.
  

© Сергей Романюха

Психология пропаганды: сходства и отличия с PR-деятельностью

Понятие паблик рилейшнз, еще недавно малоизвестное и непривычное для бывшей советской политической культуры и ментальности, в последние годы буквально ворвалось в нашу жизнь. Данное понятие вошло в моду, стало настоящей визитной карточкой новых времен. Весь цивилизованный мир уже не просто привык к нему, но и превратил паблик рилейшнз в эффективно работающие науку и искусство достижения взаимопонимания и согласия между разнообразными субъектами жизни гражданского общества. Но из-за своей «модности» понятие «паблик рилейшнз» часто употребляют к месту и не к месту, вкладывая в него зачастую извращенный смысл. Иногда поверхностный подход к этому направлению деятельности противоречит принципам социальной ответственности институтов гражданского общества, фактически подталкивая к тому, чтобы относиться к общественности как к объекту обмана, манипулирования исключительно в эгоистических интересах субъектов, благоприятный (или неблагоприятный) имидж которых создается любой ценой. Институцилизация цивилизованной профессиональной системы паблик рилейшнз на постсоветском пространстве пробивает себе дорогу через множество объективных и субъективных препятствий. Содержание препятствующих факторов объективного и субъективного характера всегда конкретно историчны. Весомым историческим фактором в этом процессе выступает наследие воздействия пропагандистской машины прошлых лет.

Очень часто в своей повседневной жизни мы оказываемся под влиянием пропаганды. Некоторые свои поступки и мнения многие из нас не в состоянии объяснить, но при этом все мы свято верим в правильность тех или иных суждений, в сенсационность некоторых материалов и убеждаем других в том, что сами не видели, а только лишь слышали или читали. И мало кто из нас задумывается о том, что, возможно, нами манипулируют те или иные силы. Так мы попадаемся в хитро расставленные сети пропаганды.

Термином «пропаганда» чаще всего обозначают метод психологического воздействия на население с помощью средств массовой информации и коммуникации. Пропаганда является методом воздействия, выполняющим функцию ценностной регуляции сознания и основана на психологических механизмах сравнения и оценки. Очень часто наряду с термином «пропаганда» используют термин «агитация». Часто в качестве синонимов «пропаганды» используются слова «ложь», «искажение», «манипуляция», «психологическая война», «промывание мозгов». В действительности задача пропаганды состоит в том, чтобы распространить среди аудитории определенную идеологию для достижения заранее сформулированной цели. Хотя пропаганда принимает различные формы, она почти всегда представляет собой в той или иной форме «активизированную идеологию», иногда пропаганда служит средством возбуждения общественного мнения в поддержку определенных целей, а часто выполняет интеграционные функции, делая публику пассивной и отвлекая ее от любых форм несогласия с существующей системой.

Различают коммерческую пропаганду и политическую пропаганду. Отличием политической пропаганды от коммерческой, а также от традиционной рекламы, является то, что она не только дает чему-либо положительные оценки, расхваливает, но и может быть построена на негативных оценках, которые пропагандисты дают своим противникам или конкурентам. Довольно часто в политической пропаганде используются приемы, которые можно было бы назвать «рекламой наоборот». У пропаганды есть свои рекламируемые товары — мнения, стереотипы, образ жизни и т.д. Она продвигает политику государств, правительств, точки зрения на те или иные события, участвует в формировании имиджей, используя при этом как традиционное убеждение, так и методы суггестивного воздействия.

Попытки использования психологии в пропаганде предпринимались еще в начале XX века. Проблемами психологии пропаганды и агитации занимались во многих странах мира. Наибольшее внимание специалистов в этой области привлекали исследования и практические разработки, которые проводились в США, Германии и Советском Союзе, то есть странах, которые представляли в XX веке основные противоборствующие политические силы.

Значительное развитие исследований в области психологии пропаганды получили в период Второй мировой войны. Наиболее интенсивно они проводились в США. Были получены многочисленные данные о значении пропаганды в американской армии, также неоднократно анализировались результаты ее воздействия на союзников и нейтральные страны.

Основная задача исследователей состояла в том, чтобы отыскать способы проникновения в сознание и подсознание индивидов. Для этого содержание пропаганды подвергалось тщательному анализу. Детально исследовались и экспериментально проверялись система аргументации в пропагандистском сообщении, условия и способы формулирования выводов потребителем, влияние их эмоциональных состояний на восприятие представленной информации. Учитывались такие факторы, как социологические характеристики индивидов, уровень образования, национальность и т.д. Цель этих исследований была в том, чтобы методы пропагандистского воздействия, то есть формирование общественного мнения, сделать максимально эффективными, научиться безошибочно управлять ими и добиваться поставленных целей в максимально короткие сроки.

Большое значение для определения эффективности воздействия пропаганды на человека имеет доверие к той информации, которую ему предлагают. Очевидно, что человек может сознательно изменить свое поведение в соответствии с предоставляемыми ему сведениями только в том случае, если он им поверит.

Пропаганда всегда убеждает в пользу одного мнения, одной идеи, принципа. Американские психологи полагали, что большинство пропагандистских действий можно исследовать по схеме: коммуникатор — коммуникация — реципиент.

Однако «коммуникатор» — весьма условное понятие. Это может быть человек, имеющий непосредственный речевой контакт с другим человеком, или тот, кто использует средства массовой информации. В качестве коммуникатора может также выступать человек, оказывающий определенное влияние на других людей с помощью художественных (символических) средств. Некоторые психологи ставят пропаганду в непосредственную зависимость от средств массовой информации. Безусловно, СМИ обеспечивают одни из самых эффективных условий для установления коммуникаций. Однако существуют виды пропагандистской деятельности, которые осуществляются помимо СМИ, например пропаганда, осуществляемая путем разбрасывания с самолетов печатных материалов, содержащих пропагандистские тексты.

В практике СМИ сегодня широко используются методы подсознательного стимулирования, когда отношение аудитории к тем или иным явлениям окружающей среды формируется с помощью стандартизованных упрощенных представлений (стереотипов, имиджей, мифов, слухов), которые внедряются в поток «организованных» новостей, автоматически вызывая в массовом сознании либо отрицательную, либо положительную реакцию на конкретное событие.

СМИ предлагают вниманию общественности определенный круг вопросов, призывая к осознанию их важности для удовлетворения социальной потребности интересов, формируют первичное отношение к фактам; предлагают различные виды оценок, таких как «хорошо», «плохо», «полезно», «вредно», «положительно». Оценки могут быть сложными: «полезно, но опасно», «достижимо, но при определенных условиях», «выгодно, но потребует затрат». Оценка содержит в таких случаях не только одобрение, суждение, но и элементы рационального знания. Оценка является «принуждающим» средством аргументации.

Наиболее устойчивой является информация, рационально осмысленная и эмоционально усвоенная человеком. Соединение рационального, эмоционального, логического и психологического начал на равных правах является закономерностью убеждающего воздействия.

Существует мнение, что в обществе, развивающемся по законам демократии, эффективнее действуют механизмы логического убеждения. В условиях тирании, диктатуры, монархии народ, не привыкший к мыслительной деятельности, наиболее подвержен внушению. История развития советского государства хорошо подтверждает это положение. Пропаганда с ее методами была тогда включена в процесс обезличивания людей и огосударствления их сознания. Согласно концепции «винтика и колесика» (человека) в государственном механизме, людям была внушена мысль, выраженная в лозунге: «Незаменимых нет». Пресса, как инструмент пропагандистской машины, с помощью внушения приучала человека к тому, что он обязан партии, государству за счастье быть элементом системы и двигаться к светлому будущему.

По мнению американских психологов Д.Крэча и Р. Крачфилда, под влиянием пропаганды каждый индивид ведет себя так, как если бы его поведение вытекало из его собственных решений. Они считают, что можно манипулировать поведением группы людей так, что каждый ее член будет считать, что он поступает в соответствии с собственными решениями, убеждениями. Эти ученые утверждают, что пропаганда понимается как специфическая форма стимулирования, которая в случае успеха приводит к внушению. Следуя их точке зрения, весь процесс воздействия пропаганды можно свести к анализу применяемых стимулов и степени восприимчивости индивида к внушению. Под внушением здесь понимают процесс влияния на поведение индивида без предъявления достоверных фактов и логически обоснованных аргументов. Многие специалисты предлагают различать первичную внушаемость, суть которой сводится к готовности соглашаться с информацией на основе некритичности восприятия, и престижную внушаемость — изменение мнения под влиянием информации, полученной из высокоавторитетного источника. Для американской психологии более характерно рассматривать пропаганду, как способ внушающего воздействия, основанного, прежде всего, на эмоциональных, а не рациональных компонентах психики. Достаточно показательным примером американского подхода к формированию общественного мнения является развернутая в последнее время пропагандистская компания в стране по отношению населения к войне в Ираке, где главенствующим стал лозунг: «Если ты против войны — значит ты не американец». Этот короткий лозунг на самом деле воздействует на познавательные, эмоциональные и мотивационные компоненты психики человека. Таким образом, данное обращение представляет полную структуру из трех взаимосвязанных компонентов, формирующих установку.

Один из приемов внушения, который используется в современной журналистике, — создание резонанса, суть которого заключается в том, что эксплуатируется предрасположенность аудитории остро реагировать на расовые, этнические, религиозные ситуации. Аудитория полагает, что сигналы исходят из нее самой, а не из внешнего источника. На социально-психологическом уровне общественного сознания возникают наиболее устойчивые элементы националистической пропаганды: националистические стереотипы и негативные установки по отношению к другим нациям и народностям. Внушается чувство собственной этнической «исключительности», «превосходства». Сообщения в СМИ подаются в эмоциональной и драматизированной форме. Иногда СМИ выступают проводниками националистических и шовинистических кампаний.

В традиционной коммерческой рекламе и пропаганде есть много общего. Если традиционная коммерческая реклама убеждает человека купить конкретный товар или услугу, которые он позже сможет реально оценить и проверить аргументы рекламиста на практике, то пропаганда — это, как правило, предоставление фактов в кавычках, некой информации, часто описывающей объекты, с которыми человек, возможно, никогда не столкнется лично. О достоверности такой информации человек может судить лишь на основе какой-то другой, но аналогичной информации. При этом критерием оценки достоверности получаемых «знаний» выступает, как правило, уже сформированное мнение получателя информации, его мировоззрение, установки или другие люди, которые являются для него авторитетом. То есть основой достоверности и содержания одной информации здесь чаще всего выступает другая информация, а не сам объект (товар).

Все это создает условия, позволяющие пропагандисту использовать некие приемы психологического воздействия на человека путем определенных манипуляций, часто даже особо не заботясь о том, что тот получит возможность проверить объективную достоверность предоставленных ему сведений.

Следует отметить, что пропаганда — это не только передача неких сведений. Она часто сроится по тем же законам личностной регуляции, как и другие виды системы рекламных коммуникаций. В частности, информация преподносится потребителю так, чтобы он не только «точно знал, что произошло в мире», но и чтобы он захотел и смог передать эти сведения своим знакомым. Пропаганда может нести в себе элемент сенсационности и стимулировать мотивацию социальной ориентированности личности. В этом случае человек получает возможность почувствовать себя осведомленным, хорошо информированным специалистом в той или иной сфере. Такая тактика, как правило, наиболее эффективна в тех странах, где много людей, которые постоянно читают газеты и гордятся тем, что всегда находятся в курсе всех политических событий. В этом случае для разных слоев общества создаются особые источники массовой информации: газеты, журналы, радио и телепрограммы, которым доверяют, на мнение которых ссылаются. Появляются популярные ведущие, комментаторы, политические обозреватели, специалисты, а, по сути, — законодатели моды на источники и способы подачи информации, которые делают это именно так, как нравится целевой группе потребителей. Также может возникать и мода на содержание информации.

В целом пропаганда подразделяется на «белую», «серую» и «черную» в зависимости от ее источника и достоверности информации. При «белой» пропаганде ее источники можно установить с большой точностью, и информация более или менее соответствует действительности. При «серой» пропаганде источник в точности определить нельзя, а достоверность информации находится под вопросом. «Черная» пропаганда использует ложный источник, распространяет ложь и сфабрикованные сообщения и поэтому рассматривается как «большая ложь». В основе пропаганды лежат определенные ценности и идеология. Ее средства могут варьироваться от обычной тенденциозной информации, до откровенной лжи, но цели всегда заранее определены в пользу пропагандиста.

Любая рекламная деятельность, и пропаганда в том числе, в нормальных экономических и политических условиях сталкиваются с конкуренцией, которая ограничивается законодательной базой и действиями организаций, призванных следить за соблюдением законов. В условиях же психологических войн цели и задачи пропаганды меняются. Она становится мало похожей на рекламу, а превращается в средство психологического уничтожения противника.

Пропагандистские акции в этом случае направлены на то, чтобы воздействовать на низменные чувства людей, пробуждать у них ненависть, страх, ужас, дезорганизовать психику человека. В практике пропаганды сложились определенные принципы ведения психологических войн, которые относят к «черной пропаганде». Существует мнение, что именно отсюда появился в нашей жизни термин «черный PR ».

К примеру, во время войны во Вьетнаме американцы прибегали к изощренным приемам ведения психологических войн. Для того чтобы вызвать ужас, — в ночное время через радиоусилители они передавали записанные на пленку стоны, вопли, отчаянный плач ребенка и матери, буддийскую погребальную музыку, звуки, напоминающие голоса диких зверей или воображаемых лесных демонов.

Немцы, во время Второй мировой войны, посылали французским солдатам фальшивые письма из родных городов, рассказывающие о том, что жены адресатов якобы прелюбодействуют с немцами и болеют венерическими болезнями.

Японцы во время войны распространяли среди американских солдат фотографии с изображением обнаженных женщин, чтобы приводить солдат в сильное возбуждение, которое вынуждало бы их забывать присягу и сдаваться в плен.

Такое разрушительное стимулирование психики и составляет, по мнению специалистов, суть пропаганды в условиях психологической войны.

Многие пропагандисты считают, что пропаганда — это инструмент тотальной политики, такой же, как дипломатия и вооруженные силы. Иными словами, это контроль существующей власти за социально–политическими процессами в обществе, а также распространение идеологии для достижения заранее сформулированных правительством целей.

Выступая в 1938 году перед представителями нацистской прессы, Гитлер рассказывал журналистам о том, что ему поневоле приходилось в течение многих лет говорить немцам о мире. Поэтому, готовясь к войне, по его мнению, необходимо постепенно перестраивать сознание немецкого народа, давая понять людям, что существуют проблемы, которые можно решить только военным путем. Для этого, считал Гитлер, надо не пропагандировать войну, а представить внешнеполитические процессы так, чтобы немцы сами начали постепенно требовать применения военной силы, будучи убежденными, в том, что иными мирными средствами проблемы Германии решить невозможно.

В радиопередачах, транслирующих речи Гитлера, использовались приемы звукового воздействия, искусственно усиливающего агрессивные переживания. Все речи Гитлера сопровождались музыкой из опер Вагнера, оказывающей гнетущее впечатление на слушателей: тяжелая, сложная, она создавала ощущение надвигающейся военной машины, способной раздавить человека, и носила угрожающий характер.

В настоящее время происходит эмоционализация нашей социальной жизни, что отражается на содержании прессы и на настроении аудитории, ее оценках и мнениях. В условиях нестабильности, углубления общественных противоречий, психологической напряженности, средства массовой информации становятся экспериментальным полигоном для фанатиков и маньяков, исповедующих идеи насилия во имя будущего добра. Наступает опасное время, когда воздух гласности начинает насыщаться ненавистью, злобой и страхом. В такой обстановке легко воспринимаются сознательно сконструированные «образы врага». В основе механизма создания «образа врага» заложена идея дегуманизации.

Одним из механизмов обработки сознания населения с помощью средств и методов пропаганды является формирование особого мифа. Врага изображают как существо агрессивное, лишенное жалости и каких–либо этических норм, с низким уровнем умственных способностей. Это планомерная демонстрация многочисленных страхов, опасений, неразрешенных конфликтов, имеющих неясные причины, с целью найти виноватого. Это тенденция показывать только плохое и одновременно препятствовать появлению положительной информации об объекте.

К примеру, во время Первой мировой войны, английские газеты использовали подобные приемы против немцев. Английская газета того времени «Джон Булл» планомерно разжигала антигерманские настроения. «Наш долг, — писала она, — вызвать в вашем воображении сцены бойни, изнасилований, грабежей, которыми повсюду отмечено продвижение германских войск». Она предлагали читателям представить, как «пьяный от крови немецкий солдат» насилует их жен. В результате таких действий было сформировано соответствующее общественное мнение среди англичан, которые перестали воспринимать немцев как нормальных людей. Существует мнение, что последствия тех пропагандистских воздействий до сих пор присутствуют в отношениях между этими двумя народами.

Кстати, стереотип «друга» так же опасен, как и стереотип «врага», то есть между положительными и отрицательными имиджами по их влиянию на восприятие человека, практически нет никакой разницы.

По мнению многих ученых, психологические методы воздействия рекламы и пропаганды на население во многом совпадают, хотя очевидными являются и существенные различия, которые определяются некоторыми специфическими задачами пропаганды по сравнению с задачами и целями традиционной коммерческой рекламы.

Основной механизм эффективного психологического воздействия в пропаганде состоит в игнорировании очевидных фактов и аргументов противника, в замалчивании и неточном истолковании событий, искажении противоположных мнений, фальсификации. Очень часто используются невыгодные сравнения, которые подкрепляются «объективными фактами» или «достоверными секретными материалами», полученными из неких «компетентных» источников.

Исследователь проблематики психологического манипулирования в средствах массовой информации считает, что средства массовой информации — это особое окно в мир. Причем, по его мнению, они искажают реальный образ мира, окружающего человека. Даже если в средствах массовой информации будут работать только порядочные люди, все равно представление о мире будет искажено. Объективно охватить весь мир невозможно. По мнению исследователя, умышленное введение в заблуждение читателей, телезрителей, радиослушателей средствами СМИ сегодня распространенное явление. СМИ блефуют с целью получения экономических и политических дивидендов и официальная реклама им менее выгодна, хотя бы потому, что доходы от нее значительно обрезаются налогами. Это приводит к тому, что скрытая реклама оказывается экономически более выгодной.

Гарифуллин представляет некоторые наиболее распространенные приемы искусственного введения в заблуждение в современных средствах массовой информации. Это, прежде всего:

  • Скрытая реклама;
  • Одностороннее и избирательное освещение информации (вырывание из контекста и т.д.);
  • Распространение слухов и «уток» с последующим их опровержением, где, как правило, опровержение будет уже бессильным;
  • Специальные формы изложения материалов, основанные на психологии чтения и зрительского восприятия (компоновка не связанных друг с другом материалов);
  • Специально организованные письма и жалобы;
  • Представление догадок в форме фактов;
  • Организация искусственных скандалов;
  • «Случайно найденные, подкинутые» материалы;
  • Создание определенного имиджа газеты или программы (например, независимая, народная, бесстрашная и т.д.);
  • Ссылка на компетентные источники;
  • Представление материалов прошлого как настоящих;
  • Двойной смысл публикации, передачи;
  • Прием «промелькнувшей информации»;
  • Информация о слухах (по принципу: «ходят слухи, что…»).

При рассмотрении методов психологического воздействия СМИ чаще всего выявляются достаточно сложные закономерности такого воздействия, их многофакторность. Некоторые ученые высказывают сомнение во всесилии СМИ. Они считают, что в целом люди принимают лишь ту информацию, которая соответствует их личным убеждениям. По некоторым данным, лишь 5-10% аудитории легко меняют свои убеждения.

Одним из факторов, по мнению некоторых специалистов, влияющим на процесс восприятия содержания пропагандистских сообщений, являются стереотипы. Изменение стереотипа происходит при аккумулировании большого количества опровергающей информации. История развития содержит немало примеров изменения и исчезновения социальных стереотипов. Это было связано с изменением внешних факторов: экономических, политических, социальных условий жизни человека. Новая эпоха принесла нигилистическое понимание прошлого, на смену одним стереотипам пришли другие, типа: «Запад нас спасет», «Капитализм — лучший из миров» и т.д.

Стереотипы являются неправильными обобщениями — слишком широкими, преувеличенными или упрощенными; стереотипы являются убеждениями, общими для определенной группы людей в обществе, обычно связанными с представлениями о социально-психологических или антропологических характеристиках других общественных групп; стереотипы, будучи системой убеждений и установок, принятых заранее, не формируются через социальный опыт; стереотипы передаются с помощью языка и относительно устойчивы и с трудом поддаются изменению.

Рассматривая возникновение стереотипов, некоторые исследователи считают, что постоянной тенденцией мышления является составление упрошенных образов абстрактной действительности. В том случае, когда эта тенденция закрепляется в сознании некоторой социальной группы, упрошенные конкретные представления реализуются в виде априорных шаблонов восприятия и суждения. Так возникают стереотипы. То есть источник стереотипов — склонность человека к «упрощенному мышлению».

Современный человек из-за постоянно возрастающего круга явлений, подлежащих его восприятию, прибегает к все большему числу таких упрощений. В обществе, где совокупность социальных отношений и взаимодействий относительно проста, такие упрощения могут достаточно верно отображать действительность. В обществе, характеризующемся большой сложностью основных связей, существует все углубляющееся расхождение между простыми, обыденными представлениями и объективной действительностью. Один из отечественных исследователей и технологов рекламы и PR Викентьев говорил о неких «вечных стереотипах», которые трактует по аналогии с понятием «архетипов» знаменитого психоаналитика Юнга. В число таких «вечных стереотипов» входят: «жизнь и смерть», «господство и подчинение», «гений и посредственность», «молодость и старость», «богатство и бедность», «свобода и несвобода», «желание и возможности» и другие. Обосновывая свой подход, Викентьев дает иллюстрации, которые представлены в виде следующих тезисов: 1) человек живет не по законам разума и логики; 2) отрицательные стереотипы — это мнения, воспоминания, предубеждения «против» пропагандируемого объекта, а более редкие положительные стереотипы — «за»; 3) мозг человека устроен так, что у него отрицательный стереотип почти всегда преобладает над положительным; 4) число типовых отрицательных стереотипов весьма ограничено; 5) стереотипы существенно влияют на восприятие человеком сообщений, то есть человек видит, слышит и чувствует то, что хочет; 6) стереотипы часто делают поведение человека иррациональным, нелогичным для внешнего наблюдателя, имеющего другие стереотипы; 7) следует учитывать предрассудки, предубеждения, страхи, предпочтения, то есть то, что можно обозначить термином «стереотип» и при необходимости корректировать его.

Несмотря на «живучесть», стереотип не вечен. Он формируется под воздействием двух факторов: бессознательной коллективной переработки и индивидуально — социокультурной среды, а также при целенаправленном идеологическом воздействии с помощью СМИ.

В целом задача специалистов в области пропаганды сводится не к созданию в аудитории новых нужд и потребностей, а к приспособлению настроений масс к своим целям.

Социальное мифотворчество является определенной функцией СМИ. Миф — живое воспроизведение действительности, отличающейся синкретическим единством чувства и мысли, слова и действия. Действительность, ограниченная во временных и пространственных границах, воспроизводится в предметных формах и имеет символическое значение. Обычно в мифе содержится одна значимая идея. Мифы — реальность и западной, и отечественной прессы. Мифы входят в систему организованной пропаганды в случае, когда властным структурам, определенным политическим силам, монополиям необходимо для сохранения и стабильности именно этих структур прибегать к маскировке действительности, оправдывать цели дезориентации людей. В основе механизма мифологизации лежат подтасовки, извращения фактов, событий, документов. Большое количество мифов порождается условиями, в которых существуют монополизация информации и контроль за СМИ. Неосведомленность граждан позволяет властным структурам оказывать через СМИ скрытое регламентирующее влияние на интеллект, эмоции, волю людей. Отсутствие каналов связи, неоправданная секретность не могут способствовать формированию адекватного мышления. Голод на информацию заставляет людей искать ее новые источники. Поиск же не всегда оканчивается находкой достоверного источника: он может оказаться и сомнительным. Противоречащие друг другу сведения, полученные из альтернативных источников, также могут служить основой мифов.

В современной пропаганде присутствует и такой социально-психологический феномен, как имидж. Имидж создается путем навязывания эмоциональных и идеологических мыслительных связей, т.е. ассоциативных. Многие исследователи называют имидж средством психологического воздействия и даже манипулирования сознанием человека. Профессор Феофанов считал, что имидж — это основное средство «психологической обработки потребителей, манипулирования их сознанием». «Оперируя «имиджами», — отмечает автор — можно творить чудеса. Словно по мановению волшебной палочки, он превращает малоизвестный товар в символ престижа, а в предвыборной кампании может представить отпрыска «баронов-грабителей», успешно продолжающего дело отца, — трогательным другом бедняков. Превратить компанию «Дюпон», изготавливающую напалм, в компанию, производящую «с помощью химии лучшие вещи для лучшей жизни».

Российский специалист в области СМИ Г. Мельник считает, что имидж создает заданную социально-психологическую установку, определяющую поведение человека по отношению к объекту. По его мнению, люди воспринимают объект как результат собственного видения, а не как нечто, навязанное извне. Эти свойства имиджа дают возможность пропаганде (да и рекламе в том числе) использовать его как инструмент манипулирования сознанием. Сила имиджа проявляется во всех сферах бытия: в семейном укладе, в моде, в восприятии произведений искусства, во взглядах на внутреннюю политику, во внешнем стиле жизни, в определении духовных ценностей, во всем человеческом облике. Имидж называют «ударной силой коммерции, политики, рекламы». Например, создатели рекламы утверждают, что люди курят не сигареты, а их образ, «женщины покупают не товар, а обещание быть красивой», «человек покупает не просто автомобиль, а покупает престиж». Телеэкраны и страницы газет заполняются псевдособытиями, которые подаются ярче, чем реальность. Они создают иллюзорный мир, по которому, в конечном счете, начинает жить мир.

Большое значение для психологии пропаганды имеют исследования возникновения всевозможных слухов как способов социального явления, которые распространяются, например, с политическими или коммерческими целями с помощью средств массовой информации. Как отмечает профессор Журавлев: «слухи относятся к числу наиболее распространенных массовых явлений в больших диффузных группах, хотя они имеют и более широкое распространение, обязательно возникая в толпах и других больших социальных группах, включая общество в целом». По его мнению, слухи могут возникать спонтанно внутри групп, например, как некая защитная реакция людей на малопонятные им события, или они могут распространяться преднамеренно с целью социального влияния. В любом случае слухи чаще всего приобретают власть над людьми лишь в условиях неопределенности и социально-психологической нестабильности, которая в обществе часто создается, например, в период предвыборных кампаний.

По некоторым мнениям, особенностью пропаганды в отличие от традиционной коммерческой рекламы является то, что она в ряде случаев осуществляется без сознательной цели воздействовать на ситуацию и выглядит как некое «объективное» информирование населения о происходящих в мире событиях. При этом такая нецеленаправленная пропаганда часто выдается за «безобидное» желание удовлетворить познавательную потребность людей. Иногда это приводит к результатам, которые пропагандист не формулирует для себя в виде сознательно поставленной цели. В рекламе, наоборот, рекламист всегда знает, что он хочет получить в результате ее воздействия на потребителей.

По мнению ряда ученых, связи пропаганды с коммерческой рекламой имеют важное психологическое значение. Торговая реклама иногда сбывает товары клиентам, невзирая на их качество и меру потребности в них. Пропаганда, вбирая в себя черты рекламы, выполняет аналогичную функцию, прививая общественности идеи, которые как будто бы соответствуют ее насущным потребностям, а в действительности навязывают людям по произволу тех, кто оплачивает усилия пропагандистов. Применяемые в пропаганде рекламные приемы дают возможность более эффективного распространения пропагандистских материалов, невзирая на их качество и идеологическое содержание, поскольку они рассчитаны на некоторые стереотипы мышления и навыки восприятия человека, сформированные рекламой.

Специалисты в области пропаганды считают, что рекламное оформление политических кампаний должно создавать соответствующий психологический климат для пропагандистской обработки общественного мнения. Пропагандистская кампания имеет структуру, аналогичную традиционной рекламе: на первом этапе осуществляется психологический анализ установок, мнений, эмоций, к которым может быть обращена пропаганда. Второй этап включает создание образа кандидата. Теоретики пропаганды полагают, — чем выше уровень, на котором совершаются выборы, тем меньше роль рациональной аргументации и тем выше значение эмоциональных реакций.

Многие ученые подчеркивают, что, используя в пропаганде психологические методы, пропагандисты не изменяют функций психики (т.е. протекания психических процессов), но лишь формируют взгляды человека на окружающую его социальную и политическую действительность. Поэтому система взглядов может быть не только закреплена, усилена или изменена психологическими приемами пропаганды, но и при определенных условиях подвергнута рефлексии самим человеком, особенно если его индивидуальный опыт и мнение авторитетных для него лиц не совпадают с предлагаемой точкой зрения.

В современном обществе многие исследователи подчеркивают опасный характер пропаганды и роль средств массовой информации в этом, потому, что они фактически превратились в высокоразвитую отрасль промышленности, которую еще называют «индустрией сознания». От других отраслей промышленности «индустрия сознания» отличается только непосредственным идеологическим значением своей продукции. Она поставляет миллионам людей соответствующие чувства, мысли и мнения об окружающем их мире; она информирует их не для того, чтобы способствовать развитию их мышления и свободному формированию их суждений, а принуждает к мышлению в определенном направлении, распространяя уже готовые суждения. Немецкий поэт Иоганнес Бехер так описал это явление: «Никто не говорит, что думать запрещено или собственные мысли нежелательны. Но желательные мысли производятся в таких масштабах, что собственное мышление тонет в их массе, а эти желательные мысли так тонко вводятся в сознание, что люди принимают это чужое мышление за результат работы собственной мысли и в высшей степени личное идейное достояние».

Сегодня информация превратилась в инструмент власти, который используется как товар, а последние достижения в области технологий делают его структурным элементом стратегии имперского государства, предначертанным для ротации структуры бюрократической жизни, т.е. управленческого аппарата государства. Именно поэтому информация поступает к потребителю в усеченном виде. Средства массовой информации навязывают определенные правила прочтения социальных отношений, стоящих на службе существующего порядка.

Сегодня на практике термин «пропаганда» иногда пытаются подменить термином «PR». Многие не видят в них особой разницы. Однако отождествление данных терминов, мягко говоря, не корректно. Пропаганда и PR имеют существенные технологические различия, хотя и часто преследуют одни и те же цели.

Известный специалист в области PR Сэм Блэк приводит аргументы в пользу различения понятий PR и пропаганда. Он считает, что для пропаганды, в отличие от PR , не существенно этическое содержание, а правильные слова при ее проведении используются главным образом в эгоистических интересах. При этом может возникнуть необходимость в искажении фактов или даже в их фальсификации для достижения цели.

PR же, напротив, признает долговременную ответственность, стремится убедить и достичь взаимопонимания, основываясь на добровольном восприятии идей и мнений. Он может достигать успеха, только если осуществляется честными средствами и в их основу заложены этические нормы. Цель, к которой стремится PR , никогда не может быть оправдана использованием лживых, вредных или сомнительных средств.

Целью PR, по мнению С. Блэка, является достижение согласия. В то время как цель пропаганды — формирование движения. Методы PR предполагают полную открытость, в то время как пропаганда при необходимости прибегает к сокрытию фактов. «Паблик рилейшен» стремится к пониманию, а пропаганду интересуют последователи.

Знакомясь с содержанием кодексов профессионального поведения и этики специалистов ПР, можно с легкостью найти подтверждение различий между деятельностью пропагандиста и пиарщика. В каждом из Кодексов, принятых международными ассоциациями в разное время, самым первым пунктом идет главное требование к профессиональному поведению «пиарщика». Позволю себе в заключение процитировать пункт 1 из Кодекса профессионального поведения Института ПР (Англия), принятого 9 апреля 1986 года:

«Член Института ПР должен считать своим долгом соблюдение самых высоких норм профессионального поведения в области ПР. Более того, член ИПР несет личную ответственность при любых обстоятельствах за честное и откровенное ведение дел с клиентом, нанимателем и служащим, бывшим или настоящим, а также с коллегами, со средствами массовой информации и, самое главное, с общественностью»

А также главу 3 из Европейского кодекса профессионального поведения в области ПР (т.н. Лиссабонский кодекс) от 13 мая 1989 года:

«В своей деятельности практический работник ПР должен проявлять честность, интеллект и лояльность. В частности, он обязан не использовать информацию или комментарии, если он считает или уверен в том, что они являются ложными или вводящими в заблуждение. Таким же образом, он должен соблюдать осторожность, чтобы не применять даже случайно формы и методы работы, несовместимые с настоящим кодексом».

© , 2009
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов