.
  

© Екатерина Штырбу

Влияние исследований мозга на психотерапию.

Возможно, так бывает не только со мной, когда создается ощущение, что вся информация, которая окружает тебя в жизни прямо или косвенно относится к какой-то одной теме. Так случилось и в этот месяц, который оказался подчиненным одному явлению — влиянию исследований в области психофизиологии мозга на психотерапию.

Связка оказалась примерно такой, традиционными в научной психологии являются представления, что психика есть результат работы мозга, материалистическое воззрение. Ученые, находящиеся на идеалистических позициях отделяют психику от мозга, полагая, что они просто находятся в определенных отношениях, говоря словами П.К. Анохина, взаимоСодействуют друг другу. Какой бы разрыв не был между позициями ученых, их исследования направлены на один результат: помочь человеку в решении его проблем. В первом случае, чаще медикаментозными методами, во втором с помощью психотерапии. Мне стало интересно проследить связь между психофизиологией мозга и психотерапией, тем самым, найдя ответ на вопрос: как это работает.

Первое с чем я столкнулась, была проблема управления, кто кем управляет, мы мозгом или мозг нами? В своем интервью профессор Санкт-Петербургского университета Татьяна Владимировна Черниговская, доктор биологических и филологических наук, говорила, что было проведено исследование, которое показало, что мозг знает ответ на вопрос, решение задачи (проблемы), примерно за 20 секунд, до того, как человек говорит, что готов ответить. То есть, по большому счету, мозг на несколько секунд раньше, чем человек знает, как последний будет действовать. И это достаточно неприятное открытие, которое лишает человека свободы воли и выбора. Пока не особенно ясно на основе чего мозг принимает то или иное решение? Если отталкиваться от идей великого ученого физиолога Петра Кузьмича Анохина, его теории функциональных систем, то получается, что любая система формируется ради получения определенного полезного результата. При этом система стремиться достигнуть «желаемого», лучшим способом, то есть учитываются все вводные данные, происходит обработка информации по четырем направлениям:

  • какой результат должен быть получен?
  • когда именно должен быть получен результат?
  • какими механизмами должен быть получен результат?
  • как система убеждается в достаточности полученного результата?

Например, человек хочет избежать неприятного разговора, в этот момент происходит активация системы, которая призвана помочь это сделать. Результатом будет, в данном случае, отсутствие неприятного разговора, через несколько минут. При этом из памяти извлекается вся информация касательно прошлого опыта подобных бесед и выбирается самая оптимальная модель, которая оказалась самой лучшей и эффективной, например, перевод все в шутку или физический уход. Если этот способ срабатывает снова, то привычная модель перезаписывается, так система избегания конфликтов работает по принципу автоматизма, а значит, мозг сам в состоянии выбрать самую лучшую логику работы системы и принять решение за человека.

Что это дает для психотерапии? Если рассматривать мозг как систему, которая управляет человеком, то стоит признать, что все новые связи образуются только на основе прошлого опыта, но если оказывается, что такого опыта в памяти нет, то нейроны образуют новую сеть. А значит, сталкиваясь с чем-то новым, чего нет в нашем опыте, мы можем не просто пропускать информацию мимо себя, а анализировать ее, тем самым, улучшая механику системы.

Есть еще один путь, о котором писал З.Фрейд в своей работе «Психопатология обыденной жизни», «я не думаю, что событие, к совершению которого моя душевная жизнь не причастна, могло мне сказать что-либо о реальном будущем; но я думаю, что ненамеренное проявление моей собственной душевной деятельности вполне может разоблачить что-либо скрытое, опять-таки относящееся лишь к моей душевной жизни; если я и верю во внешний (реальный) случай, то не верю во внутреннюю (психическую) случайность.» Мне кажется, что Фрейд говорил, о способности нашей психики к самоанализу, как необходимому условию гармонизации своего состояния, приведения, если хотите «нейронных связей» в порядок.

Итак, даже при допущении, что мозг управляет нами, стоит признать, что он нуждается в некотором упорядочивании себя, с помощью «приведения в порядок» нейронных связей, психических систем.

Согласно еще одним данным, полученным в лаборатории уже Константина Анохина, внука Петра Кузьмича, активность нейрона, как и поведение организма, является не реакцией, а средством изменения соотношения со средой. То есть сталкиваясь, с тем, же конфликтом, мы не просто реагируем каким-то образом на него, а выступаем средством изменения этой среды. Мне кажется, эта область вообще очень туманной и не проработанной, потому что приходится признать, что та ситуация в которой мы оказываемся, нужна не только нам, но и некому, «другому», который так же вовлечен в эту систему. Мы становимся частью комплекса избирательных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимоСОдействия, с целью получения фокусированного результата. То есть этот конфликт нам может и не нужен и может нас не касается, но мы оказались в нужное время и в нужном месте, и мало того, поступили так, как было нужно.

И все же утверждать полную власть мозга над нами не хочется, ведь известно, что мы можем воздействовать на мозг медикаментозными способами, уже сейчас разработаны препараты, влияющие на генетические структуры мозга для усиления памяти. Разрешенных препаратов пока нет, но как говорит Константин Анохин член-корреспондент РАМН, профессор, руководитель отдела системогенеза Института нормальной физиологии им. П. К. Анохина, это дело недалекого будущего.

Вообще лаборатория К. Анохина занимается исследованиями памяти. Сейчас уже понятно, что наша память извлекает информацию не идентичную реальному событию или воспоминанию, а каждый раз реконструирует однажды записанное. Хочу напомнить опыт знаменитого кембриджского психолога Фредерика Бартлетта. Он показывал испытуемым необычный рисунок и просил по памяти воспроизвести его. Потом предлагал повторить рисунок спустя несколько дней, затем — еще через неделю, и так несколько раз. В итоге выложил все картинки в ряд и увидел, что каждое следующее изображение отличается от предыдущего, а последнее совершенно не похоже на оригинал. Но студенты были уверены, что они изображали то, что видели собственными глазами.

Исследователи сегодня интерпретируют это так: когда мы вспоминаем (реконструируем) прошлое, мы вначале должны «стереть» прежнюю информацию об этом событии и поверх этого уложить повторное воспоминание. Если вмешаться в этот момент в процессы воспоминания, то старое стирается, а новое не укладывается.

Как это открытие может быть полезно в психотерапии? Конечно первое, что приходит в голову, это мысль о волшебной таблетке, с помощью которой можно забыть, о травмирующем психику воспоминании. Принял ее и спишь спокойно. Правда, тут же возникает этическая сторона вопроса. Как такая таблетка повлияет на личность человека, на его взаимоотношения с другими людьми, которых это событие тоже коснулось? Или может быть, такие таблетки стоит есть всем?

Вторая мысль касается, возможности изменять воспоминания, делая их менее болезненными. О такой возможности мозга говорят исследования посвященные изучению пластичности памяти. Учеными было установлено, что в мозг можно внедрить ложные воспоминания даже преднамеренно. Будучи однажды внушенными, они неотличимы от истинных и будут казаться реальными наперекор фактам. В одном из интервью К. Анохин, рассказывал о девочке, которой внушили, что она потерялась в рождество в супермаркете. Вначале девочка говорила, что не помнит этого события, но через какое-то время, она сама дополняла рассказы родителей выдуманными подробностями, охотно веря в то, что все происходило на самом деле.

О том, что для психоанализа не важно говорит пациент правду или врет, об этом писал еще З.Фрейд, любое воспоминание оказывает воздействие на психику человека. Значит, побуждая человека вспоминать много раз одно и тоже, мы тем самым способствуем изменению воспоминания и снижению его травматичности. Этот способ используют многие направления психотерапии.

В 60-х годах Н.П.Бехтерева открыла еще одну зону мозга, которая помогает человеку понять ошибся он или нет, она так и называется «детектор ошибок». Эта зона мозга сопоставляет наши действия с рутинными, «правильными» и сигнализирует, если мы сделали что-то не так. Например, забыли выключить газ, одеться, обманываем и т.д. Этот участок будет подавать нам сигнал тревоги. Нужно это для того, что бы защитить нашу жизнь, предупредив, что что-то идет не так как всегда, есть угроза. Некоторые полагают, что угрызения совести, это как раз результат работы зоны «детектор ошибок». Конечно каждый из нас может назвать множество таких стереотипных состояний своего мозга, но и тут ученые нашли свои подводные камни, так А.Д. Семененко в своей лаборатории провел исследования мозга в момент создания такого стереотипа и показал, что к каждому предстоящему раздражителю в случае укрепленного стереотипа мозг автоматически, т.е. независимо от реального внешнего раздражителя, готовит состояние, качественно отражающее именно тот раздражитель, который применялся на этом месте много раз в прежних тренировках.

Для примера, можно вспомнить такой стереотипный акт, как умывание горячей водой. Так вот при изменении условий, например, отключении горячей воды, мозг предъявляет готовый поведенческий сценарий, но человек не может им воспользоваться, так как реальные условия изменились, он умывается холодной водой, а мозг при этом сигнализирует, повышает уровень тревоги, что есть ошибка, что-то тут не так. Другими словами любая ситуация требующая от нас непривычного поведения автоматически вызывает тревогу и так продолжается до тех пор, пока не выработается автоматизм к изменившимся условиям.

Что это открытие дает для психотерапии? Начиная работать с психотерапевтом впервые, человек оказывается в непривычной ситуации. У него начинают образовываться новые нейронные связи, отвечающие за такого рода деятельность. Результатом работы этой системы, можно считать самоанализ. Пациент в процессе психотерапии сформировывает определенный динамический стереотип поведения в «кабинете», в тот момент, когда меняются условия (к примеру, используется другая техника работы, время, психолог и т.п.) человек начинает испытывать тревогу, так как мозг сигнализирует, что происходит ошибка. Этот сбой в системе можно использовать в работе, в том случае, когда оказывается, что прежний способ самоанализа «встал» и необходимо простимулировать человека.

Если усиление тревоги, происходит на фоне отсутствия внешних изменений, то это говорит психологу о том, что в психике начались изменения внутренние. Что привычные нейронные связи потеряли свою устойчивость, автоматизм распадается, и мозг начинает формировать другой паттерн поведения, что надо учитывать. Если принять за аксиому, что любая система формируется ради результата и функционирует всегда лучшим образом при учете внешних и внутренних факторов, то можно предположить, что для изменения системы нужно менять не только условия, но и представление о результате.

Как у нас в мозгу формируется представление о результате?

П.К. Анохин, выделил такую систему, которую он назвал «Акцептор результатов действия». По сути дела этот аппарат должен сформировать какие-то тонкие нервные механизмы, которые позволяют не только прогнозировать признаки необходимого в данный момент результата, но и сличать их с параметрами реального результата, информация о которых приходит к акцептору результатов действия благодаря обратной афферентации. Именно этот аппарат дает единственную возможность организму исправить ошибку поведения или довести несовершенные поведенческие акты до совершенных, то есть у нас в мозгу, есть лучшая «картинка» результата. Например, когда мы режим огурцы, то наш мозг «представляет», как этот процесс происходит, это помогает нам не порезать пальцы и сделать все в лучшем виде. Вот во фразе «в лучшем виде» и возникает загвоздка. Кто определяет лучший вид? Разве огурцы, порезанные кубиками — это лучший результат, а как тогда быть с огурцами соломкой или цветочком? Я вот режу огурцы медленно, а повар делает это быстро. Откуда берется «представление» о лучшем результате?

Думаю ответ на этот вопрос, мы найдем у зеркальных нейронов. Ученые обнаружили, что зеркальные нейроны способны отражать, конструировать, проживать в голове то, на что человек смотрит. Они возбуждаются как при выполнении одного действия, так и при наблюдении за выполнением этого действия другим существом. У людей активность мозга согласующаяся с поведением зеркальных нейронов была обнаружена в лобных долях головного мозга в частях, отвечающих за реализацию двигательных функций и в теменной доле большого мозга. Что тогда получается? К примеру, мы видим как повар красиво, быстро, аккуратно режет огурец и у нас складывается об этом представление, которое мы потом и предъявляем себе. Но я не повар и не могу повторить такое, эта информация поступает в мозг и система выбирает такое решение, которое наиболее адекватно результату. Если результат соответствует прогнозированному, то организм переходит к следующему этапу поведенческого континуума. Если же результат не соответствует прогнозу, то в аппарате сличения возникает рассогласование, активирующее ориентировочно-исследовательскую реакцию, которая, поднимая ассоциативные возможности мозга на высокий уровень, тем самым помогает активному подбору дополнительной информации. Все эти процессы работы акцептора были хорошо изучены в лаборатории П.К. Анохина. Получается, что результат запрограммирован еще до того, как человек достигнет его на самом деле или не достигнет.

Что это дает для психотерапии? Получатся, что проведя анализ представлений человека о результате того или иного действия и сопоставив эти данные с объективными внешними условиями и внутренними возможностями, можно скорректировать конечный результат. Как это работает, к примеру, человек сидит пред телевизором и смотрит, как герой фильма отдыхает на море, благодаря зеркальным нейронам, он в своем мозгу проживает все тоже самое, что и другой. Тогда человек решает, что я тоже поеду на море, что бы испытать те же эмоции, но результата добиться не получается, так как море не то, пальмы не те, и вообще фильм не про то. Так может быть результат лучше вообще не программировать тогда? К сожалению, это не возможно, вернее не возможно только по отношению повторяющимся действиям, резанья огурцов, умывания в холодной воде, отдыхе в знакомых местах, общению со знакомыми людьми и т.д.

И все же человек может измениться, по словам К.Анохина, мы можем воздействовать на свои гены. Сегодня уже известно, что в момент появления новых факторов гены изменяют свою работу и перестраивают структуру и функции мозга. Каждый момент новизны и удивления, например, новое знакомство, какой-то инсайд, открытие нового о себе — это маленький эпизод развития мозгогенеза. Новизна и неожиданность — это основной стимул, чтобы экспрессировались гены и начиналось обучение. Поэтому содержательное общение с другим человеком, пусть даже и в рамках психотерапии — это один из самых сильных инструментов развития мозга, а значит и изменения нас к лучшей жизни.

© , 2009 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов