.
  

© Георгий Почепцов

Управление массовым сознанием как цель социоинжиниринга

Большие массы людей не могут жить без соответствующих механизмов управления. В прошлом управления массовым активностью было более облегчено (в этом плане работала, например, в том числе религия), поскольку мир был более устойчивым, поэтому его модель (картина) тоже были постоянными и фиксированными. Сегодня мир находится в динамике и это требует более сложных методов управления, которые бы учитывали и эту динамику, а также факт большего разнообразия разрешенных вариантов поведения людей. Т.е. прошлые этапы с одним вариантом поведения и устоявшимися взглядами на мир являются с этих позиций простыми и легкими для управления массовым сознанием.

Гуманитарные технологии, которые этим занимаются, не анализируют и не продуцируют тексты, они продуцируют жизнь, поскольку имеют своей целью изменение поведения. Именно такая адаптация позволяет человечеству двигаться вперед. В этом плане даже драматургию можно считать гуманитарной технологией, поскольку таким образом передается социальная информация о взаимодействии людей. И здесь можно вспомнить «взлет» конкретных авторов во времена перестройки (например, М. Шатрова).

управление массовым сознанием

Каждый вход в историю или человека, или какого-либо объекта, всегда как следствие несет изменение поведения. Импрессионисты, например, не только пользовались новым оборудованием (новый тип мольберта и кисти), они имели новое видение, которое одновременно принесло новый контент, так как изображались люди других профессий, другие ситуации. Это вхождение контр-общества, как пишет один из исследователей (Nord PG Impressionists and politics. Art and democracy in the ninerteenth century. — London, 2000). Он также пишет о тогдашней Франции (p. 59): «Республиканское общество того времени отмечалось дружелюбным отношением к видным членам французских религиозных меньшинств. Враги режима даже порочили его как результат протестантского, масонского и еврейского воздействий. Новые художники были хроникерами республиканской сцены. Поэтому не было неожиданным, что часто еврейские или протестантские лица появлялись на их полотнах».

Здесь следует добавить, что они не только отражали, но и своим отражением влияли на это общество. Вспомним, как неприятие их произведений и салонов вызывало скандалы и обсуждения. Они все время попадали в фокус внимания, хотя и негативного, но все равно внимания.

Бодлера с его текстами и его интересом считают идейным вдохновителем импрессионизма. Это можно увидеть по воздействию на каждого из них, особенно Э. Моне (Перрюшо А. Жизнь Мане. — М., 1988). То есть опять мы можем увидеть очередную линию влияния. Создается следующее звено, которому передается это влияние: один человек (один текст) на группу, а группа — на все общество.

Но эта группа должна иметь свою технологию организации масс людей. Террористы Аль-Каиды тоже могут анализироваться под этим углом зрения. Они имеют текст, который их организовал. Это текст С. Кутба, которого теперь изучают даже американские военные. А организационной технологией, хоть и специфической, стал террор. Импрессионисты несут свое влияние посредством картин, террористы — с помощью взрывов.

Имеем следующий вариант перехода:

Новая идеология — Новая технология — Массовое влияние

Стругацких тоже рассматривают как вариант формирующих текстов для Гайдара-Чубайса и их команды младореформаторов (Кургинян С. Исав и Иаков. Судьба развития в России и в мире. — Т. 2. — М., 2009). Именно они внесли эту идеологию экспериментаторства над обществом, которая была реализована на постсоветском пространстве.

Коко Шанель является еще одним таким примером. В статье New York Times ее называют «матерью повторного изобретения (reinvention)». Статус индустрии моды так высок, что она была едва ли не единственной индустрией, которую нацисты собирались сохранить во Франции.

Что придумала Коко Шанель? На этот вопрос дал ответ один из ее конкурентов — она предложила люкс для бедных. Это идея моды для бедных понятна из ее основного изобретения — маленького черного платья. Бедные (разумеется условные), а точнее широкие массы людей были приближены к моде, то есть это было тоже новым для них поведением.

Шанель ввела новый стиль жизни молодой женщины, эта современная женщина получила название гарсон. Эта женщина носит короткую одежду, имеет много любовников и никогда не выходит замуж, она может управлять автомобилем как мужчина. Это модель и сегодняшней современной женщины, которая имеет самостоятельный от мужчин стиль жизни.

Кстати, сама Шанель имела не очень правильное поведение во время войны. Она не только завела любовника-немецкого офицера, но и ездила в Берлин на разговор с Шелленбергом и Гиммлером, чтобы обсудить план того, как повлиять на Черчилля, которого она лично знала. «Вонь духов» — так называется рецензия на книгу, которая приоткрыла поведение Шанель во время нацистской оккупации.

С точки зрения французов она была «горизонтальным коллаборационистом», то есть была женщиной, которая имела отношения с немцем. Ее любовник барон Ганс Гюнтер фон Динклаге был настоящим шпионом. В его задачи как раз и входило вербовать богатых французов, превращая их в информантов на пользу Германии. Правда, книги изображают из него просто «арийского плейбоя». Шанель была агентом F-7124, которая имела кодовое имя Westminster (см. здесь и здесь).

Шанель не только выступала против евреев, но и пыталась воспользоваться тем, что немцы забирали их собственность. Ее духи Шанель № 5 производились и имели владельцами Вертмейеров, которые были богатой франко-еврейской семьей. Но они успели на время войны, пока эмигрировали в США, передать право собственности французу. В 1947 г. они переписали договор 1924 г, по которому Шанель получала 2 процента от всех продаж Шанель № 5 в мире. И только это давало ей миллионы долларов.

В интервью New Yorker'а автор книги о «колаборационистку» говорит, что его книга вышла в Америке, Великобритании, Германии, Нидерландах, но не во Франции. Французы не хотят знать этой правды.

Третий пример внедрения нового поведения — это история появления универмагов. Производители в этот период вышли на массовое производство, им нужно было теперь массовое потребление. В результате возникла необходимость привлекать как можно больше покупателей. Возникает кредит, который позволяет человеку без достаточной суммы денег все равно делать покупку.

Потом, кстати, эта организация массовой покупки повторилась в США в создании супермаркетов для продажи продуктов по новым правилам в тридцатые, где были больший выбор, дешевые цены и места для парковки. Все это было примером агрессивного маркетинга. Так же мы можем снова вспомнить и скандалы, сопровождавшие вхождение импрессионистов в академические салоны.

Универмаг как социальный институт рассматривается как средство «освобождения» женщин. Они получили возможность покупать, а это было совершенно новым, потому что стало изменением ценностей, поскольку до этого женщина могла появиться только в парке или в музее. Универмаги также предоставили рабочие места для женщин. То есть это был настоящий генератор нового поведения. Даже небоскребы возникают как ответ на потребность в таких магазинах. Общий же вывод таков: универмаги меняли весь стиль жизни, а не только формы купли-продажи.

Если американцы видят колыбель таких универмагов в себя, то французы называют первым универмаг, который создал предприниматель А. Бусико. Исследователи считают, что к созданию универмагов подтолкнуло и то, что рента в центральных районах была в два-три раза выше, поэтому здания должны были идти вверх или под землю. К тому же, Бусико заложил другую идею продажи, чем это было в стандартах того времени: его малую маржу через более дешевые цены должны были компенсировать большие объемы продаж. Он добавил к этому фиксированную цену, а не возможность торговаться. К новому следует отнести и свободный вход без обязанности что-то купить, он также ввел практику возможности возврата товара и получения назад денег. То есть универмаг Бусико заложил другой вариант взаимодействия с покупателем. Сегодняшними словами можно сказать, что он стал на позицию покупателя.

В этих трех примерах мы видим принципиальное влияние на массовое сознание, что порождает в результате новые типы поведения, которые может отразить следующая таблица:

Новая технология Тип нового поведения
Импрессионизм новое видение, новое восприятие
Коко Шанель возможность моды для новых слоев общества
Универмаг новый вариант покупки товаров

В последнем случае, кстати, как следствие, возникает общество потребления, поскольку потребление становится массовым. Все эти инноваторы имели собственную технологию выживания в трудных условиях, которая позволяла им уходить от поражения или серии поражений к успеху.

Мы имеем и собственные примеры такого изменения поведения. Во время перестройки мы видели основную стратегическую кампанию по трансформации советских ценностей, которая разворачивалась, как это ни парадоксально, под флагом ленинизма. Ее можно увидеть по выступлениям М. Горбачева, а также две тактические кампании — антиалкогольная и против выступления Н. Андреевой «Не могу поступаться принципами» (1988). Горбачев развернул против этой статьи серьезную антипропаганду. Д. Язов вспоминает заседание политбюро, на которых обсуждалась эта статья.

Чего испугался Горбачев-генсек, запустив такую серьезную кампанию против статьи профессора? Например, он требовал от каждого члена Политбюро выразить свое отношение к этой статье. Вообще ситуация была не такой простой, поскольку Горбачев остановил возможность обвинить Яковлева в том, что он, по данным КГБ, оказался агентом влияния ЦРУ, потому был завербован вместе с А. Калугиным во время учебы в Колумбийском университете (см. здесь и здесь).

Экс-глава советского телевидения Л. Кравченко тоже называет главными разрушителями СССР А. Яковлева и Э. Шеварднадзе. Причем он подчеркивает, что столкновение Азербайджана и Армении имело искусственный характер. Кстати, о сотрудниках известной программы «Взгляд» он говорит, что каждый второй имел там в кармане удостоверение спецслужбы.

Перестройка приводит к изменению и ценностей, и поведения. Интересно, что она тоже выдвигает на первый план проводников новых ценностей. Аналогично американцы ведут сегодня не только военные, но и ценностные кампании в Афганистане или Ираке. Есть четкие оценки успешности / неуспешности этих кампаний. Например, по Афганистану они имеют следующие данные (Assesing military information operations in Afghanistan, 2001 — 2010. — Santa Monica, 2012 / RAND):

Оценка основных тем в психологических операциях в Афганистане

Тема Оценка
Война с террором оправдывает интервенцию США Неэффективна
Силы коалиции несут мир и прогресс Эффективная (2001-2005)
Смешанная (2006-2010)
Аль Каида и Талибан являются врагами афганского народа Смешанная
Финансовое вознаграждение предлагается за поимку Аль Каиды и лидеров Талибана Неэффективна
Финансовое вознаграждение предлагается за отказ от вооруженной борьбы Смешанная
Нужна поддержка местных афганцев, чтобы избавиться импровизированных взрывных устройств Смешанная
Американские силы имеют серьезное технологическое доминирование над Талибаном Эффективная (2001-2005)
Смешанная (2006-2010)
Демократия поможет Афганистану, все афганцы должны принять участие в выборах Эффективная (2001-2005)
Смешанная (2006-2010)

Массовое сознание достаточно инерционно, поэтому такие кампании по его изменению требуют большого времени и ресурсов. Особенно, когда эта кампания связана с противником.

Но при этом работают не только стандартные пути, но и нестандартные. Например, видеоигры, которые также несут в себе потенциал изменений, которые внедряются в массовое сознание. Обама в связи с «эпидемией» убийств в США даже обратился с просьбой проверить влияние видеоигр на активацию агрессивности (см. здесь и здесь). В целом это тоже может быть реакцией массового сознания на напряжение современного мира. Ведь часто даже возникает вопрос, какими именно лекарствами пользовался убийца.

Во время промышленной революции в Великобритании стремительно возросло потребление джина, который выступил технологией для снятия напряжения. Сегодняшним вариантом этой технологии стало потребление телепродукции. Данные 2011 говорят о ежедневных 4 часах перед телевизором для английских граждан.

Много таких моделей поведения, которые кажутся нам вечными, на самом деле были не так давно введены в общество. Чай становится модным в Англии после женитьбы Карла II на дочери португальского короля, которая привезла с собой новую привычку пить этот напиток. Британская Ост-Индская компания сделала его дешевым. В 1717 г. был открыт первый магазин по продаже чая, ориентирован специально на женщин с пониманием того, что именно они могут продвинуть чай в обществе. Женщины в то время не могли ходить в кафе, а тут они могли пить чай. И это стало первым публичным местом для женщин.

Реклама чая давала до 50% доходов газет, в результате чего чай сработал на поддержку прессы. А до этого чай стал объектом для первого PR — голландская Ост-Индская компания наняла датского врача, который написал много статей о целебных свойствах чая, чтобы продвигать его в Европе. Чай поддержал и первую промышленную революцию в Англии, поскольку рабочие обязательно пили чай, чтобы не заснуть, потому что они впервые работали с машинами, а там надо было быть очень внимательным.

Массовое поведение и особенно ее новые формы требуют разнообразной поддержки. Инерция прошлого не позволяет легко переходить к новому. Поэтому новое поведение входит в жизнь лишь с помощью дополнительных средств.

См. также:

Смыслы, люди и события, трансформирующие массовое сознание

© ,  2013 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика