.
  

© Нaтaлья Аксeновa

Запретный плод воображения

«В женатом состоянии напрягает не то, что у тебя нет других женщин, а то, что нет этой возможности.
Я, может быть, ею бы и не воспользовался, но возможность-то должна быть…».
Из к/ф «О чем говорят мужчины».

запретный плодВы наверняка за собой замечали: если чего-то нельзя, то этого сильнее всего хочется. И наоборот: когда у нас есть какая-то возможность, мы, как правило, ею не пользуемся. Если эта возможность (пусть даже самая пустяковая, как например, возможность есть вилкой) вдруг становится для нас недоступной, наше подсознание включает «обратный ход» и требует вернуть утраченное. Лишение возможности или прямой запрет действуют на некоторых людей магическим образом: то, что еще вчера казалось ненужным, сегодня представляется едва ли не смыслом жизни. Но захотите ли вы потом то, что получите? Попробуем разобраться.

Устоять невозможно

Вы никогда не задумывались, сколько в нашей жизни запретов? Этому нас учат с детства: «Не грызи ногти!», «Не дергай девочек за косички!», «Не топи кота в раковине!» И так далее. Знали бы эти взрослые, что пройдет каких-нибудь двадцать лет, и все эти шалости сами собой перестанут быть такими притягательными. И вовсе не потому, что кота жалко. Просто противоречить уже будет некому и нечему. И тогда на смену одним запретам придут другие.

«Встречаться с женатым — аморально!» «В твоем возрасте надо машину покупать, а не мотоцикл!» — это тот же самый запрет, только поданный под соусом морали и нравственности. Поэтому большие мальчики и девочки так торопятся его нарушить. Ведь есть в этом какое-то особенное удовольствие: поступить наперекор всем, даже если тебе это на самом деле не нужно. Но представьте, что вы получили карт-бланш на все не дозволенные доселе радости. Не потеряют ли они в этом случае свою привлекательность, так же как возможность грызть ногти и мучить кота?

Этот механизм действует практически во всех сферах нашей психосоциальной жизни. Этим, например, объясняется «охотничий инстинкт» при выборе полового партнера: интереснее всего тот объект, который наименее доступен. Отсюда же одна из причин потери сексуального интереса в браке: зачем на него «охотиться», когда оно и так уже «готовое» ждет тебя дома?

Отсюда же психологическая зависимость от алкоголя, никотина, наркотиков, кофе и других препаратов, формирующих аддитивное поведение. Не случайно наркологи уже давно подметили такую особенность: у большинства их пациентов, в состоянии похмельного или абстинентного синдрома, подавленное состояние резко сменяется на приподнятое от одной только мысли о близкой возможности получить «дозу».

Похожим образом наше сознание реагирует и на различные диеты. Ведь любая, даже самая щадящая из них, — это самовольное лишение себя возможности есть то, что хочется. Именно поэтому врачи не рекомендуют начисто лишать себя определенных продуктов, иначе, запретив себе есть, например, шоколадные конфеты, в определенный момент вы сорветесь и за раз уплетете целую коробку.

Любовь — чувство напускное?

Тезис о том, что «разлука обостряет чувства», уже давно и с успехом используют прогрессивные жители мегаполисов. Иначе откуда берутся «гостевые браки» и поездки в отпуск по отдельности. И действительно, чего проще: отправь слегка поднадоевшую половинку за пределы бесплатного роуминга и следи за тем, как вместе с горой немытой посуды (или слоем пыли на мониторе) растут и обостряются твои чувства.

Ну а если серьезно, люди, вынужденные жить в разлуке, неслучайно говорят о «невозможности прикоснуться, поцеловать, обнять» и т. д. Особенно ярко это проявляется, когда происходит внезапный разрыв и «навсегдашняя» потеря любимого. Оставленному партнеру будущее видится в мрачных одиноких тонах, возникает острое чувство потери. Человек готов пообещать или сделать все, что угодно, лишь бы вернуть себе возможность быть рядом с тем, кого любит.

В такие кризисные моменты мы легко идем на поводу у собственных эмоций. Представьте себе женщину, которая четыре года прожила в гражданском браке, а в один прекрасный день собрала чемодан своего слишком затянувшего с предложением кавалера и выставила обоих за дверь. Горе-жених поначалу обрадовался ренессансу холостяцкой жизни, но потом ощутил некоторое неудобство, в том числе и бытовое, и уже в конце недели готов был предложить обиженной даме руку и сердце. Справедливости ради, надо сказать, что у женщины этой и в мыслях не было добиваться заветного штампа такими шантажистскими способами. Но что получилось, то получилось.

Поначалу отношения в этой паре складывались как «секс после ссоры». Однако до криков «горько» дело так и не дошло. На этапе составления списка гостей невеста вдруг затосковала, предложила «немного пожить отдельно», а потом и вовсе перебралась к подруге. Получив, наконец, желаемое, а точнее желаемого, женщина начисто потеряла к нему интерес.

А вот и другая история. Представьте себе женщину, немолодую, но интересную, и, как принято говорить, состоявшуюся, которая в течение долгого времени отвечает резким отказом на все попытки ухаживания со стороны коллеги. Причины отказа сводятся к следующим: претендент непозволительно толст, лыс, ниже по должности и, следовательно, менее обеспечен. Рыцарь поначалу действует проверенными конфетно-букетными методами, но, заметив их неэффективность, внезапно сменяет тактику: с настойчивого преследования на полнейшее безразличие. Женщина испытывает шок.

«Я же была настоящая собака на сене, — признается она. — И к себе его не подпускала, и с другими не давала встречаться. Я вечно на работе, знакомиться особо некогда, да и не с кем. А он вроде как всегда есть. И я знала, что в любой момент могу ему позвонить и назначить свидание. Только я бы никогда этого не сделала. Но знала: он у меня есть».

Спустя неделю и две упаковки успокоительного женщина понимает, что «его» у нее-то на самом деле никогда не было. В силу своих предпочтений (и чего уж скрывать, предубеждений) она бы никогда не стала встречаться с этим человеком, а имевшаяся сублимация отношений, этакое «держание про запас», — во-первых, позволяло ей чувствовать себя желанной, а во-вторых, не давало ей возможности (вполне реальной) завести отношения с достойным ее человеком. К счастью, эта ситуация открыла глаза обоим, и собака перестала охранять сено раньше, чем сено сгнило и собака умерла от голода.

Город больших возможностей

Именно это чаще всего можно услышать от человека, приехавшего «в Москву из России». Другое дело, какие возможности могут быть у человека в городе, где его никто не ждет и где ему не особенно рады. Однако теплую постель в родительском доме и гарантированный кусок хлеба, пусть даже без масла, он готов променять на одно только обещание каких-то там призрачных возможностей. А все потому, что в его родном городе этих самых возможностей просто нет.

Москвичей часто упрекают в том, что живя в одном из красивейших городов мира, они совсем не пользуются этим данным от рождения преимуществом, как-то: не ходят в музеи, не посещают выставки, не следят за новыми постановками столичных театров. Если напрямую спросить об этом москвича, он начнет невнятно жаловаться на нехватку времени и дороговизну билетов. Но тот же самый москвич, забрось его судьба куда-нибудь, где о Третьяковской галерее слышала разве что учительница ИЗО, тут же начнет сетовать, сколько возможностей для культурного времяпрепровождения он оставил в родной столице.

Сказанное выше, кстати, относится и к «стране больших возможностей» — США. Достаточно вспомнить, что сама история этого государства началась с обещаний — земли и свободы. Вы, конечно же, возразите, что возможности, которые нам «дают» крупные города и державы имеют вполне конкретные и материальные очертания: заработать много денег, заниматься любимым делом, реализовать свою мечту. Однако всегда необходимо помнить о том, что возможность — это еще не гарантия, и, приезжая в какой-либо населенный пункт, который славится исполнением желаний, вы не становитесь в очередь к волшебнику страны Оз.

Жизнь как чудо

От возможностей призрачных перейдем к возможностям реальным. В жизни любого человека очень много вещей, о ценности которых он узнает, только когда теряет какую-либо из них. Речь, конечно, идет в первую очередь о свободе и здоровье. Эти два состояния большинству из нас даются от рождения и потому кажутся настолько естественными, что мы замечаем их только по их отсутствию.

Представьте, что вы оказались в помещении, из которого не можете найти выход. Мир по ту сторону вашей «темницы» покажется вам ярким и притягательным, хотя сейчас, наслаждаясь свободой, вы наверняка испытываете к нему весьма вялый интерес.

С темой потери здоровья логично связана тема смерти. Нереализованные возможности — это практически самое первое, о чем мы начинаем думать, когда нас лишают самого главного — возможности жить. Спросите себя, что вы будете делать, если вам вдруг скажут, что следующий Новый год ваши родственники встретят в неполном составе, без вас? Наверняка, первое, что придет вам в голову, это желание успеть реализовать за оставшееся время все, что вы не получили до этого: наконец-то высказать теще (соседу, начальнику, супругу) все, что накопилось, слетать в Париж, объесться мороженым, переспать с наибольшим количеством женщин (или мужчин, или и мужчин и женщин) и так далее. Таким образом, грядущая кончина словно развязывает нам руки: так как будущего все равно нет, о нем можно не беспокоиться, и наконец-то пожить «для себя».

Эта позиция, кстати, очень ярко проявляется в гипотетических разговорах о конце света: узнай вы, что завтра «земля налетит на небесную ось», вы вряд ли бы продолжали читать эту статью. Кто-то немедленно бросился бы звонить однокласснице, чтобы признаться в первой любви, кто-то примкнул бы к армии мародеров. А кто-то, поразмыслив над всем этим, решил бы, что последние дни хотел бы провести с семьей, с самыми близкими и любимыми людьми. Но что мешает вам сделать это сейчас?

А теперь представьте, если бы вам объявили, что с медицинским диагнозом или прогнозом на скорый конец света вышла ошибка: завтра наступит завтра и вы абсолютно здоровый и «валидный» человек.

Ответьте себе честно: что из перечисленного вы все-таки реализуете?

В вашей голове наверняка возникнут различные отговорки: дескать, и денег нет на поездку в Париж, и тещу «старой дурой» не назовешь (с ней еще вон сколько жить), и даже мороженым объедаться не хочется (а вдруг заболеешь и действительно умрешь?).

Конечно, в первое время ваша нервная система, испытав колоссальный стресс, еще будет катить вас по прежним рельсам: вы почувствуете вкус к жизни, попробуете ценить каждое ее мгновение. Но представьте, что после «чудесного исцеления» прошел год или два. По-прежнему ли вы так цените свою жизнь? Вспомните простейший закон физики: тело находится в покое, пока на него не действует другая сила. И ваша нервная система, испытав толчок, тоже вскоре начнет приходить в состояние равновесия. И жизнь снова войдет в обыденную колею.

***

Теперь вы знаете, как влияют на нашу жизнь различного рода «возможности» и как отличить истинную потребность в чем-либо от реакции нашего подсознания на запрет. Частота возникновения и сила таких реакций — признак незрелости психики. Иными словами, чем чаще у вас возникают «странные», неконтролируемые желания в связи с невозможностью сейчас же, сиюминутно, получить желаемое, тем менее вы способны взять под контроль свои эмоции и свою жизнь. Ребенок, который бьется в истерике на полу магазина игрушек, и женщина, которая страшно обиделась из-за того, что муж не смог именно в этот день сводить ее в ресторан, — по сути, одинаковы по уровню своего психоэмоционального развития. Истинная потребность, в отличие от реакции на запрет, более устойчива во времени, осознаваема и лишена каких-либо аффективных характеристик. Иными словами, если любовь продолжается и после разлуки, то это любовь.

© Н. Аксенова, 2010 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов