.
  

© А.А. Ткаченко

Виртуальные дискуссии в стиле нарративной терапии

Придя с войны, в поисках способов приведения в порядок и перевода на мирный лад своей психики я вдруг натолкнулся на интересный метод, который потом обозначил как «виртуальные дискуссии в стиле нарративной терапии» и даже по этому поводу опубликовал статью в профильном научном журнале «Теория и практика психотерапии» 3.5, Май 2016. Стр. 48-57.

Суть в том, что в ФБ люди много дискутируют по довольно серьезным проблемам, многие из которых касались и моей ситуации. Совершенно спонтанно, пытаясь привести интересующую меня дискуссию по волнующей проблеме в нормальное русло адекватного понимания, я начал применять терапевтический дискурс, который в психологии используется в нарративной психотерапии. Если коротко и просто — это осмысление жизни человека через его жизнеописание. Оказалось, что в ФБ в силу возможности анонимности и полного откровения с привлечением большого количества «экспертов» это получается довольно эффективно. Главное, чтобы в дискуссии принимал участие профессиональный или просто по жизни хороший психотерапевт. Он задает (отслеживает) ход дискуссии, соблюдая необходимые терапевтические правила, в том числе и обычного приличия. При этом постоянно затрагивается как правило скрытая проблема, что и приводит дискуссию к терапевтическому эффекту.

Хочу предложить для ознакомления и критики первую пилотную экспериментальную партию таких дискуссий. Буду благодарен за замечания и предложения. И не бойтесь «обидеть» автора, ибо для уважающего себя психолога обижаться — непрофессионально.

Дискуссия 1. О пропаганде, психологии и «донбасской» войне
Дискуссия 2. О ДНР, Донецке как городе контрастов и лице у «русского мира»
Дискуссия 3. О попытке психологической помощи, душе и ее существовании
Дискуссия 4. О психологии «донбасской» войны и «предмете» дискуссии
Дискуссия 5. О мужиках и «суровых» мужчинах
Дискуссия 6. Об авиации, психологии и красоте
Дискуссия 7. О «русских» и «россиянах»
Дискуссия 8. Об этике и морали в психотерапии и жизни
Дискуссия 9. О попытке обращения ветерана к «опытному» психологу
Дискуссия 10. О «сраче» в голове
Дискуссия 11. О «новой точке отсчета» в развитии
Дискуссия 12. Про Кропивницький, кропиву і «невротичні полюції»
Дискуссия 13. О «военных» психологах
Дискуссия 14. О «возвращении» с войны/на войну
Дискуссия 15. О донбасских патриотах
Дискуссия 16. О совести, взятках и психологах
Дискуссия 17. О нормальных психологах
Дискуссия 18. О реальных психотерапевтах и нормальной практике

Дискуссия 1. О пропаганде, психологии и «донбасской» войне

Исходный пост

Раненый ангел. Именно такую метафору я еще недавно использовал для описания состояния украинского общества. Однако «Экопсихея» показала, что украинцы уже прошли этот этап и что нация — на подъеме. Поэтому поздравляю не только участников этого Форума, не только всех украинцев, но и вообще всех людей доброй воли с тем, что этот ангел уже поправляется.

Дискуссия

— Вот, пожалуй, одна из лучших иллюстраций к сказанному выше: Александр Ткаченко. — Заметки военного психолога

— Это какой-то странный для меня способ пропаганды — собрать 30-50 человек и на основе высказываний пяти из них сделать вывод, что «нация на подъеме».

— Я, как представитель этого украинского общества, тоже удивлена такой своеобразной оценкой его состояния. Совершенно не понятны основания для подобного экспертного мнения.

— «Экспертное мнение» — это что-то ваше. Высказываю личное впечатление от прочитанного: «Раненый ангел. Именно такую метафору я еще недавно использовал для описания состояния украинского общества. Однако «Экопсихея» показала, что украинцы уже прошли этот этап и что нация — на подъеме». К какой части моего высказывание у вас вопрос? К количеству участников «Экопсихеи»? Потому что остальное опирается на процитированный текст.

— Я вообще-то не о Вашем экспертном мнении, а тех, кто считает, что украинское общество практически выздоровело.

— Сорри. С присущей мне объективностью решил, что все окружающие говорят только обо мне и о том, что я сказал.

— С Вашей оценкой в отношении того, что это похоже на пропаганду, согласна. Единственное, что я бы добавила, что это еще похоже или на пропаганду, или на результат подверженности пропаганде того, кто так считает.

— Опираясь на мнение, в том числе, заокеанских (относительно меня) граждан подтверждает свое мнение. Возможно поводом для оптимизма является средняя зарплата в $200. Или может растущий госдолг, или развал промышленности? Потому что другие явные признаки подъема от меня скрыты. Про пропаганду согласен — есть такое стойкое ощущение.

— Повторяю свое предложение специально для Вас. Имею конструктивное предложение, Чтобы примирить две стороны, обычно дается возможность высказать свое мнение на страницах одного и того же журнала. Поэтому я предлагаю в ближайшем же номере дать возможность широкой публике ознакомиться с Вашим мнением по поводу происходящего в Украине. Без цензуры, без ограничения по размерам статьи. Даже без соблюдения правил оформления статьи (сами поправим). Единственное, это срок подачи статей — никак не позже конца мая с.г.

— Спасибо за предложение. Хотя, конечно, времени маловато, для написания полноценной статьи.

— Пишите, Людмила, пишите! Неважно, успеете ли в этот номер. Если не успеете, ничего страшного, значит, в следующий номер успеете! Если что-то накопилось, то пишите обязательно!

— Я по мнению гораздо большего числа Ваших соотечественников сужу. Включая и украинцев по эту сторону океана. Поэтому я так вижу, так ощущаю динамику движения. И, пожалуйста, старайтесь не называть происходящее пропагандой, иначе Вы рискуете превратиться в персонажа недавнего поста Владимира Фролова, а просто пишите статьи в тот же журнал со своим альтернативным мнением, и Вы убедитесь, что и Ваша точка зрения будет бережно донесена до читателей. Это все-таки наилучший способ выражения Вашей позиции. Пишите!

МАРАЗМ

Прочитал, что предвестником маразма является потеря интереса ко всему новому. Человек начинает жить старым багажом. Участь его печальна. Полная интеллектуальная деградация.

С большим интересом наблюдаю за западными, восточными и российскими бизнесменами. Благо есть такая возможность.

Западные и восточные если им что-то непонятно, то просят пояснить и живо интересуется любой новацией, пытаются приспособить её к своим делам и получить с этого дополнительный доход.

У русских же целый набор заскорузлых присказулек:

Не надо ничего изобретать, в мире уже всё изобретено. 
А ты докажи, что мне это надо. 
Не надо ломать то, что уже работает.

И прочий бред.

Россия отстала практически ото всех. Уже Китай, который пару десятилетий назад везде был на нулях, сегодня опередил Россию на всех важнейших инновационных направлениях. Если чем и хвалится Россия, то очередной ракетой или бомбой.

Советский Союз погиб не из-за того, что отстал в военной сфере. Там он был впереди планеты всей. А погиб он из-за провала в гражданских отраслях. Хотя справедливости ради надо сказать, что перед распадом СССР дела в промышленности были намного лучше, чем сейчас.

Вся надежда сегодня на падение цен на нефть и газ. Может хоть после этого нация начнёт работать и вылезать из маразматического состояния в сфере инноваций. И перестанет болтать, пересказывая лишь западные статьи, приглашать иностранных гуру. А страна реально сама займётся инновационными делами. Опираясь на собственную науку, образование, российских изобретателей, инноваторов. За нас никто нас в светлое будущее не вытащит.

Мы завершили техническую реализацию проекта платёжной системы на базе blockchain. Используем собственную версию blockchain от bitcoin в качестве технологической платформы для реализации своей расчетной сети (на языке программистов — это называется «форк»). Первыми в мире мы реализовали техническое решение для платёжного банка на базе blockchain.

Если в Америке некий Сэм собирает друзей и говорит, что он сделал нечто и эта новация выдвинет его в мировые лидеры, то в ответ гром оваций и крики браво великая Америка!!!

Если в России некий Иван заявляет, что он сделал нечто и эта новация выдвинет его в мировые лидеры, то в ответ улюлюканье, выкрики — хватит слушать этого хвастуна и фантазёра, он что умнее нас всех?

Россия по своему менталитету страна аутсайдер. Она не верит, что её сыны и дочери могут в чём-то стать мировыми лидерами. За овациями русским приходится ехать за рубеж.

Сейчас занимаемся организацией бизнеса в Европе, Юго-восточной Азии и России. Но шестое чувство мне подсказывает, что пока не стартанём за рубежом, в России будем слышать лишь привычные присказульки.

О нашем выходе на рынок. Думаю первой будет Юго-восточная Азия, затем Европа. Россия же скорее всего и в пятилетний срок не уложится. А в наше время это означает отстать навсегда.

России остаётся разве что слушать свидетелей blockchain с их экзальтированными рассказами о новейших веяниях финтеха, излагаемых в весьма вольном пересказе западных статей.

К сожалению, новации, придуманные русскими мозгами, прорастают за пределами горячо любимой Родины. А Россия обречена бормотать:
Не надо ничего изобретать, в мире уже всё изобретено. 

А ты докажи, что мне это надо. 
Не надо ломать то, что уже работает.

И прочий бред.

— «Это какой-то странный для меня способ пропаганды — собрать 30-50 человек и на основе высказываний пяти из них сделать вывод, что «нация на подъеме». — Я лично наблюдал и переживал этот процесс в зоне боевых действий, который основывался на состоянии «базального патриотизма». В результате появилось много людей, прошедших через это состояние и кардинально изменивших свою личность (на ценностном уровне). Поскольку мне удалось быть внутри этого процесса, зафиксированного в рефлексивных нарративных материалах, часть из которых представлена в «Заметках военного психолога», сейчас, находясь уже вне его, могу предположить, что все это выглядит как «глобальная морально-этическая терапия народа методом майдана и войны», которую украинцы, в отличие от россиян, проходят успешно.

— Терапия, простите, от чего?

— Не «от чего», а «кого».

— Я не знаком с такого вида терапией, но готов выслушать ваше мнение. Терапия от кого?

— Уточняю еще раз — не «от чего», не «от кого», а КОГО.

— А я все же настаиваю — терапия переводится, как лечение болезней. Какую болезнь вы лечите?

— Не буду отклоняться от контекста поста — очевидно «МАРАЗМ».

— Прочитал, что предвестником маразма является потеря интереса ко всему новому. Человек начинает жить старым багажом. Участь его печальна. Полная интеллект...

— Т.е. на вопрос вы ответить не хотите?

— Как еще более понятно ответить. Дело в том, что таким «лечением» я занимался еще там, с местным населением. И пока человек не начинает понимать, что в нем актуализировался обыкновенный «маразматик» (в народе «ватник»), говорить с ним дальше бесполезно.

— В качестве примера могу привести «беседу психолога с сепаратистом» (Александр Ткаченко. — Заметки военного психолога).

— Понимаете ли вы, что таким образом подтверждаете мой тезис о том, что данная заметка является пропагандой? Ваш комментарий к ней тоже.

— Уважаемый. Рад, что Вы отреагировали. Я это не просто понимаю, но и хочу уточнить — это заметка терапевтическая, но с «пропагандистской подачей». Я там был офицером-психологом ВСУ, но «по работе с личным составом» (где еще существует стереотип «замполита»). И без такой «пропагандистской подачи» эти заметки не могли быть опубликованы в сети. Да, по поводу «терапевтического эффекта». Вспоминаю, что после того разговора Л. совершенно искренне говорил, что ему на душе полегчало.

— Я про вашу работу ничего не знаю и не понимаю. Я пытаюсь понять редакционную политику данного журнала.  Если это так как вы говорите, может быть честнее было бы назвать психологически-пропагандистский журнал? Ну чтоб люди сразу понимали о чем речь. Ведь честность — это хорошо, не так ли?

— Как раз журнал вполне нормальный и очень демократичный, незаангажированный и безо всякой пропаганды (в Украине пока таких нет) — говорю искренне. А что касается «пропаганды», то надо просто уважать себя как профессионального Психолога, но не политика. И о подобной открытой дискуссии я думал еще там, в зоне боевых.

— Терапия переводится не только как «лечение». Есть вариант перевода — «уход». И если употребить термин «уход», то он предполагает творительный падеж с предлогом (уход за кем), а не родительный. Здесь акцент на субъекте, но не на симптоме

— Имею конструктивное предложение. Чтобы примирить две стороны, обычно дается возможность высказать свое мнение на страницах одного и того же журнала. Поэтому я предлагаю в ближайшем же номере дать возможность широкой публике ознакомиться с Вашим мнением по поводу происходящего в Украине. Без цензуры, без ограничения по размерам статьи. Даже без соблюдения правил оформления статьи (сами поправим). Единственное, это срок подачи статей — никак не позже конца мая с.г.

— Я ЗА!!!

— 2016 год объявлен годом канадско-украинского наследия. В этом году отмечается 125-летие прибытие первых украинских поселенцев в Канаде и 75 лет образования Конгресса украинцев в Канаде. Интуиция не подвела меня, и журнал «Теория и практика психотерапии» в этом году будет издавать минимум три номера, посвященных именно Украине. Первый выпуск — уже состоялся 21 мая 2016 года!

— В контексте Вашего предложения уточняю задачу. В формате научной статьи предлагается дискуссия по проблеме влияния «донбасской» войны на психологию украинцев, которые «выздоравливают» (отталкиваясь от метафоры «раненный ангел») и россиян, которые еще больше погружаются в «болезнь» (как антитеза «выздоравливанию»). Эту дискуссию предлагается вести в стиле нарративной терапии. В таком случае данная дискуссия на страницах Вашего журнала может нести одновременно как просветительскую, так и терапевтическую функцию. Если согласны, тогда к концу мая я постараюсь подготовить такую публикацию.

— Что означает вести дискуссию в стиле нарративной терапии? Что такое нарративная терапия, я знаю.

— А вот и узнаем по ходу дискуссии.

— Я думала, раз Вы предлагаете формат дискуссии, то понимаете, что это за формат. А если понимаете, то можете объяснить.

— Уточняю — не просто обычной дискуссии в привычном понимании, а «терапевтической дискуссии», где участники знают, с чего начать, но никто не знает, чем она закончится, какую истину она проявит.

— Очень понятный формат smile hangulatjel

— Так вы поддерживаете?

— Любая дискуссия начинается с чего-то понятного, а заканчивается тем, что мы заранее не знаем. Если это дискуссия, а не имитация. Ваше предложение вести дискуссию в стиле нарративной терапии осталось для меня непонятным.

— Поддерживать то, не знаю, что, для взрослого человека выглядит странным.

— Опять 25? В том то и вся интрига, что предлагается начать делать то, чего до конца мы еще не знаем, но именно это может решить пока нерешаемую проблему — «Зачем мы воюем?!». Решить не ценой человеческих жизней (а ведь практически каждый день там гибнут люди), но в результате продуктивной терапевтической дискуссии.

— Александр, в отношении дискуссии предложение уже последовало от А. И. Вы в своем комментарии предложили эту дискуссию вести в особом стиле, определив его как стиль нарративной терапии. При этом не объяснили, что Вы подразумеваете под нарративным стилем ведения дискуссии. На мой вопрос о том, что Вы подразумеваете под таким стилем дискуссии, Вы ответили: «А вот и узнаем по ходу дискуссии». Словосочетания словаря пропагандиста из последнего Вашего комментария не заменяют это объяснение.

— В чем «Словосочетания словаря пропагандиста»?

— «Решить не ценой человеческих жизней», «практически каждый день там гибнут люди» — это все слова, ничего не объясняющие по сути обсуждаемого вопроса, а имеющие отношение к общеизвестным вещам. Пропагандисты часто повторяют определенные слова, которые уводят человека от осознания собственных потребностей и целей к формированию целей, необходимых пропаганде. В этом я увидела сходство Вашего объяснения с пропагандистским по сути. Вы так и не ответили ни разу на мой вопрос о том, как Вы понимаете предложенный Вами стиль ведения дискуссии. Вместо этого пошли объяснения того, что эта дискуссия важная и нужная (что само собой разумеется) и аргументация, почему она важная, аргументация совершенно излишняя, поскольку важность никто не оспаривал.

— Совсем недавно, в конце апреля в Киеве мы хоронили Годзиллу из нашего батальона нашей бригады. Он погиб всего за пару дней до выхода из «зоны» (пишу и хочется ругнуться в Вашу сторону... извините). Сын Дмитрия Годзенко (позывной «Годзилла»): «Отец погиб за день…»

— Это к чему, Александр? Ругайтесь, сколько угодно, только признайте, что Вы предложили в своем комментарии непонятную Вам самому вещь, а теперь занимаетесь примитивной манипуляцией. Я могу много таких ссылок сейчас кинуть, но они не относятся к обсуждаемому вопросу.

— Тогда еще аргумент с Вашей «ленты»  Пока идут переговоры — молчат пушки.

— К чему аргумент? В моих постах этот материал — совсем в другом контексте. При чем он здесь, как и Ваша предыдущая ссылка?

— В последний раз напомню о сути вопроса: что Вы подразумеваете под ведением дискуссии в стиле нарративной терапии? Заметьте, что Ваши последние ссылки и комментарии к этому совершенно никакого отношения не имеют.

— Я не просто «подразумеваю», но демонстрирую Вам предлагаемый формат нарративной терапии. Похоже мы подошли к ключевой точке бифуркации. Если у Вас получится включить то, что Вы называете «пропагандой» (я понимаю это как неспособность вести «взрослые» дискуссии — извините) в контекст терапевтического дискурса, тогда имеет смысл двигаться дальше, если нет... «В последний раз ....»

— Я в первом же комментарии написала, что знаю, что такое нарративная терапия. И демонстрировать этот формат статьями из газет или интернет-изданий совершенно излишне. Я не собираюсь «включать» то, что я называю пропагандой, в контекст терапевтического дискурса, так как считаю деятельность психолога/психотерапевта отличной от деятельности пропагандиста. Более того, терапевтическая деятельность от смешения ее с пропагандистской теряет в терапевтическом качестве и уровне. То, что Вы совмещаете обе эти позиции — Ваше право и выбор. На себя даже не буду пытаться примерить этот пропагандистско-психотерапевтический костюмчик. На вопрос Вы не ответили.

— Да, воистину, «имеющий глаза, да увидит». Но если глаза видеть не хотят...., или не могут. Тогда спасибо за приятное общение. Честно, без иронии.

— Красивый съезд, идеологически выдержанный. И Вам всего доброго.

— Впрочем, спасибо за демонстрацию роли психолога-пропагандиста. До этого не встречала ее в таком ярком варианте у украинских психологов. У российских — да. Теперь буду знать, как это может выглядеть у отечественных.

— Вам спасибо и для лучшего понимания того, что Вы назвали «психолог-пропагандист», могу предложить ознакомиться с авторским «деложизненным» подходом. Там это понимается как «психолог-духовник». — «Дело жизни: достижение личностью высшего предназначения». Монография. Дело жизни: достижение личностью высшего…

— Публикацию вы заканчиваете словами: «Вопрос — «Что с ними делать?» Да ничего. Как говорится: «дерьмо не трогай, вонять не будет». Надо просто подождать, когда они «Ужаснутся сами себе», как сказал Кончаловский».  Вам самому не кажется, что у вас несколько странная установка в отношении людей, которых вы собираетесь «просвещать» и «наставлять на путь истинный»? Кстати, я в Донецке вижу самых обычных людей, а никакое не «дерьмо».

— Вы в Донецке живете. Скажите, пожалуйста, кто стреляет и убивает мирное население? Почему до сих пор война идет? Я многих спрашиваю, никто не отвечает.

— На Донбассе стреляют уже больше двух лет, поэтому нельзя во всем обвинить исключительно одну только сторону. Насколько я могу судить, в 99% случаев стрелять начинает артиллерия ДНР. «Почему до сих пор война идет»? Да потому, что война выгодна. Тем более, что выгодна она далеко не тем людям, которые принимают в ней участие.

— Артиллерия ДНР ?! Это они стреляют в своих мирных жителей?

 — Нет, они стреляют по нам. Вряд ли вы будете называть «своими» тех, в кого будете палить из гаубицы или миномета. Если вас интересуют подробности, то в составе артиллерийских подразделений ДНР есть специальные структуры, комплектуемые исключительно россиянами, в задачу которых и входит обстреливать жилые кварталы (не путайте с ситуацией, когда огонь ведется из жилых кварталов, чтобы ответкой накрыло местных — это другие подразделения). Так вот, те, кто обстреливают, временами очень даже не дружат с местными «ополченцами», поэтому когда местные иногда их ловят — бьют до полусмерти (на улице моей мамы как раз был один такой случай).

— В последнее время местные гибнут не в самом Донецке, а в пригородах, контролируемых ВСУ. Например, прошлой ночью обстреливалась Авдеевка (были разрушены дома в частном секторе), этой ночью — серьезно обстреливался район вокруг Марьинки.

— Ужас

— Да, ничего хорошего.

— Вы мыслите категориями мирного времени, если считаете, что общественное внимание способно остановить артиллерийские обстрелы. К тому же, ни Миру, ни Киеву, сейчас не выгодно привлекать внимание к периодическим обострениям ситуации на Донбассе, так как это разрушает иллюзию реализации того «мирного плана», что они себе придумали. Мир не хочет замечать эту войну, проще делать вид, что ее нет. Кстати, обратите внимание, вы требуете активности от украинцев, хотя, это ваши артиллерийские расчеты, привезенными из Ростова снарядами, из завезенных через ростовскую таможню гаубиц, — уничтожают наши города. И много вы напротестовали? Что касается меня, если я выйду на площадь в Донецке и начну призывать прекратить пулять из пушек и минометов, в лучшем случае, — потом долго буду сидеть в «Избушке» (это наш местный филиал гестапо, в подвалах бывшего здания СБУ).

— Вы предлагаете «дискуссию вести в стиле нарративной терапии.» Из Википедии: «Цель нарративной терапии заключается в создании вокруг клиента пространства для развития альтернативных, предпочитаемых историй, которые дадут ему возможность почувствовать себя способным повлиять на ход течения собственной жизни, стать непосредственно автором своей истории и воплотить её, привлекая «своих» людей для повышения чувства заботы и поддержки.» То есть, этот стиль, если по-простому, называется БЕСЕДОЙ СВОБОДНЫХ ЛЮДЕЙ С АЛЬТЕРНАТИВНЫМИ ТОЧКАМИ ЗРЕНИЯ. И беседа эта может (должна!) продолжаться не только в одном номере, а, может быть, всю жизнь. Главная же идея в вашей беседе (именно беседе!) — искать точки схождения, отмечая (без педалирования!) точки расхождения. То есть Ваша миссия: ПРИВЛЕЧЬ Вашего собеседника к Вашей точке зрения, доказывая свои аргументы терпеливо и спокойно (в стиле беседы!) и априори считая этого собеседника человеком достойным. Что я и предлагал уже выше, предлагаю и буду всегда предлагать. А уж ресурсы журнала на дискуссию по указанной Вами важнейшей для всех украинцев (и не только!) темы будут выделены в неограниченном объеме, хоть в каждом номере. Потому что нет темы важнее. Однако повторяю, что уважать точку зрения своего собеседника следует априори.

— Согласен, Вы подметили главный момент. «...уважать точку зрения своего собеседника следует априори». — это главное требование успеха всей терапии. Скажу больше, по опыту, это главный показатель профессионализма (это бывает очень трудно и этому надо долго учиться) — находить то, за что можно уважать человека, хотя перед вами подонок, вор, бандит и убийца с более чем десятилетним сроком отсидки или насильник. Например «Покайся»  (заметка — ред.). Но именно в этом терапевта часто упрекает оппонент, когда в пиковый момент терапии вдруг появляется «перенос» (феномен психоанализа), когда в нем актуализируется «зверь» (на войне благодаря такому «зверю» человек выживает, но в обычной жизни это становится главной проблемой). «Человек или зверь»  («заметка» — ред.). 

— Вот после таких слов даже читать дальше не хочется: «ватные мозги россиян». В этой группе тоже есть россияне. Давайте, действительно, уважать друг друга

— Давайте. Но ведь: «ватные мозги россиян», это факт, который это уважение нивелирует по сути. И если об этом не говорить, ничего не получится.

— Тогда что Вы имеете ввиду под словами «ватные мозги россиян»?

— Это всего лишь рабочий термин терапевта (по большому секрету, иначе проблема не актуализируется и терапия не получится).

— Ну вообще это оскорбления, если честно, всех россиян.

— В чем именно.

— Ваши слова: «Но ведь: «ватные мозги россиян», это факт».

— У А. Т. много таких рабочих терминов, не удивляйтесь. Вот как он говорит, например, о жителях Донбасса: «дерьмо не трогай, вонять не будет». Иначе, по выражению автора, проблема не актуализируется и терапия не получится.

— Людмила, я читала ваши переписки. Тоже думаю, зря ввязалась.

— По официальным данным таких больше 80%.

— Кто зря ввязался?

— Я про себя.

— Я Вас и спросила что такое «Ватные мозги»? Теперь еще вопрос: кто проводил такие официальные исследования и какие критерии ватности мозгов вы знаете?

— Я в отношении себя считаю, что не зря. Профессию надо охранять от смешения ее с пропагандой.

— Согласна. Может тоже поэтому все же продолжаю переписку. Александр уже оскорбил многих. Все же психолог более или менее должен оставаться интеллигентом. Ну и, конечно, профессионалом: без ярлыков

— Один из критериев «ватных мозгов» россиян. Асмолов. «Психологическая депортация россиян»

— Прочитала, не поняла ни критерий, ни определения Вашего, ни вообще при чем здесь эта статья. Единственный вывод: никто толком ничего не знает, поэтому человеку нужно оставаться осознанным и не становиться инструментом в руках любых. Это мы, как психологи, все знаем.

— «...не поняла ...» Так и хочется сказать — «А надо бы». Я очередной раз убедился, почему наши бойцы, которые вышли из Иловайска, да и другие не подпускали к себе психологов. Да потому что «Профессию надо охранять». Но вот от кого. Получается, от тех, кто в ней больше всего нуждается... И еще. Ведь эта статья вышла еще ВЫПУСК № 84 ОТ 1 АВГУСТА 2014. И если бы Вы, как профессиональный психолог, ее прочитали поняли тогда и включились в работу с теми россиянами, которые стали массово рвать отношения с украинцами, то возможно много можно было бы избежать.»...

— Вот и поговорили. Александр, я хотела и Вам тоже сказать: когда у нас возникают какие-то эмоции, мы идем либо на личный анализ, либо на супервизию. Наши личные эмоции, наши личные отношения никак не должны влиять на отношения с клиентом, с коллегой, с любым другим человеком. Это особенно касается тех, кто проводит эксперименты, опросы и т.д., и затем на их основе делает выводы. Потому что это выводы будут очень личными. Я поняла лично Ваше отношение к россиянам. Думаю, что мы, как психологи, должны, наоборот снижать эмоциональный накал между странами и людьми.

P. s.

— Мои личные эмоции сгорели еще тогда, когда ходил общаться с местными донбасцами на передовой с гранатой в кармане, чтобы, если что, подрываться дабы не попадать в плен. Но потом передумал и решил, что в плену буду изучать психологию плена. Тогда эмоции сгорели окончательно. Если Вы сейчас что-то заметили, то это скорее всего остаточные явления после армии (я на дембеле только пятый месяц). Наверное, еще «воюю» психологически, по привычке. Вам всем A. I., О. П., Л. Щ., В. Л. — БОЛЬШОЕ СПАСИБО за эти посты. Будем считать, что первая проба общения в «стиле нарративной терапии» украинского военного психолога с российскими психологами состоялась.

— Охранять профессию надо, А. Т., от таких, как Вы, которые вместо психологии впаривают пропаганду. Вы приводите, как пример, статью Асмолова. Очень хорошо, что у россиян есть такой Асмолов, который даже в их очень специфической психологической и политической ситуации способен называть то, что происходит в обществе, своими именами. Увы, Вы — не украинский Асмолов, а его антипод, пропагандист.

— А. Т., к Вашему сведению, с Вами общались и украинские психологи — А. Ш., проживающий в Донецке (почитайте ответы к Вашему предыдущему комментарию) и я (Киев).

Разговор «за кадром»

— Одна из функций украинского диванного воина, — это обнаружить в сети «дамбасянина» и внушить ему, что тот должен пойти и победить вражескую армию, чтобы наша армия больше не пострадала! 
(парадокс фейсбучного патриотизма).

— Я все под впечатлением психолога-пропагандиста А. Т. Вот как он предлагает работать с «дамбасянами» (очень похоже на «функцию диванного воина»): «А поезд все приближался и обстрелы Г. все нарастали. В итоге я предложил им по приезде в Г. поднять украинский флаг и так же, как они недавно под российским флагом, подогретые идеологическим алкоголем, кричали «Россия! Россия!», на волне уже искреннего душевного порыва и личного достоинства кричать «Слава Украине!» — и будь что будет…»
Как вам работа психолога?

— Я так понял, это он в Горловке предлагал поднимать украинский флаг? Коллега отморожен на всю голову. И о каком «обретении национальной гордости и личного достоинства» он там рассуждает, если его активность сводится к банальным манипулятивным попыткам превратить женщин в мучениц, по образу Владимира Рыбака. Там скорее присутствует описание совковой гордости и совково-героического достоинства, суть которых в том, чтобы доблестно выступить в роли пушечного мяса, когда поступит команда сверху.

— Вообще жутковато мне от такой профессиональной деятельности коллег. Но вот со стороны некоторых российских непропутинцев наши пропагандисты видятся благороднее, чем их местные. Сергей Дремов в группе «Психологи и психотерапевты» настаивает на их принципиальном отличии. Похоже, россияне-непутинцы несколько идеализируют нашу сторону. Их пропаганда им уже понятна, что оно такое, а наша видятся эдакой благородной пропагандой.

— Антипутински настроенные россияне, как я заметил, вообще склонны идеализировать украинское государство. Я уже стараюсь с ними меньше спорить, потому что для них, похоже, Украина выступает в качестве своего рода этакой референтной группы, а когда им начинаешь рассказывать о наших проблемах — вот тут крылышки у них и подкашиваются.

— Ну да, Украина для них как шанс на изменение: если здесь сможем, так и у них появляется надежда. А вести отсюда, что не так-то мы и смогли пока что, плохо сочетаются с надеждами на лучшее.

— Во-во.

***

К началу

© , 2017 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов