.
  

© Михаил Стюгин

Оценка безопасности системы информационного управления Российской Федерации

««« К началу

4. Эмпирический анализ

Несмотря на неразрешимость проблем начала и окончания информационной войны, факт поражения в ней характеризуется рядом признаков, присущих поражению в обычной войне. К ним относятся [56 ]:

1) включение части структуры пораженной системы в структуру системы победителя (эмиграция из побежденной страны и в первую очередь вывоз наиболее ценного человеческого материала, наукоемкого производства, полезных ископаемых);

2) полное разрушение той части структуры, которая отвечает за безопасность системы от внешних угроз (разрушение армии побежденной страны);

3) полное разрушение той части структуры, которая ответственна за восстановление элементов и структур подсистемы безопасности/разрушение производства, в первую очередь, наукоемкого производства, а также научных центров и всей системы образования; прекращение и запрещение разработок и производств наиболее перспективных видов вооружения);

4) разрушение и уничтожение той части структуры, которая не может быть использована победителем в собственных целях;

5) сокращение функциональных возможностей побежденной системы за счет сокращения ее информационной емкости (в случае страны: отделение части территории, уничтожение части населения).

После поражения СССР в информационной войне в 1991 году, многие информационные потоки РФ управляющим устройством не контролируются. Частично затрудняет ведение собственной информационной политики преобладание западной гегемонии.

Цель данной главы — провести эмпирический анализ информационного пространства РФ, на предмет существования в ней «вредных» информационных потоков, не контролируемых УУ.

Из-за большого объема материала этой главы и отсутствия необходимого времени на ее написание, приведем сразу конечные данные (с точностью до десятков процентов), без описания процесса анализа источников:

Источник Контролируемая информация Неконтролируемая (вредная) информация Неполезная контролируемая информация (как результат преобладания западной гегемонии)
Центральное телевидение ОРТ, РТР, ТНТ, Ren-TV) 40% 10% 50%
Местное телевидение 20% 50% 30%
Всероссийские печатные СМИ. 30% 30% 40%
Местные печатные СМИ 10% 60% 30%
Книжная продукция 10% 80% 10%
Internet 0% 80% 20%
Учебная литература (история, политология) 40% 0% 60%

5. Оценка защищенности системы

5.1 Оценка рисков реализации угроз безопасности

Значение риска будем рассматривать как совокупность потенциальной вероятности реализации угрозы и тяжести возможных последствий [100]. Все формулы данного подраздела выведены без построения необходимого аксиоматического базиса и поэтому не претендуют на абсолютную объективность, т.к. руководствоваться здесь придется скорее здравым смыслом, а не строгой логикой.

В каждом конкретном случае риск можно определить по совокупность нескольких факторов:

1. Человеческий фактор.

Человеческий фактор нарушает состояние защищенности системы в связи с «неадекватной» деятельностью персонала, которая является результатом:

  • невозможности выполнения человеком, возложенный на него объем работ;
  • преднамеренные действия сотрудника, нарушающие установленные правила функционирования системы, которые являются результатом адаптации человека к условиям среды (экономический показатель) или его убеждений (социально-политический показатель) (взято из классификации социолога Т. Парсонса [101] ).
  • некомпетентность сотрудника.

Если один сотрудник в среднем выполняет некоторый объем работы x , то N сотрудников выполнят объем работы xN . Если для полного выполнения работы необходимо N0 человек, то объем невыполненной работы будет пропорционален (N0N ). В результате риск по этому и остальным двум показателям можно выразить следующей формулой:

(13)

Здесь

k — коэффициент важности рассматриваемой организационной структуры;

N0 — минимально необходимое количество людей необходимых для реализации организацией своих функций;

N — количество сотрудников;

vn — важность занимаемой человеком должности, по возможности влияния на процессы в организации, а так же уровень его информированности о процессах организации;

pn — вероятность «неадекватного» поведения сотрудника. Она характеризуется качеством подбора персонала, морально-этической работой и организационно-правовыми мерами. Теоретическая оценка этого показателя при приеме людей на работу трудоемка. Подробная методика оценки этого показателя дается, например, в монографии [102]. Величину pn , кроме теоретического метода, можно оценить и эмпирическим путем по количеству инцидентов.

В правительственном аппарате, pn крайне мала, однако важность структуры и должности столь огромна, что риск в результате достаточно велик. Во времена холодной войны в США появилась наука кремленология, которая изучала сетевую структуру власти в СССР и возможность внедрения «своих» кадров на руководящие посты. Из истории конца XX века видно, что эта работа была не безрезультатна.

2. Технический (программно-аппаратный) фактор

(14)

k — как и в предыдущем случае, коэффициент важности рассматриваемой организационной структуры,

N — общее количество АС,

vj — важность АС в общей организационной структуре по количеству обрабатываемой информации и ее значимости,

pj — вероятность реализации НСД к АС. Эту величину можно определить в результате сопоставления определенной вероятности реализации угроз классам защищенности АС от НСД руководящих документов ГТК или по другим аналогичным документам.

Найти pj можно на основе следующих показателей:

  • прочность многоуровневой защиты
  • прочность многозвенной защиты
  • вероятность отказа оборудования.

Прочность многозвенной защиты оценивается по формуле [51]:

где P СЗИ — прочность i -й преграды; Pобх — вероятность обхода преграды по k-му пути.

Вероятность отказа оборудования:

где — интенсивность отказов группы технических средств; t — рассматриваемый интервал времени.

Прочность многоуровневой защиты находится как произведения вероятностей обхода защиты каждого из уровней. В результате получаем следующую формулу для pj:

где n — количество уровней защиты.

3. Фактор среды

(15)

Данный риск характеризует возможность реализации угрозы (II .1), а так же эффективности проведения всех остальных угроз, как преобладание экономического показателя () и объема информационной инфраструктуры () субъекта-агрессора над управляющим устройством. Произведение в числителе и знаменателе взято по следующим соображениям:

  • — если один из показателей ( или ) равен нулю, то в результате эффективность информационного противоборства субъекта равна нулю
  • — сложение показателей не имеет смысла, из-за разных размерностей.

Однако в сложных системах, состоящих из большого числа элементов (аттракторов) линейные законы, как правило не имеют место [83]. Т.е. если   увеличивается в два раза, то RC увеличится более чем в два раза. Наиболее часто здесь наблюдаются показательные законы:

(16)

где s — находится эмпирическим путем ().

Конечный результат реализации какой-либо угрозы это генерация информационного потока. Риск генерации вредного потока можно определить как:

(17)

Здесь

N — количество коммуникаторов,

pi — вероятность генерации субъектом-агрессором информационного потока в данном коммуникационном устройстве. Эта величина образуется совокупностью предыдущих трех факторов (RЧ , R Т, RС), а так же законодательных и организационных мер:

Эта формула получена исходя из того, что риски RЧ, RТ, RС  и RЗ определяют интенсивность успешных атак на систему. q — эмпирически определяемый коэффициент.

Di — степень доверия к источнику, которая учитывает, как «осознанное» доверие, так и психологический аспект воздействия, описанный в подразделе (3.3). Линейная зависимость от этого показателя обосновывается во многих работах по психологии массового поведения [84].

Oi — объем аудитории (количество людей), воспринимающие данный коммуникативный поток.

Экспоненциальная форма данного закона (17) определяет скорость распространения возмущений в хаотических фрактальных системах, изучаемых в синергетике. Она применима к человеческому обществу и используется в методах политического консалтинга ([85], [86]). Экспоненциальная зависимость сохраняется только до тех пор, пока степень достаточно мала. Чем больше становится степень, тем более линейной становится зависимость. Это отражает «асимметричность», как основной принцип информационного противоборства, указанный в подразделе (3.3). Классическим примером здесь является материалы распространяемые «Самиздатом» в СССР, которые печатались малым тиражом и увеличивали степень доверия к себе распространением «запрещенных» материалов. В результате эффект оказался больше, чем если бы эти материалы распространялись свободно по всем СМИ и МК [2].

Все эти формулы не дают точных показателей, а только показывают зависимость величин, поэтому вместо равенства везде стоит знак пропорциональности.

Оценка реально существующей в РФ системы информационного управления по этим показателем является неосуществимой задачей, в связи с отсутствием исходных данных (описания информационных систем, кадрового состава, сетевой структуры власти и т.д.). Можно лишь количественно оценить некоторые риски.

По данным МВФ на 2003 год, Россия отстает от США по всем экономическим показателям в среднем в 5 раз. По данным также 2003 года, объем вычислительных ресурсов в России в 4 раза меньше, чем в США. В результате получаем риск реализации всех информационных операций субъектом-агрессором, по формуле (16):

Можно оценить человеческий фактор по угрозе ( I.1), как работу разведывательных и аналитических служб. Если брать необходимое число сотрудников N 0 по количеству соответствующих работников в СССР, как достаточное (избыточным его считать не приходится), то величина N будет на порядок меньше. В результате даже если считать , то

Аналогичный показатель риска дает оценка человеческого фактора угроз (I .2), (I .3), (I .4), (II .3), (II .4), (II .5). Риски, полученные по этим формулам, являются безразмерными, а их значения для оценки безопасности системы управления качественными, но не количественными. Безразмерные величины приобретают смысл только при сравнении их друг с другом. Сравнивая показатели этих рисков в разные моменты времени, можно оценить какое состояние системы более безопасно. Изменение состояние безопасности можно оценить по скорости изменения этих рисков и тем самым определить эффективность применяемой политики безопасности:

(18)

Для того чтобы предать значениям риска количественный смысл, исходя из определения безопасности, данном в подразделе (3.1), необходимо посчитать соответствующие риски у субъекта-агрессора (в данном случае — США). Количественный показатель получаем в результате их отношений:

(19)

Введем здесь следующие критерии:

 — состояние системы безопасно;

 — состояние системы потенциально небезопасно;

 — состояние системы небезопасно;

По тем же условиям получаем:

По полученным количественным критериям можно придти к выводу, что с данными показателями рисков говорить о безопасности системы информационного управления РФ практически бессмысленно. Без понижения этих показателей любые меры направленные на обеспечения информационной безопасности будут безрезультатны.

««« Назад  К началу  

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов