.
  

© А.В. Манойло

Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны

Аннотация. Представлена характеристика основных положений концепции информационного противоборства и государственной информационной политики в условиях угрозы использования иностранными государствами и иными субъектами информационного противоборства арсенала сил, средств и методов психологической войны в политических целях.

Введение

В настоящее время все большее внимание научной общественности уделяется исследованию проблем формирования государственной информационной политики в особых условиях [1] — в условиях использования иностранными государствами и иными субъектами информационного противоборства новых средств и методов политической борьбы, к которым, в первую очередь, относятся операции информационно-психологической войны, представляющие в информационном обществе особую социальную опасность. Отсутствие норм международного и национального права, дающих юридическую квалификацию особо опасных агрессивных акций (мероприятий, операций) информационно-психологического воздействия и препятствующих развязыванию такой агрессии в отношении других государств позволяет использовать арсенал сил и средств информационно-психологической войны как в военное, так и в мирное время.

Не смотря на высокую степень социальной опасности арсенала сил и средств информационно-психологического воздействия, используемых в современной информационной борьбе, многие научные задачи еще далеки от своего решения. В частности, в отношении теоретических проблем исследования информационной (информационно-психологической) войны, которую можно рассматривать как крайний способ разрешения политических противоречий в информационном обществе, можно выделить следующие нерешенные проблемы [1]:

  1. Отсутствие общепринятого определения информационно-психологической войны, однозначно выделяющего из всего многообразия разновидностей и организационных форм информационно-психологического воздействия сравнительно небольшую группу акций, мероприятий и операций, представляющих особую опасность для личности, общества и государства, сравнимую с опасностью развязывания обычной войны.
  2. Отсутствие ясной и четкой концепции информационной и информационно-психологической войны, осуществляемой в форме тайных операций с применением информационного оружия.
  3. Отсутствие уголовно-правовой и криминологической характеристики операций информационно-психологической войны.
  4. Отсутствие научных подходов и предложений по способам представления внутренней структуры тайной информационно-психологической операции, позволяющим построить структуру информационно-психологической операции любого уровня сложности исходя из комбинаций конечного числа составляющих ее «элементарных» информационно-психологических воздействий, играющих роль атомов в молекулярной органической структуре тайной операции.
  5. Отсутствие методик аналитической реконструкции замысла, целей, задач, этапов, внутренней структуры тайных операций информационно-психологической войны по их признакам, внешним (доступным наблюдателю) следам и проявлениям. Опыт, средства и методы информационно-психологического воздействия используются не только в интересах военно-политического руководства иностранных государств, но и в практике деятельности средств массовой информации и массовой коммуникации [2] (далее — СМИ и МК), политической борьбы, конкуренции в экономике [3-6], распространении политических, религиозных и иных взглядов и идей, групповых и межличностных отношений [7]. В этих сферах, зачастую, они включены в долговременные и широкомасштабные операции с использованием разнообразных организационных форм и имеют комплексный характер.

В настоящее время, несмотря на общепризнанную опасность акций, мероприятий и операций информационно-психологической войны, наносящих ущерб, соизмеримый с ущербом от ведения боевых действий на территории государства, ставшего жертвой информационно-психологической агрессии, термин «информационная война» все еще носит публицистический характер и еще не получил повсеместного признания в российских научных кругах — об этом свидетельствуют непрекращающиеся дискуссии по поводу того, что же на самом деле скрывается под этим понятием, в чем сущность явлений, относимых к «информационным войнам» (ИВ), а также споры по поводу корректности и принципиальной применимости данного термина к той сфере социальных взаимоотношений, которую принято называть информационным противоборством или конфликтом интересов в информационной сфере социальных систем. Как следствие, мы можем наблюдать использование в научной литературе несколько десятков различных формулировок «информационной войны»[2], явные (индивидуальные) достоинства и столь же явные недостатки которых (а также общая научная неразработанность данной проблематики) не позволяют отдать абсолютное предпочтение ни одной из них.

В совокупности, эти определения достаточно полно и однозначно (разумеется, пока еще только на прикладном уровне) выделяют из всевозможного многообразия существующих в современном социальном обществе взаимоотношений те социальные явления, взаимоотношения и процессы, которые можно выделить в отдельную группу с условным названием «информационная война». Эти определения не только наполняют термин «информационная война» конкретным смыслом и содержанием, но и подчеркивают, что взгляды научного сообщества на информационную войну, агрессию и противоборство еще не сформированы окончательно, все существующие термины и понятия еще не прошли проверку временем и находятся в состоянии динамичного развития, совершенствования и корректировки, что, возможно, в недалеком будущем приведет к появлению совершенно иной базовой терминологии.

Один из видных отечественных специалистов в области информационного противоборства доктор технических наук В. И. Цымбал отмечает, что нет смысла копировать любую концепцию информационной войны. В концепцию ИВ Минобороны и спецслужб должны быть включены требования Конституции Российской Федерации, ее основные законы, специфические особенности современной экономической ситуации в России, задачи вооруженных сил и органов безопасности. По мнению Цымбала, информационная война имеет широкий и узкий смысл. В широком смысле информационная война есть один из способов противостояния между двумя государствами, которое осуществляется главным образом, в мирное время, где объектом воздействия являются наряду с вооруженными силами и гражданское население, общество в целом, государственные административные системы, структуры производственного управления, наука, культура и т. д. В узком смысле информационная война есть один из способов боевых действий или непосредственной подготовки к ним, имеющий целью достичь подавляющего преимущества над противником в процессе получения, обработки, использования информации для выработки эффективных административных решений, а также успешного осуществления мероприятий по достижению превосходства над противником на этой основе [8].

Видный ученый В. С. Пирумов, являющийся одним из авторитетных специалистов в этой области, определил информационную войну как новую форму борьбы двух и более сторон, которая состоит в целенаправленном использовании специальных средств и методов влияния на информационные ресурсы противника, а также защиты собственного информационного ресурса для достижения назначенных целей. По его мнению, в мирное время информационная война носит преимущественно скрытый характер. Ее основным содержанием является ведение разведывательных и политико-психологических действий по отношению к противнику, а также осуществление мероприятий по собственной информационной безопасности.

В угрожаемый период, как полагает В. С. Пирумов, появляются дополнительные задачи, решаемые в интересах обеспечения требуемой эффективности планируемых боевых действий. К особенностям ведения информационной войны в этот период можно отнести предельную ограниченность в использовании сил и средств ИВ; соблюдение существующих норм международного права (например, запрет радиоэлектронного подавления определенных частот и систем, предусмотренных Уставом Международного союза электросвязи и Регламентом радиосвязи) и т. д. С началом военных действий силы и средства информационной войны решают такие задачи, как массированное воздействие на информационный ресурс противника и предотвращение снижения боевых возможностей своих сил; проведение мероприятий по снижению уровня морально-психологической устойчивости войск противника и обеспечение нейтрализации информации, воздействующей на морально-психологическое состояние своего личного состава; ведение разведывательной деятельности и обеспечение скрытности важнейших мероприятий своих войск и т. д. [9]

Видный военный ученый Комов С. А. определяет ИВ в военное время как комплекс информационной поддержки, информационных контрмер, мер информационной защиты, предпринимаемых в соответствии с единым планом и нацеленных на достижение и поддержание информационного превосходства над противником во время боевых действий. Комов С. А. полагает, что для вооруженных сил понятие информационной войны имеет четыре основных аспекта: определение мер для получения информации о противнике и условиях боя (средства РЭБ, погода, инженерное оборудование и т. д.), для сбора информации о своих и взаимодействующих войсках; определение мер по блокированию процесса сбора противником информации о наших войсках, планирование мер по дезинформации на всех этапах боевых действий; осуществление мероприятий по организации взаимодействия с другими воинскими контингентами, участвующими в конфликте и т. д. [10]

Тем не менее, ни одно из существующих на сегодня определений информационной (информационно-психологической) войны не позволяет выделить из всего многообразия акций, мероприятий, операций информационно-психологического воздействия те из них, которые представляют высшую степень опасности для государства и общества и вполне справедливо могут быть отнесены к категории военных действий [1, с. 16].

В частности, видный ученый, доктор технических наук профессор С. П. Расторгуев определяет понятие информационной войны как «открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия информационных систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере» [11]. Прекрасное определение, в котором верно указаны два основных признака информационной войны. Во-первых, основной задачей информационной (информационно-психологической) войны на тактическом уровне является получение определенного материального выигрыша (преимущества), при этом в процессе информационной войны одни участники противоборства эти преимущества получают, а другие их утрачивают. Для тех, кто преимущества утрачивает, эти потери могут служить количественным выражением материального ущерба, нанесенного войной. Во-вторых — информационная война осуществляется в результате использования открытых и скрытых информационных воздействий.

Однако, пристально рассматривая определение информационной войны, данное С. П. Расторгуевым, нетрудно установить, что под него подпадает практически любая акция, мероприятие или операция информационно-психологического воздействия.

Таким образом, использование многих наиболее распространенных в научной литературе определений информационной войны для оценки степени опасности выявляемых негативных информационно-психологических явлений и процессов требует дополнительного уточнения или дополнения этих формулировок рядом признаков и деталей, присущих только акциям, мероприятиям и операциям информационно-психологической войны. Одним из таких признаков, на наш взгляд, может служить факт применения информационного оружия. Другим признаком информационно-психологической войны может служить особая, характерная только для войны, организационная форма реализации намерений — тайные операции.

Несмотря на многочисленные работы, посвященные тематики информационной войны, ее информационно-психологическая составляющая остается практически неисследованной. Изучение глубинных процессов и закономерностей развития системы информационно-психологических отношений современного информационного общества требует разработки ясной и стройной теоретической концепции информационно-психологической войны, в которой раскрывались бы цели, задачи, принципы, закономерности, сущность и содержание информационного противоборства, осуществляемого в форме информационных и информационно-психологических операций. Безусловно, в такую концепцию кроме основных разделов, посвященных характеристике среды проведения операций информационно-психологической войны, сущности и содержания информационной войны, психологической войны, информационно-психологических операций должна войти методика аналитической реконструкции замысла, целей, задач, этапов и структурных элементов тайной информационно-психологической операции по ее внешним признакам, следам и проявлениям.

Тайные информационно-психологические операции на первый взгляд поражают разнообразием тактических приемов использования широкого спектра средств, форм и методов информационно-психологического воздействия на систему социальных отношений государства, индивидуальное и массовое сознание гражданского общества, на систему государственной власти. Может показаться, что каждая операция неповторима и требует отдельного (индивидуального) описания и научного рассмотрения в качестве объекта исследования. Действительно, внутренняя структура тайных операций информационно-психологической войны может быть достаточно сложной, а технологии синтеза и организации структуры тайной операции из отдельных элементов информационно-психологического воздействия могут представлять государственную тайну. Тем не менее, методика проведения научных исследований требует существование способа универсального формализованного представления структуры любой тайной операции в виде совокупности конечного числа элементов, объединенных прямыми и обратными связями, вытекающими из целей, задач тайной операции и совокупности взглядов ее руководства на способы достижения этих целей.

Одним из возможных способов построения «атомарной» модели тайной информационно-психологической операции, по мнению авторов, может быть выделение шести разновидностей информационно-психологического воздействия — дезинформирования, манипулирования, пропаганды, лоббирования, управления кризисами и шантажа — в отдельную группу основных составляющих тайных операций информационно-психологической войны и принятие в качестве постулата утверждения о том, что все тайные операции информационно-психологического воздействия представляют собой различные комбинации этих шести основных элементов, объединенных общим замыслом, целями, задачами и идеологией.

В силу дискуссионности понятия «информационная война» и общей неоднозначности его толкования одной из важнейших теоретических проблем изучения процессов зарождения и развития конфликтов в сфере информационно-психологических отношений является определение того момента, когда обычная, заурядная конкуренция превращается в агрессию, а агрессия — в войну. Всем трем формам информационно-психологических отношений (конкуренция, агрессия, война) соответствуют свои адекватные внешней степени опасности системы методов противодействия, предполагающие различную тактику организации противодействия с использованием умеренных, интенсивных или радикальных методов разрешения политических противоречий, использование для отражения враждебных посягательств различных по своей численности и составу сил и средств, в том числе — в случае войны — использование информационного оружия и обычных вооруженных сил государства. В сфере информационно-психологических отношений определить, что в отношении тебя противник ведет именно информационно-психологическую войну, а не что-либо другое, очень трудно — в силу латентности возникновения и протекания информационно-психологических процессов информационно-психологическая война может вестись и в мирное время без официального объявления и разрыва дипломатических отношений, может также вестись «под чужим флагом» — от имени другого государства или анонимно, а государство, подвергнувшееся нападению, может даже некоторое время не знать о том, что оно стало жертвой агрессии.

В силу этих причин для организации эффективной государственной системы противодействия акциям, мероприятиям информационно-психологической агрессии, операциям информационно-психологической войны и определения адекватной степени внешней опасности формы государственного реагирования (противодействия) в каждом конкретном случае внешней агрессии необходимо решить следующие задачи:

1. Провести классификацию всех разновидностей организованного внешнего информационно-психологического воздействия, применяемого иностранными государствами и другими участниками информационного противоборства в агрессивных целях, разделив эти формы и разновидности на несколько категорий по избранным критериям, — например, по степени опасности для личности, общества и государства, по степени наносимого ущерба национальным интересам, государственной и общественной безопасности, психическому здоровью населения, по масштабам агрессии и т. д. — в целях определения адекватных мер и организационных форм противодействия для каждой выделенной в процессе классификации категории агрессии.

Одним из возможных вариантов такого разделения может стать разделение применяемых в информационном противоборстве организованных агрессивных информационно-психологических воздействий на следующие категории:

  • информационно-психологическую борьбу низкой степени агрессивности, к которой можно отнести, например, деятельность иностранных государств и иных участников информационного противоборства по созданию условий для побуждения органов власти к совершению деяний, выгодных для внешнего источника информационно-психологического воздействия (так называемое скрытое управление);
  • информационно-психологическую агрессию;
  • информационно-психологическую войну, отнеся к категории войны наиболее опасные акции, мероприятия, операции агрессивного информационно-психологического воздействия.

В рамках этой классификации такой вид комплексного воздействия как информационно-психологическая экспансия не является отдельным самостоятельным видом информационно-психологической борьбы и относится авторами к средствам создания благоприятных условий для организации скрытого управления.

Такое разделение, впрочем, не претендует на полноту и может быть дополнено другими промежуточными категориями. В случае использования данной схемы разделения организованных агрессивных информационно-психологических воздействий на категории по степени социальной опасности необходимо четко и однозначно определить понятия информационно-психологической экспансии, информационно-психологической агрессии, информационно-психологической войны, не позволяющие относить одну и ту же агрессивную акцию (мероприятие, операцию) одновременно к нескольким категориям.

2. Для каждой категории агрессивных информационно-психологических воздействий необходимо определить конечный набор признаков, позволяющих отнести любое выявленное информационно-психологическое воздействие к одной из таких категорий и тем самым определить степень ее социальной опасности.

3. В соответствии с установленной степенью социальной опасности выявленных акций, мероприятий, операций информационно-психологических воздействия, относимых к выделенным раннее категориям, необходимо для каждой такой категории (группы) определить адекватную этой опасности общегосударственную систему мер противодействия использованию иностранными государствами и другими субъектами геополитической конкуренции данных информационно-психологических воздействий в политических целях.

Противодействие операциям информационно-психологической войны и иным враждебным акциям может включать в себя не только прямую борьбу с силами и средствами агрессора, но и уничтожение, подавление, нейтрализацию или локализацию источников информационно-психологической агрессии. В этом случае неразработанной научной проблемой остается определение, классификация и типология источников информационно-психологической агрессии, в том числе — источников ее вооруженной формы — информационно-психологической войны.

В отношении правового обеспечения деятельности государства по организации системы противодействия акциям информационно-психологической агрессии и операциям информационно-психологической войны совершенно неразработанной остается проблема уголовно-правовой и криминологической характеристики операций информационно-психологической войны — как сложных операций, к которым относятся, например, некоторые пиар-компании или некоторые компании по организации и проведению выборов, так и относительно простых и условно неделимых основных составляющих этих операций, таких, например, как дезинформирование, манипулирование, лоббирование, пропаганда или управление кризисами. Отсутствие юридической квалификации этих деяний не позволяет использовать в полной мере действующее уголовное законодательство в целях пресечения агрессивного информационно-психологического воздействия.

В отношении правового обеспечения деятельности органов государственной власти, участвующих в информационном противоборстве, неразработанными остаются следующие проблемы:

  • отсутствуют нормы федерального законодательства, дающие юридическую квалификацию, уголовно-правовую и криминологическую характеристику акциям (мероприятиям) информационно-психологической агрессии и операциям информационно-психологической войны, относящие их к противоправным деяниям, устанавливающие степень их социальной опасности и объем ответственности физических лиц за организацию, подготовку, исполнение и пособничество в совершении этих деяний;
  • отсутствуют нормы международного права, устанавливающих международную ответственность государств-инициаторов информационно-психологической агрессии;
  • отсутствуют исследования в отношении определения перечня и составов правонарушений, связанных с организацией, подготовкой и исполнением акций (мероприятий) информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны;
  • отсутствуют механизмы проведения следствия и судебного разбирательства по фактам противоправных действий в информационной сфере, связанных с акциями (мероприятиями) внешней информационно-психологической агрессии и операциями информационно-психологической войны, а также порядок ликвидации последствий этих противоправных действий;
  • отсутствуют нормативные правовые акты, определяющие организацию следствия и судебного разбирательства по фактам организации, подготовки и проведения (участия) акций, мероприятий, операций информационно-психологической агрессии и войны, разработку составов правонарушений с учетом специфики уголовной, гражданской, административной, дисциплинарной ответственности и порядок включения соответствующих правовых норм в уголовный, гражданский, административный и трудовой кодексы, в законодательство Российской Федерации о государственной службе.

В настоящей статье мы постарались внести некоторую ясность в сложившуюся на сегодняшний день ситуацию с существованием множества различных, во многом — противоречивых [1, c. 14], мнений в отношении характера информационно-психологической войны и ее организационной формы — тайных операций, характера информационного противоборства и информационной политики в условиях информационно-психологической войны, а также принципов формирования политики государства в особых, экстремальных, условиях. В дальнейшем под особыми условиями мы будем понимать угрозу использования иностранными государствами и иными субъектами информационного противоборства арсенала сил, средств и методов информационно-психологической войны в политических целях [1], [12].

Основные положения концепции информационного противоборства и государственной информационной политики в особых условиях.

Информационное противоборство [1] — соперничество социальных систем в информационно-психологической сфере по поводу влияния на те или иные сферы социальных отношений и установления контроля над источниками стратегических ресурсов, в результате которого одни участники соперничества получают преимущества, необходимые им для дальнейшего развития, а другие их утрачивают.

Цель информационного противоборства — обеспечение национальных интересов в информационно-психологической сфере. Одним из важнейших национальных интересов является обеспечение информационно-психологической безопасности государства.

Основные способы достижения целей информационного противоборства:

  • информационно-психологическое превосходство (доминирование);
  • асимметричный ответ на внешние воздействия более сильных субъектов информационного противоборства.

Основные способы достижения информационно-психологического превосходства:

  • скрытое управление деятельностью органов власти государства-конкурента, информационными (информационно-психологическими) процессами, определяющими облик системы общественных, политических, экономических, духовных отношений государства-соперника;
  • информационно-психологическая агрессия;
  • информационно-психологическая война.

Основные принципы информационного противоборства:

  • информационная асимметрия;
  • информационное доминирование;
  • скрытность, латентность процессов информационно-психологической борьбы;
  • внезапность нападения на противника;
  • принцип обеспечения стратегического баланса сил в информационно-психологическом пространстве, рассмотрение стратегического баланса (не исключающего возникновение конфликтов и источников информационно-психологической агрессии, а всего лишь следящего за тем, чтобы одни вектора агрессии компенсировались другими векторами агрессии) в качестве основной формы мирного сосуществования конкурирующих субъектов;
  • использование отсутствия четких юридически закрепленных в международных и национальных правовых нормах определений информационно-психологической агрессии и информационно-психологической войны в целях развязывания вооруженной агрессии и нанесения ущерба национальным интересам противников в мирных условиях;
  • ничем не ограниченное массированное использование всех имеющихся сил и средств информационно-психологического нападения («война без правил»), в том числе — средств психологического воздействия, представляющих особую опасность, действие которых не исчезает с прекращением агрессии;
  • принцип возможности сочетания информационно-психологической борьбы, ведущейся участником борьбы в составе коалиции, с информационно-психологической борьбой, ведущейся этим же членом коалиции против других ее членов в отношении достижения тех или иных частных преимуществ.

Под скрытым управлением информационно-психологическими процессами, определяющими облик системы общественных, политических, экономических, духовных отношений геополитического субъекта, понимается деятельность по созданию условий, побуждающих государственную власть данного субъекта геополитической конкуренции к тем или иным действиям не столько в собственных, сколько — в чужих интересах.

Организация скрытого управления системой социальных и политических отношений в информационно-психологическом пространстве государства-конкурента включает в себя четыре основных задачи:

  • создание благоприятных внешних и внутренних условий для введения в действие механизмов скрытого управления;
  • комплекс мер по активизации позиции государства-конкурента (в лице его органов власти, местного самоуправления, общественных организаций) в отношении решения вопроса (или группы вопросов) в контексте, выгодном для государства-источника скрытых управляющих воздействий;
  • побуждение государства-конкурента, имеющего активную позицию в отношении путей решения вопроса, интересующего государство-источник скрытых управляющих воздействий, к совершению действий, выгодных для этого источника внешнего управления;
  • создание в информационно-психологическом пространстве системы органов власти и управления государства-конкурента атмосферы недоверия, настороженности и враждебности по отношению ко всем остальным направлениям, предложениям и вариантам решения данного вопроса.

Основными методами создания благоприятных условий для скрытого управления информационно-психологическими процессами являются:

  • информационная (информационно-психологическая) зависимость государства-конкурента от непрерывного поступления внешних информационных ресурсов и технологий из информационно-психологического пространства государств-доноров;
  • дезориентация государственной информационной политики;
  • дестабилизация ситуации внутри государства (геополитического субъекта) с целью навязывания внешнего антикризисного управления;
  • информационно-психологическая экспансия — деятельность по достижению национальных интересов методом бесконфликтного проникновения в сферу социальных и духовных отношений общества с целью постепенного, плавного, незаметного для общества изменения системы социальных отношений по образцу системы источника экспансии, вытеснения положений национальной идеологии и национальной системы ценностей и замещение их собственными ценностями и идеологическими установками, увеличения степени своего влияния и присутствия, установления контроля над стратегическими ресурсами, информационно-телекоммуникационной структурой и национальными средствами массовой информации (СМИ), наращивание присутствия собственных СМИ в информационной сфере объекта проникновения.

Дестабилизация ситуации внутри государства — деструктивная деятельность с целью создания условий для возникновения социальной напряженности и инициирования множественных локальных информационно-психологических конфликтов вносящих элементы хаоса в структуру национального информационно-психологического пространства, приводящих к разрушению отдельных элементов системы регулирования общественных отношений, к разрыву внутренних прямых и обратных связей, нарушению и парализации деятельности отдельных элементов информационно-психологического пространства, переброске информационных ресурсов с ключевых направлений развития общества на второстепенные и отвлечению основных сил общества на негодный объект, что создает благоприятные условия для навязывания внешнего антикризисного управления. Одной из основных задач использования возможностей скрытого управления в агрессивных целях является создание условий для развязывания информационно-психологической агрессии или войны.

Информационно-психологическая агрессия — действия, направленные на нанесение противнику конкретного, осязаемого ущерба в отдельных областях его деятельности.

Признаки информационно-психологической агрессии:

  • ограниченное и локальное по своим масштабам применение силы;
  • исключение из средств информационно-психологического воздействия наиболее опасных видов, не позволяющих надежно контролировать размеры наносимого ущерба — информационного оружия);
  • ограничение размеров пространства, объектов информационной инфраструктуры и социальных групп, подвергающихся поражению информационно-психологическим воздействием (агрессия затрагивает не все информационно-психологическое пространство государства-жертвы, а только его часть), ограничение по целям (преследует локальные, частные цели) и времени (как правило, агрессия прекращается после полного достижения агрессором всех поставленных конкретных целей и редко принимает затяжной характер), а также по привлекаемым силам и средствам.

Информационно-психологическая война — открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия социальных, политических, этнических и иных систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере, направленные на обеспечение информационного превосходства над противником и нанесения ему материального, идеологического или иного ущерба [3].

Информационно-психологическая война в качестве вооруженной формы информационно-психологической агрессии является крайней формой разрешения противоречий в информационном обществе.

В информационной (информационно-психологической) войне информационная борьба ведется враждующими сторонами в форме проведения тайных информационно-психологических операций с применением информационного оружия.

Признаки информационно-психологической войны:

  • деятельность с целью нанесения ущерба государственным интересам;
  • тайные информационно-психологические операции как организационная форма такой деятельности;
  • применение информационного оружия.

Рассматривая войну как вооруженную форму агрессии, можно считать, что в информационно-психологической сфере агрессия перерастает в войну в том случае, если одна из сторон конфликта начинает применять против своих противников информационное оружие. Этот критерий может оказаться простым и надежным способом выделения из всего многообразия происходящих в информационном обществе процессов и явлений представляющих для него и его нормального (мирного) развития наибольшую опасность.

Признаки, указывающие на то, что в отношении данного государства готовится информационно-психологическая война:

  • укрупнение геополитических субъектов, создание новых союзов и коалиций, в которых основной связующей целью объединения субъектов геополитической конкуренции является совместная конкурентная борьба за право преимущественного влияния на определенные части информационно-психологического пространства и протекающие в них процессы. При этом основной задачей государства, обнаружившего неожиданное появление у своих границ такой коалиции, является определение истинных целей создания такой коалиции и причин, побудивших разнородных геополитических субъектов к такому объединению. Если коалиция создана для достижения одной или нескольких конкретных целей, которые прямо противоречат государственным интересам, а их реализация нанесет ущерб безопасности государства и его геополитической мощи, то можно предполагать, что такой союз создан для ведения агрессии (войны), а сам процесс объединения геополитических субъектов в коалиционные структуры по направлениям деятельности и специализации носит характер создания ударной группировки, концентрации и распределения сил и средств агрессора вблизи жизненно важных объектов информационно-психологической инфраструктуры противника перед нападением на него;
  • создание благоприятных условий для возникновения внутри государства и на его границах новых квазисамостоятельных субъектов геополитической конкуренции, способных самостоятельно выходить с собственными инициативами на международный уровень, геополитические интересы которых не совпадают (в идеале — прямо противоположны) интересам государства в лице образующих его ядро субъектов и территорий; инициирование и поддержка информационно-психологического и геополитического сепаратизма;
  • наращивание своего присутствия и влияния — финансового, технологического, информационного, идеологического — над национальными ОТКС и СМИ с целью установления полного или частичного внешнего контроля над национальными информационными ресурсами и психологической сферой общества;
  • введение действие комплекса мер информационной (информационно-психологической) блокады — информационная изоляция, отсечение государства от международных информационных ресурсов (или введение внешней цензуры на поступающую в государство информацию), блокирование деятельности на территории данного государства субъектов информационно-психологического пространства, являющихся по отношению к данному государству донорами информационных ресурсов;
  • создание негативного психологического фона (например, методом постоянной трансляции по подконтрольным СМИ и МК специально подобранных материалов, подробно иллюстрирующих и комментирующих какую-либо деятельность, явление в жизни общества или социальный процесс в определенном, как правило, негативном, ключе) в отношении деятельности (или отдельных ее направлений) системы органов государственной власти и местного самоуправления, создавая почву для мгновенной инициации (в нужный момент) бурной негативной и деструктивной реакции общества, направленной на государственную власть, которую можно вызвать разовым выбросом концентрированной информации, психологически побуждающей к немедленным спонтанным действиям и носящей характер искры, попадающей в бочку с порохом;
  • целенаправленные действия по формированию внутри общества атмосферы психологической напряженности.

В информационном обществе информационно-психологическая война является неотъемлемой составляющей политических отношений и основным инструментом политического принуждения и достижения политических целей [13]. Именно информационно-психологическая война является тем фактором, который может заметно изменить направленность геополитических процессов и отношений в информационном обществе и привести к смещению геополитических центров притяжения национальных интересов субъектов геополитической конкуренции в информационной сфере — стран, лидирующих в разработке информационных и телекоммуникационных технологий, стран, контролирующих стратегически важные «транспортные» магистрали передачи информации и стран, контролирующих (и использующих в собственных интересах) основные потоки информации.

Кроме того, последствия (в т. ч. — нанесенный ущерб) акций и ударов информационно-психологической войны способны изменить саму структуру информационного пространства (в частности, маршруты следования потоков и положение узлов притяжения информационных потоков, а также приоритет и монополию в разработке и внедрении передовых информационных и телекоммуникационных технологий одних субъектов геополитической конкуренции относительно других), а также к отчуждению (экономическому, культурному, юридическому отделению) части территории государства и перераспределению других видов стратегически важных ресурсов. Такие изменения неизбежно приводят к изменениям общей, стабильной картины геополитических отношений между субъектами геополитической конкуренции и нарушению баланса геополитических интересов, что обязательно отразится на состоянии безопасности каждого из рассматриваемых государств и территорий.

В силу отсутствия международных и национальных правовых норм, позволяющих в мирное время (при отсутствии официального объявления войны со стороны агрессора) юридически квалифицировать враждебные действия иностранного государства в информационно-психологической сфере, сопровождающиеся нанесением ущерба информационной, психологической или иной безопасности Российской Федерации, как акции информационно-психологической агрессии (информационно-психологической войны), что позволило бы поступать с агрессором по законам военного времени, а также отсутствие четких, однозначных, закрепленных юридически критериев оценки материального, морального, иного ущерба, наносимого агрессивными действиями противника, позволяет и в мирное время активно использовать наиболее опасное и агрессивное средство воздействия на субъекты и отношения между субъектами современного информационного общества — арсенал сил и средств информационно-психологической войны — в качестве основного средства достижения политических целей. Информационно-психологическая война является наиболее агрессивным средством достижения государствами-участниками информационного противоборства безусловного лидерства в информационно-психологической сфере — т. н. информационного доминирования.

Новые возможности, предоставляемые доминированием в информационно-психологической сфере, имеют, как представляется, ряд следующих принципиальных особенностей:

  1. Скрытность и анонимность оперирования информационно-психологическими воздействиями, возможность проведения их «под чужим флагом» и с любой точки информационного пространства.
  2. «Плавность» переключения информационных воздействий, регулируемая в широких пределах интенсивность и продолжительность их реализации: от организации информационных «шоков», «ударов», «вбросов», «блокад» до вялотекущих, латентных, растянутых на годы микродозированных воздействий.
  3. Многоаспектность и многообъектность воздействия с высокой степенью координации во времени и пространстве. Растущая «пронизанность» всех сфер жизни общества информационными системами и технологиями дает возможность «выстроить» информационные воздействия адекватно принятому (и корректируемому в реальном масштабе времени) алгоритму воздействия на различные сферы, процессы, страны, объекты, группы, персоны одновременно, в нужной последовательности и под различными «углами воздействия». Это позволяет оптимизировать получение требуемого конечного результата и расходы на его достижение.
  4. Способность «малыми» информационными воздействиями получать «большие» конечные результаты. При обретении высокого уровня в способности прогнозного моделирования, дающего возможность выявлять тенденции и управлять не уже идущими процессами, а предшествующими им изменениями (тенденциями), государства, участвующие в информационно-психологической войне, в состоянии вносить управляющие воздействия с малой затратой общей «энергетики» в упреждающем режиме.
  5. Перенос функций вооруженного сдерживания на информационную сферу. Ведущие государства мира ориентируются на превентивность действий в реализации функций сдерживания. Достижение информационного доминирования создает базу и необходимые условия для этого. В случае успеха курса на ядерное разоружение мира информационное доминирование может стать главным механизмом сдерживания и обеспечения мирового, в том числе в силовом аспекте, лидерства.
  6. Информатизация как главный резерв повышения эффективности силовых (военных) акций. Существенным доводом в пользу этого служит, как представляется, утверждение американских специалистов о том, что стоимость традиционных систем оружия имеет «практический потолок», который уже достигнут большинством стран.
  7. Наведение хаоса в подвергающейся информационному воздействию сфере и последующее управление им (или с помощью его) — как один из принципов получения нужных результатов.

Система органов государственной власти и управления, являясь основным фактором, регулирующим общественные отношения в информационно-психологической сфере, наряду с основным и приоритетным объектом внешней агрессии является центральным звеном обеспечения информационно-психологической безопасности и основным инструментом отражения и пресечения любых посягательств иностранных государств на суверенитет, территориальную целостность и гражданское единство общества, на его жизненно важные интересы и перспективы развития, на психическое здоровье нации. Так как в информационно-психологическом пространстве такие посягательства могут принимать формы информационной экспансии, агрессии или информационно-психологической войны, на государство в лице ее системы органов власти возлагается важнейшая обязанность своевременного выявления угроз информационно-психологической безопасности, мобилизации сил и средств гражданского общества для защиты государственных интересов и противодействия агрессии в любой из ее форм, а также организации противодействия акциям информационной агрессии (войны) на ранних стадиях возникновения конфликта.

Основные задачи федеральных органов исполнительной власти в области информационного противоборства:

  • разработка предложений по определению государственной политики РФ в области информационного противоборства, прогнозирование, выявление и оценка источников и характера угроз применения против России средств и методов информационного противоборства;
  • сбор разведывательной информации об используемых и перспективных информационных технологиях объектов информационной сферы противостоящей стороны;
  • защита военно-политического руководства России, а также индивидуального, группового и массового сознания ее населения от применения противостоящей стороной информационно-психологических средств и методов воздействия;
  • организация противодействия антироссийской пропаганде, проводимой в том числе информационно-психологическими средствами и методами воздействия;
  • защита информационной инфраструктуры России от применения противостоящей стороной информационно-технических средств и методов воздействия и др.;
  • разработка модели угроз государственным интересам в информационно-психологической сфере, основанной на проведении глубоких и разносторонних научных исследований.

Создание такой модели могло бы придать процессу поиска, определения и классификации уже существующих угроз и их проявлений (мониторингу угроз) целенаправленный характер, а разработка методических рекомендаций по выявлению угроз и отслеживанию развития угрожающих ситуаций стала бы в руках сотрудников органов исполнительной власти, занимающихся обеспечением информационной безопасности, надежным инструментом, многократно повышающим эффективность и производительность работы;

  • создание и разработка стратегии проведения специальных операций в информационно-психологической сфере в мирное время и в угрожаемый период (при различных степенях эскалации напряженности международных отношений);
  • разработка нормативной правовой базы проведения специальных операций в информационно-психологической сфере, применения информационного оружия и методов информационной войны;
  • создание системы быстрого реагирования на внезапные (неожиданно обнаруженные) информационные атаки, способной своими действиями сковать противника, заставить его отказаться от всех или хотя бы части своих планов, перехватить инициативу и создать наиболее благоприятные условия для нанесения контрудара;
  • создание системы обеспечения безопасности компьютерных систем управления Вооруженными Силами России и, в особенности, Стратегическими ядерными силами России.

Государственная система информационного противоборства — система согласованной, целенаправленной, управляемой из единого центра деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, направленная на защиту государственных интересов и обеспечение информационно-психологической безопасности личности, общества и государства в информационно-психологической сфере в условиях реальной опасности развязывания участниками информационного противоборства информационно-психологической войны.

Государственная система информационного противоборства, как представляется, должна состоять из следующих основных составляющих:

  • система противодействия информационно-психологической агрессии (войны) на ранних стадиях;
  • система быстрого реагирования на внезапно выявленные акции (мероприятия) информационно-психологической агрессии;
  • система сил и средств информационно-психологической войны;
  • государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны.

В силу повышенной опасности поражающей способности арсенала сил, средств и методов информационной войны для государства, общества и граждан акции информационно-психологической агрессии и операции информационно-психологической войны необходимо выявлять и пресекать на ранних стадиях подготовки условий для реализации агрессии и развертывания сил и средств информационно-психологического нападения, к которым, в первую очередь, относятся специальные силы информационно-психологических операций ВС и спецслужб иностранных государств и находящееся в их распоряжении информационное оружие.

В период относительного спада активности таких сил и подразделений важное место в системе информационно-психологической борьбы занимает система мер предупреждения и профилактики информационно-психологической агрессии. В случае отражения агрессии в деятельности должна вступать программа локализации нанесенного агрессией ущерба, восстановления наступательного и оборонительного потенциала государственной системы информационного противоборства, восполнения потерь в силах и средствах и перегруппировки национальных сил постоянной готовности в соответствии с новыми выявленными направлениями возможной агрессии.

Система мер противодействия акциям информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны на ранних стадиях можно условно разделить на три составляющих:

  • предупреждение акций информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны;
  • выявление акций информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны;
  • пресечение акций информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны. Предупреждение акций информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны включает в себя:
  • склонение возможных противников к отказу от реализации собственных агрессивных планов и намерений в отношении государства с помощью арсенала сил и средств информационно-психологической войны;
  • дискредитация в глазах потенциальных противников наиболее опасных для безопасности государства направлений информационно-психологической агрессии;
  • непрерывный поиск и устранение уязвимостей в государственной системе информационного противоборства и обеспечения информационно-психологической безопасности (мониторинг состояния информационно-психологической безопасности);
  • выявление и ликвидация условий, благоприятных для реализации иностранными государствами своих агрессивных намерений в форме развязывания информационно-психологической агрессии (войны);
  • непрерывный поиск новых очагов информационно-психологической напряженности, отслеживание перемещения и разрастания (уменьшения) уже обнаруженных зон информационно-психологических конфликтов (мониторинг распределения конфликтогенного потенциала в информационной сфере), а также их зон влияния и оценка угроз безопасности государства, связанных с возможным вовлечением в один из таких конфликтов;
  • мониторинг процессов укрупнения геополитических субъектов, создание новых союзов и коалиций у границ государства, в которых основной связующей целью объединения субъектов геополитической конкуренции является совместная конкурентная борьба за право преимущественного влияния на определенные части информационно-психологического пространства и протекающие в них процессы. Определение истинных целей создания таких коалиции и причин, побудивших разнородных геополитических субъектов к такому объединению;
  • мониторинг пространственного распределения и положения очагов сосредоточения сил и средств потенциальных противников (соперников) из числа иностранных государств и иных субъектов геополитической конкуренции вблизи жизненно важных объектов информационно-психологической инфраструктуры государства;
  • выявление и пресечение условий для возникновения внутри государства и на его границах новых квазисамостоятельных субъектов геополитической конкуренции, способных самостоятельно выходить с собственными инициативами на международный уровень, процессов инициирования и поддержки извне информационно-психологического и геополитического сепаратизма;
  • оценка и анализ уровня присутствия и влияния — финансового, технологического, информационного, идеологического — иностранных структур над национальными ОТКС и СМИ, целью которого может быть установление полного или частичного внешнего контроля над национальными информационными ресурсами и психологической сферой общества;
  • поиск и пресечение попыток создания негативного психологического фона в отношении деятельности (или отдельных ее направлений) системы органов государственной власти и местного самоуправления;
  • выявление попыток установления информационной (информационно-психологической) блокады;
  • демонстрация (пропаганда) собственной силы (мощи) государства в информационно-психологическом пространстве (в виде, например, оперативно-тактических учений сил специальных информационно-психологических операций с использованием информационного оружия) в целях сдерживания потенциальных агрессоров;
  • сосредоточение сил быстрого реагирования (постоянной готовности) в областях информационно-психологического пространства, ставших объектом внимания сил информационно-психологических операций ВС, спецслужб и иных организаций иностранных государств, участвующих в информационном противоборстве; маневрирование силами и средствами, предназначенными для отражения внешней информационно-психологической агрессии, в соответствии с выявленными угрозами и наиболее опасными для информационно-психологических атак противника направлениями ударов;
  • противодействие разведывательной и иной деятельности иностранных спецслужб в национальном информационно-психологическом пространстве;
  • обеспечение собственной информационно-психологической безопасности;
  • информирование Президента Российской Федерации, Правительство Российской Федерации и органы государственной власти, уполномоченные на ведение информационного противоборства, о выявленных угрозах развязывания информационно-психологической агрессии (информационно-психологической войны) и степени угрозы безопасности государства. Выявление акций информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны включает в себя:
  • непрерывный поиск (мониторинг) внешних угроз информационно-психологической безопасности государства, возможных признаков, следов и внешних проявлений осуществления акций информационно-психологической агрессии или операций информационно-психологической войны;
  • выявление направлений экспансии иностранных государств в информационной (информационно-психологической) сфере, противодействие попыткам иностранных государств с помощью информационно-психологической экспансии создать условия для организации скрытого управления социальными и политическими процессами государства извне;
  • выявление иных попыток создания условий для организации скрытого управления системой социальных, экономических, политических отношений государства, системой государственной власти и местного самоуправления — к таким попыткам, например, может относиться создание условий для побуждения государственной власти к совершению тех или иных действий не столько в собственных, сколько — в чужих интересах, а также — информационно-психологические провокации;
  • аналитическая реконструкция (по выявленным признакам, следам, внешним проявлениям и логико-структурным связям) акций информационно-психологической агрессии или тайных операций информационно-психологической войны, определение их целей, задач, планов на стратегическом, тактическом и оперативном уровне, последовательности реализации мероприятий, задействованных сил и средств, а также возможные последствия этой агрессии. Как правило, деятельность сил информационно-психологических операций или воздействие на них в той или иной форме проявляются (отражаются) в информационно-психологическом пространстве (например, в материалах СМИ и МК), а значит, могут быть выявлены и идентифицированы прежде всего соответствующими аналитическими методами;
  • информирование Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и органов государственной власти, уполномоченных на ведение информационного противоборства, о источниках, целях, масштабах выявленной информационно-психологической агрессии (информационно-психологической войны) и степени угрозы безопасности государства.

Пресечение акций информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны на ранних стадиях включает в себя:

  • уничтожение источников информационно-психологической агрессии (войны);
  • нейтрализация источников информационно-психологической агрессии (войны);
  • локализация масштабов и степени опасности информационно-психологической агрессии (войны).

Уничтожение источников информационно-психологической агрессии (поражение сил и средств информационно-психологических операций агрессора обычным и информационным оружием, поражение командных пунктов и центров управления агрессией) может быть полным (если в результате воздействия на него источник прекращает свое существование) или частичным (если поражаются силы и средства информационно-психологической агрессии, задействованные противником в конфликте) и выражаться в прекращении противником информационной агрессии или войны в отношении данного государства или, в случае частичного поражения источников, — приводить к изменению интенсивности агрессии, активности сил и средств противника, а также планов реализации агрессивных действий на оперативном, тактическом и стратегическом уровнях.

Нейтрализация источников информационно-психологической агрессии может быть полной или частичной. Полная нейтрализация источника информационно-психологической агрессии (войны) включает в себя:

  • парализацию источника агрессии (войны);
  • побуждение противника к отказу от агрессивных действий (или ведения войны);
  • скрытое управление источником агрессии (войны);
  • проникновение в кадровый состав сил и средств информационно-психологических операций агрессора.

Частичная нейтрализация источника информационно-психологической агрессии (войны) включает в себя следующие меры:

  • дестабилизация деятельности источника агрессии (войны);
  • замедление активности источника агрессии (войны);
  • дезинформация военно-политического руководства сил информационно-психологических операций агрессора;
  • разложение личного состава сил информационно-психологических операций;
  • побуждение руководства сил информационно-психологических операций агрессора к изменению целей и задач агрессии, а также основных ее направлений;
  • отвлечение сил и средств агрессора на негодный объект и т. д. Локализация масштабов и степени опасности информационно-психологической агрессии (войны) включает в себя:
  • изоляцию очага агрессии относительно не затронутых агрессией областей информационно-психологического пространства;
  • полную или частичную изоляцию сил и средств информационно-психологической агрессии (войны) относительно источников управляющего воздействия, информационно-телекоммуникационных коммуникаций противника, по которым эти силы обеспечиваются всем необходимым для продолжения агрессии;
  • создание условий, сковывающих и затрудняющих действия сил и средств информационно-психологической агрессии (войны) противника;
  • стабилизацию масштабов агрессии (недопущение разрастания очага агрессии, проникновения деструктивных воздействий за границы области информационно-психологического конфликта, втягивания в конфликт новых субъектов);
  • стабилизацию интенсивности источника агрессии (меры, направленные на воспрепятствование возрастания активности источника информационно-психологической агрессии);
  • минимизацию наносимого агрессией ущерба.

В случае, если выявленную акцию информационно-психологической войны или операцию информационно-психологической войны невозможно ликвидировать на ранних стадиях имеющимися силами информационно-психологических операций органов государственной власти, находящимися в постоянной готовности, в обязанность системы противодействия акциям информационно-психологической агрессии (войны) входит информирование Президента Российской Федерации, Правительство Российской Федерации и органы государственной власти, уполномоченные на ведение информационного противоборства, о выявленных угрозах информационно-психологической безопасности государства и локализация активности агрессора с целью получения времени для мобилизации необходимых сил и средств информационно-психологической борьбы.

Система противодействия акциям информационно-психологической агрессии (войны) на ранних стадиях позволяет предупреждать, выявлять и, в некоторых случаях, пресекать такие акции в зародыше, локализуя ущерб, наносимый безопасности государства. Однако, в тех случаях, когда противник успел основательно подготовиться к агрессии (войне) и обеспечил за собой главное преимущество — неожиданность нападения, информационно-психологическая агрессия может быть выявлена системой противодействия таким акциям уже на этапе непосредственной реализации агрессивных планов. Это предполагает такую возможность состояния латентной стадии развития информационно-психологического конфликта (стадии реализации мероприятий информационно-психологической агрессии, операций информационно-психологической войны), при котором многие задачи, преследуемые агрессором, уже достигнуты без сопротивления со стороны жертвы агрессии, механизмы реализации агрессии (войны) отлажены и работают устойчиво (стабильно), состояние конфликта характеризуется высокой степенью напряженности, а концентрация сил и средств информационно-психологических сил в очаге конфликта обеспечивает агрессору превосходство над застигнутым врасплох противником.

В этих условиях потенциальных возможностей системы противодействия акциям информационно-психологической агрессии (войны) на ранних стадиях может оказаться недостаточно для отражения агрессии (в лучшем случае — для ее локализации), что требует создания в структуре государственной власти новой системы информационного противоборства — системы быстрого реагирования.

Целью создания системы быстрого реагирования является пресечение информационно-психологической агрессии (в том числе — информационно-психологической войны) в тех случаях, когда действия агрессора являются внезапными для государственной системы информационного противоборства и оперативная обстановка в стране не позволяет сразу привести в действие всю систему защиты национальных интересов и обеспечения информационно-психологической безопасности государства для отражения агрессии.

Система быстрого реагирования на внезапно выявленные акции информационно-психологической агрессии (информационно-психологической войны) должна состоять из следующих основных компонентов:

  • оперативного штаба, осуществляющего руководство силами и средствами системы быстрого реагирования и взаимодействием (координацией деятельности) с другими государственными структурами, не входящими в систему;
  • аппарата оперативного штаба — специальной структуры, создаваемой из частей и подразделений органов государственной власти, участвующих в информационном противоборстве, в результате временной передачи этих подразделений в систему быстрого реагирования и переподчинения их руководителей руководству оперативного штаба системы — на время отражения агрессии или до полной мобилизации и развертывания сил и средств системы государственного информационного противоборства. При этом части и подразделения органов госвласти, включаясь в систему быстрого реагирования, занимают в ней положение, предусмотренное заранее разработанным планом мобилизации и укомплектования системы силами и средствами быстрого реагирования, а их руководители занимают соответствующие места в вертикальной системе подчинения, необходимой в тех случаях, когда ситуация требует принятия быстрых (немедленных) решений;
  • сил быстрого реагирования, находящихся в постоянной боевой готовности и состоящих из сил специальных информационно-психологических операций, оперативных подразделений разведки, контрразведки и собственной безопасности, следственных органов, сил непосредственной вооруженной поддержки деятельности сил информационно-психологических операций, подразделений антикризисного управления на территориях, пострадавших от действий агрессора;
  • системы военной цензуры и работы со СМИ и МК в условиях деятельности по отражению внешней информационно-психологической агрессии (войны);
  • системы оперативной переброски и развертывания сил и средств быстрого реагирования в районе информационно-психологического конфликта;
  • системы координации и взаимодействия с другими органами государственной власти, участвующих в информационной борьбе;
  • специальных защищенных систем связи и автономных систем автоматизированного управления силами и средствами в зоне конфликта.

В случае эскалации конфликта и невозможности пресечения внешней информационно-психологической агрессии (войны) на ранних стадиях и в результате введения в действие комплекса специальных мер быстрого реагирования в действие вступает система государственного противоборства, основанная на использовании сил и средств информационно-психологической войны, предусмотренных штатами военного времени.

Формирование системы информационного противоборства в условиях войны включает в себя:

  • придание руководству государственной системы информационного противоборства дополнительных прав и полномочий, необходимых для выполнения возложенных на них задач в особых условиях;
  • перестройку внутренней структуры государственной системы информационного противоборства в соответствии с планами военного времени;
  • распространение на социальную сферу информационно-психологических отношений (или на отдельные ее части) законов регулирования социальных отношений в военное время;
  • мобилизацию и развертывание сил и средств информационно-психологической войны, доукомплектация органов и структур информационно-психологического противоборства до штатов военного времени;
  • развертывание системы деятельности государственной власти по локализации наносимого военными действиями ущерба и восстановлению оборонного потенциала;
  • создание стратегических резервов.

Государственная информационная политика Российской Федерации в условиях информационно-психологической войны [1], [13] представляет собой деятельность системы федеральных органов государственной власти по противодействию акциям (мероприятиям) внешней информационно-психологической агрессии и операциям информационно-психологической войны, направленным против Российской Федерации.

Государственная информационная политика Российской Федерации в условиях информационно-психологической войны является составной частью Государственной информационной политики в части, касающейся деятельности системы федеральных органов государственной власти по достижению национальных интересов Российской Федерации и обеспечению информационно-психологической безопасности личности, общества и государства в условиях непосредственной угрозы развязывания государствами-участниками информационного противоборства крупномасштабной информационно-психологической агрессии (информационно-психологической войны) в отношении Российской Федерации.

Концепция государственной политики в условиях информационно-психологической войны включает в себя цели, задачи, принципы и основные направления деятельности государства по противодействию угрозам государственным интересам и безопасности Российской Федерации, связанных с использованием иностранными государствами и иными участниками информационного противоборства особо опасных агрессивных форм внешнего информационно-психологического воздействия — операций и мероприятий информационно-психологической войны. Правовую базу государственной информационной политики в условиях информационно-психологической войны составляют Конституция Российской Федерации, Устав Всемирной организации здравоохранения, Европейская конвенция о защите основных прав человека, федеральное законодательство, другие нормативные правовые акты, регулирующие отношения в области обеспечения безопасности Российской Федерации.

Концепция государственной информационной политики в условиях информационно-психологической войны развивает и конкретизирует положения Основ государственной политики в области обеспечения информационно-психологической безопасности Российской Федерации, Концепции национальной безопасности Российской Федерации, Доктрины информационной безопасности Российской Федерации применительно к защите национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере от угроз, связанных с использованием иностранными государствами и другими субъектами информационного противоборства особо опасных агрессивных форм внешнего информационно-психологического воздействия — мероприятий и операций информационно-психологической войны. Целью государственной информационной политики в условиях информационно-психологической войны является противодействие угрозам информационно-психологической безопасности личности, общества и государства, связанным с использованием иностранными государствами и другими участниками информационного противоборства особо опасных агрессивных форм внешнего информационно-психологического воздействия — мероприятий и операций информационно-психологической войны, — и защита национальных интересов Российской Федерации в информационной (информационно-психологической) сфере в условиях информационно-психологических конфликтов высокой степени агрессивности.

Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны основывается на следующих принципах:

  • законности;
  • соблюдения и баланса интересов личности, общества и государства;
  • открытости (предполагающий в процессе реализации федеральными органами государственной власти и общественными организациями деятельности по обеспечению информационно-психологической безопасности Российской Федерации информирование общества об их деятельности с учетом ограничений, установленных законодательством Российской Федерации);
  • приоритетности национальных интересов Российской Федерации.

Государство в процессе реализации своих функций по обеспечению информационно-психологической безопасности Российской Федерации в условиях угрозы информационно-психологической агрессии (войны) выполняет следующие задачи:

1. В рамках реализации основных положений Государственной информационной политики:

  • Организует и проводит объективный и всесторонний анализ и прогнозирование угроз информационно-психологической безопасности Российской Федерации в условиях использования иностранными государствами и другими участниками информационного противоборства особо опасных агрессивных форм внешнего информационно-психологического воздействия — мероприятий и операций информационно-психологической войны;
  • разрабатывает меры и механизмы обеспечения информационно-психологической безопасности Российской Федерации в условиях угрозы информационно-психологической агрессии (войны) или в процессе ее отражения;
  • организует работу законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти по реализации комплекса мер, направленных на предотвращение, парирование и нейтрализацию угроз информационно-психологической безопасности Российской Федерации, связанных с использованием иностранными государствами и другими участниками информационного противоборства мероприятий и операций информационно-психологической войны, а также деятельность по осуществлению правосудия;
  • организует взаимодействие органов законодательной и исполнительной власти с общественными организациями и гражданами в процессе выявления угроз информационно-психологической безопасности Российской Федерации и определения правовых механизмов противодействия этим угрозам;
  • поддерживает законную деятельность общественных объединений в области противодействия угрозам информационно-психологической безопасности Российской Федерации, а также обеспечению в устанавливаемых законодательством рамках общественного и государственного контроля деятельности средств массовой информации;
  • осуществляет контроль деятельности федеральных органов государственной власти по реализации государственной политики обеспечения информационно-психологической безопасности Российской Федерации;
  • поддерживает законную деятельность общественных объединений в области противодействия угрозам информационно-психологической безопасности Российской Федерации, а также обеспечению в устанавливаемых законодательством рамках общественного и государственного контроля деятельности средств массовой информации.

2. В рамках деятельности государственной системы информационного противоборства в особых условиях:

  • разрабатывает официальную концепцию противоборства в информационно-психологической сфере (информационного противоборства);
  • в соответствие с положениями официальной концепции формирует общегосударственную систему информационного противоборства;
  • разрабатывает и реализует планы проведения активных информационно-психологических операций и мероприятий;
  • организует деятельность по противодействию акциям и мероприятиям информационно-психологической агрессии, операциям информационно-психологической войны на ранних стадиях;
  • организует деятельность государственной системы органов власти по быстрому реагированию на внезапно выявленные акции (мероприятия) информационно-психологической агрессии (войны) и иные угрозы национальной безопасности;
  • организует деятельность по формированию государственной системы обороны в случае развязывания иностранными государствами в отношении Российской Федерации информационно-психологической войны, организует формирование специальных сил информационно-психологических операций и обучение их новейшим методам ведения информационно-психологической войны, организует разработку новейших видов наступательного и оборонительного информационного оружия и оснащение ими подразделений сил ведения информационно-психологической войны;
  • организует регулирование участия СМИ и МК (в том числе — в форме цензуры или информационной блокады), транснациональных информационно-телекоммуникационных корпораций и виртуальных социальных сообществ в информационном противоборстве в информационно-психологическом пространстве государства [14];
  • организует деятельность по оценке и локализации наносимого внешней информационно-психологической агрессией (войной) ущерба и по восстановлению оборонного потенциала в информационно-психологической сфере;
  • пресекает противоправную деятельность общественных организаций и религиозных объединений, способствующих реализации планов внешней информационно-психологической агрессии (войны);
  • обеспечивает представление интересов Российской Федерации в соответствующих международных организациях, определяет объем и формы участия органов государственной власти в деятельности международных организаций и реализации международных программ по противодействию использования акций (мероприятий) информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны в качестве методов информационной борьбы, участвует в создании систем и механизмов коллективной (международной) безопасности в информационно-психологической сфере.

3. В рамках деятельности по правовому обеспечению системы информационного противоборства:

  • разрабатывает нормы федерального законодательства, дающие юридическую квалификацию акциям (мероприятиям) информационно-психологической агрессии и операциям информационно-психологической войны, относящие их к противоправным деяниям, устанавливающие степень их социальной опасности и объем ответственности физических лиц за организацию, подготовку, совершение и пособничество в совершении этих деяний;
  • участвует в разработке норм международного права, устанавливающих международную ответственность государств-агрессоров;
  • уточняет перечень и составы правонарушений, связанных с организацией, подготовкой и исполнением акций (мероприятий) информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны;
  • разрабатывает механизмы проведения следствия и судебного разбирательства по фактам противоправных действий в информационной сфере, связанных с акциями (мероприятиями) внешней информационно-психологической агрессии и операциями информационно-психологической войны, а также порядок ликвидации последствий этих противоправных действий;
  • разрабатывает нормативные правовые акты, определяющие организацию следствия и судебного разбирательства, разработку составов правонарушений с учетом специфики уголовной, гражданской, административной, дисциплинарной ответственности и включение соответствующих правовых норм в уголовный, гражданский, административный и трудовой кодексы, в законодательство Российской Федерации о государственной службе.

В интересах совершенствования деятельности органов государственной власти Российской Федерации по противодействию акциям (мероприятиям) информационно-психологической агрессии и операциям информационно-психологической войны целесообразным представляется следующее:

1. Деятельность информационно-аналитических подразделений, пресс-служб и подразделений по связи с общественностью должна быть ориентирована на следующий комплекс задач:

  • формирование скоординированной информационной политики органов государственной власти, предусматривающей одновременно с едиными и открыто декларируемыми правилами деятельности и взаимодействия необходимое пространство для маневра с учетом целей, задач и функций конкретного органа власти и управления;
  • донесение необходимой информации до населения (прежде всего — необходимой самому населению) как через каналы СМИ, так и непосредственно, минуя посредников, на профессиональном уровне, сравнимом с уровнем ведущих СМИ, для повышения доверия населения к власти и снижению возможностей для манипуляции общественным мнением в отношении российской власти через негосударственные СМИ;
  • организация интерактивной коммуникации с населением, подготовка почвы для перехода с развитием российского сегмента Internet к предоставлению услуг населению через Сеть и выхода в этой сфере в обозримом будущем на уровень ведущих стран мира;
  • организация на постоянной основе скоординированного информационного взаимодействия с зарубежными структурами, как государственными, так и негосударственными, в целях информационной интеграции России в мировые процессы и повышения ее конкурентоспособности и влияния в глобальном информационном пространстве;
  • повышение информационно-аналитических возможностей по поддержке процесса подготовки решений в интересах органов государственной власти на основе мониторинга массовых информационных каналов, в том числе с учетом необходимости противодействия возможным попыткам влияния на органы власти путем информационно-психологического воздействия (манипулирования);
  • проведение на постоянной основе мониторинга состояния общества и информационного пространства в целях оперативного реагирования на происходящие изменения и внесения своевременных корректив в информационную политику.

2. В организационно-правовом аспекте необходимо:

  • нормативное закрепление требований в обязательном порядке сопровождать любые социально-значимые и публичные действия органов государственной власти и их представителей (прежде всего — первых лиц) соответствующими информационными кампаниями, причем с условием возможности подключения к их проведению всех необходимых ресурсов, в том числе находящихся в распоряжении других органов власти, если это требуется в силу комплексного характера планируемых действий;
  • отказаться от концентрации усилий на «силовом» решении информационных конфликтов, признать очевидность невозможности решения проблем в информационном пространстве только за счет перекрытия (ликвидации) информационных каналов в условиях, когда любой информационный поток может быть с минимальной задержкой организован через иной канал; сосредоточиться на достижении эффективного обеспечения государственных интересов в информационном пространстве на основе комплексного подхода, предусматривающего приоритет информационных мероприятий наряду с организационными и правовыми.

Заключение

Существование множества нерешенных проблем [1] в области обеспечения информационно-психологической безопасности государства в условиях реальной угрозы использования иностранными государствами и другими участниками информационного противоборства арсенала сил, средств и методов информационно-психологической войны в политических целях определяет важность и актуальность организации научных исследований по широкому спектру задач и направлений юридического, политологического и психологического анализа проблем противодействия операциям информационно-психологической войны.

Литература

  1. Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д. Б., 2003 г.: Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны, монография. — М.: Горячая линия — Телеком, 541 с.: ил.
  2. Почепцов Г. Г. Информационные войны. М.: «Рефл-Бук», К.: «Ваклер» — 2000. — 576 с.
  3. Паппэ Я. Ш. «Олигархи»: Экономическая хроника, 1992-2000. — М.: ГУ-ВШЭ, 2000. — 232 с.
  4. Панарин И. Информационная война и финансовые кризисы // VIP-Premier, 1999, N 1.
  5. Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. (Серия: История России. Современный взгляд). М.: Алгоритм, 2000. — 735 с.
  6. Грачев Г. В. Информационно-психологические операции во внутриполитической борьбе в России в современных условиях// Информационно-психологическая безопасность избирательных кампаний. М.: 1999.
  7. Крысько В. Г. Социальная психология: словарь-справочник. — Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2001. — 688 с. (Библиотека практической психологии).
  8. Цыбмал В. И. О концепции информационной войны//Информационный сборник «Безопасность». 1995. N 9. С. 35.
  9. Пирумов В. С., Родионов М. А. Некоторые аспекты информационной борьбы в военных конфликтах // Военная мысль. 1997. N 5. С. 44-47.
  10. Комов С. А. Информационная борьба в современной войне: вопросы теории // Военная мысль. 1996. N 3. С. 73.
  11. Расторгуев С. П. Информационная война. М.: Радио и связь, 1998. С. 35-37.
  12. Вепринцев В. Б., Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д. Б., 2003 г.: Операции информационно-психологической войны: методы, средства, технологии, краткий энциклопедический словарь — М.: Горячая линия — Телеком, 450 с.: ил.
  13. Манойло А. В., Фролов Д. Б., Информационно-психологическая война в системе политических отношений информационного общества, 2003 г.: Государственная информационная политика: проблемы и технологии, Сборник статей / Отв. редактор и составитель Е. П. Тавокин — М.: Изд-во РАГС, С. 85-95.
  14. Манойло А. В., Фролов Д. Б., Вепринцев В. Б., Особенности информационной политики эпохи информационного общества, СПб.: Проблемы информационной безопасности. Компьютерные системы, 2002 г., N 4, С. 18-22.

А.В. Манойло, докторант кафедры информационной политики Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат физико-математических наук, доцент

© , 2003 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов