.
  

© Лара Шрагина

Проблема психологии воображения в работе В. Вундта «Фантазия как основа искусства»

Аннотация

Посвящая свою работу фантазии как основе искусства и рассматривая при этом фактически проблемы психологии воображения, В. Вундт не может разрешить противоречие: есть творческая деятельность, которая осуществляется посредством воображения, но само воображение как психологический феномен при научном анализе исчезает.

Применение функционально-системного подхода разрешает это противоречие и позволяет сделать вывод: «творческое воображение» представляет собой комплекс управленческих-интегрирующих действий, выполняемых для реализации замысла при сознательной творческой деятельности, его можно рассматривать как системообразующую функцию и обозначить как креативный синтез.

Ключевые слова: фантазия, творческое воображение, функционально-системный подход, системообразующая функция, креативный синтез.

ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГІЇ УЯВИ
у роботі В. Вундта «Фантазія як основа мистецтва»

Шрагіна Л.І.

Анотація

Присвячуючи свою роботу фантазії як основі мистецтва і фактично розглядаючи при цьому проблеми психології уяви, В. Вундт не може вирішити протиріччя: є творча діяльність, яка здійснюється за допомогою уяви, але саме уява як психологічний феномен при науковому аналізі зникає.

Застосування функціонально-системного підходу вирішує це протиріччя і дозволяє зробити висновок: «творча уява» являє собою комплекс управлінсько-інтегруючих дій, виконуваних для реалізації задуму за свідомої творчої діяльності, його можна розглядати як системоутворюючу функцію і позначити як креативний синтез.

Ключові слова: фантазія, творча уява, функціонально-системний підхід, системоутворююча функція, креативний синтез.

PROBLEM OF PSYCHOLOGY OF IMAGINATION
in Wundt's "Fantasy as the basis of art"

L.I. Shragina

Аbstract

Dedicating his work as a fantasy-based art and while considering the fact the problems of psychology of the imagination, Wundt can not resolve the contradiction is a creative activity that is carried out by means of the imagination, but the imagination as a psychological phenomenon in the scientific analysis of disappearing.

The use of functional systems approach resolves this contradiction leads to the conclusion: "imagination" is a set of management-integrating the operations performed for the implementation plan for a conscious creative activity, it can be regarded as a system feature and identify as a creative synthesis.

Keywords: fantasy, imagination, functional-system approach, system function (function that defines the system), creative synthesis.

Фантазии как основе искусства Вильгельм Вундт посвящает первую главу второго тома «Психология народов. Исследование законов развития языка, мифов и обычаев»[1]. В поисках ответов на вопросы «Что же такое фантазия? Что происходит в нас, когда мы говорим о деятельности фантазии? И чем отличается она от каких-либо других «душевных» процессов?» Вундт фактически подробно рассматривает проблемы психологии воображения — именно этот фактор определил выбор работы Вундта в качестве детального анализа.

В своей работе В. Вундт не придерживается четкой линии в изложении: научный материал, хотя и структурирован главами и разделами, подается в форме свободного размышления или дискуссии с воображаемым оппонентом, в ходе которых обосновываются аргументы и выводятся результаты. Определения понятий не заданы изначально, вводятся по мере необходимости, разбросаны по всему тексту и не всегда сохраняют свое однозначное значение, а порой в ходе изложения несколько изменяют свой смысл и даже противоречат первоначальному.

Поэтому автор данного исследования, опираясь на принятую в настоящее время методику изложения научных работ, покажет постановку проблемы (по ее состоянию на тот период), поиску решения которой посвятил свою работу Вундт на основе анализа взглядов на природу воображения в психологии ХІХ столетия.

Если проблема сущности и истоков творчества на протяжении более двух тысячелетий рассматривалась с точки зрения искусства (поэзия, живопись, скульптура, архитектура), то уже к концу ХІХ века, в связи с бурным развитием промышленности и экономики, творчество признается неотъемлемым элементом многих областей профессиональной деятельности: «Достаточно часто высказывалось, что изобретатель-техник и комбинирующий конъюнктуры ярмарки купец и творец научных гипотез и теорий — могут быть названы художниками, если принять это слово в самом широком смысле» (Вундт, С.26-27).

Потребность выявить истоки творчества и специфику воображения как его основы привела к необходимости установить «…различия между воображением и памятью. Здесь пути старой и новой психологии расходятся уже в том, что первая старается основать свои понятия на обыкновенном ходе процессов состояний сознания, тогда как вторая исходит из художественной деятельности воображения (про которую думают, что она является наиболее ясной и совершенной формой возникновения фантазии), а уже затем старается, так сказать, ретроспективно, осветить предшествующие ступени выражения этой функции. Следствием этого является замечательное противоречие: тогда как «психология способностей» Вольфа видит в воображении низшую, а в памяти высшую ступень душевных функций, современные философы и психологи склонны принять как раз обратное (здесь и далее выделено мной — ЛШ). Вольф полагает, что сначала должна существовать «сила воображения», то есть способность представить себе вообще что-либо не существующее реально. Когда к ней привзошла воля выделить из «воображаемого» то, что не было получено из первоначального впечатления, то возникла память. Однако, противополагая этой невольной и в общем воспроизводительной фантазии — фантазию производительную, в качестве возможности творить и находить, он производит свою оценку этой высшей ступени как раз в обратном направлении.» (Вундт, С. 14-15)

В результате, пишет Вундт, «…на место старых понятий способностей фантазии и памяти выступили новые, а именно «измененное и неизмененное воспроизведение». Вследствие этой замены терминов обе функции необходимо должны поменяться своим положением и значением. Если, согласно теории способностей, память и фантазия являются низшими формами «силы воображения», то есть возможности создавать понятия, объекты которых не существуют реально, то прежде всего должна была бы существовать возможность представить себе что-либо вообще, то есть фантазия. Напротив, согласно теории воспроизведений, способность представить себе что-либо вообще, то есть способность неизменяющего воспроизведения, должна быть дана раньше, чем какие-либо специальные условия могли бы смешать ее и тем изменить содержание воспроизводимого.» (Вундт, С. 16-17).

Суть дискуссии, как видно из текста, сводится к стремлению определить, что же все-таки первично — память или воображение? По теории способностей — для создания понятий, объекты которых не существуют в реальности, должна существовать психическая функция «воображение», обеспечивающая такую способность. По теории воспроизведения, которой придерживается Вундт, — сначала память, а потом, на ее основе — возможность смешивать существующие «воспроизведения» и тем самым получать новые «произведения».

Определимся со значениями терминов, используемых Вундтом в своей работе.

«Термин «фантазия» обозначает творческую способность души таким образом, что одинаково охватывает как указанные еще Аристотелем понятия процессов воспоминания, так и творение чего-то нового, то есть того, что не может быть сведено ни к каким определенным пережитым впечатлениям.» (Вундт, С. 29).

Уже из этого определения видно, что у фантазии — две функции: «воспоминание» и «творение нового». Несколько ранее (Вундт, С. 14-15) память была определена как «волевое ВОСпроизводство», а воображение — как «производительная фантазия». А буквально на следующих страницах, в приведенной выше цитате, фантазия и память уже определяются как «измененное и неизмененное воспроизведение».

Еще одно определение: «воспроизведение может быть сведено к определенным объектам, полученным непосредственно из ощущений, или из прежних переживаний, тогда как произведение, напротив того, может быть сведено к множеству таких прежних впечатлений, элементы которых, соединяясь в новом произведении друг с другом или с составными частями ощущений, образуют одно целое.» (Вундт, С.30).

При этом Вундт рассматривает фантазию и воображение как синонимы, считая, что «…какие бы то ни было верные критерии, ни взятые в отдельности, ни все вместе, не могут свидетельствовать нам о разграничении того, что мы называем деятельностью Фантазии, от других областей душевной жизни, обыкновенно не причисляемых к деятельности воображения(Вундт, С.18).

В качестве критериев, которые, по мнению ученых, характерны именно для фантазии, Вундт анализирует наглядность, продуктивность и самопроизвольность. «Образы фантазии должны быть наглядными; именно это качество должно отличать их от произведений разума — от понятий. Но разве существуют вообще состояния сознания, лишенные наглядности? Как только мы остановимся на степени наглядности, мы без труда можем заметить, что она, во всяком случае, может служить средством для отличия различных направлений деятельности фантазии, и что именно вследствие этого сама наглядность не может служить общим признаком фантазии.» (Вундт, С. 18-19).

«Качество продуктивности состоит в способности повторять что-либо пережитое в другой последовательности; именно посредством этого качества часто стараются разграничить фантазию от памяти. Но тогда продуктивность фантазии была бы не чем иным, как особенной своеобразной формой воспроизведения, а именно способностью комбинировать различные содержания мнимой действительности в своеобразное целое. Но это качество опять-таки ни в коем случае не является специфическим только для фантазии.»

 «Образы фантазии, в отличие и от возникающих произвольно, и от планомерных произведений разумного мышления, должны возникать в душе самопроизвольно, как внезапные моменты откровения [3][2].

Отсутствует у Вундта и однозначная позиция на значение воли в деятельности фантазии: «деятельность фантазии может быть совершенно невольной, каковой она первоначально бывает всегда. Но, тем не менее, воля может как возбуждать ее, так и регулировать. … Можно говорить о взаимодействии деятельности фантазии и воли; поскольку воля или регулирует фантазию, или предоставляет ей полное господство, — то было бы гораздо целесообразнее принять за критерий различия не самое волю, а связанное с ограничивающей деятельностью воли общее состояние сознания.» (Вундт, С. 22-23).

Рассматривая взаимодействие воли и воображения, Вундт выделяет пассивную и активную формы фантазии: «пассивная и активная фантазия: первая — для данных сознания, по отношению к возникающим в нем образам фантазии; последняя — для временного вторжения воли в игру этих образов. Но все же даже и здесь момент воли является только побочным обстоятельством, которое может иметь влияние на направление деятельности фантазии, но само все же не принадлежит к ней.» (Вундт, С. 23), выделяя при этом фантазию как самостоятельную психическую функцию.

Но перед этим выше, в разделе «4. Мнимые признаки фантазии», Вундт делает вывод «Отдельные качества, которые считаются специфическими для деятельности фантазии, так же сомнительны, как и попытки разграничить фантазию со смежными ей психическими функциями.» (Вундт, С. 18)

В чем же тогда проявляется специфика деятельности фантазии? «Фантазия представляется чем-то живущим и действующим в глубинах сознания и (это можно предположить заранее) есть комплекс различных функций» (С. 3), считает Вундт, и делает вывод: «…во всех творениях фантазии, к каким направлениям они бы ни принадлежали, нельзя найти ничего, что не могло бы быть сведено к нормальным психическим функциям.» (Вундт, С. 28).

 «В мифах народная Фантазия претерпевает переживания действительности; в религии она из содержания этих переживаний создает свои представления о сущности и цели человеческого существования, а в искусстве она дает этому содержанию сознания конкретный образ, в зависимости от внешних условий жизни и внутренних условий мощи и воли.» (Вундт, С. 2). И поясняет свою точку зрения: «…творческая фантазия, дающая жизнь областям высшего искусства, состоит из множества тех элементарных процессов, которые, согласно анализу подобных простых проявлений фантазии, проявляются в образовании наших чувственных восприятий.» (Вундт, С. 71) и считает, что специфику воображения как психической функции можно обнаружить в экспериментальном изучении (Вундт, С. 4).

Однако сложность выявления этих «элементарных процессов» заключается в том, что «Чем богаче и разнообразнее становятся творения фантазии, тем более ее общие признаки скрываются за специфическими чертами, присущими ее отдельным формам.» (Вундт, С. 24).

Поиску элементарных процессов, создающих чувственные восприятия, Вундт посвящает главу 2 «Экспериментальный анализ представлений фантазии», рассматривая «Фантазию пространства» и «Фантазию времени».

Под «фантазией пространства» он понимает «Пространственный образ внешнего мира, который мы ежеминутно воспринимаем чувствами зрения и осязания» и который «только отчасти и, вероятно, только меньшей частью является субъективным образом объектов, верно изображающим в ощущениях объективные чувственные возбуждения.» (Вундт, С. 33). В качестве такого субъективного образа «псевдопредставления» Вундт приводит пример «псевдоскопической ошибки» — восприятия объектов, которые складываются у нас при их рассмотрении попеременно то одним, то другим глазом и которые физики и физиологи квалифицировали как «игру силы воображения». Поясняя ошибочность такого подхода, Вундт при этом делает важный вывод о том, что «представления непременно сопровождаются какими-либо физиологическими процессами раздражения» (Вундт, С. 40), опровергая тем самым наличие «так называемой «чистой силы воображения» (Вундт, С. 41) и рассматривая «душевные функции» в неразрывной связи с деятельностью всего организма.

И ниже Вундт делает выводы: в фантазии пространства и времени факторы, к которым, в конце концов, сводятся первоначальные действия, состоят из чувств и ощущений, которые, сливаясь с возбуждениями, обусловленными самим объектом, переносят возбужденную впечатлением деятельность фантазии на объект и обусловливают таким образом то, что последний кажется нам деятельным и живым.

В фантазии времени, так же как и в фантазии пространства, соединяются три фактора: объективное впечатление, репродуктивные элементы и чувство, колеблющееся отчасти между возбуждением и спокойствием, отчасти между напряжением и разрешением (Вундт, С. 80).

Важнейшие факторы деятельности фантазии являются, как нам показала экспериментальная вариация их условий, ничем иным, как теми же факторами, которые составляют всякое чувственное представление (Вундт, С. 96).

В поисках выявления специфической природы фантазии, «образующей постоянную подкладку всех душевных процессов» (Вундт, С. 97), Вундт сводит сущность фантазии к трем принципам душевной жизни. Первый из них, охватывающий все действия элементарных процессов в сочетании с «вчувствованием» и в своем соединении определяют фантазию, он определяет как «оживляющая апперцепция» — «это качество заключается в том, что собственное «я» зрителя проектируется в объекте таким образом, что зрителю кажется, будто объект и он — одно» (Вундт, С. 97-98).

«Второй принцип мы можем определить, как «увеличивающую чувство силу ассимиляции», что означает, что «Решающий эмоциональный момент впечатления создается не объективными факторами, а субъективными, то есть теми, совместное действие которых мы называем фантазией, изменяющей и оживляющей объект, так что вместе с ростом этого фактора фантазии рука об руку идет процесс усиления чувства.» (Вундт, С. 99).

«Третьим принципом, особенно важным для произведений искусств, является принцип «самостоятельной деятельности сознания» в образовании материала восприятия. К условиям, заключающимся в предыдущих принципах, он присоединяет еще одно, а именно: господство субъекта над объектом; таким образом, он является специфической основой творческой фантазии, действующей в искусстве и в родственных искусству явлениях мифа.» (Вундт, С. 99).

Выводы

Посвящая свою работу фантазии как основе искусства, В. Вундт фактически рассматривает проблемы психологии воображения:

  1. Фантазия как самостоятельная психическая функция, ее взаимосвязь с другими психическими функциями и функциями всего организма.
  2. Фантазия как основа творческой деятельности и ее продукты.
  3. Критерии, характеризующие фантазию, и ее виды.
  4. Выявление специфики воображения методами экспериментальной психологии.

Поиск ответов на вопросы «Что же такое фантазия? Что происходит в нас, когда мы говорим о деятельности фантазии? И чем отличается она от каких-либо других «душевных» процессов?» Вундт начинает с определения таких продуктов результата деятельности фантазии, как искусство, религия и мифы, обосновывая это тем, что при создании мифов фантазия как психическая функция выступает механизмом переживания человеком действительности, поиска своего места и предназначения в ней. В религии фантазия становится механизмом реализации веры, в которой могут осуществляться идеалы и высшие цели человеческих стремлений. В искусстве как средстве передавать непосредственные внутренние переживания — содержание сознания с помощью механизмов фантазии представляется в конкретных образах. Но далее делает вывод, что «Так как ей подчиняются все роды человеческого творчества, то границы между художественным творчеством и другими областями теоретической и практической деятельности совершенно изглаживаются.» (Вундт, С. 26).

Фантазия проявляет себя в деятельности как «комплекс различных функций, поэтому анализ деятельности Фантазии составляет задачу экспериментальной психологии» (Вундт, С. 4). Вундт не дает своего определения фантазии как «деятельности», но начало этой деятельности определяется возможностью представить себе что-либо вообще, т.е. фантазией (Вундт, С. 18). Именно категория «возможность», которую использовал Вундт, позволила ему, по нашему мнению, проанализировать существующие в то время взгляды на психологическую природу воображения и установить приоритет «теории воспроизведений» — способности представить себе что-либо вообще по сравнению со способностью «неизменяющего воспроизведения» (вопрос, который в психологии в тот период активно дискутировался). А также высказать однозначное суждение, что образы фантазии, которые рассматриваются как «измененное воспроизведение», противоположны образам памяти — «неизмененному воспроизведению» (в дальнейшем эти идеи получили развитие, в частности, в работах Л. Веккера). Такое суждение, считает Вундт, позволяет сделать вывод, что фантазию (воображение) можно выделить и рассматривать как самостоятельную психическую функцию.

Однако далее Вундт в процессе анализа приходит к выводу, что «сама фантазия совсем не есть особая психическая способность, сила, которая присоединяется к другим душевным силам, но что она везде действует в них самих» (Вундт, С. 28-29). Здесь мы видим, как Вундт, начиная от рассмотрения понятия «фантазия» как деятельности — основы мифов, религии и искусства, затем «растворяет» ее во всех душевных силах и переходит к понятию «фантазия как творческой способности души».

В результате Вундт в своей работе определяет фантазию многопланово: «деятельность», «механизм», «комплекс различных функций», «возможность представить себе что-либо вообще», «способность комбинировать», «творческая способность», «сила, которая действует внутри других душевных сил». Однако, анализируя фантазию по отдельным критериям, Вундт не выявил ее специфики как психологического феномена. Поиск решения этой проблемы Вундт видел в экспериментальном изучении пассивного воображения и элементарных форм воображения как воображения пространства и времени, однако и этот подход не выявляет специфику явно существующего феномена.

Подводя итоги анализа работы Вильгельма Вундта «Фантазия как основа искусства», можно увидеть, что в ней представлены положения, которые стали основой для психологии воображения ХХ столетия:

  1. Постулируется общность механизмов деятельности фантазии независимо от видов творчества.
  2. Обоснована первичная роль образов памяти в функционировании воображения.
  3. Показана связь воображения с другими психическими функциями.
  4. Выделена роль воли в функционировании воображения разделением его на активное и пассивное.
  5. Признается значение бессознательной части психики в функционировании воображения.
  6. «Принципы душевной жизни», выделенные Вундтом, основываются на субъективности образов воображения и их взаимосвязи с эмоциональной сферой и способности «вчувствоваться» в эмоциональное состояние другого человека. (Эта способность «вчувствоваться» в дальнейшем будет определяться как «эмоциональное воображение» или эмпатия).

При этом в работе Вундта присутствуют ряд противоречивых и противоположных суждений:

  1. Начиная с того, что воображение является основой всех видов творческой деятельности и существует как самостоятельная психическая функция, Вундт в дальнейшем приходит к выводу, что при анализе деятельности воображения его «невозможно отделить» от других психических функций.
  2. С целью выявления специфики воображения как психической функции Вундт предлагает рассматривать его элементарные формы (Вундт, С. 4), а ниже — уже «наоборот, начиная с высшей деятельности, проникнуть в механизм психических функций» (Вундт, С. 26).
  3. Постулируя проявление специфики фантазии в воображении пространства и времени, Вундт позже делает вывод, что такой специфики нет: «Важнейшие факторы деятельности фантазии являются … теми же факторами, которые составляют всякое чувственное представление.» (Вундт, С. 96).

На наш взгляд, определяя «воображение» пространства и времени, Вундт не отличал его от восприятия пространства и времени, то есть не вводит четких отличий восприятия пространства и времени от образов памяти.

  1. В качестве метода научного познания Вундт использует теоретический анализ без четких формулировок исходных понятий, что не обеспечивает обоснованности аргументов в ходе изложения и, в результате, нет конкретных выводов о том, что же представляет собой творческое воображение.

Анализируя фантазию по отдельным критериям, Вундт не выявляет ее специфики как психологического феномена. По Вундту творческое воображение является комплексом взаимодействующих компонентов и «состоит из множества тех элементарных процессов, которые проявляются в образовании наших чувственных восприятий» (Вундт, С. 71). Поиск решения этой проблемы Вундт видел в экспериментальном изучении пассивного воображения и элементарных форм воображения как воображения пространства и времени, однако и этот подход не выявляет специфику явно существующего феномена.

Итак, в работе Вундта мы видим противоречивые и противоположные суждения — воображение «есть — и его нет»: есть творческая деятельность, которая осуществляется посредством воображения, но само воображение как психологический феномен при научном анализе исчезает.

Противоречия (спорные вопросы), которые мы выявили в работе В. Вундта, разрешаются, на наш взгляд, если в качестве методологии исследования использовать авторский вариант функционально-системного подхода, применяемый для исследования сложноорганизованных и развивающихся объектов — систем (Меерович, Шрагина, 1997; Меерович, 2005). Применение этого подхода (Шрагина, Москва-2005, Київ-2005, 2010, 2012) позволило сделать вывод: то, что традиционно в психологической и философской литературе рассматривается как «творческое воображение», представляет собой комплекс управленческих-интегрирующих действий, выполняемых для реализации замысла при сознательной творческой деятельности, можно рассматривать как системообразующую функцию и обозначить как креативный синтез

Список литературы

  1. Веккер Л.М. Психические процессы. В 3 т. Т.3. Субъект. Переживание. Действие. Сознание. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1981. — 325с.
  2. Вундт, Вильгельм. Фантазия как основа искусства. Издание Товарищества М.О. Вольфа. С.-Петербург, Гостинный Двор, 18 и Невский, 13. Москва, Кузнецкий мост, 12 и Тверская, 22. 1914
  3. Меерович М. И. Основы культуры мышления /М.И. Меерович, Л.И. Шрагина. //Школьные технологии. Россия, 1997. №5. — 200 c.
  4. Меерович М. И. О терминологии функционально-системного подхода/ М.И. Меерович // ТРИЗ-педагогика в системе непрерывного образования. Саратов, 2005. С.12-16.
  5. Шрагина Л. И. Проблема воображения в контексте функционально-системного подхода / Москва-Обнинск, Психология в вузе, №3, 2005. C. 95-107.
  6. Шрагіна Л. І. Керівничо-інтегруюча функція творчої уяви//Наукові записки Інституту психології імені Г.С. Костюка АПН України, Вип. 26, т. 4, Київ-2005, С.349-353.
  7. Шрагина Л. И. Проблема психологической природы воображения // Вiсник Одеського Нацiонального Унiверситету. Том 15. Випуск 11, Частина 2, Психологiя, 2010. С.156-164.
  8. Шрагина Л. И. Методология исследования психологических феноменов в контексте постнеклассической науки (на примерах анализа вербального воображения и системного мышления) // Международная коллективная монография «Фундаментальные и прикладные психологические исследований в практиках ведущих научных школ: реалии и перспективы». Макеевка, 2012. C. 95 — 128.

[1] Десятитомный труд «Психология народов. Исследование законов развития языка, мифов и обычаев» («Völkerpsychologie»). Издан в Германии в 1904 г., в России переведен в 1914 г.

[2] [3]A. Oelzelt-Newin, Über Phantasievorstellungen, 1889, S.1 ff. Цитируется по Вундт, Вильгельм. Фантазия как основа искусства. Издание Товарищества М.О. Вольфа. С.-Петербург, Гостинный Двор, 18 и Невский, 13. Москва, Кузнецкий мост, 12 и Тверская, 22. 1914

Л.И. Шрагина, Одесский национальный университет им. И.И.Мечникова

© , 2013 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика