.
  

© А.В. Манойло

Актуальные вопросы исследования принципов формирования государственной политики в условиях информационно-психологической войны

Актуальность исследования принципов формирования государственной политики в условиях информационно-психологической войны в научном и практическом планах определяется рядом факторов [1]. Во-первых, сегодня Россия нуждается в создании эффективной системы государственного противодействия операциям информационно-психологической войны (ИПВ), рассматриваемой иностранными государствами как эффективный инструмент реализации внешней политики.

Эта задача требует поиска такой модели государственного и общественного развития, которая позволила бы системе социальных, политических, психологических отношений современного российского общества стабильно, устойчиво и интенсивно развиваться в условиях, когда политическая сфера формирующегося информационного общества стремительно превращается в сферу информационного противоборства — пространство информационно-психологических конфликтов высокой интенсивности и социальной опасности. Сложившаяся проблемная ситуация в данной области определяется противоречием между объективной потребностью в создании такой системы и низкой степенью готовности современного российского общества оказывать активное сопротивление любым попыткам манипулирования общественным сознанием, поскольку в массовом сознании граждан еще только формируется понимание той угрозы, которую могут нести современные комплексные технологии скрытого информационно-психологического воздействия, используемые в политических целях.

Информационно-психологическая война как разновидность информационно-политического конфликта позволяет оказывать интенсивное воздействие на объективно заложенные и имеющие место противоречия практически на всех уровнях государственного и общественного устройства в любой стране или регионе с целью их принудительного проявления с заданным уровнем интенсивности и в заведомо определенном направлении. Существующая сегодня система социальных, политических и психологических отношений российского общества и действующие в ней механизмы самосохранения, регулирования и безопасности не могут помешать такой особой категории информационно-психологических конфликтов как ИПВ развиваться, — в современном российском обществе информационно-психологическая война не может носить характер «сигнального»[1] конфликта, поскольку развивается латентно, скрытно даже от внимания вовлеченных в него участников, что затрудняет ее выявление на ранних стадиях, а также — выявление и своевременное разрешение противоречий, этот конфликт породивших. Это делает существующую систему социальных отношений средой, благоприятной для информационно-психологической войны.

Во-вторых, рассматривая современную информационно-психологическую войну в качестве средства жесткого политического принуждения и формы насилия, исследователи стремятся найти вакцину от этой «болезни», поразившей общество, в системе запретов и ограничений, например, на разработку и применение информационного оружия.

И сразу же наталкиваются на противоречие: ИПВ базируется на использовании в основе всех своих комплексных организационных технологий скрытого информационно-психологического воздействия тех же базовых элементов и способов социальной коммуникации, что и другие социальные процессы, а, следовательно, является разновидностью социальных отношений, социальным явлением, естественным этапом эскалации социального конфликта в условиях, когда гражданское общество уже перешло в новую, информационную, стадию развития, но еще не выработало действенных механизмов регулирования стремительно развивающихся новых форм и видов социальных отношений. Сложившаяся проблемная ситуация в данной области определяется противоречием между объективной потребностью в силовом ограничении использования в политической практике методов, средств и технологий информационно-психологической войны и отсутствием осознания того, что ИПВ как социальное явление и разновидность социального конфликта искоренить нельзя, а можно лишь гасить интенсивность ее источников методами государственного регулирования.

Актуальность темы подтверждается еще и тем, что информационно-психологическая война по-прежнему остается одной из практически неизученных разновидностей социального конфликта, закономерности возникновения, развития и угасания которого (генезис информационного конфликта) определяются психологией социальных отношений. По мнению автора, информационно-психологическая война — результат объективного, последовательного, предсказуемого развития исходной конфликтной ситуации — зародыша, который, прежде чем приобрести характерные черты войны, должен пройти в своем развитии через весь полный набор выделяемых информационной конфликтологией промежуточных стадий (этапов), каждая из которых имеет свой набор уязвимых мест для внешнего стабилизирующего воздействия.

В третьих, в условиях формирования информационного общества информационно-психологическое воздействие — наиболее эффективный и универсальный инструмент внешней и внутренней политики, предоставляющий силам, участвующим в политической борьбе, уникальные (в том числе — по поражающей мощи) возможности для скрытого управления политической системой, нанесения ущерба политическим оппонентам и манипулирования ими в собственных целях, т.е. именно те возможности, обладать которыми стремятся любые политические силы. Именно это стремление политической элиты (существование среди политической элиты ведущих стран мира заказчиков этой продукции и быстро растущего рынка ее потребителей) способствует быстрому развитию и совершенствованию организационных, технологических форм и методов информационно-психологической войны, становящихся обязательным элементом современной политической борьбы. Сложившаяся проблемная ситуация в данной области определяется несоответствием темпов развития организационных технологий информационно-психологической агрессии и технологий психологической защиты сознания, системы ценностей и психического здоровья общества от негативного информационно-психологического воздействия.

В четвертых, в информационном обществе информационно-психологическая война — часть поля политики и системы политических отношений, поскольку по своей природе это политический конфликт, возникающий в результате столкновения двух или более разнонаправленных политических сил с целью разрешения противоречий по поводу власти и осуществления политического руко­водства, а также по поводу перераспределения их роли, места и функций в политической системе информационного общества, в котором столкновение конфликтующих сторон происходит в форме информационно-психологических операций с применением информационного оружия. Являясь в информационном обществе наиболее высокоразвитой формой политического конфликта, информационно-психологическая война включает в свой арсенал все существующие формы политической борьбы, тем самым, поднимаясь на новый уровень структурной организации политических отношений, исследование сущности и содержания которых необходимо для определения курса внешней и внутренней политики России. В современной ИПВ социально-политические процессы и конфликты — приоритетный объект управления, среда, которая легко трансформируется в нужных направлениях в результате применения технологий тайного информационно-психологического воздействия.

В пятых, изменения, происходящие в поле политических и социальных отношений современного общества под влиянием новых агрессивных форм информационного противоборства, требуют переосмысления существующей парадигмы безопасности, не позволяя рассматривать безопасность ни как состояние защищенности от внешних и внутренних угроз (которое в информационно-психологическом пространстве принципиально недостижимо), ни как состояние динамического равновесия между деструктивными и стабилизирующими факторами, оказывающими воздействие на систему (поскольку, даже находясь в таком состоянии, система может остановиться в развитии, что само по себе является угрозой безопасности). Неэффективность существующей сегодня парадигмы безопасности в условиях информационно-психологической войны требует ее модернизации.

В шестых, сегодня только государство в состоянии обеспечить надежную защиту общества и его граждан от масштабной внешней информационно-психологической агрессии. Центральное место в системе обеспечения информационно-психологической безопасности занимает государственная информационная политика (ГИП), реализующая функции управления системой социально-политических отношений общества через установленные российским законодательством меры, процедуры и технологии информационно-психологического воздействия на индивидуальное и массовое сознание граждан, отдельных социальных групп, социальных систем и всего общества в целом. Попов В.Д. отмечает, что, выражая сущность информационной политики через категорию «информационная власть», можно говорить о том, что «информационная политика — это способность и возможность субъектов политики оказывать воздействие на сознание, психику людей, их поведение и деятельность в интересах государства и гражданского общества с помощью информации» [2]. Между тем, сегодня ГИП сама находится в стадии формирования, поиска и испытания новых методов, способов и технологий государственного управления, эффективных в условиях информационного общества. Сложившаяся проблемная ситуация в данной области определяется противоречием между объективной потребностью в защите общества от операций информационно-психологической войны и отсутствием в системе ГИП России эффективных механизмов обеспечения такой защиты.

По мнению автора, недостаточная эффективность существующей сегодня государственной информационной политики в условиях динамичного и, порой, малопредсказуемого воздействия современных факторов геополитической конкуренции, глобализации и наиболее острых форм информационного противоборства требует изменения всей концепции действующей информационной политики в целях ее адаптации к современных условиям, в которых происходит формирование информационного общества. Существование заметных трудностей в реализации государственной информационной политики в условиях интенсивного воздействия указанных факторов позволяет говорить об особых условиях ее реализации и необходимости выработки специальных методов и механизмов политического воздействия, адекватных тем революционным изменениям, которые сегодня происходят с системой социально-политических отношений современного российского общества. Актуальность исследования принципов формирования ГИП в условиях информационно-психологической войны также подтверждается:

  • угрозой появления и широкого распространения новых форм политического экстремизма, основанных на использовании современных видов государственной информационной политики;
  • угрозой использования современных форм политического насилия (ИПВ) с целью навязывания России гибельного для нее внешнеполитического курса;
  • угрозой превращения России в сырьевой придаток, источник информационных и интеллектуальных ресурсов для развитых стран мира (информационных доминантов);
  • угрозой разрушения национального сознания и культуры российского общества, системы ценностей, поражения психического здоровья и отражения данных процессов на генофонде нации.

Исходя из вышеизложенного, исследование политических, социальных, правовых, организационно-управленческих механизмов государственной информационной политики в условиях современного информационного противоборства и поиск путей их оптимизации представляется важными и актуальными.

  1. А.В. Манойло, Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны: автореферат докт. диссертации. — М: российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, 2004 г., с.3-6.
  2. Попов В.Д. Информациология и информационная политика. М.: Изд-во РАГС, 2001, 118 с.; он же, Государственная информационная политика: состояние и проблемы формирования, 2002 г. — М.: Массовые информационные процессы в современной России. Очерки/Отв.ред. А.В. Шевченко. Изд-во РАГС, с. 20

А.В. Манойло, докторант кафедры информационной политики Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат физико-математических наук, доцент

© 2003
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов