.
  

© С.Ф. Смагин

Время, государство, люди — взгляд психолога

Эта статья была написана в преддверии известного кризиса, и, по всей видимости, не потеряла актуальности и по сей день. Исходя из складывающихся условий, в ожидании нового кризиса вновь становится востребованным информативный базис данной статьи. Кое-что изменилось в стране, в социуме со времени последнего кризиса и, наверное, этом материал требует дополнений с учетом нынешнего времени, об этом в конце.

Россия, 21 век, эпоха перемен, кризисы, катастрофы, нищета, безличие, бесправие, беззаконие, безнравственность и.т.д. — время, в котором мы живем. У кого из нас нет понимания, что живем мы плохо? У кого нет желания жить лучше? Кто из нас не ищет ответов на насущные вопросы: «как быть?», «что делать?», «что происходит и как это изменить?». Все, все кроме государства!

Время изменилось и никого уже не проймешь и не успокоишь обещаниями типа: «нам тяжело, но наши дети будут жить лучше», «исторически, в эпоху перемен всегда было трудно и тяжело» и т.п. Мы хотим жить хорошо сейчас и здесь, потому, что жизнь у каждого человека одна, одна и Родина.

Мои друзья, мои знакомые, мои пациенты часто задают мне один и тот же вопрос: «…неужели в правительстве сидят только одни психи, идиоты и придурки?» Нет, конечно же, нет! Люди там разные, большинство из них люди недалекие, горлопаны и неврастеники, люди без совести и морали, ущербные и амбициозные, но объединяет их одно: у них напрочь отсутствует государственно-политическое мышление, и лично им, уже сейчас живется хорошо.

А кого сейчас нужно убеждать в несостоятельности (граничащей с идиотизмом) ленинского утверждения о том, что «…даже домохозяйка может управлять государством»? Но именно такое управление мы и ощущаем каждый день на себе.

Нас, рядовых членов социума, «простых людей», всех и каждого интересует, в первую очередь, наша личная жизнь индивидуальные, бытовые проблемы и мы делегируем кого-то во властные, государственные структуры, для того чтобы он помог нам решать эти проблемы, нам решать и наши проблемы. Т.е. не удовлетворять свои амбиции и решать свои материальные и социальные вопросы, а решать наши проблемы, простых граждан.

За это мы и платим им деньги, для этого мы и содержим весь государственный аппарат, начиная от президента и кончая самым последним чиновником.

И что мы имеем? Где трепетная забота государства о своих гражданах? Кто её, эту заботу, ощущает?

Функции и задачи государства по обеспечению комфортного существования своих граждан многомерны и разноплановы. Мне трудно судить об экономической и политической составляющей. Но, например, социальной, психологической, морально-нравственной и духовной составляющей нашей жизни государство не занимается вообще. Нас просто бросили в водоворот хаоса, провозгласили закон джунглей: «каждый сам за себя!» и занимаются дележкой кресел, политическим имиджем, мордобитием политических оппонентов и повышением собственных окладов и рейтингов.

Т.е. государственные мужи всех рангов и статей, которых мы выбрали для выполнения определенных задач и которых мы материально содержим, эти задачи не только не выполняют, но даже и не догадываются о них. Не только ничего не делают, но и не понимают, что делать что-то надо.

В обязанности любого государства входит забота о морально-психологическом состоянии общества, забота о воспитании подрастающих поколений, забота о сохранении и приумножении культурно-нравственного потенциала общества.

Что же имеем мы? Ничего.

Была такая страна СССР, и были мы — граждане этой страны, и мы учились и умели жить в этой стране.

Вдруг нам объявили, что нет больше СССР, а есть Россия, демократия, рынок, свобода слова и самоопределения. Все социалистическое? Это неправильно и плохо, надо жить по-другому и иначе. Никто и не подумал о том, что мы выросли в социалистической стране и рады бы, да не умеем жить при капитализме и демократии. Не думали тогда, не думают и сейчас!

Хотя прямой обязанностью государства является помочь своим гражданам адаптироваться к изменившимся условиям существования.

В результате мы имеем народ, совершенно ошалевший в борьбе за выживание и государство, которое занимается созданием невыносимых условий и регулируемого хаоса.

Психика человека функционирует на основе получаемой информации, страдает от отсутствия таковой, отсутствия возможности получения требуемой в данный момент информации, и от перегруженности ненужной информацией.

В обязанности государства входит обеспечение граждан всей необходимой для их существования информацией. Обеспечение не только свобод выбора и слова, но и обеспечение наличия выбора вообще. Т.е. мы должны иметь не только право, но и возможность выбора, некий ассортимент, разнообразие предлагаемого.

И если со свободой слова и свободой выбора у нас достаточно благополучно, то с возможностью выбора вообще никак! Выбирать нечего и не из чего, да уметь осуществлять сам выбор нас никто не учит.

А на практике получается так: мы живем плохо, хотим жить лучше, навыка и опыта существования в данных условиях нет, мозг требует дополнительной информации, мы бросаемся к телевизору, газетам, журналам, книгам и что получаем? Получаем колоссальный объем информации о том, как все плохо, будет еще хуже, проделках Жириновского, жизни в Санта-Барбаре, убийствах и катастрофах у нас, войне в Чечне, проблемах партии коммунистов и фракции Яблоко, информацию о моде, сексе, насилии и рекламу замечательных товаров, на покупку которых у нас нет денег!

Все что угодно только не то, что необходимо! В результате получается замкнутый процесс, порочный круг, — мозг одновременно ищет решения, требует информации и страдает от избытка и перегруженности ненужной в данный момент информации.

В результате — нервное, моральное, интеллектуальное истощение, неврозы, психосоматика, социальная пассивность, агрессивность и отупение. Ощущение беспросветности, бесполезности, безнадежности каких-либо действий, депрессии и пограничные состояния. А этим, в свою очередь, очень умело пользуются всякого рода ловкачи: разные там Мавроди, лохотронщики, массовые целители, индивидуальные ведьмы и колдуны, астрологи и маги всех мастей, секты, новоявленные пророки себе в карман и выпущенные из психушек.

А итоги контактов подобного рода, в свою очередь, загоняют психику в еще больший депрессионный виток, рождают ощущение обманутости, униженности, сомнения в собственной состоятельности, нормальности, жизнеспособности. Искажают самооценку, бьют по чувствам достоинства и самоуважения.

Я смотрю на сограждан, ошалевших от избытка вдруг свалившихся на них проблем и информации, и читаю в глазах немой вопрос. Именно немой, ибо озвучить его (вопрос), т.е. облечь в некую логически связанную форму уже не представляется никакой возможности в виду крайней перегруженности нервной системы.

А сам вопрос уже даже и не выглядит, как некая законченная форма, как то: «Что происходит?», но принимает некие расплывчатые очертания, например: «Происходит ли что-то вообще ?». И, естественно, что нет уже того резонансного акцента, который включает механизм логического анализа, но происходит постоянно срывающийся эмоционально-интуитивный процесс построения точек информативно ориентированной матрицы, которая является средством решения проблемы. Но в результате незавершенности этого процесса происходит зацикливание мышления на самой начальной, подготовительной фазе, фазе эмоциональных резонансов с колоссальным потреблением энергетических ресурсов мозгом и истощение последнего. Иными словами, чтобы начать думать, искать и накапливать информацию, выстраивать ее в некоторую удобную для мозга форму, мы должны не только бессознательно ощутить необходимость думать и искать решение, но и подсознательно придать эмоциональный вес проблеме и четко сформулировать в сознании суть стоящей задачи в виде вопроса. Вопрос сформулировать мы не можем, а информацию начинаем набирать, понимаем, что делаем что-то не то, сбрасываем информацию и опять, не формулируя вопроса, но, придавая ему еще больший эмоциональный вес, опять начинаем набирать не нужную информацию, сбрасываем и повторяем этот процесс до полного отупения и истощения. Отсюда и проявления эмоциональной нестабильности, хаотичности и разбросанности мыслей и как следствие анализа мозгом низкоуровневых состояний, ощущение, что «весь мир сошел с ума». В результате мы имеем эти, столь характерные попытки решения проблем на интуитивно-эмоциональном уровне. Что, в свою очередь, при отсутствии возможности трезвого восприятия, дает ощущение тотальных истероидных проявлений (проявлений ненаправленной эмоциональности воспринимаемой как истероидные).

Говоря проще, мы в принципе не можем найти решения проблемы потому, что у нас нет предварительной информации для выделения проблемы из ощущения, что что-то не так. И все остается на уровне ощущений типа: «надо бежать, но не знаю куда», «надо делать, но не знаю что», «не знаю как, но не так», «не знаю, что и не знаю где, но что-то есть и мне это надо. Это, а не то, что Вы мне предлагаете, хоть я и не понимаю, что мне предлагаете Вы!», «вы все говорите какой-то бред, а на самом деле прав я, но не могу вам этого объяснить и по этому остаюсь при своем мнении».

Дело в том, что наш мозг большую часть времени функционирует по неким программам, не осознанно, а интуитивно, а собственно сознательная работа происходит только тогда, когда мозг не находит программы реагирования адекватной текущей ситуации.

Эти программы нарабатываются людьми в течение всей жизни и касаются любых, даже самых примитивных областей жизнедеятельности.

Человеку живется легко только тогда, когда у него достаточно программ взаимодействия с окружающим миром.

Человеку живется интересно тогда, когда условия заставляют его нарабатывать новые программы путем совершенствования и видоизменения уже имеющихся в наличии.

Человеку живется трудно тогда, когда не находится в его багаже необходимых или похожих программ и он вынужден создавать принципиально новые программы задействуя сознание, а работа сознания это очень энергоемкий процесс требующий большого количества времени.

Человеку живется невыносимо тогда, когда у него нет необходимых программ реагирования и недостаточно информации для создания новых.

Человеческая психика начинает давать сбой тогда, когда возникает постоянный дефицит программ, информации, времени для реагирования и создания адекватных программ реагирования.

Иначе говоря, от самой колыбели и до зрелого возраста мы только и занимаемся тем, что нарабатываем основные программы взаимодействия с окружающим миром, на основе которых мы и будем строить всю свою дальнейшую жизнь. Помогают нам в этом наши родители, называя свою помощь воспитанием, школа которая выдает нам «путевку в жизнь», детский сад, двор, улица, родственники, друзья и вообще вся социальная среда которая нас окружает. Т.е. нас учат жить социально значимые для нас люди на основе собственного опыта взаимодействия со средой, построенной на определенных социальных условиях. Т. Е. передают нам свой опыт в виде информации, на основе которой мы и выстраиваем свои программы реагирования. А теперь представим, что радикально изменились социальные условия, изменились резко, вдруг, в одночасье. Жить в этих условиях не умеет никто, ни у кого нет программ и взять их неоткуда, и нет времени на создание новых. Что за этим следует?

Социальные конфликты, кризисы, депрессии, неврозы, психозы, хаос, анархия, рост преступности, обнищание большинства и все то прочее, что мы наблюдаем в нашей теперешней жизни.

Изменились социальные условия, изменилось государство, и именно государство должно предоставить гражданам возможности научиться жить в новых условиях и на основе своего опыта научить своих детей.

Иначе, в худшем случае — гражданская война, в лучшем — глобальная социальная катастрофа в отдельно взятом государстве!

Что мы с вами и имеем.

Не хотелось бы уподобляться всем тем истеричкам из СМИ и нагнетать нервозность, жизнь возьмет свое, человеческая психика это очень устойчивая и крепкая система, в конце — концов, мы научимся жить и все у нас будет хорошо, это только вопрос времени. Вот сократить этот переходный период и максимально облегчить все те неминуемые трудности, связанные с этим периодом не только возможно, но и необходимо и это задача государства, которую наше государство не осознает и не выполняет.

А что же можно сделать? Сделать можно многое, но необходим серьёзный системный подход. Начинать нужно конечно с правительства, президента, с создания при них неких психологических служб которые и будут заниматься анализом ситуации и организацией практической деятельности.

Надо использовать мировой опыт, но понимая, что прямое копирование невозможно. Необходима тщательная переработка с учетом специфики нашей страны, нашего этноса, нашей истории, нашего прошлого, в котором (и это надо признать) не все было плохо, было и хорошее.

Здесь уместно было бы вспомнить о том, как в своё время большевики боролись с всеобщей неграмотностью населения.

И организовать некое подобие «ликбеза» 20-х годов только, конечно,

для решения иных задач в рамках иного времени, иной ситуации.

Задействовать средства массовой информации, телевидение, радио, газеты, журналы, интернет. Создать сеть специализированных центров на местах для подготовки специалистов и организации непосредственной работы с населением. И многое, многое, другое. Была бы воля…

***

Исходя из условий текущего времени, следует, наверное, сказать и о таких особенностях человеческого мышления как нивелирование и интегративное присовокупление. Обе эти функциональные особенности все так же касаются тех же программ, по которым, наработав которые, человек и действует в обычной жизни. Модное сейчас слово «рефлексия», по всей видимости, подразумевающее именно такое, такие интуитивные действия человека, по тем программам, которые он наработал, представляется не совсем верным. Программы это не рефлексы, они касаются более сложных моментов взаимодействия человека с окружающей средой, с социумом. Программы, как рефлексы не передаются по наследству генетически, а вновь нарабатываются всяким человеком по рождении. Программы это скорее некие навыки, автоматизмы, приобретенные, адаптированные и закрепленные, хоть, конечно и эти сравнения весьма приблизительны и условны. Проще всего сказать об этих программах можно на фоне некоторых отклонений. Тогда, например, когда человек утрачивает частично или вовсе, способность корректировать имеющиеся в наличии программы, приспосабливать их к текущим условиям, а стремиться действовать по-прежнему — это называется косностью мышления и очевидно дает понять о том, что собой собственно и представляют данные программы. Из данного примера ясно видно, что в норме, человек постоянно видоизменяет существующие программы реагирования, приспосабливает их к изменяющимся условиям, такой способ приспособления имеющегося и называется интегративное присовокупление. Т.е. тогда, когда к чему- то главному присоединяется что-то, отвечающее новым условиям, налаживаются должные связи и происходит интеграция, слияние, в результате дающая новый продукт, в нашем случае новую программу реагирования. Процесс этот весьма не безобидный и тоже очень энергоемкий, недаром говорят: «проще научить заново, чем переучивать». Именно так, например, взрослый человек научается владению иностранным языком, именно поэтому учить язык в зрелом возрасте так нелегко. И действительно, большая часть программ, которые создаются в начале, в детстве, создаются методом запечатления, копирования. Ребенок просто копирует необходимые модели поведения, наблюдая за членами своего микро социума, «обезьянничает», иногда говорим мы. Взрослый человек уже не копирует, как правило, а приспосабливает то, что получил в детстве. И дается ему это, как правило, не легко, «со скрипом», требует больших затрат энергии, в том числе и на преодоление внутренних противоречий. Судить о том плохо это или хорошо бессмысленно, так уж устроен наш мозг.

Здесь же, касаясь внутренних противоречий, становится понятным что не всегда человек может с легкостью преодолеть их, приспособиться к данным условиям. Возникает порой сильный внутренний конфликт между уровневыми установками (моральными, жизненными принципами, убеждениями и т.п.) и требованиями внешней среды. Требуется видоизменить программу реагирования, но сделать это порой крайне сложно, сложно наладить интегрирующие связи, не обойдя уровневые установки. Изменение уровневых установок, подгон их под непосредственные условия и есть собственно процесс нивелирования. Но не только это. Иногда, сталкиваясь с новыми условиями и не найдя должной программы реагирования, человек, чаще интуитивно, обнаруживает коррелирующие взаимосвязи между несколькими имеющимися программами, отбрасывая все лишнее, интегрируя, он производит новую программу реагирования, и это тоже нивелирование. Но в отличии от полученных обычным путем, нивелированные программы годятся только в качестве временных, большое их количество, долгое пользование ими приводит человека к ощущению отупения, личностной растерянности, механичности жизни. Это мы и наблюдаем в настоящее время. «Деградация общества», о которой все чаще и громче говорят, явление только кажущееся, процессы происходящие только напоминают деградацию. На самом деле, в условиях кризиса, большая часть людей не найдя должного выхода, выработала некий пакет нивелированных программ, позволивший им сколько-нибудь адекватно функционировать и так и «застряло» на этом, не найдя материала для наработки нормальных программ реагирования. Такая остановка, такое зацикливание, со временем действительно может привести К началудеградации, или новому кризису. Опираясь на особенности нашего социума, этническую специфику, следует более предположить именно кризис чем что-либо иное.

Несколько изменилась и политика государства по отношению к социуму. Все чаще и чаще, например, от президента исходит озабоченность моральным, нравственным и пр. состоянием общества, потихоньку уже начали озабоченно оглядываться и лизоблюды. Но, увы, уже поздно. Это не значит, конечно, что не следует начинать-таки ничего делать. Следует делать что-либо с упреждением, или, хотя бы во время того как. Выход из сложившейся ситуации теперь, по-видимому, возможен (если господь не явит нам какого-нибудь своего нового чуда) только через катарсис, через продуктивный кризис. Насколько этот кризис будет продуктивным, а не деструктивным зависит от мер, которые мы сейчас предпримем. И опять-таки, набивая всю ту же оскомину, предвидя все тоже раздражение, тех же самых, хочу отметить: какие-либо действенные меры может предпринять в нашем случае только государство, государственные властные структуры. Это не упрямство, это простейший просчет, взвешивание объема и величины (силы) требуемых, адекватных условиям мер.

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов