как работает — нет, только частично. Гуманитарная наука может изучить все, что связано с рождением идеального, все явления, что причастны к этому рождению, и даже принимать эти явления за причины, но всегда останется темная, недоступная взгляду полоса между территорией таких причин и территорией следствий. И что происходит в этом недоступном взгляду исследователя промежутке, как происходит превращение причин в следствия — останется вопросом без ответа. Можно объяснить появление эмоции мотивом, но как происходит переход от мотива к эмоции, каков механизм — на это гуманитарные науки ответа не дадут.

Естественные науки? Да, они заявили, что идеальное — это результат работы мозга. Мозг и его работа — тот механизм, что превращает причины в следствия, механизм — недоступный гуманитарным наукам. Но доступный естественным, ведь мозг материален, а материю мы изучать умеем. И изучали, но не изучили. Столетия (уже столетия!) неудачных попыток. Пора, наверное, сделать выводы и что-то поменять в первоначальных предположениях и установках.

Так и осталась область психики «ничейной» территорией, окраиной одновременно двух городов, города естественных наук и города гуманитарных наук. Областью, где пересекаются интересы двух мегаполисов, областью, которую ни один из мегаполисов не может взять под свой контроль и навести там порядок. Именно не может, хотя и хочет. А как выглядят окраины крупных мегаполисов, вы хорошо себе представляете. Так выглядит в настоящий момент и психология. И если продолжать рассуждения в русле этой аналогии, то единственный достойный выход — это построить на этой территории новый город, город новой науки. Независящий ни от одного из соседей, равный им. Когда он возмужает и станет большим, возможно именно он станет объединяющим звеном между двумя гигантами: гуманитарной и естественной науками. И будет просто наука.

Существующие в современной науке схемы познания мира работают или с материальным или с идеальным. Для познания Р. Психического в них нет места. Но если мы признаем психику реальностью, доступной познанию, то необходимо дополнить классическую схему познания. Старая терминология уже неотделима от старого содержания. Для того, чтобы избежать ловушки стереотипов, мы в дальнейшем, в этой работе, заменим устоявшиеся термины на их синонимы:

ОБЪЕКТ ПОЗНАНИЯ, ОБЪЕКТИВНОЕ — на ПОЗНАВАЕМОЕ.
СУБЪЕКТ ПОЗНАНИЯ, СУБЪЕКТИВНОЕ — на ПОЗНАЮЩИЙ,
ПОЗНАВАЕМОЕ — это реальности мироздания, изучаемые ПОЗНАЮЩИМ.

Для каждой реальности свои правила познания. Что изучают естественные науки? Окружающий материальный мир. Каждая наука — свой раздел Р. Материального, специфические его проявления.

Для реальности материального схема познания выглядит так:

ПОЗНАЮЩИЙ, в рамках е.-н. парадигмы, тоже изучался, но лишь в пределах, необходимых для создания самой е.-н. парадигмы, правил, по которым происходит поиск научных знаний. Но самое главное — это то, что изучение ПОЗНАЮЩЕГО шло по правилам гуманитарных наук, т. е. рассуждения и логика без прямой опоры на конкретные эмпирические факты, на опытный материал.

После формирования е.-н. парадигмы, вопрос: «Как ПОЗНАЮЩИЙ познает?» — продолжал волновать только философов, да в дальнейшем психологов. Ученые же естественных наук над этим вопросом задумывались редко, у них другой предмет изучения.

Вернемся к психологии. Что изучает наука «психология»? Психику человека — Р. Психического. И значит, схема познания Р. Психического должна выглядеть так:

Логично?

Потребуется лишь адаптировать другие положения е.-н. парадигмы под новую схему, новый ОБЪЕКТ ПОЗНАНИЯ. При этом, как ПОЗНАЮЩИЙ познает, нас волновать будет не больше, чем ученых естественных наук. ПОЗНАЮЩИЙ способен познать ПОЗНАВАЕМОЕ, придерживаясь определенных правил. Практика показала, что этих правил вполне достаточно для успешного развития наук. Ну, так оставьте в покое ПОЗНАЮЩЕГО и займитесь ПОЗНАВАЕМЫМ, в соответствии с правилами е.-н. парадигмы.

А то, что, изучая ПОЗНАВАЕМОЕ, по отработанной технологии, мы, в конце концов, узнаем, как ПОЗНАЮЩИЙ познает — это будет самым приятным парадоксом ситуации. Обретет тот, кто отказался от обретения.

Что изучают гуманитарные науки в новой терминологии, какую реальность? Логично предположить — Р. Идеального. А где пройдет демаркационная линия между Р. Психического и Р. Идеального? Оставим вопрос открытым. Всему свое время, главное правильно его поставить, а ответ будет. Кто его даст и когда, на данный момент не столь важно.

А пока отвлечемся и зададим себе вопрос: «Почему никто ранее не адаптировал е.-н. парадигму под новый ОБЪЕКТ ПОЗНАНИЯ? Почему Отцы-основатели науки “психология” пытались использовать е.-н. парадигму, перенеся ее из точных наук, ничего в ней не поменяв, не адаптировав под другое ПОЗНАВАЕМОЕ (другую реальность)?».

«Мне представляется такая вот картина…» (В.С. Высоцкий):

1. Тирания материализма:

Психическое — не реально, оно — лишь проявление материей своих свойств. Значит, изучая человека материального, изучим его свойства и познаем человека психического.

2. В рамках формирования е.-н. парадигмы субъективное (психика человека) и так изучалось (см. выше). Следовательно, просто этот процесс надо расширить и углубить.

Чем собственно психология и занялась.

В результате стали изучать вместо Р. Психического — Р. Материального (физиология, гормоны, медиаторы, проводимость кожи и т. д.) в надежде постичь устройство Р. Психического. Но последняя не давалась — ее стали просто придумывать, лишь бы как-нибудь, хотя бы умозрительно связывая ее с данными изучения Р. материального. Психологи-теоретики стали пользоваться правилами гуманитарных наук, продолжая традиции философов. Ни одна из естественных наук не вводит с такой легкостью теоретические конструкты, основанные не на результатах наблюдений или на обсервационных терминах, а на ассоциациях и аналогиях (например: все теории памяти).

Психологи же предпочитают использовать теоретические конструкты, которые невозможно подвергнуть ни прямой, ни косвенной эмпирической проверке. Более того, на основании одних теоретических конструктов вводят другие, часто замыкая эти конструкты в кольцо.

«Мы слышим о том, что человек упорно трудится, потому что он мотивирован, и судим о том, что он мотивирован, потому что он упорно трудится».

«…В психометрии, когда создается шкала для измерения определенного конструкта, такого как отчужденность или интеллект, а затем конструкт определяется с помощью шкалы» [32, С. 67].

Так и хочется процитировать Станислава Лема: «Сепульки — … см. Сепулькарии, Сепулькарии — … см. Сепуление, Сепуление — … см. Сепульки».

В учебнике по методологии психологических исследований черным по белому написано: «ТЕОРИИ в эксперименте непосредственно проверить нельзя» [21, С. 17].

Какая естественная наука может позволить себе такое утверждение?

В психологии общепринято, что теория и практика настолько разделены, что теорию практикой не проверяют. Да и сделать это невозможно. Практика (исследовательская) изучает явления Р. Материального, теоретически их не обобщая. Теория же пытается объяснить явления Р. Психического, никак не опираясь на практику. Практики эмпирического познания Р. Психического просто нет. Опираться не на что. На практику эмпирического познания другой реальности опереться невозможно. (Все равно, что строить теорию развития млекопитающих на основании изучения строения насекомых.) В результате, теоретическая психология стала гуманитарной наукой, продолжая считать себя естественной.

Результат известен — перманентное состояние глубокого кризиса. Поправить же Отцов-основателей их детям — последователям в голову не пришло. Приличия оказались сильнее стремления к истине, и дети пошли стопами отцов. А то, что е.-н. парадигма по отношению к психологии оказалась неуспешной, так это парадигма виновата, значит, нам не подходит — придумаем другую.

Извините господа психологи-естественники за обидное сравнение, но вы похожи на персонаж из анекдота, который ищет потерянные ключи не там, где потерял, а под фонарем, потому что там видно лучше.

Изменение схемы познания, для науки «психология», введение нового ПОЗНАВАЕМОГО (другой реальности), влечет за собой два следствия, которые мы выделили в отдельные принципы.

§ 3. Третий принцип — обособленность реальностей

Никто не будет отрицать, что явления Р. материальной влияют на Р. Психического и наоборот, разные Реальности существуют не изолированно друг от друга. Но явления одной реальности друг другу значительно «ближе», нежели явления разных Реальностей. Это утверждение тоже из разряда тех, что принимаются аксиоматически. Если бы это было не так, то не было бы необходимости деления на различные Реальности. Очень редко явления Р. Материальной требуют для своего объяснения привлечения Р. Психического, следовательно, и наоборот. Исходя из заявленной подобности Реальностей: материальной и психической, их «равноправии», логично предположить, что явления Р. Психического должны объясняться, по преимуществу, с использованием в качестве объясняющих оснований-фактов той же Реальности — психического. Почему по преимуществу, а не всегда?

Потому, что человек живет одновременно в обеих Реальностях, и они в нем взаимодействуют. Вопрос, как изучать взаимодействие Реальностей, пока оставим открытым, а вернемся к изучению Р. Психического.

ДЛЯ ОБЪЯСНЕНИЯ ЯВЛЕНИЙ Р. ПСИХИЧЕСКОГО ДОЛЖНЫ ПРИВЛЕКАТЬСЯ ОБЪЯСНЯЮЩИЕ ПРИНЦИПЫ, ПРИНАДЛЕЖАЩИЕ Р. ПСИХИЧЕСКОГО, И ТОЛЬКО, КОГДА ИХ НЕДОСТАТОЧНО, И УДАЕТСЯ ПОКАЗАТЬ НАЛИЧИЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РАЗНЫХ РЕАЛЬНОСТЕЙ — ПРИВЛЕКАЮТСЯ В КАЧЕСТВЕ ОБЪЯСНЯЮЩИХ ПРИНЦИПОВ ЯВЛЕНИЯ Р. МАТЕРИАЛЬНОГО.

Вы думаете, что мы предлагаем нечто совершенно новое, ранее не опробованное на практике?

Вспомним про науку Социологию.

На заре становления этой науки Эмиль Дюркгейм (1858—1917) предложил два правила, которые были приняты и являются основой методологии социологии.

1. «Социальные факты должны рассматриваться как вещи» [25].

Вещь по Дюркгейму — это «всякий объект познания, который сам по себе не проницаем для ума» [25]. Для получения достоверного знания «уму необходимо выйти за пределы самого себя, путем наблюдений и экспериментов последовательно переходя от наиболее внешних и непосредственно доступных признаков к менее видимым и более глубоким» [25].

Иными словами признание социальных фактов вещами — это признание реальности этих фактов и введение новой Реальности — социальной.

Правомерно ли введение новой Реальности — Социальной? Мы не знаем, наш предмет рассмотрения — Р. Психического. Но первопроходец в применении е.-н. парадигмы к «Р. Нематериальной» — Эмиль Дюркгейм, пусть он явно и не сформулировал это.

2. «Социальные факты должны объясняться другими социальными фактами» [25].

Не фактами других наук (других Реальностей), не абстрактными теоретическими конструктами, а фактами Р. Социальной.

Полное совпадение с нашим третьим правилом.

И хоть и говорят сейчас о кризисе Социологии, но сравните науки Социологию и Психологию. Сравнение не в пользу последней. В социологии нет не сопоставимых теорий, она выглядит намного более цельной наукой. В социологии теоретические построения проходят проверку практикой, в отличие от психологии, где законодательно закреплено — теория практикой напрямую не проверяется.

В социологии нет раскола между теорией и практикой, практика строится на теории, теория вытекает из практики. В психологии же, любая Школа включает в себя Теорию и Практику, связь между которыми весьма условна. Часто единственным связующим звеном является название Школы, которой они принадлежат.

Социология намного больше походит на естественные науки, чем психология.

§ 4. Четвертый принцип — «чувственное» познание применительно к Р. Психического

Вся методология познания Р. Материальной в естественных науках «завязана» на чувственное познание этой реальности, при помощи органов чувств (первый принцип е.-н. парадигмы). Ощущения, поступающие от органов чувств, восприятие явлений окружающего мира, на основе этих ощущений — вот та глина, из которой делают кирпичики знаний об Р. Материального, строят здания теорий и возводят города естественных наук.

Если мы хотим применить к психологии принципы е.-н. парадигмы, то должны найти аналог чувственного восприятия для явлений Р. Психического. Возможно ли это? Да возможно. Мы не будем сейчас подробно разбирать этот вопрос — это сделаем более обстоятельно в описании методологии наблюдений и экспериментов. Здесь же, лишь покажем принципиальную возможность «чувственного» познания Р. Психического.

Явления Р. Психического мы все с вами постоянно ощущаем и воспринимаем и делаем это не органами чувств. Чем? Не знаем. Да и это сейчас не важно. Р. Материального человек начал изучать, не зная, как устроены его органы чувств, он просто пользовался возможностью чувственного познания. Так и мы будем пользоваться возможностью ощущать и воспринимать явления Р. Психического, а чем и как — это будущие открытия будущих ученых, постигающих Р. Психического.

Когда вы смотрите на предмет окружающего мира — происходит чувственное восприятие явлений Р. Материального.

Когда вы вспоминаете, как выглядит, какой-либо предмет, или просто фантазируете, или наблюдаете случайную череду зрительных образов, проносящуюся перед вашим внутренним взором, вы воспринимаете явления Р. Психического. И органы чувств здесь не причем. При некоторой практике легко научиться (а многим и учиться не надо) видеть одновременно: глазами — внешний мир, внутренним взором — явления Р. Психического. Более того, внутренний взор способен видеть в направлении, не совпадающем с направлением глаз человека. Люди, потерявшие зрение (и сами глаза), способны к внутреннему зрению.

Данное сравнение можно провести по всем органам чувств нам доступным, всегда найдется аналог внешних ощущений — «внутренние», с этими органами чувств напрямую не связанные.

Более того, восприятие явлений Р. Психического дает нам новые, непривычные свойства аналогам внешних восприятий, тех, что нет при восприятии Р. Материального.

Например:

— Практически любой человек легко определит, какую эмоцию он сейчас переживает. Как он ее воспринимает — это уже сложнее. При попытке описать ощущения от переживаемой эмоции, аналогов внешним органам чувств не хватит. Останется нечто существенное, что не сводится к «внутренним зрительным», «внутренним слуховым», «внутренним тактильным» и др. ощущениям. Что? Этот вопрос заслуживает более серьезного изучения и описания, и мы к нему обязательно вернемся в отдельной статье, а, скорее всего в нескольких, посвященных е.-н. изучению эмоций (Р. Психического).

— Ощущения, аналогичные тактильным (ощущения температуры или давления) мы можем воспринимать не только по границе изучаемого объекта, а по всему объему, занимаемому изучаемым объектом в Р. Психического, замечая изменения ощущений по этому объему.

— И многое другое, но об этом будем говорить в конкретных работах по изучению Р. Психического.

Все правила е.-н. методологии по добыванию знаний об окружающем мире, накопленные многими поколениями ученых, применимы к постижению Р. Психического, но исходный материал для построения теорий и для их верификаций — это наши «внутренние» ощущения и восприятия, а не внешние. В связи с этим, более корректно употреблять словосочетание — эмпирическое познание мира, а не чувственное. Чувственное — это эмпирическое, но по отношению к Р. Материального.

А теперь пропишем е.-н. парадигму по отношению к Р. Психического.

Начнем по пунктам, при этом мы сначала будем прописывать, как данный пункт парадигмы выглядит в применении к Р. Материальной, затем этот пункт, адаптированный к Р. Психической. При этом будем добавлять некоторые «умолчания», так как именно они будут претерпевать изменения при адаптации парадигмы к другой реальности и отдельные «смысловые» изменения, имеющие цель «подчеркнуть» суть предлагаемых изменений.

ГЛАВА 4. ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ ПАРАДИГМА В ПРИМЕНЕНИИ К РАЗНЫМ РЕАЛЬНОСТЯМ, СРАВНЕНИЕ

1. ПРИНЦИП ОПОРЫ НА ЭМПИРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ

Р. МАТЕРИАЛЬНОГО Р. ПСИХИЧЕСКОГО
1. Источником эмпирических данных о явлениях Р. Материального служат органы чувств — источники «внешних» ощущений и «внешних» восприятий («внешние» наблюдения).

2. Как правило, в качестве исходных и/или конечных этапов построения научной теории выступают явления Р. Материального (опытные данные служат толчком для логических умозаключений, результат логических умозаключений должен получить материальное подтверждение)

1. Источником эмпирических данных о явлениях Р. Психического служат «внутренние» ощущения и «внутренние» восприятия («внутренние» наблюдения).

2. Как правило, в качестве исходных и/или конечных этапов построения научной теории выступают явления Р. Психического (опытные данные служат толчком для логических умозаключений, результат логических умозаключений должен получить психическое подтверждение)

2. ПРИНЦИП РАЦИОНАЛЬНОСТИ

Р. МАТЕРИАЛЬНОГО Р. ПСИХИЧЕСКОГО
1. Все явления в «мире материальном» в принципе подлежат не противоречивому описанию.

2. Логическая конструкция, которая способна эти явления не противоречиво описать, может быть создана человеческим разумом

1. Все явления в «мире психическом» в принципе подлежат не противоречивому описанию.

2. Логическая конструкция, которая способна эти явления не противоречиво описать, может быть создана человеческим разумом

3. ПРИНЦИП РЕДУКЦИИ

Р. МАТЕРИАЛЬНОГО Р. ПСИХИЧЕСКОГО
Научная теория всегда сводит объясняемое из Р. Материального, к каким-то основаниям из Р. Материального, признанным заранее верными. И лишь в исключительных случаях к основаниям из Р. Психического Научная теория всегда сводит объясняемое из Р. Психического, к каким-то основаниям из Р. Психического, признанным заранее верными. И лишь в исключительных случаях к основаниям из Р. Материального

4. ПРИНЦИП ИДЕАЛИЗАЦИИ

Р. МАТЕРИАЛЬНОГО Р. ПСИХИЧЕСКОГО
Выбираются только те свойства явления, которые, по мнению автора теории, позволяют увидеть сущность явления в «чистом виде» Выбираются только те свойства явления, которые, по мнению автора теории, позволяют увидеть сущность явления в «чистом виде»

5. ПРИНЦИП ПРОСТОТЫ

Р. МАТЕРИАЛЬНОГО Р. ПСИХИЧЕСКОГО
«Явления надо объяснять более простыми гипотезами, если они ни в чем существенном не противоречат внешним наблюдениям» «Явления надо объяснять более простыми гипотезами, если они ни в чем существенном не противоречат внутренним наблюдениям»

6. ПРИНЦИП НЕЗАВИСИМОЙ ПРОВЕРЯЕМОСТИ

Р. МАТЕРИАЛЬНОГО Р. ПСИХИЧЕСКОГО
Предлагаемые теории (гипотезы) должны подтверждаться иными эмпирическими данными Р. Материального и логическими рассуждениями, отличными от тех, на основании которых предложены Предлагаемые теории (гипотезы) должны подтверждаться иными эмпирическими данными Р. Психического и логическими рассуждениями, отличными от тех, на основании которых предложены

ГЛАВА 5. ПРЕДШЕСТВЕННИКИ

То, что мы предложили, как е.-н. парадигму, адаптированную к изучению Р. Психического, по отдельности, кусочками встречалось ранее. И не просто встречалось, но и давало хорошие результаты.

СОЦИОЛОГИЯ. Выше мы уже упоминали о Эмиле Дюркгейме, который практически ввел новую Реальность — Р. Социального Мира и потребовал такого же отношения к ней, как к Р. Материального. Более того, он потребовал, чтобы явления одной реальности получали объясняющие основания в рамках той же реальности.

НЛП. Несмотря на то, что НЛП с самого своего рождения, позиционировалось как психотерапия, которой совершенно нет дела до теоретического обоснования своей практики, и на заявления Отцов-основателей НЛП, что все, что они рассказывают о психике — это выдумка, но выдумка работающая — несмотря на все это, именно в НЛП начали вплотную работать с наблюдениями и экспериментами над явлениями Р. Психического. «Внутреннее» видение, слышание, речь. Все то, что в НЛП назвали модальностями, и субмодальностями. Используя «внутреннее» наблюдение адепты НЛП стали выделять объекты Р. Психического, описывать свойства обнаруженных объектов, пробовать их изменять. Вот тогда и обнаружилось, что, изменяя некоторые свойства обнаруженных объектов психики, мы вдруг получаем существенные изменения в поведении человека, в его психическом состоянии.

Фактически именно НЛП массово начало изучение Психического, как реальности. И именно потому, что они обнаруживали закономерности, присущие объектам психики, именно поэтому практика НЛП оказалась столь успешной. К сожалению, за первыми успешными шагами в верном направлении, не последовало ни анализа своей успешности, ни формулировки принципов и правил постижения Р. Психического. Непринятое официальной теоретической психологией братство НЛП заявило: «А нам и не нужна теория — мы практики». Дальше больше. Основатели НЛП, заявив, что все, что они рассказывают — ложь, тем самым открыли своим последователям прямую дорогу к фантазированию о Р. Психического, вместо изучения.

«Таким образом, все, что мы называем убеждениями, ценностями, идентичностью, решениями, представлениями, ожиданиями, парадигмами, знаниями, миссиями, целями и намерениями, — это не более чем номинализации сознания, перерабатывающего различные аспекты информации. Ни одна из этих «вещей» отнюдь не является реально существующим «объектом». В лучшем случае мы можем назвать их «предметами сознания». Не кто иной, как мы сами вызываем их к жизни и делаем это, измышляя их. Они реальны лишь в этом смысле» [35, С. 27].

И сейчас большинство работ по НЛП — фантазии, имеющие с действительностью Р. Психического столь же мало общего, как и психоанализ Фрейда или теория поля Курта Левина (НЛП вовсю пользуется терминологией Психоанализа — подсознание, предсознание и т. д. в качестве объясняющих принципов, и, подобно Курту Левину, пытается описать психику, как единую теорию поля НЛП (Дилтс, Бэндлер, Холл, Боденхамер)).

Лишь иногда проскальзывают находки закономерностей из Р. Психического. Мы не будем сейчас останавливаться на конкретных примерах, это неизбежно придется сделать позже, выделяя сокровища закономерностей Р. Психического из багажа, накопленного НЛП, от подделок-фантазий. Фантазии, кстати, тоже — явления Р. Психического и, следовательно, реальны. Просто не надо подменять одни явления Р. Психического другими.

Несмотря на критику, приведенную выше, хочется еще раз сказать: «Именно НЛП сделало большой шаг по пути изучения Р. Психического, положило начало накоплению эмпирических фактов из Р. Психического и переоценить ценность этого шага трудно».

ЭРИКСОНИАНСКИЙ ГИПНОЗ. Другой пример работы с реалиями Психического — Эриксонианский гипноз.

Переключение внимания человека с «внешнего» наблюдения на «внутреннее», с одних объектов Р. Психического на другие (со зрительных на слуховые и кинестетические), перемещение этих объектов во внутреннем пространстве, изменение их свойств, создание новых объектов и «связывание» их с уже существующими (формирование воспоминаний детства, которых в жизни не было) и многое другое. Результат — эффективная психотерапевтическая практика. Эффективная, потому что работа идет с реалиями Психического. Эриксонианский гипноз — это школа, которая воспитывает людей, работающих с Р. Психического и накапливает опыт эмпирического познания этой реальности. К сожалению, эриксонианский гипноз тоже позиционируется исключительно как практическая дисциплина и никаких попыток теоретического обобщения своего опыта не делает, по крайней мере, с позиций е.-н. парадигмы.

Примеры можно продолжать и дальше, просто мы выбрали наиболее яркие и близкие, тому, что предлагаем.

ГЛАВА 6. ВОЗМОЖНОСТЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ ДРУГИХ РЕАЛЬНОСТЕЙ

Р. Материального, Р. Психического, выше мы упоминали Р. Идеального и Р. Социального. Сколько правомерно ввести Реальностей?

Мы не знаем, но нам кажется, что введение каждой новой реальности, должно быть очень хорошо обосновано. И аргументы «ЗА» должны быть чрезвычайно тяжеловесны. Иначе, в случае успешности изучения Р. Психического, процесс возникновения новых Реальностей примет лавинообразный характер. И причина будет не в поиске истины, а, как это ни прискорбно, в деньгах.

Посмотрите на количество разных наук. Физиологическая психология и психофизиология — разные науки. Социальная антропология и антропологическая социология — разные науки, причем первая, существуя уже несколько десятков лет, до сих пор не определилась с предметом изучения собственной науки. Список можно продолжать очень долго. Ни за что не поверим, что поиск истины потребовал создания такого количества различных наук. А вот то, что для отдельной науки будет отдельное финансирование, отдельные ставки, ученые степени и прочие материально-денежно-престижные блага — в это верим сразу, на все 100 %.

ГЛАВА 7. ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ ПАРАДИГМА В ПРИМЕНЕНИИ К НАУКЕ «ПСИХОЛОГИЯ»

Человек — существо, живущее в разных реальностях, действующее в разных реальностях, тот объект мироздания, в котором Реальности взаимодействуют, влияя друг на друга. То, что мы описали как е.-н. парадигму, адаптированную к изучению психики человека, на самом деле лишь часть стоящей перед исследователем задачи. Полная схема подхода к изучению человека будет содержать три раздела:

1. ИЗУЧЕНИЕ МАТЕРИАЛЬНОГО МИРА ЧЕЛОВЕКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ Е.-Н. ПАРАДИГМЫ ДЛЯ Р. МАТЕРИАЛЬНОЙ.

2. ИЗУЧЕНИЕ ПСИХИЧЕСКОГО МИРА ЧЕЛОВЕКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ Е.-Н. ПАРАДИГМЫ ДЛЯ Р. ПСИХИЧЕСКОЙ.

3. ИЗУЧЕНИЕ ВЗАИМОДЕСТВИЯ ДВУХ РЕАЛЬНОСТЕЙ В ЧЕЛОВЕКЕ.

Отдельно встает вопрос изучения взаимодействия двух Реальностей. По сути, предстоит выработать парадигму для изучения взаимодействия двух различных Реальностей. Наверняка этот процесс будет не быстрым. Сейчас же мы хотим предложить только отдельные правила:

а) Явления одной реальности привлекаются в качестве объясняющих оснований для явлений другой реальности, только в том случае, если не удается найти объясняющие основания в рамках одной реальности с объясняемым явлением, и если удается опытным путем показать взаимосвязанность явлений из разных реальностей.

б) Явления одной реальности можно связать с явлениями другой реальности, но нельзя на основании явлений одной реальности вводить новые понятия, теоретические конструкты, принадлежащие другой реальности.

ГЛАВА 8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе был использован термин «Реальность» и определены его референты. Была дополнена основная эпистемологическая схема познания (введен новый объект познания). На основании измененной схемы познания и в соответствии с понятием «Реальность» была прописана естественнонаучная парадигма применительно к науке «психология». Предположения сделаны, осталось проверить практикой. Практическим подтверждением, в данном случае, будут теории, хорошо объясняющие природу и законы психики. Теории, обещающие вырасти в единую, обладающую внутренней цельностью, науку психологию. Психологию, отдельные подразделения которой не будут конфликтовать между собой. Психологию, практическая и теоретическая части которой, будут связанны кровным родством, а не формальной бумажкой о браке, по сути фиктивном. В «Естественную Психологию» (психологию, изучающую естество Реальности Психического по образцу естественных наук).

Инициатива в этом мире всегда наказуема. Сами предложили новую парадигму, значит самим и проверять ее на практике.

Парадигмы и методологии, как и многие теории, формулируются не вначале процесса постижения какого-либо явления. Сначала следует открытие, удачная практическая деятельность и только, когда возникает желание рассказать о своих находках, тогда приходится формулировать, подбирать правильные слова, аргументы, критерии. Процесс открытия и рассказ об открытии — это одна и та же история, но прожитая в разных последовательностях. То, что было сделано самым последним — преподносится первым и наоборот. Таковы законы жанра научной литературы. То, что мы преподнесли, как возможный вариант адаптации е.-н. парадигмы к науке «психология», для нас вовсе не возможный вариант, а хорошо работающая надежная схема для постижения Р. Психического. Но законы жанра неумолимы — сначала парадигма, потом конкретная методология наблюдений и экспериментов, и только потом конкретные результаты изучения психики человека с применением этой парадигмы и методологии. Обещаем долго не тянуть, и в скором времени опубликовать продолжение нашей истории.

ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСЫ

  1. Добронравова И. С. Синергетика: становление нелинейного мышления
  2. История и методология науки.
  3. Киви Берд. Освоение реальности
  4. Козлов В. Трансперсональная парадигма психологии
  5. Кун Т. Логика и методология науки. Структура научных революций
  6. Нестеров В. В. Серия статей по методологии науки. Школа научной мысли
  7. Петров Ю. А., Захаров А. А. Методологические принципы теорий
  8. Рац М. Методология: младшая сестра науки или ее мать?
  9. Щербаков М. 7 путешествий в структуру сознания
  10. Леонтьев В. О. Психология с разных точек зрения
  11. Сага о психике, философии и здоровье человека. Сравнительный ассоциативный глоссарий
  12. Симанов А. Л. Проблема эфира: возможное и невозможное в истории философии физики
  13. Головко Н. В. К вопросу о соотношении физики и геометрии
  14. Симанов А. Л., Стригачев А. Методологические принципы физики. Общее и особенное
  15. ПСИХИАТРИЯ — Истерия — 1.4. Возможная методологическая модель психиатрии

ЛИТЕРАТУРА

  1. Аллахвердов В. М. Методологическое путешествие по океану бессознательного к таинственному острову сознания. М., 2003.
  2. Баженов Л. Б. Строение и функции естественнонаучной теории. М., 1986.
  3. Бахтин М. М. Человек в мире слова. М., 1995.
  4. Бычков В., Бычкова Л. ХХ век: предельные метаморфозы культуры // Полигнозис, 2000. № 3.
  5. Василюк Ф. Е. Методологический смысл психологического схизиса // Вопросы психологии, 1996. № 6.
  6. Волков Б. С. и др. Методология и методы психологического исследования: Учебное пособие для вузов. М., 2005.
  7. Выготский Л. С. Исторический смысл психологического кризиса: Собр. соч. в 6 т. Т. 1. М., 1982.
  8. Гараи Л., Кечке М. Еще один кризис в психологии! // Вопросы философии, 1997. № 4.
  9. Гриндер Дж., Бендлер Р. Из лягушек в принцы. СПб., 1992.
  10. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1991.
  11. Ивин А. А. Логика для журналистов. М., 2002.
  12. Купцов В. И., Хорват Й. На пути к единству наук. М., 1985.
  13. Микешина Л. А. Философия науки. М., 2005.
  14. Ньютон И. Математические начала натуральной философии. М., 1989.
  15. Ньютон Р. Преступление Клавдия Птолемея. М., 1985.
  16. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб., 2002.
  17. Смит Н. Современные системы психологии М., 2003.
  18. Смотрицкий Е. Ю., Шубин В. И. Редукционизм как научно-философский принцип. Днепропетровск, 1999.
  19. Фейнман P. Характер физических законов. М., 1987.
  20. Холл М., Боденхамер Б. Высшая магия НЛП. НЛП-мастер, полный сертификационный курс. М., 2004.
  21. Юревич А. В. Системный кризис психологии // Вопросы психологии, 1999. № 2.

© 2005 В. Рыбаков, А. Покрышкин
© Публикуется с любезного разрешения авторов

««« Назад  К началу 

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов