.
  

© Ю. Колесников

Электоральная социология (окончание)

««« К началу

2. Методы и технологии социологического исследования и прогнозирования поведения электората

Некоторые научно-организационные вопросы электоральных исследований. Большинство специалистов полагает, что социологическое исследование электората включает четыре основные функции:

Информационная функция направлена на обеспечение заказчика достоверными сведениями обо всех сторонах электоральной ситуации.

Корректирующая функция нацелена на изучение эффективности осуществляемой избирательной кампании, внесение в нее корректив и дополнительных мер.

Прогнозная функция позволяет оценить реальные шансы участников предвыборной борьбы.

Пропагандистская функция призвана ознакомить электорат с результатами работы социологов.

В добротном электоральном исследовании всегда присутствуют все эти функции, однако их значимость в зависимости от этапа работы может варьироваться. Исследования, как правило, проводятся в сжатые сроки и имеют конкретных заказчиков. Последние, как правило, в целях экономии затрат ориентированы на получение оперативной информации о состоянии электората, эффективности воздействия на него предвыборных мероприятий и прогнозных выкладок относительно исходов голосования, к остальным аспектам они обычно безразличны. Но специфика электоральных исследований такова, что достоверные ответы на эти вопросы невозможны без изучения всего комплекса проблем, возникающих в данной электоральной ситуации, причем осуществляемого в режиме мониторинга. Поэтому нельзя под воздействием заказчика идти на минимизацию количества процедур, частоты замеров, изменение дизайна выборки.

Из каких этапов складывается работа по социологическому обеспечению избирательных кампаний? Обычно выделяют следующие типы исследований:

а) предвыборное, б) в день выборов; в) послевыборное.

Самым продолжительным и трудоемким является этап предвыборных исследований. В течение его необходимо собрать и проанализировать сведения, характеризующие население данного избирательного округа или территории. Здесь важна информация, дающая представление о самых различных аспектах, но в первую очередь исследователей должны интересовать:

  • социально-демографический, социально-профессиональный, национальный, конфессиональный состав жителей;
  • состояние экономики, характеристика занятости и благосостояния населения;
  • сложившиеся социально-культурные зоны и их соотнесение с избирательными участками, специфические традиции и проблемы жителей;
  • особенности участия населения в предшествующих выборных кампаниях (удельный вес голосовавших, политические и иные предпочтения и т. д.).

Источниками этой фоновой информации служат статистические данные, сведения избирательных комиссий, мнения экспертов, научные или иные публикации, материалы предшествующих социологических исследований, в том числе относящихся к проблематике выборов. Значение последних трудно переоценить, поскольку они создают определенный задел для последующего анализа особенностей электорального поведения избирателей.

Взять, например, проблему абсентеизма (уклонения от участия в выборах). Как известно, в западных странах его приверженцы традиционно относятся к социально ущемленным слоям: бездомные, бедняки, малообразованные и пр. В наших условиях структура абсентеистов, как правило, более сложная. Сюда могут входить достаточно состоятельные и образованные люди, а те, кто относится к обездоленным, демонстрируют высокую активность в день выборов, причем их голосование носит протестный характер. Поэтому любые сведения о составе абсентеистов, мотивах их неучастия в предшествующих выборах представляют бесспорный интерес. К этому ряду можно причислить присутствующие почти в каждом опросе такие показатели, как оценка респондентами своего экономического и социального самочувствия. Эти индикаторы достаточно адекватно отражают динамику общественных настроений и вследствие этого органично вписываются в исследование.

Одновременно собираются данные, которые характеризуют:

  • уровень информированности населения о предстоящих выборах, осведомленность о вступивших в борьбу претендентах;
  • электоральный опыт респондентов: особенности участия в предшествующих выборах, предпочтения, механизм принятия решений о голосовании и т.д.
  • восприятие проблем своего региона, страны, политические ориентации;
  • электоральные намерения: готовность участвовать в выборах и голосовать за тех или иных претендентов, мотивы этих действий, причины симпатий и антипатий, степень их устойчивости;
  • отношение к предвыборным мероприятиям, уровень их эффективности в данной избирательной кампании;
  • рейтинговые замеры различных видов. Специалисты некоторых исследовательских центров, например, РОМИР, считают, что не менее важно и выявление подсознательных, иррациональных настроений электората, к которым относятся: стереотипы сознания и поведения, сложившиеся у населения, основные ожидания, фобии, характеристики желательного лидера и т.д.

Желательно использовать разнообразные социологические методы: опросы всех видов, анализ документов, экспертные оценки, проведение фокус-групп. Полезным может явиться организация включенного наблюдения на собраниях и митингах.

Анализ полученной информации ведется как бы в двух плоскостях. С одной стороны, отмеченные показатели соотносятся с демографическим и социально-профессиональным составом жителей, в результате выделяются группы избирателей, отличающиеся моделями электорального поведения, ценностными ориентациями и нормативными представлениями. Подобная операция может быть дополнена анализом распределения, соотношения этих групп по территории избирательного округа, для чего целесообразно картографирование.

Одновременно необходимым является выяснение структуры электората. Белорусские социологи предлагают все электоральное пространство дифференцировать на две группы избирателей:

1. Активный электорат — граждане, имеющие право голоса и осознанно его использующие с целью участия в политической жизни.

2. Пассивный электорат — граждане, имеющие право избирательного голоса, но либо не желающие его использовать, либо реализующие его стихийно, без должного осмысления или целерационального выбора.

Активный электорат, в свою очередь, подразделяется на две составляющие, имеющие набор собственных характеристик:

а.) сочувствующий электорат — совокупность достаточно информированных о структуре политического поля агентов;

б) участвующий электорат — совокупность осведомленных агентов политического поля, готовых оказать активную поддержку избираемым политическим лидерам. Участвующий электорат потенциально готов оформляться в различного рода политические объединения (партии, движения, блоки, союзы и т.д.) и составляет сцену политического поля.

Отметим, что есть и другие образцы структуризации электората: например, ряд исследователей акцентирует внимание на таких элементах, как электоральное «ядро», электоральное «болото», постоянно голосующие «за» и «против». Тем самым определяются границы электоральной базы претендентов и их оппозиционеров. Принципиальное значение имеет периодичность социологических замеров. Поскольку они должны осуществляться в мониторинговом режиме, то важно соблюдать определенную частоту в проведении процедур. Многое зависит от последнего из предвыборных исследований. Опыт социологического обеспечения выборов показывает, что существенные колебания электоральных настроений возможны до дня голосования, поэтому важно не «прозевать» уже упомянутый «сдвиг последней минуты», который может произойти под воздействием самых различных факторов. Добавим также, что Дж. Гэллап связывал свои неудачи в прогнозировании на первых порах своей профессиональной карьеры с тем, что не сумел зафиксировать резкие изменения популярности кандидатов. Именно поэтому он настоятельно рекомендовал проводить опросы до самого последнего дня.

Исследование в день выборов преследует несколько целей:

  • прогноз итогов происходящих выборов;
  • подготовка информации для СМИ (хотя по российским законам ее обнародование может произойти только после закрытия избирательных участков);
  • элемент общественного контроля за деятельностью избирательных органов всех уровней, который способен воспрепятствовать возможной фальсификации результатов.

В последние годы получил распространение «exit poll» — «опрос на выходе», в котором принимают участие проголосовавшие, выходящие из избирательного участка. Применение этого метода помогает избежать двух сложностей, свойственных предвыборным опросам: необходимости в идентификации тех, кто, вероятнее всего, проголосует, и в оценке их доли в общем количестве избирателей, а также вероятного масштаба ошибок, к которым может привести электоральное решение в последний момент. Кроме того, ценность результатов exit poll определяется тем, что они предоставляют возможность изучения социологических характеристик электората той или иной партии или политической персоны. Его использование дает возможность достаточно четко зафиксировать контуры результатов предвыборной гонки, место ее лидеров и аутсайдеров.

И, наконец, заключительный этап электоральных исследований — послевыборный. В его ходе выясняются мотивы голосования в пользу того или иного кандидата, причины неучастия в выборах, время принятия решения и другие факторы. Анализ полученных данных, с одной стороны, создает определенный «задел» для подготовки к последующим выборам, с другой — способствует поиску глубинных закономерностей и взаимосвязей, построению моделей электорального поведения.

Некоторые методические приемы электорального опроса. Из всех результатов деятельности социологов в избирательном процессе наибольшее внимание общественности имеют рейтинги и прогнозы. Их охотно тиражируют СМИ, за их состоянием внимательно и придирчиво следят заинтересованные лица. Более того, как уже указывалось, достаточно широкий круг людей путает значение этих понятий.

Под рейтингом (англ, raiting — оценка, класс, разряд) — понимается индивидуальный числовой показатель достижений или оценки популярности, авторитета какого-либо лица или организации, их деятельности. В предвыборном исследовании используется как инструмент изучения расстановки сил среди претендентов. Исходя из особенностей отечественного электората, таких как сложная структурированность, неустойчивость предпочтений и др., непродуктивно опираться только на один из способов выяснения рейтинговых позиций. Многие специалисты, в том числе известный исследователь общественного мнения Д.Г. Ротман, настаивают на проведении рейтинговых замеров несколькими способами. Обычно выделяют три из них.

Первый и простейший способ («укол») предполагает построение рейтингового ряда на базе данных, полученных после ответа на один вопрос. Чаще всего он формулируется так: «Кто из политических деятелей является для вас наиболее авторитетным?», «Если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, то за кого бы Вы проголосовали?» и т.д. Ответы на вопросы такого типа дают общие представления об отношении электората к ведущим субъектам политического поля. Как уже указывалось, самым неудачным вариантом является вопрос: «В какой мере доверяете следующим кандидатам (партиям)?», поскольку является калькой, то есть буквальным заимствованием из западной социологической практики, и не вполне отвечает особенностям отечественной политической культуры, вследствие этого данные, полученные при его помощи, ненадежны.

Следует использовать более точные варианты рейтинговых замеров. К ним относится метод «весы», при котором используются два вопроса — «За кого бы Вы проголосовали, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье?» и «За кого бы Вы не проголосовали ни при каких обстоятельствах?». Рейтинг, построенный на разности отношений, обладает большей точностью.

Но самым эффективным для целей электорального исследования является замер методом «сита». В ходе такого замера отношение к политическим деятелям или группировкам устанавливается посредством набора вопросов, в который входят индикаторы: степень узнаваемости лидера, уровень авторитетности, возможности быть избранным, оценка его действий, программных заявлений и т.п. Этот подход представляется наиболее точным, так как в значительной степени снимает случайность в оценках респондентов.

Что же касается других аспектов предвыборных опросов, то следует отметить, что в последние годы отечественными социологами были выработаны собственные методические приемы, а также модифицированы западные подходы, направленные на получение адекватной информации. Воспроизведем некоторые из них.

Выше упоминалось открытое Э. Ноэль-Нойман такое явление, как «спираль молчания», которое проистекает из-за стремления людей избежать потенциальной социальной изоляции. В силу его воздействия выраженные публично избирательные намерения не могут служить надежным основанием для прогноза реального голосования. Они должны быть дополнены данными о том, как респонденты видят и представляют себе общественное мнение. Поэтому в инструментарии наряду с прямым вопросом « За кого Вы будете голосовать?» должен быть дополнительный «Кто, с Вашей точки зрения, победит на выборах?», который достаточно точно характеризует атмосферу, складывающуюся вокруг выборов. Кроме того, весьма целесообразна информация, «снимаемая» вопросами: «Насколько Ваше мнение является окончательным?», «Кого хотели бы видеть победителем выборов?», «Какая часть окружающих Вас людей (друзей, родственников, товарищей по работе) разделяет Ваше мнение?» и т.п.

Та же Э. Ноэль-Нойман предлагает так называемый «железнодорожный тест», представляющий собой процедуру, относящуюся к проективной технике. Используется следующая конструкция: «Предположим, Вам предстоит проехать пять часов в поезде и кто-то из попутчиков в Вашем купе начинает говорить в поддержку (в каждом втором интервью — в осуждение) кандидата «А». Станете ли Вы беседовать с этим человеком, чтобы лучше познакомиться с его позицией, или не обратите на это внимание?» Таким образом, моделируется публичная ситуация, в которой готовность дискутировать или отмалчиваться выступает показателем устойчивости электоральных ориентации. В последующем к этому тесту были добавлены новые формулировки, цель которых — выявить готовность публично признаться в симпатиях к той или иной партии. Вопрос был сформулирован так: «Теперь выскажите свое мнение о партии, которая ближе всего к Вашим воззрениям. Хотите ли Вы что-нибудь сделать для партии, которую Вы считаете лучшей?» В качестве вариантов предлагались различные возможности поддержки. Причем все варианты предусматривали публичность выражения симпатий, даже самые застенчивые могли проявить свою лояльность. И хотя самым распространенным традиционно является ответ: «Ничего из перечисленного не стал бы делать для партии, которой симпатизирую», тем не менее эта процедура позволяет с высокой точностью фиксировать направленность общественных настроений. Например, выявляется состояние депрессии у сторонников отдельных партий, другие скрытые тенденции, обнаружить которые другими методами не удается.

Иные приемы использовались в избирательных кампаниях 1995—1996 гг. Службой изучения общественного мнения «Vox populi», руководимой проф. Б.А. Грушиным. Для того чтобы выяснить, насколько устойчивы электоральные планы избирателей, им предлагалось в ходе одного интервью несколько раз выразить свои предпочтения. Например, в ходе опроса 95-РЗ «Россия 4» предусматривались ситуации, в которых респондент неоднократно делал свой выбор из списков предвыборных объединений и партий.

Для адекватной фиксации намерений избирателей применяются также так называемые имитационные методы. Например, в исследованиях, проведенных рядом социологических служб, респондентам предлагалось свой выбор произвести на бланке, аналогичном получаемому на избирательном участке. Было установлено, что эффект, который оказывает процедура заполнения бюллетеня, ведет к смещению окончательных результатов голосования по отношению к стандартным рейтингам и другим социологическим замерам.

Электоральные исследования повлияли на преодоление одного из традиционных недостатков в практике проведения опросов. Дело в том, что иногда интервьюеры в случаях, когда у респондента отсутствует точка зрения на какой-то из вопросов анкеты, стараются побудить его давать те или иные «содержательные» ответы. Бывает и другая крайность: самые разнообразные реакции респондента сводятся к кодовой позиции «нет ответа», тем самым, огрубляя отношение человека к проблеме, поскольку за этим может стоять и слабая осведомленность, и непонимание вопроса, и нежелание показывать свое мнение и т.п. Вполне очевидно, что и те, и другие действия интервьюеров ведут к искажению сведений о направленности и содержании общественных настроений, и поэтому многие из центров изучения общественного мнения предостерегают от этого своих работников. Например, в инструкциях Служба «Vox populi» особо подчеркивается, что шифр кодовой позиции «затрудняюсь ответить» отмечается в тех случаях, когда респондент не может выбрать один из предложенных вариантов ответов, затрудняется определить свое отношение к теме. А шифр «нет ответа» отмечается тогда, когда респондент по каким-либо соображениям отказывается отвечать на вопрос или прямо говорит, что ничего не знает об этом предмете, не интересуется им. Аналогичен подход к замеру этого явления в инструментарии Центра социологических исследований МГУ: предусматриваются кодовые позиции «затрудняюсь ответить», «не помню», «отказ».

Проблема прогнозирования результатов голосования. Опыт участия социологов в избирательных кампаниях показывает, что наличие достоверных данных об электорате, в том числе и рейтингов, не является единственным условием для прогноза ожидаемого поведения людей. Требуется серьезная аналитическая работа, предусматривающая ряд сложных операций. Некоторые специалисты полагают, что на одном полюсе этой деятельности изощренный математический аппарат, на другом — интуиция, опирающаяся на глубокое понимание нашего общества. К этому добавим, что технология прогнозирования является достоянием разработчиков, рыночным товаром, поэтому публикации на эту тему достаточно редки.

Когда речь идет о прогнозе результатов голосования, обычно имеют в виду наличие двух исследовательских задач, связанных с определением числа принявших участие в выборах и окончательного распределения голосов. В отличие от исследователей константного и достаточно жестко детерминированного природного мира социолог, особенно в нашей стране, имеет предметом своего изучения кризисный социум с неустойчивыми интересами и неустоявшимися политическими пристрастиями. Поэтому прогнозирование электоральных событий должно быть многовариантным, рассматривающим наиболее вероятные сценарии развития избирательной кампании.

Удачной следует признать предложенную уральским социологом Е. Березиной программу прогнозирования итогов выборов по трем сценариям в зависимости от содержания полученной в ходе исследований информации. Согласно первому варианту, высокая точность прогноза гарантируется в том случае, если данные предварительного исследования свидетельствуют о высокой информированности большой группы избирателей о кандидатах и устойчивости их электоратов. Менее удовлетворительная точность прогноза достигается тогда, когда предвыборные замеры показывают средний уровень потенциальной активности избирателей, неустойчивость электорального «ядра» ведущих кандидатов. И, наконец, невысокая точность прогноза чаще всего случается при наличии значительной доли тех, кто не принял решения об участии в выборах, избиратели демонстрируют низкий уровень осведомленности о претендентах на победу в выборах.

Можно отметить плодотворную попытку использования в социологическом обеспечении избирательной кампании маркетингового подхода, которую реализовали В.П. Дубицкая и М.И. Тарарухина. Они предприняли ряд исследовательских действий, которые именовали «шагами». Всего таковых шесть:

1) определение границ избирательного «рынка» и прогнозирования участия в выборах, т. е. уровня явки;

2) типологизация избирателей — своеобразное сегментирование «рынка»;

3) определение значимых признаков «товара» — выявление индикаторов, характеризующих электоральные пристрастия;

4) позиционирование «товара» и определение целевой аудитории — анализ категориальных структур политического сознания избирателей, выяснение уровня их соответствия имиджу кандидата;

5) контроль эффективности избирательной кампании;

6) прогноз результатов выборов.

Методика и формула Либермана

Как часто это бывает, в делах, имеющих большой общественный резонанс, не обходится без курьезов. Периодически в прессе появляются сообщения о чудесных формулах, позволяющих с высокой точностью предсказать результаты голосования. Одной из них является методика С.Ю. Либермана, главного специалиста информационно-аналитической службы ОРТ. Он утверждает, что «формула Либермана» и ее производные элементарны, как и все фундаментальные законы науки, и выступает универсальным инструментом, позволяющим предсказывать результаты любых выборов в органы власти без социологических опросов. Собственно формула представляет собой

N = n/k + 1 (%),

где N — число полученных голосов (%), n — число отрицательных сообщений (шт.), k — коэффициент активности избирательной кампании.

Для определения последнего необходимо общее число предвыборных сообщений за рассматриваемый период разделить на 1000 (нормирующий коэффициент). Например, за месяц, предшествующий президентским выборам 2000 г. по четырем основным каналам ТВ было передано около 1700 сообщений, связанных с выборами, соответственно, коэффициент активности составил 1,7.

Таким образом, согласно «формуле Либермана» наиболее сильное влияние на число голосов, получаемых на выборах, оказывает не объем положительных сообщений о кандидате (к чему обычно они стремятся), а число отрицательных сообщений. Эффективность своей формулы автор продемонстрировал на итогах федеральных выборов последних лет.

Однако когда специалисты обратились к анализу вычислений, произведенных автором формулы, оказалось, что они далеки от корректности, поскольку не учитывают такие важные факторы, как распределение аудитории по телеканалам, их специфика и пр., а также используют искаженные сведения о числе сообщений. Все это вызвало вполне обоснованные сомнения в научности «формулы Либермана». Но самым главным явилось то, что социологическое сообщество еще раз убедилось в невозможности прогнозирования таких сложных социальных процессов, как выборы по какой-то одной, универсальной формуле. Методики прогнозирования должны меняться вместе с изменениями общества, электората, правовых норм. Кроме того, вполне очевидно, что при всей своей важности информационный фактор не является единственным основанием для прогноза. Необходимо учитывать роль изменяющихся условий жизни людей, характер межличностных коммуникаций, состояние и тенденции развития социальных институтов и многое другое.

ЛЛитература

  1. Колесников Ю.С. Прикладная социология. Ростов-на-Дону. 2001. , стр. 85-111.
  2. Андрющенко Е.Г., Дмитриев А.В., Тощенко Ж.Т. Опросы и выборы 1995 г. // Социс. 1996. № 6.
  3. Березина Е.В. О точности прогноза результатов голосования // Социс. 1995. № 2.
  4. Березина Е.В. Этапы прогнозирования результатов голосования // Ценностные ориентации и социальное поведение в изменяющихся условиях. Региональные аспекты. Самара, 1995.
  5. Дубицкая В.П., Таратухина М.И. Какого политика можно «продать»? // Социс. 1998. № 10.
  6. Комаровский B.C. Демократия и выборы в России: теория и история вопроса // Социс. 1996. № 10.
  7. Коростылева Е.А. Социология электората // Социология. Минск, 2000.
  8. Либерман С.Ю. «Наука побеждать» на выборах: как обеспечть победу с помощью правильной организации политической рекламы // СМИ и политика в России. М., 2000.
  9. Ноэлъ-Нойман Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания. М., 1996.
  10. Ослон А., Петренко Е. Факторы электорального поведения: от опросов к моделям // Вопросы социологии. 1995. № 5.
  11. Растов Ю.Е. Выборы губернатора: точность социологических прогнозов // 1997. № 12.
  12. Римский В.Л., Стребков Д.О. О прогнозировании результатов выборов по формуле Либермана // СМИ и политика в России. М., 2000.
  13. Ротман Д.Т. Электоральные исследования: сущность и технологии // Социс. 1998. № 9.
  14. Социологическое обеспечение избирательных кампаний («круглый стол») // Социс. 1996. № 4.
  15. Тавокин Е.П. Социологические прогнозы электорального поведения // Социс. 1996. № 7.
  16. Тульский М.О. Социологические службы на выборах-99 // Социс. 2000. № 12.
  17. Туманов С.В., Гаспарашвили А.Т. На опросных фронтах // Социс. 1993. № 6.
  18. Чурилов Н.Н., Потоцкая С.В. Первый «exit poll» в Украине // Социс. 1999. № 10.
  19. Шляпентох В.Я. Предвыборные опросы 1993 г. в России (критический анализ) // Социс. 1995. № 9, 10.

««« К началу

© Ю.С. Колесников, 2001 г.

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов