.
  

© Ицхак Адизес

Терроризм: анализ и прогноз

терроризмФрагмент книги И. Адизес. Размышления о политике. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2016.

В этой книге собраны статьи Ицхака Адизеса, посвященные государственной политике, внутренней и международной. Идеи для очерков зачастую произрастали из услышанного и увиденного на встречах с людьми по всему миру в ходе консультаций, которые автор давал правительственным чиновникам, законодателям и самым разным общественным деятелям вплоть до президентов стран.

Для того чтобы решить проблему, сначала необходимо дать ее точное определение. Для этого нужно спросить: кто и что есть террористы? Террористы убивают и калечат мирных граждан, но так делает любая армия во время войны. жертвы Хиросимы и Нагасаки не были случайными: бомбы были намеренно применены в отношении мирных  жителей.  однако  мы  не  называем  бомбежку  Японии  терроризмом.

Что отличает терроризм? То, что террористы не разговаривают с врагами. Они не вступают в переговоры. Принцип их поведения в условиях конфликта прост: «примите наши требования или готовьтесь к террору». Они не идут на компромисс. «Хамас», например, не согласен ни на какие уступки, кроме полного уничтожения Израиля. Или «Алькаида»: никакой компромисс не убедит их прекратить террористические атаки.

Опасная неопределенность: есть ли разница между «террористами» и «освободительным движением»?

И те и другие воюют против мирных граждан, используя такие нетрадиционные методы борьбы, как атаки террористов-смертников, и выдвигая требования, не подлежащие переговорам.

Я полагаю, что разница между «террористами» и «освободительным движением» зависит от точки зрения. например, во время алжирского восстания против французской оккупации в 1950-х французские колонисты считали восстание актом террора, в то время как алжирские мусульмане полагали, что борются за свободу. или атаки террористов-смертников в Палестине: с точки зрения сторонников права Израиля на существование, это терроризм; однако те, кто считает, что Израиль оккупировал эту территорию и должен ее покинуть, считают, что это борьба за свободу.

Именно эта терминологическая неопределенность обеспечивает терроризму его спорное право на существование, будь то в Чечне, тамиле или Ираке. Благодаря этому террористы могут надеяться, что их террористические действия принесут желаемый эффект. я считаю, что неопределенность зародилась в 1974 году, когда Ясиру Арафату (председателю организации освобождения палестины) позволили выступить с речью перед генеральной ассамблеей ООН, будучи одетым в военную форму, с кобурой и, как многие утверждают, пистолетом на поясе. его выступление было встречено бурной овацией.

Для того чтобы разработать решение проблемы терроризма, необходимо в первую очередь прийти к согласию, что ни при каких условиях недопустимо применение силы, если не были испробованы возможности переговоров и компромисса. неважно, насколько благородна цель. Терроризм в этом смысле подобен насилию в семье, которое современное общество признало совершенно недопустимым.

Если мы будем судить терроризм по средствам, а не по цели, мы устраним грань между «террористами» и «освободительным движением». тогда, возможно, мы наконец увидим свет в конце тоннеля.

Следующие шаги

Всем странам следует подписать соглашение о том, что ни одно государство, рожденное на основе террора, не будет признано легитимным. Это автоматически устранит потенциальную награду, за которую борются так называемые освободительные движения, и лишит террористов мотивации.

Чечня, например, не сможет добиться международного признания суверенитета, даже если бы Россия капитулировала. Во-первых, независимой Чечне придется предстать перед международными санкциями, включая международный уголовный суд над ее руководством за преступления против прав человека, если бы эти люди попытались возглавить новое государство. если бы они попытались сбежать, их бы преследовали как международных преступников, и любой стране, приютившей их, грозили бы международные санкции и изоляция.

Отказ от признания легитимности государства, рожденного на основе террора, и преследование руководства таких стран в международном суде могут сдержать развитие терроризма и даже привести некоторых террористов к осознанию ответственности за свои поступки. Необходимо озвучить единогласное мнение, что легитимное государство не может быть создано нелегитимными методами. да, такое неоднократно случалось в прошлом, но в новой, цивилизованной и просвещенной эре, это недопустимо.

Конечно, такое решение оставляет без сценариев развития некоторые меньшинства, поэтому для них жизненно необходимо разработать легитимные альтернативы. Например, если меньшинство в отдельно взятой стране желает обрести независимость и с этой целью проголосует на демократически организованном референдуме, его пожелание должно быть реализовано. если правящее большинство в данном государстве откажется проводить референдум (под наблюдением квалифицированных представителей международного сообщества) или откажется признавать его результаты, против такого государства также должны быть применены международные санкции.

Данное двухстороннее решение — непризнание нелегитимных государств  и  возможность  для  меньшинств  обрести  независимость.

Законными методами, посредством демократического голосования, — должно привести всех участников конфликта за стол переговоров вместо террористических мер. Это желательный исход для всех нас. консервативные мусульмане смертельно боятся того, что Америка насильственно насаждает чуждый для них образ жизни.

Перемены неизбежны, и, если пожелания граждан относительно их национального самоопределения изменились, это должно быть принято во внимание. необходимое решение — обеспечить легитимные методы, чтобы людям не нужно было полагаться на террор для достижения своих целей.

Насколько реалистично такое решение терроризма?

Я понимаю, что многие страны откажутся подписать подобное соглашение из опасений, что меньшинства на их территории попытаются обрести независимость. Так, если Турция согласится на эти условия, то курды незамедлительно потребуют референдума о независимости*. В Испании и каталонцы, и баски могут потребовать отделения. А в России придется провести референдум о независимости Чечни, с вероятным последующим отделением. Такого рода соглашение спровоцирует массу новых проблем, с которыми не каждая страна готова иметь дело. другими словами, легитимное решение проблемы может быть крайне нежелательным для тех, кто стоит у власти.

С другой стороны, рано или поздно нам придется посмотреть проблеме в лицо и осознать последствия, если мы не предложим легитимное, мирное и демократическое решение. Бездействуя, мы обрекаем себя на катастрофические последствия терроризма. в настоящее время у меньшинств, желающих обрести суверенитет, нет иных средств, кроме террора. поэтому нам необходимо пойти на нежелательное, но необходимое решение во избежание худших последствий.

*Курды — ираноязычный народ, совокупность многочисленных племенных групп, населяющих главным образом регион Курдистана, поделенный между Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. исторически, в том числе на протяжении XX века, различные курдские движения ставили своей целью либо автономию в рамках конкретного государства, либо полную независимость и создание государства Курдистан. Прим. перев.

Культурные причины терроризма

Помимо национализма существует более глубокая причина терроризма, с которой так же трудно, если даже не труднее, справиться. Она восходит к культурным истокам.

Мы привыкли считать, что противники западной культуры ненавидят западную цивилизацию в целом и ее лидера — Соединенные Штаты, в частности. только те, кто по-настоящему ненавидит, могли задумать атаку 11 сентября, в ходе которой погибли тысячи мирных жителей.

По мнению психологов, гнев происходит от страха. даже можно сказать, гнев — это одна из личин страха. Если так, то ненависть — крайняя степень страха. Это абсолютная паника.

Чем объясняется эта паника?

Я считаю, что консервативные мусульмане смертельно боятся того, что Америка насильственно насаждает чуждый для них образ жизни. а именно, призывает к эмансипации женщин, что ведет к разрушению традиционного для мусульман семейного уклада; пропагандирует порнографию (даже если с нашей точки зрения речь идет всего лишь о фотографии женщины в бикини); предлагает массу прочих соблазнов. в статье «война Ферн Холланд» (опубликована 19 сентября 2004 г. В журнале New York Times) Элизабет рубин рассказала о конфликте, развернувшемся в иракском городке Карбала.

В феврале этого года мисс Холланд была занята подготовкой к открытию женского центра… Она привезла новые компьютеры и прочие предметы, предназначенные для женщин Карбалы… В чем были заинтересованы американцы, когда тратили деньги на  эти  товары?  Во  время  пятничной  проповеди  муллы  распространили  сплетню:

«Знаете ли вы, чем американцы занимаются в так называемых женских центрах? Они предлагают женщинам бесплатные аборты. Знаете, чем они занимаются в так называемых интернет-центрах? Показывают бесплатную порнографию студентам хаузы (исламской  духовной  семинарии)».

Консервативные мусульмане борются за традиционный образ жизни против страны, которая угрожает устоям их жизни и к тому же явно превосходит их в военном плане. они считают, что это оправдывает применение любых средств, обеспечивающих преимущество, таких как атаки террористов-смертников, в то время как мы бессильны в борьбе против распространяющегося религиозного экстремизма.

Чтобы обуздать террор, вызванный культурной паникой, нужно обуздать страх. нужно прекратить пропаганду нашей культурной парадигмы — ключевой составляющей культурного колониализма.

То же самое относится к колониализму политическому. необходимо остановить пропаганду таких форм демократии, как многопартийные выборы, благодаря которым центральная власть ослабевает, а террористы набирают силу. вместо этого нужно продвигать условия, на которых основана демократия: здоровый средний класс на основе малого частного бизнеса; грамотность; свобода печати; подотчетность властей. Следующим шагом станет внедрение свободы судебной системы от влияния политической или экономической коррупции. на этих основаниях уже можно внедрять многопартийную систему. если насаждать демократию механически, формально, до того как ее элементы разовьются естественным путем, новорожденная демократия будет не более чем фикцией, слишком слабой, чтобы противостоять террористам, и те сделают все возможное, чтобы нарушить баланс в стране. многопартийность и выборы следует отложить на будущее, так как они являются формой, а не основанием демократии.

Насколько это осуществимо?

Я склонен к пессимизму. как остановить распространение DVD или фотографий в интернете, которые несут культурный колониализм? Угроза консервативному образу жизни не только остается — она становится все более ощутимой. Что касается политического колониализма, вспомним вечный вопрос, что первично: курица или яйцо. как правильно насаждать элементы демократии в недемократическом режиме?

Таким образом, мы в тупике.

Выходит, что нам придется иметь дело с терроризмом еще какое-то время. терроризм — это проявление дезинтеграции в нашей культурной, религиозной, экономической и политической среде. Это следствие ускоряющегося темпа глобальных перемен. поскольку эта проблема не имеет легкого решения, нам, скорее всего, предстоит пережить еще не одну террористическую атаку, включая атаки масштаба 11 сентября.

Возможно, это и к лучшему, если только так мы сможем достичь решения. проблема должна значительно обостриться, прежде чем будет решена. Усугубиться настолько, чтобы те, кто должен принять участие в ее решении, почувствовали реальную степень угрозы и необходимость сотрудничества для ее предотвращения. все страны должны собраться вместе и принять радикальные меры, такие как делегитимизация террора как средства политической эмансипации, а также соглашение о военной интервенции в странах, предоставляющих террористам убежище, пока угроза не будет устранена полностью и демократия не победит. радикальные меры? Безусловно, но терроризм — это радикальная проблема, которая взывает к радикальным мерам.

Борьба с терроризмом: подход структуралиста

Шимон Перес, бывший президент Израиля, как-то сказал: «Борьба с терроризмом подобна поеданию супа вилкой».

Позвольте спросить: если наш враг — «суп», то почему мы боремся с ним «вилкой»? другими словами, в этой войне мы вооружены неправильными орудиями. нам нужно учесть методы борьбы, которые избрал враг, и разработать соответствующие противомеры.

Например, было бы уместно создать разведывательную команду, чтобы изучить структуру «Аль-каиды» и использовать собранную информацию для организации адекватной структуры противодействия. Существующая структура — армия, морской и воздушный флот — подходит для военных действий в отношении войск другой страны. «Алькаида» — совсем другой случай.

Если то, что пишут в газетах, — правда, структура «Аль-Каиды» достаточно расплывчата (даже если это и неправда, я остаюсь при мнении, что противодействие должно быть организовано по форме, соответствующей организации врага). по сути, «Аль-Каида» состоит из трех частей и соединяющей их сети. Эти части: школы медресе, где детям и взрослым преподают доктрины радикальной исламской идеологии; военные лагеря, где рекрутов учат технике терроризма; и интернет, с помощью которого члены «Аль-Каиды» оповещают друг друга о предстоящих акциях и находят такую информацию, как рецепты сборки бомб.

Если проанализировать эту структуру с точки зрения методологии Адизеса*, то мы имеем дело с системой типа pA. Этот механизм распространяет жесткую, не подлежащую обсуждению интерпретацию положений Корана и шариата (комплекса предписаний, формирующих религиозные и нравственные ценности мусульман). Интегрирована эта система посредством группы людей, использующих креативные методы для достижения и привлечения прочих — другими словами, группой типа EI, основанной на предприимчивости (E) и интеграции (I).

*Методология (pAEI) утверждает, что управление организацией требует совместного применения четырех стилей менеджмента: (p)roducing (производство), (A)dministrating (администрирование), (E)ntrepreneuring (предприимчивость) и (I)ntegrating (интеграция). подробнее о методологии читайте в кн.: Ицхак К. Адизес. Стили менеджмента. Эффективные и неэффективные. альпина паблишер, 2014.

«Аль-каида» как организация до такой степени отвечает принципам американской теории управления, что можно подумать, что Усама бен Ладен учился у американских гуру менеджмента и преднамеренно применял их методы.

Как ни странно, выходит, что «Аль-каида» как организация до такой степени отвечает принципам американской теории управления, что можно подумать, что Усама Бен Ладен учился у американских гуру менеджмента и преднамеренно применял их методы. так, «Аль-Каида» основана на единой миссии и системе ценностей; это организация, дающая своим сотрудникам орудия труда; и сеть, на которой основана организация, достаточно гибка, чтобы обеспечивать успешное выполнение поставленных задач. Соединенные штаты, напротив, устроены иначе: на демократической идеологии (EI), которую пытаются продвигать методами, свойственными военной организации (pA). данный подход, скорее, характерен для традиционной теории контроля и распоряжения, которую современные гуру менеджмента давно отвергли.

Пошаговый подход

Теперь представим себе, что для борьбы с терроризмом мы согласны создать структуру, аналогичную структуре противника. С чего начать? мы могли бы создать свои собственные медресе для преподавания идеологии многообразия и терпимости. мы также могли бы открыть военные лагеря для подготовки к антитеррористической борьбе. и нам бы понадобилось создать сеть из индивидов, готовых умереть за наше дело.

Приверженцы ваххабизма (религиозно-политического исламского движения, выступающего за очищение ислама от любых чуждых воззрений) основали в Саудовской Аравии тысячи медресе, которые поставляют «Аль-Каиде» новых рекрутов. нам потребуется в десять раз больше школ, где мы будем обучать современным средствам достижения экономического успеха наряду с пониманием ценности культурного многообразия. мы станем субсидировать обучение студентов, подобно тому, как это делают ваххабиты. одновременно необходимо агрессивно преследовать и закрывать медресе, чтобы искоренить это болото на корню, пока не вывелось новое поколение москитов.

Это первый шаг. вторым шагом нужно добиться закрытия военных лагерей. Третий шаг — найти техническое решение, как помешать террористам использовать интернет для связи и поиска информации, либо поставляя им дезинформацию, либо полностью блокируя доступ.

Суммируем сказанное: мы пытаемся бороться с современным феноменом терроризма, используя старые неадекватные методы. Война с терроризмом отличается от войны с другой страной. Чтобы ее выиграть, нужен новый системный подход.

© И. Адизес. Размышления о политике. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2016.
© Публикуется с разрешения издательства

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика