.
  

© А.А. Ткаченко

Непридуманное. Психологические эссе

Несчастная женщина с царем в голове
(29.05.2013)

По мнению историков, жизнь одной из наиболее известных несчастных женщин — одиозной и печально известной русской царицы Анны Иоанновны — была полна зависимости, неуверенности и унижений из-за тяжелых обстоятельств. Даже став государыней, она продолжала жить в постоянном страхе и тревоге. Будучи неспособной уходить во внутренний душевный мир и находить там умиротворение, она успокаивалась и забывалась в развлечениях, празднествах, окружая себя угодниками и подхалимами. Представляя собой классический тип барыни-помещицы, она любила быть в курсе всех сплетен о личной жизни подданных, собирала вокруг себя много шутов и болтушек, потешавших её. Анна постоянно боялась заговоров. Двусмысленного слова или превратно понятого жеста часто было достаточно, чтобы угодить в застенок, а то и вовсе бесследно исчезнуть. Особенный резонанс в обществе произвели расправы с вельможами.

Это был яркий тип несчастной женщины, не позволяющей другим быть счастливыми, волею случая ставшей царицей.

***

Алевтина в молодости была стройной, привлекательной и довольно общительной девушкой. Но ей почему-то не везло в отношениях с мужчинами. Когда начиналось близкое знакомство и «отношения», в какой-то момент ей обычно вдруг «что-то» очень не нравилось, возникали необъяснимые ссоры, конфликты и все прекращалось. Зато всегда хорошо складывалось продвижение на служебном поприще ответственного работника. Комсорг в средней школе, затем пединституте, работа в городском управленческом аппарате и т. п. Ей всегда очень нравилось руководить и быть начальником. В конце-концов, преодолевая свои «комплексы», так она объясняла неудачи, вышла замуж и родила дочь. В советское время это было весьма важно для карьерного роста.

Но счастье материнства и семейной жизни длилось недолго. Неприязнь к мужчинам сфокусировалась на муже, который стал для нее «козлом отпущения». Это выражалось во всякого рода необоснованных и бессмысленных претензиях, мелочных придирках, которые основывались на том, что «он воняет». Из-за этого она старалась держать его подальше от ребенка, потому часто выставляла из дома. А жили они в одной комнате общежития. Спустя четыре с лишним года такой жизни в очередной раз выставленый муж не вернулся. Но это не особенно помогло, приступы агрессии Алевтину не покинули, а просто переориентировались на дочь, которая, как на зло, была похожа на мужа. В такие моменты Алевтина обычно принималась за ее воспитание. Это тоже продолжалось не долго и закончилось трагично. После очередного воспитательного акта Алевтина особенно сильно отругала своего ребенка и в закрепление наказания со словами «а теперь оставайся одна и хорошенько подумай над своим поведением», закрыла комнату на ключ и ушла по каким-то своим делам. Через час с небольшим, посчитав время наказания достаточным а заодно сама прийдя в нормальное состояние, с хорошим настроением и предвкушением удовольствия от чувства выполненного родительского долга от того, как ей хорошо удается заменять строгого отца, она возвращалась домой. Издалека она вдруг заметила под окном своей комнаты, они жили на третьем этаже, какое-то скопление людей, машину скорой помощи и характерное движение. Сердце сразу пронзило недоброе предчувствие, хорошее настроение как рукой сняло и возникла тревога, которая стала быстро нарастать. Не чувствуя под собой ног она подбежала и увидела свою дочь. Ее, еще теплое но уже бездыханное тело, лежало на боку, головой на бордюре асфальтовой отмостки в небольшой лужице крови. Врач скорой помощи констатировал смерть, поэтому тело не трогали в ожидании милиции. У Алевтины ноги подкосились и в полуобморочном состоянии она опустилась на землю рядом с трупом своего ребенка. Дальше она плохо понимала, что происходило, как приехала милиция, осмотрела место происшествия, потом тело забрали и отвезли. Алевтину покинули силы, в шоке она не могла ни плакать ни связно говорить, а в исступлении повторяла одну-единственную фразу: «почему он так воняет».

Дальнейшие несколько лет Алевтина помнила плохо. Они прошли в постоянных стрессах и каком-то кошмарном тумане. Похороны дочери, лечение и реабилитация, мысли о самоубийстве, распродажа за бесценок всего имущества, развод с мужем... Начинались девяностые годы прошлого века, все вокруг рушилось, поэтому ее горе на фоне общего бедлама, именуемого «глобальным кризисом», уже не выглядело чем-то особенным. Многие ее жалели, но были и такие, которые осуждали. Ей повезло, нашлись сочувствующие люди и помогли ей устроиться на работу сначала в детский сад воспитателем, потом в более серьезную организацию системы образования. Она приобрела имидж «несчастной женщины», которую нужно жалеть и помогать по определению. Алевтина резко изменилась: лицо осунулось и приобрело печать горя, она сильно пополнела и стала тяжело передвигаться из-за постоянных болей в суставах. Ее манера поведения и общения стали вызывать сочувствие и сострадание. Она нуждалась в помощи не только медиков. В подобных ситуациях обычно обращаются за советом к Богу, духовникам, психологам и парапсихологам, просто мудрым и знающих жизнь людям. Это пыталась делать и Алевтина, но получалось почему-то как-то неуверенно и неискренне, несоизмеримо с масштабами горя. Скорее, это делалось лишь для того, чтобы потом можно было сказать, что «я обращалась за помощью, но мне отказали». Зато она стала чувствовать и понимать возможности имиджа «несчастной женщины», который ей открывал многие двери и помогал решать важные жизненные проблемы.

Вскоре «несчастная женщина» стала набирать силы и строить собственную карьеру. Благодаря этому Алевтину приняли на работу преподавателя психологического факультета, где ее даже пророчили в деканы. Но сказались недостаток знаний и опыта работы на таком уровне. Пришлось быстро защитить кандидатскую диссертацию, получив ученую степень. Оказалось, что для «несчастной женщины» при наличии необходимых средств это не было большой проблемой, даже не потребовалось серьезного научного исследования. Со стороны все это выглядело вполне пристойно. Несчастная женщина, попавшая в тяжелую жизненную ситуацию, успешно с ней справляется, не утратила себя, успешно живет и развивается. Но все оказалось не так просто.

***

Отечественные психологи, исследующие психологию горя, утверждают, что наиболее эффективный путь его преодоления, — это пережить его (горе) до конца. До конца перестрадать и главное — осмыслить, ответив на главные вопросы: «за что» и «для чего». В противном случае, недопережитое и недоосмысленное горе со временем может быть «забальзамировано» на каком-то промежуточном этапе, что создает серьезную деформацию (дефект) личности, которая начинает строить свою жизнь в контексте этого дефекта.

***

Большую проблемность и даже опасность такая ситуация приобретает в том случае, когда подобный человек получает возможность влиять на окружающих, — например, в качестве преподавателя. У Алевтины в этом отношении ситуация сложилась наилучшим образом. Вскоре, несмотря на некомпетентность, ей было доверено заведовать кафедрой, а затем и руководить психологическим факультетом. Сбылась мечта всей жизни, — она стала НАЧАЛЬНИКОМ. И все это благодаря «несчастной женщине». Как-бы отдавая ей должное, Алевтина постоянно ставила на своем рабочем столе фото погибшей дочери, а когда стала деканом, это уже было похоже на какой-то надгробный памятник.

Чутье «несчастной женщины» не подвело. Алевтина сумела найти хороший контакт со студентами, опираясь на их «психологического ребенка». Она виртуозно играла на их детских слабостях, — поменьше напрягаться и побольше получать удовольствий. Особое внимание она обращала на собирающихся заводить семью и беременных девушек. Благо дело, таких всегда было достаточно. Со стороны все выглядело довольно благопристойно — мудрый, битый жизнью преподаватель учит молодое поколение не только професии, но и жизни. Что может быть почетней! Но ... Со временем у многих из тех, кто с ней плотно общался, стали в жизни появляться серьезные проблемы, связанные с развалом семьи и даже потерей детей — аборты, выкидыши, замирание плода и пр. Интересно, что обычно первой о таких проблемах узнавала и сообщала сама Алевтина, призывая окружающих к сочувствию и помощи. Довольно быстро число таких случаев заметно выросло, образовав своеобразное «кладбище» нерожденных детей и деформированных жизней. Буквально через год, как она возглавила факультет, он буквально стал проваливаться. Многим лучшим и наиболее профессиональным преподавателям, потерявшим перспективу творческого роста, пришлось уйти. Предпочтение отдавалось подхалимам, которые часто оказывались непрофессионалами и дилетантами.

***

Немецкий философ, психотерапевт и богослов Берт Хеллингер, широко известный как автор оригинального терапевтического метода «семейных расстановок», основанного на «порядке», как первоначальном принципе построения жизни, считает, что его нарушение приводит к конфликтам, разводам, невозможности создать семью, болезням, ранним смертям и несчастным случаям среди членов семьи включая детей. Одним из наиболее тяжелых нарушений такого порядка является смерть детей, в том числе и нерожденных в силу абортов, выкидышей и т.п. Такое нарушение обязательно должно быть исправлено и за него кто-то должен ответить.

***

Если ответом за неудавшуюся семейную жизнь стало появление «несчастной женщины» да еще «с царем в голове», которая как мертвая вода умертвляет все вокруг — ничего хорошего не жди.

К началу

© , 2013 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов