.
  

© А.А. Ткаченко

Непридуманное. Психологические эссе

Тяжелое наследство
(11.10.2013г.)

Дорофей и Ефросинья, так их все называли в селе, были работящими, хозяйственными и потому уважаемыми. Они считались одними из наиболее зажиточных, их дом всегда был полон продуктов, всякого добра и денег. Но после их смерти все непонятным образом куда-то подевалось. Дочки перессорились и ушли в иные миры в неведении друг о друге. Внучкам достались пару глечиков и в придачу житейская мудрость в пословицах и жизненных историях их рода, включая нелестные характеристики и откровенные проклены.

***

Приближалась Пасха, дед Дорофей собирался в Киев на пасхальное богослужение, куда он отправлялся каждый год, чтобы отдать дань Господу Богу и отмолить накопившиеся грехи. Дед был глубоко верующим человеком, в доме везде висели и стояли иконы, сам он постоянно молился и ходил в церковь. Он, как и его жена, были людьми что называется «от земли», умели трудиться и хорошо знали цену куска хлеба. Даже во времена страшных голодоморов их семье, в основном благодаря Ефросинье, удавалось каким-то образом сохранять продукты и не пухнуть с голоду. Они хорошо умели хранить свое добро благодаря удивительной способности прятать и не говорить где ни при каких обстоятельствах. Это было настоящее искусство заговаривания. Но все это оказалось не просто и со временем, спустя много лет, аукнулось в виде своеобразного «голодоморного» синдрома.

В жизни и ведении хозяйства дед Дорофей был диктатором, иногда доходящим до самодурства. Наверное поэтому, в качестве противовеса, он и стремился к Богу, дабы как-то унять время от времени взрывавшуюся и бушевавшую стихию своей натуры. Когда такая стихия начиналась, как говорится, «всем места было мало». Летело все, что попадалось под руку или под ногу. Об этом знали все, начиная от бабы Фроси и кончая курами и котами. Если вдруг какая-то замешкавшаяся курица или кот в этот момент оказывались на пути, они вдруг обнаруживали, что неожиданно взлетали и уже в полете в испуге начинали бешенно хлопать крыльями и сучить ногами, истерично кудахтая и мяукая, а приземлившись, в мгновение ока исчезали что называется «світ за очі». Домашняя скотина, которая неосторожно вдруг мукнула или бекнула, тут же в прямом смысле получала по рогам или бокам, да так, что «мук» или «бек» застывал на полувздохе и все тут же умолкало. Поэтому, при появлении Дорофея все хозяйство сразу замолкало и ставало по стойке смирно – воцарялся порядок, все были сыты и ухожены. Баба Фрося была единственной, кто мог находить лишь ей известные нужные слова, дабы утихомирить деда Дорофея. Хотя всегда в глубине души хранила все больше накапливающуюся злобу на мужа, которая со временем тоже сильно деформировала жизнь потомков.

Интересно, что в возникновении таких случайных бурь все же прослеживалась некая ситуативная закономерность.Чаще всего это происходило тогда, когда нужно было собираться в дорогу или делать что-то очень важное, например, заниматься строительством или ремонтом дома. Вот и теперь, зборы деда Дорофея на паломничество в Киев как всегда были шумные и весь дом стоял, что называется, «на ушах». Дорога была неблизкая, километров триста без малого, поэтому, нужно было хорошо подготовиться и выходить загодя. Как паломник, Дорофей обычно часть пути шел пешком и часть, если повезет, на перекладных. В дорогу он неизменно брал шмат сала с хлебом и любимую свитку, так называемую «московку», на фоне которой обычно и начиналась буря. Таких «московок» у деда было с полдюжины и какую именно он хочет взять, толком не могли понять никто, в том числе и он сам, — кроме бабы Фроси. Когда Дорофей наконец уходил, в доме воцарялась тишь да благодать и Пасхальные праздники наполнялись добром, вкусностями, душевной теплотой и какой-то особенной благостностью.

Советскую власть дед не любил, прежде всего за лукавство и постоянное стремление навязать ему иллюзорные идеи, которые никаким боком не вписывались в прозу тяжелой сельской действительности. Когда он слышал по радио патетические рапорты о несуществующих «достижениях», в бешенстве хватал радиоприемник и со словами «банда заболотня» швырял его куда попало. Бабка Фрося затем его как могла собирала, связывала веревкой, приводя в рабочее состояние. Но все скоро повторялось, поэтому бедное радио было вязано-перевязано, но все же каким-то непонятным образом работало.

Накопленными добром и деньгами обычно распоряжалась баба Фрося. Наученная голодоморным опытом и руководствуясь правилом «не класть все яйца в одну корзину», она старалась все наиболее ценное прятать подальше, по разным, часто совсем неожиданным местам, о расположении которых особенно к старости, обычно сразу забывала. Поэтому, ценные вещи и деньги в доме и вокруг него можно было найти буквально везде, — в белье, продуктах и даже в куче угля, завернутые в тряпочку. В конце-концов, после ее смерти (она пережила Дорофея лет на десять) все это добро разошлось по соседям, знакомым и просто случайным людям, заходившим в дом, а прямым наследникам достались остатки, что в последствии стало предметом обвинений и неприязни между ними. Как показала последующая жизнь, разрушительная энергетика наследства из «голодоморного синдрома», «синдрома собирания в дорогу», «синдрома ремонта» и пр. воплотилась в материальных ценностях, которые вполне закономерно исчезли. Единственная надежда у потомков оставалась на накопленную жизненную мудрость рода.

***

Сначала психическую деятельность человека ученые пытались объяснить с позиций рефлекса, затем инстинкта, потом сознания, наконец бессознательного, куда вытесняется все запретное. Здесь же зарождаются рефлексы и инстинкты. Образуется порочный круг, тормозящий развитие личности, выйти из которого очень непросто. Поэтому, перед личностью всегда стоит выбор, куда направить свое сознание, в зависимости от которого она (личность) развивается или деградирует. Один из наиболее известных психологов Карл Юнг на склоне лет отмечал, что для выживания человека одной из наиболее страшных проблем являются его собственная психика и переживания, большинство из которых загоняют его в невроз, ведущий к деградации и самоуничножению. Человеческая психика склонна образовывать порочные «психологические комплексы» из нерешенных проблем, утративших актуальность в реальности, но в бессознательной сфере они продолжают нарастать и жить собственной, обычно порочной, независимой от личности жизнью. Если же личности удается преодолевать эти неврозы, приобретая ценный жизненный опыт, — открывается путь к развитию и горе превращается в благо как драйвер созидания. Иными словами, путем приложения больших усилий человек находит в себе ресурсы для решения проблемы, возвращает ее в сознание, осмысляет и превращает в продуктивный личностный жизненный опыт. Если же нет — проблема окончательно переселяется в бессознательное пространство психики, не имеющее границ. И тогда лишь случайные события, сновидения, оговорки, облаченные в жизненную мудрость и творчество могут открыть доступ к их решению. Такой опыт накапливается в культуре народа. Как ни странно, но так желанная для многих мечта о прекрасной счастливой безбедной жизни в совершенном спокойствии ведет к психической деградации.

***

Внучка деда Дорофея и бабы Фроси Виталина всегда мечтала быть красивой, счастливой и богатой. И она действительно была этого достойна. Более тридцати лет она проработала с детьми, имеющими дефекты речи, в качестве воспитателя и затем логопеда. Она хорошо понимала, как может отразиться на судьбе ребенка даже незначительное отклонение в психическом и интеллектуальном развитии и какие большие усилия нужно приложить для того, чтобы им помочь остаться полноценными. Много раз ей приходилось отдавать в буквальном смысле всю себя на благо ребенка. Зато какое счастье было встречать своих бывших маленьких пациентов через двадцать и более лет полных жизненных сил и перспектив, выслушивать искренние слова благодарности. Так что с первыми двумя пунктами ее мечты все сложилось довольно неплохо – любимая работа, приносящая душевное удовлетворение, любящие муж, сын и уже внук. Но с финансовым и материальным благополучием как-то не складывалось. Это постоянно ее волновало, даже ставало причиной острых разговоров с теми, на кого она возлагала это бремя. В ее поведении на определенном этапе жизни начали проявляться признаки родовых «комплексов», что все больше и больше создавало проблемы личного и семейного благополучия. Интересно то, что сама она ничего этого не замечала, а во всем обвиняла близких. Чтобы это понять, одному из них пришлось серьезно заняться психологией и даже научной исследовательской работой. Получался парадокс, здоровые, образованные, имеющие большой профессиональный и жизненный опыт постоянно работающие люди не могли себя достойно обеспечивать материально?! Но может быть в этом прослеживается и скрытая закономерность? Очевидно, именно здоровье, образование, профессионализм, семейное благополучие и стали теми истинными благами, за которые приходилось платить материальным благополучием.

Прислушиваясь к своей душе и профессиональной интуиции, Виталина не держала зла ни на деда Дорофея ни на бабу Фросю ни на своих родителей, а скорее была им благодарна за унаследованную жизненную мудрость, что «не в деньгах счастье». Благодаря этому, осмысляя унаследованные «синдромы», удавалось направлять их на истинное благо, оказавшееся гораздо более важным, нежели «счастливая жизнь» среди материального изобилия в совершенном спокойствии, лишение которых стало своеобразной платой.

***

К началу

© , 2013 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов