.
  

© А.В. Манойло, А.И. Петренко

К вопросу об информационно-психологическом оружии

В настоящее время существует достаточно большое количество различных определений информационного оружия, однако, на наш взгляд, ни одно из них не позволяет четко и однозначно выделить из всего многообразия средств, способов и методов информационного воздействия (используемых в межличностной коммуникации, в экономической конкуренции, в политической борьбе) те из них, которые могли бы встать в один ряд с оружием традиционным, т.е. относиться к «устройствам, конструктивно предназначенным для поражения живых целей» (определение оружия в ФЗ «Об оружии») [1,2]. В самом деле, нельзя же рассматривать информационное оружие как совокупность средств, методов и способов, специально созданных для нанесения ущерба информационной сфере, а также процессам и системам, функционирующим на основе информации (проф. Л.В. Воронцова [6]), или как алгоритм, позволяющий осуществлять целенаправленное управление одной информационной системой в интересах другой и реализующий процесс управления системой через поступающие или обрабатываемые ею данные (проф. С.П. Расторгуев [7]), поскольку, в обоих указанных случаях под категорию ИО подпадает практически любой вирус. Настоящее же оружие разрабатывается для того, чтобы убивать, в этом заключается его высокая социальная опасность и необходимость государственного регулирования оборота указанных средств.

Мы придерживаемся несколько иной точки зрения: информационное оружие — это комплексные технологии информационно-психологического воздействия, специально предназначенные для поражения центральной нервной системы человека в результате управления его высшей нервной деятельностью. Данное определение можно разбить на три тезиса:

Информационное оружие — это комплексные технологии информационно-психологического воздействия,

… предназначенные для поражения центральной нервной системы человека … … в результате управления его высшей нервной деятельностью.

Попробуем дать пояснение по каждому пункту.

  1. Почему информационное оружие — технологии, а не сама информация? Специально подобранная, отфильтрованная, искаженная, способная дезориентировать объект воздействия, побудить его к совершению спонтанных, немотивированных, агрессивных, асоциальных поступков, способная повлиять на процесс принятия личностью решений? Ведь известно, что слово иногда способно убивать. С этим трудно не согласиться, однако, стоит заметить, что для того, чтобы информация стала для психики объекта воздействия действительно опасной, необходимо обработать психику личности таким образом, чтобы снять все (или, по крайней мере, основные) барьеры, защищающие нервную деятельность человека от воздействия агрессивной внешней среды — например, плавно, незаметно и постепенно перевести его в т.н. измененное или «пограничное» состояние. Защитных механизмов у человека, несмотря на его кажущуюся уязвимость, достаточно много — об этом позаботилась сама природа в процессе эволюционного развития. Кроме того, к природным механизмам в процессе взросления и воспитания личности добавляются другие — система ценностей, нормы социального поведения, авторитеты и т.д. Разрушить все эти барьеры, или, хотя бы, изменить их, можно только посредством использования комплексных технологий.
  2. Цель любого оружия — поражение живых целей. Если не рассматривать средства, способы и технологии программно-технического воздействия на компьютерные системы противника, то, в наиболее общем случае, целью информационного оружия является поражение живых целей с помощью информации. Информация нематериальна и способна нанести ущерб только психике человека. Поэтому цель информационного оружия — поражение центральной нервной системы человека, способное нанести ущерб его психическому здоровью, разрушить или изменить систему ценностей и ориентиров, подчинить сознание личности и управлять им (явно или скрыто).
  3. И, наконец, нанести психологический ущерб личности (поразить живую цель методами информационно-психологического воздействия) можно только управляя его высшей нервной деятельностью — в первую очередь, сознанием, поскольку формирование уязвимости изначально устойчивой психики личности для определенной разновидности внешнего информационно-психологического воздействия требует активного изменения его индивидуального сознания. В качестве примеров использования информационного оружия, на наш взгляд, можно привести следующие.
  4. Комплексные организационные технологии информационно-психологического воздействия, которые можно отнести к категории информационного оружия, используют тоталитарные секты для подготовки адептов — послушного живого материала с полностью измененной психикой.
  5. К разновидностям информационного оружия, применяемого в внутриполитической борьбе, в сфере экономической конкуренции и, реже, — в сфере межличностной коммуникации, можно отнести ряд технологий т.н. НЛП (нейро-лингвистического программирования), цель которых — принудить противника, союзника или конкурента стать исполнителем воли источника воздействия. Для тех, кто попытается возразить, сказав, что НЛП — всего лишь эффективные методы убеждения оппонентов в процессе любой дискуссии, позволяющие лучше понять собеседника, быстро его изучить (не собирая на него досье) и также быстро уяснить, что ему нужно (для его же пользы), нелишне будет напомнить, что термин «программирование» в условном названии данной категории технологий информационно-психологического воздействия — вовсе не случайная оговорка.
  6. К разновидностям информационного оружия можно отнести также технологии создания и управления толпой, которые нередко используются в политической борьбе в целях «демонстрации народного возмущения», инициализации всплесков экстремизма (например, погромов), нагнетания напряженности в обществе и в иных целях. В последнее время в рамках психологии развивается новое направление — психология толпы, изучающая эти процессы, при вовлечении в которые добропорядочные, разумные, образованные и законопослушные граждане способны превратиться в дикую стаю, крушащую все на своем пути. Важно отметить, что толпы практически никогда не возникают сами по себе, стихийно.
  7. И, наконец, в качестве примера применения информационного оружия во время операции США в Ираке можно привести применение его разновидности, корректирующей индивидуальное и массовое сознание, — слух об атипичной пневмонии и связанной с ней смертельной опасности. Нетрудно установить, что эпидемия атипичной пневмонии началась в тот самый момент, когда недовольство общественного мнения (в первую очередь, в самом США, а также в вовлеченных в этот конфликт европейских странах) ходом операции в Ираке достигло своего максимума. Данное информационно-психологическое воздействие было направлено не на общественное мнение в целом, а на каждую личность в отдельности, и мгновенно заставило забыть граждан о происходящем в далеком Ираке — естественно, вирус атипичной пневмонии смертелен (вакцины то нет!), а жить всем хочется. Мало кто заметил, что, как только дела американцев в Ираке снова наладились, эпидемия атипичной пневмонии мгновенно куда-то исчезла. Кто теперь боится атипичной пневмонии? Кстати, стоит заметить, что от т.н. атипичной пневмонии умерло порядка 1000 чел., в то время как от обычного гриппа в год примерно погибает 100-150 тыс. жителей земного шара.
  8. Манойло А. В. Государственная информационная политика в особых условиях, монография. — М.: Изд. МИФИ, 2003, 388 с., ил.
  9. Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д. Б. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны, монография. — М.: Горячая линия — Телеком, 2003, 541 с., ил.
  10. Грачев Г. В. Информационно-психологическая безопасность личности: состояние и возможности психологической защиты. М.: Изд-во РАГС, 1998. 4. Грачев Г. В., Мельник И. К. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. М.: ИФ РАН, 1999.
  11. Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д. Б. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологических конфликтов высокой интенсивности и социальной опасности, курс лекций. — М.: Изд. МИФИ, 2003, 390 с., ил.
  12. Фролов Д. Б., Воронцова Л. В. Информационное противоборство: история и современное состояние. — М.: Горячая линия — Телеком, 2004 (в печати).
  13. Расторгуев С. П. Информационная война. М.: Радио и связь, 1998. С. 35-37.
  14. Прохожев А. А., Турко Н. И. Основы информационной войны//Анализ систем на пороге XXI века: теория и практика. М., 1996, с. 252-253.
  15. Вепринцев В. Б., Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д. Б. Операции информационно-психологической войны. Краткий энциклопедический словарь. — М.: Горячая линия — Телеком, 450 с.: ил.
  16. 10. Манойло А. В., Фролов Д. Б. Информационно-психологические операции как организационная форма реализации концепции информационно-психологической войны, СПб.: Проблемы информационной безопасности. Компьютерные системы. 2003, N 2, с. 7-14.

А.В. Манойло, докторант кафедры информационной политики Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат физико-математических наук, доцент

А.И. Петренко, Руководитель Представительства Правительства Мурманской области при Правительстве Российской Федерации, кандидат психологических наук, профессор

© , А. Петренко, 2003 г.
© Публикуется с любезного разрешения авторов

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов