.
  

© А. А. Ткаченко

Общество «высшего предназначения» или после «конца цивилизации»

К написанию этой статьи побудило заявление Международного Московского клуба независимых учёных относительно серьёзных потрясений, ожидающих человечество  в ближайшие годы, которые могут привести к «концу цивилизации». В других трактовках это еще понимается как «конец истории», а изначально изложено в Евангелии как Апокалипсис.

Идеи, изложенные в статье, начали формироваться под влиянием авторских эмпирико-практических и теоретических исследований по самоопределению личности в достижении своего высшего предназначения и стали принимать завершенный вид благодаря «философии ненасильственного развития» профессора И.Н.Острецова, предложившего идею фундаментального научного обоснования христианского учения на основе Разума путем перенесения из теоретической физики на социольные процессы двойственной (групповой либо индивидуальной) природы мироздания, где групповые процессы являются детерминированными, индивидуальные — случайными. Это позволяет перейти к адекватной социальной организации новой общественной системы, основанной на христианской идее.

Российские ученые убедительно показали, что собой представляет «конец цивилизации» и что необходимо для дальнейшего разумного развития. Но они не затронули внутренний психологический механизм такого развития — вопрос как человек будет трансформироваться в этих условиях. В контексте этого подхода особого внимания заслужывает постулат триединства (Отца, Сына и Святого Духа), где ключевую роль играет «святой дух» как ипостасированная человеческая Идеальная Личность, предназначенная к дальнейшему развитию и наполнению Разума. В нашей концепции это рассматривается как «высшее предназначение» человека, субъективизированное в виде категориального понятия «дело жизни», отражающего творение «духовного продукта» (понимаем как «святого духа»). Тогда, адекватную (соответствующую Разуму) новую геосоциальную организацию, основанную на научной христианской идее, можно рассматривать как общество «высшего предназначения», состоящее из Идеальных Личностей.

Высшее предназначение человека как объект научного познания

Начало третьего тысячелетия ознаменовалось для человечества стремительным рывком в принципиально иную культурно-историческую реальность. В глобальном масштабе происходят динамические изменения в развитии человека и общества. Наряду с катастрофически ухудшающимися экологическими условиями Земли наблюдается мощный процесс сближения наций, народов, государств через создание общего социокультурного экономического, информационного, образовательного пространства. Происходит переход от индустриального техногенного к  постиндустриальному психогенному этапу общественного развития на основе нового, трансформационного состояния. Авторитетные ученые в различных областях научного знания приходят к общему заключению об активном развитии деструктивных процессов мировой цивилизации, которая сейчас стоит на грани своего дальнейшего существования.

Это обстоятельство заставило группу московских независимы ученых во главе с профессором И.Острецовым сделать соответствующее заявление о том, что в 2010-2015 годах человечество ждут серьёзные потрясения, которые с высокой долей вероятности могут перерасти в ядерный конфликт, что и станет концом цивилизации. Человечество находится в критической точке своего развития, когда будет происходить смена социально-политического устройства человеческой цивилизации в целом. Они пришли к тому, что дальнейшее развитие энергетики и освоение человечеством нового пространства (космоса), основанное на принципиально новых очень дорогих и трудоемких открытиях и технологиях, требующих совместных усилий всего человечества, стало невозможным. Завершается материально обусловленный технологический этапа и возникает необходимость в поиске грандиозных по трудностям путей дальнейшего развития Разума, что приведет человечество к адекватной безэлитарной ненасильственной социальной организации с детерминированной распределительной экономикой и полной интеллектуальной свободой. Это потребует осуществления стохастической выборки из интеллектуального потенциала всех людей, живущих на планете, способных достигать своего высшего предназначения — развивать и наполнять Разум. Для этого необходимо создать адекватную мирозданию социальную науку развития Разума на основе христианства и его единственного носителя — Человека, где основной проблемой становится формирование Идеальной Личности, единственно способной это осуществить.

В целом, среди основных тенденций изменения современного общества на мировоззренческом общефилософском уровне выделяются глобализация, информатизация и стремление к самоуничтожению. Сложилось общее мнение, что единственный путь выживания и развития цивилизации связан не с рациональной материальной экономической, но с иррациональной гуманистической духовной составляющей, олицетворением и сущностью которой является человек и его личность. Это приводит к необходимости актуализации самоопределения личности в направлении достижения своего высшего предназначения, открывающего путь к выживанию и дальнейшему развитию человека в условиях новых социальных взаимоотношений, когда организация и существование основных формообразующих и интегрирующих сил общества перемещается с материальной на информационную основу, а общественное материальное производство уступает место духовному.

Проблема достижения высшего предназначения всегда была предметом внимания во все эпохи и времена существования человеческой цивилизации. Первые фундаментальные потытки ее решения проявились в античной Греции как феномен «пайдейи» и были связаны с воспитанием грека как государственного мужа, обладающего высшими моральными, нравственными, этическими и духовными качествами. Смысл «пайдейи» состоял в индивидуальном развитии врожденного природного потенциала как «культуры души», которая на архетипическом уровне и сейчас перекликается с индивидуацией и самоопределением личности. В античной пайдейе, как специфической практике «творения себя», выделяются два характерных проявления: воспитание в духе отцов в рамках традиций, заложенных богами, и воспитание божественного в общности душ.

С наступлением христианской эпохи высшее предназначение становится основной идеей развития общества и личности как «богоподобной». Личностно ориентированный анализ этого феномена отражен во множестве философских и богословских трактатов и исследований. Наиболее ярко он представлен в философии Э.Канта и Н. Бердяева, где осмысление предназначения человека является нравственным ядром, основанным на стремлении к духовной свободе вне всякого принуждения. Э. Кант отмечал, что главный смысл философских исканий заключается в помощи человеку «научиться тому, каким надо быть», заняв подобающее место в мире, где личность является высшей ценностью и абсолютной целью [8]. Она возвышает человека, мыслящего рассудком и подчиняющего чувственно воспринимаемый мир, над самим собой. Быть человеком — значит быть личностью в условиях правового государства как деятельным субъектом свободы. В философии Э. Канта человек имеет двойственную природу: он одновременно принадлежит миру «природы» (мир чувственных явлений) и миру «свободы» (мир «вещей в себе»).

У другого великого философа и мыслителя Н. Бердяева, личность рассматривается как высшая ценность, стоящая выше государства, нации, человеческого рода, природы, представляющая собой религиозно-духовную категорию. Человек у Бердяева рассматривается как творец самого себя и мира. Это природное и сверхприродное существо, принадлежащее соответственно к двум мирам. Он способен преодолевать себя в противоречиях и парадоксах, совмещая полярно несовместимые противоположности. [3]. Если у Э. Канта человек должен осуществить своеобразный скачок из царства необходимости в царство свободы посредством развития собственного разума с непреложными принципами долга и ответственности перед человечеством в целях совершенствования человеческого рода, начиная с самого себя, то у Н. Бердяева этот процесс предполагает создание нового, прежде неведомого мира, где от человека требуется высочайшее напряжение сил для поиска высшего смысла, жесточайшая аскеза во имя творчества и постижения Предельной Истины. Высшее предназначение человека рассматривается как активное познание Смысла Вселенной и разумное творческое преобразование Космоса. В этом Н. Бердяев видел конец истории в переходе к космическому мироощущению, которому чуждо стремление к мещанскому благополучию и гедонизму, но присуща аристократическая самодисциплина, аскеза, высочайшее напряжение физических и духовных сил, риск на грани выживания.

Предназначение человека непосредственно связано с формированием духовного мира личности, что во многих фундаментальных философских трудах отражено в понятии духовного производства, введенного К.Марксом, которое в современную эпоху также находится в центре философских исканий судеб человечества [11]. Оно отражает как общую внешнюю зависимость развития иррациональной духовной сферы от рациональной материальной, так и внутреннюю диалектику культурного творчества и созидания при господствующих материальных социальных отношениях. Конечный смысл всякого духовного производства заключается в личностном самосовершенствовании и развитии духовного мира человека. В широком смысле оно представляет собой как производство знаний, нравственных ценностей, так и воспроизводство духовного мира личности через систему воспитания, обучения, образования во взаимосодействии иррациональных и рациональных факторов, приводит к исчезновению различий между умственным и физическим трудом, что соответствует коммунистической формации как высшей стадии общественного развития (по К.Марксу).

Предназначение человека как высшая цель развития и идеальная форма, включающая эталон личности, содержится в философской концепции А.Ф. Лосева в парадигме категории мифа, понимаемого как символ жизни, действительность, несущая в себе собственную историческую истинность и смысловую структуру, на заднем фоне которой находится религия. Здесь диалектическая формула мифа выглядит как «в словах данная чудесная личная история», где окончательным смысловым ядром является «развернутое магическое имя», наиболее значимо фигурирующее в христианских молитвах [9]. Это не сказочность или фантастичность убеждений, а способ открытия человеку действительности, в зависимости от его внутреннего психического состояния и внешних социо-исторических условий. Миф, как живое субъект-объектное взаимообщение, заключает в себе собственную истинность и смысловую суть, формирующуюся в личности, где «чудесным» образом встречаются два плана: 1)личность сама по себе как идея, принцип, смысл всего становления, неизменное правило развития и 2) история этой личности как реальное протекание ее развития. В диалектическом синтезе этих двух планов состоит сущность воплощения идеи высшего предназначения, для реализации которой необходимо, чтобы специально определялось реальное культурно-историческое психологическое состояние личности в сравнении с ее идеальной моделью. Это соотношение реального и идеального в обыденной жизни фокусируется в осмыслении и осознании человеком своего «развернутого магического имени», рассматриваемого нами как включающего содержание «личностных деформаций» на всех уровнях бытия, что определяется как основной предмет психологической практики самоопределения и развития.

Мы полагаем, что высшее предназначение постигается в раскрытии тайны развития личности, которая в психологической культурно-исторической теории рассматривается в контексте понятия символизма как опосредованности психики и сознания, превращения реальной формы в идеальную и наоборот, взаимоотношения субъекта с «другим» на «поверхностном», «глубинном» и «вершинном» уровнях (по Л.С.Выготскому). Л.С.Выготский, как и К.Г. Юнг, указывал, что при рождении ребенка и возникновении начальной формы уже имеет место образ взрослости как идеальная форма, которая задает целостность детства и человека в целом. Это достигается с помощью соответственной практики умственной и рефлексивной психологической работы, вступления во взаимоотношение с более высоким Другим в силовом потоке двойной духопроводности как введения идеальной формы, так и очеловечивания. Такую ситуацию В. С. Соловьев рассматривал в контексте принципа всеединства в коммуникативном плане медиации через знак, слово, смысл, символ, миф и в ценностно-смысловом плане христианства через любовь к ближнему, вечную жизнь, свободу.

В современной науке заслуживает внимания постановка этой проблемы на основании фундаментальных постулатов развития человека, представленных в христианстве, в контексте «философии ненасильственного развития» как продукта пост неклассической науки. Она построена на основе строгого научного понимания фундаментальной христианской аксиомы о триединстве, где наряду с иррациональным и материальным миром постулируется существование индивидуального иррационального объекта, проявляющегося лишь во взаимодействии с «другим» (групповым детерминированным миром). Это имеет непосредственное отношение к высшему предназначению человека, заключающемуся в необратимом увеличении массива активного разума и его нетленности как главном условии реального развития. Осознание личностью своего предназначения высвобождает огромный энергетический потенциал Разума, достаточный для решения задачи преобразования и дальнейшего прогресса Человечества. Тогда, исходя из научно обоснованной христианской аксиоматики триединства высшее предназначение человека мы связываем с «Духом» и обозначаем как «духовный продукт», определяющий формирование Идеальной Личности.

Таким образом, представленная общефилософская аналитическая картина в своем концетрированном обобщении позволяет полагать, что высшее предназначение человека, как индивидуальный объект научного познания, включает: Идеальную личность как высшую форму ее развития; методологию формирования такой личности как переход от начальной к идеальной форме; практику, направленную на самоопределение личности в достижении своего высшего предназначения посредством психологической работы с личностными деформациями, обусловленными отклонениями реальной формы от идеальной, что сопровождается возникновением критических ситуаций и предельно высоким психическим напряжением.

На основе проведенного анализа выделяются две глобальные теоретические и практические парадигмы развития человека и общества, из которых вытекают соответствующие методологические концепты самоопределения личности и построения жизненного пути. Первый — обусловленный рациональной материальной составляющей, направлен лишь «на себя», собственные физиологические, гедонические потребности комфортного существования и самосохранения, предусматривающий уклонение от критических профессиональных и жизненных ситуаций и отработки личностных деформаций. Он ориентирован на деятельностную психологическую теоретико-методологическую базу и материальное производство, неизбежным детерминированным результатом которого является самоуничтожение. Второй — обусловленный иррациональной нематериальной составляющей, направлен на овладение смыслом жизни, творение духовного продукта путем развития и работы души, достижение высшего предназначения человека благодаря преодолению критических профессиональных и жизненных ситуаций посредством психологической работы с личностными деформациями. Он ориентирован на поступковую психологическую теоретико-методологическую базу и духовное производство, дальнейшее развитие благодаря наполнению разума. Если для первого направления существует обширная научно-теоретическая, методологическая и практическая основа, то второе направление гораздо меньше разработано, научно обосновано и практически апробировано.

В итоге можно констатировать, что в современных жизненных реалиях начала третьего тысячелетия проблема человеческой личности, ориентированной на достижение своего высшего предназначения, предельно обострилась и остается не только нерешенной, но даже корректно не поставленной на современном научном уровне. Очевидно, подобные попытки всякий раз наталкивались на недостаточное стремление человека преодолевать психологическую деструктивность и активизировать созидательные творческие возможности своей личности в угоду самоудовлетворению и физическому самосохранению. Но нельзя забывать одну из ключевых мыслей философии Н. Бердяева, что устройство сытого, самодовольного социального мира в принципе невозможно из-за заложенного в человеке потенциала иррациональной энергии Космоса. Если эта энергия не направлена на постоянное творческое познание и преобразование бесконечной Вселенной, то она оборачивается различными формами деструктивной деформации личности, неизбежно приводящей к саморазрушению.

В сложившейся ситуации современная психолого-педагогическая наука и практика все больше ориентируются на жизненные общечеловеческие ценности, которые актуализируются во взаимоотношениях внешне обусловленной общественной «коллективной идеологической практики», как атрибута тоталитарного общества уходящей эпохи, и внутренне обусловленной общественной «индивидуальной психологической практики», как атрибута появляющегося нового адекватного общества  «высшего предназначения», где личность получает полную свободу (по К. Попперу), а основной акцент делается на самоопределении и самореализации в процессе жизнетворчества в единстве с Разумным Миром. Психика человека, живущего в современном глобализирующемся мире, приобретает все более трансцендентный иррациональный характер. На первый план выступает необходимость развития личности путем поиска смысла и осуществления дела жизни как субъекта ее высшего предназначения.

Тем не менее, основная проблема современной психологии по прежнему состоит в неспособности одновременного восприятия материального и духовного. Продолжает углубляться и обостряться кризис между материальным и идеальным в общей психологии, обозначенный еще Л.С.Выготским. Не получили необходимого развития в новых условиях основные общепсихологические категории, такие как личность, деятельность, поступок. Вместе с тем, по мнению ряда ведущих отечественных психологов, на основании синтеза базовых научных психологических теорий, таких как культурно-исторической (Л.С. Выготский), деятельности (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев), поступка (В.А. Роменец), сформировался необходимый понятийный аппарат, вплотную приблизивший психологию к своей искомой сущности как «науки о душе», но пока еще не получившей последующего развития в жизненных и духовных измерениях существования человека. Несмотря на это, психологическая практика, стремясь быть адекватной современной жизни, поднимается над междисциплинарными противоречиями, все больше уходит в сферы нравственности и духовности. Но ей пока не удается уверенно конкурировать на рынке психологических услуг с ненаучными, часто манипулятивными и деструктивными социальными технологиями и парапсихологическими направлениями. Назрела острая необходимость путем введения новых понятий и категорий решительно расширять давно устаревшие рамки традиционной психологии, не отвечающие современным требованиям эпохи — жизни, науки и практики.

Научная идея, побудившая к проведению данного исследования, возникла в ходе авторских эмпирико-практических изысканий под влиянием кризисных процессов в обществе на рубеже двадцатого и двадцать первого веков. Они привели к предположению, что  определенные условия существования современного человека и общества, наполненные критическими профессиональными и жизненными ситуациями, в сочетании с соответствующей психологической практикой, способствуют самоопределению и развитию личности в достижении своего высшего предназначения. Такие условия мы обозначили как «деложизненный формат». Пилотная психологическая практика и эмпирические исследования  показали, что это происходит на поступковой основе при доминировании мотива необходимости, активизирующего психическую энергию как основную внутреннюю движущую силу, обеспечивающую готовность к преодолению критических ситуаций, выступающих в качестве внешнего векторно ориентирующего стимульного фактора.

Для реализации данной идеи предлагается авторская концепция, предполагающая расширение общепсихологической научно-теоретической, методологической и практической парадигмы путем введения категориального понятия «дело жизни», субъективизирующего достижение высшего предназначения человека благодаря самоопределению личности в «деложизненном формате» психологического и социального развития на нравственно-этических, духовных основах нового общества, построенного на психологии понимания правды, смысла жизни, поступка, души. Это в известной степени позволяет осознавать новое состояние общества, трансформирующегося в направлении достижения своего высшего предназначения, и роль обновленной психологической науки и практики как искомого научно-методологического инструмента.

Отсюда констатируем проблему, которая на глобальном философско-мировоззренческом уровне состоит в выборе направления дальнейшего развития личности и общества, детерминированного «деложизненным форматом» и достижением высшего предназначения. На общепсихологическом уровне данная проблема конкретизируется как «деложизненное» самоопределение личности на духовном, жизненном и психологическом уровнях. (Самоопределение на духовном уровне детерминировано формированием Идеальной личности «для другого» и ориентацией на духовный мир. Самоопределение на жизненном уровне детерминировано формированием Идеальной личности «для себя» и ориентацией на витакультурный жизненный мир. Самоопределение на психологическом уровне детерминировано ориентацией на отказ от формирования Идеальной личности и достижения высшего предназначения, уход в виртуальный психический мир с последующим саморазрушением).

Тогда объектом является высшее предназначение человека, включающее: Идеальную личность как конечную форму ее развития; методологию ее формирования как переход от начальной к идеальной форме; практику самоопределения и формирования путем психологической отработки личностных деформаций и творения духовного продукта. В качестве предмета можно определить особенности самоопределения личности в критических профессиональных и жизненных ситуациях, представленные на основании психологического понятия «дело жизни», субъективизирующего высшее предназначение человека в виде: «деложизненной» личность как особого качества в виде индивидуального духовного продукта формирования Идеальной личности; «деложизненной» методологии как функционального духовного продукта и инструмента субъективизации высшего предназначения; «деложизненной» практики как психологической отработки личностных деформаций и творения духовного продукта.

Формирование идеальной личности как «дело жизни» человека

Философско-психологический аспект

На философском уровне идеальная форма личности как высшая цель развития человека, нами рассматривается в парадигме категории мифа в соответствии с концепцией А.Ф. Лосева. Высшее предназначение личности, как творение ее идеальной формы,  диалектически синтезируется в начальном, идеальном архетипе и в реальных культурно-исторических психологических условиях, существующих одновременно как «деложизненный» формат (текущий идеал) и смысловое наполнение (правда реальной жизни), путем отработки личностных деформаций в индивидуальной психологической практике.

По мнению Б.С.Братуся в контексте нравственности и духовности, предусматривается наличие некого высшего органа, который координирует и направляет процесс формирования и творения в себе личности как особенного инструмента намного ее большего и неопределенного, являющегося уникальным «внутренним ключем», который на определенном этапе открывает новый целостный образ будущего, живущий в каждом человеке на уровне веры [4] — идеальную личность (авт.) .

Тогда «деложизненная» личность возникает и существует как продукт и инструмент развития-творения подсознания, характера, психологической личности, которая снимается «другими» инстанциями, такими как сознание, идеальная личность, человек-одухотворенный/вразумленный. Такой процесс мы называем «осуществление дела жизни», в котором субъективзируется и опредмечивается высшее предназначение человека и реализуется смысл жизни. Присутствуют более сложные (поступковые) формы активности, когда человек действует не ради достижения предмета потребности и личностного смысла на основании соответствующего мотива (по А.Н.Леонтьеву), а ради целостного образа новой жизни на основании уже другого, более общего, деложизненного мотива необходимости. Это — работа правды, веры, души. В современную психологию все больше проникают понятия нравственности, духовности, происходят дискуссии относительно сути человека, смысла и назначения его жизни. Справедливо предположить, что если и в дальнейшем понимание психического будет расширяться в сторону поиска инструмента познания человеческой сути на уровне высшего предназначения, тогда будут исчезать противоречия с его этическим, философским, богословским пониманием и появится возможность создания общей теории, методологии и практики его достижения.

Богословско-психологический аспект

В рассуждениях о сути идеальной личности с психологической и богословской позиций мы все еще наталкиваемся на их принципиальное различие. Психологическая — рассматривает формирование личности благодаря практике и науке, где идеальный уровень считается недосягаемым. Христианская психология склонна опираться скорее не на формирование, а на богоподобие, где идеальная личность считается заданной. Богословская — рассматривает однозначную данность и неизменность такого идеала, который должен приниматься на уровне веры безо всякого исследования и формирования.

Известный христианский философ Владимир Лосский указывал, что не встречал в богословии того, что можно было бы назвать разработанным учением о человеческой личности, хотя учение об Ипостасях Божественных изложено достаточно четко. (К возникновению понятия личности, как совершенной особенности и неповторимости каждого человека, привело разработанное в богословии понятие ипостаси (от греч. ὑπόστᾰσις, hypostasis — сущность). Основная мысль В.Лосского состоит в поиске общего между Божественной личностью и Человеческой сущностью, не противопоставляя их как две различные реальности, а объединяя, к примеру, в понятии «воипостасированной природы», когда уровень постановки проблемы человеческой личности простирается в сферу некой метаонтологии [10].

Современные открытые дискуссии психологов и богословов, в частности, проходящих в процессе традиционных «Рождественских чтений», продолжают обнаруживать принципиально разное понимание личности, вытекающее из различий понятий «психика» и «душа», как соответственно, узкого и намного более полного отображения всех реалий жизни. Назрела необходимость переосмысления основных категорий психологии в направлении разработки методологической основы, которая будет предусматривать категорию души, существующую в философии и богословии. В настоящий момент с проявлениями души плодотворно работают психологи-практики, поднявшись над дисциплинарными противоречиями, реально совмещая в своей личности сферы души и психики

В психологии личность рассматривается только как возможность, основанная на функции формирования. В богословии личность рассматривается как над— и вне— временное понятие, она дана и задана в духовной природе как богоподобное проявление человека, основанное на качествах души. Богословы отмечают, что именно личность, в которой выражается образ Божий, является определяющим существенным признаком человека, призванным не только к восприятию божествених действий или энергий, опосредствованных тварными явлениями, процессами или событиями, но и к непосредственному усвоению или воипостасированию нетварных божествених энергий, привлечению к самому божественному естеству. Образ Божий, понимаемый как личность, рассматривается в православном богословии, как абсолютная данность связи образа Божия с образом бытия человека, который устанавливается в богословии через понятие «подобие» как то, что человек призван реализовать в своей жизни.

В ходе «Рождественских чтений — 2006» в своем психологическом комментарии на этот счет Б.С. Братусь отмечает, что конечные ключи от искомого смысла психологии находятся выше — в философии и богословии. Чтобы найти общие точки соприкосновения психологии и богословия, сначала необходимо объединиться, каждому понять свои возможности, тогда уже их разграничивать. В. И. Слободчиков в своем комментарии акцентировал на том что категория личности вообще не выводится из системы знаний классической психологии. Он высказался за обсуждение природы происхождения, выявления и обретения человеком какой-то совершенной формы образа и подобия Божия путем формирования личности не как данности, а явленности, рассматриваемом в сфере проблем, а не тайн. Слободчиков также предупредил, что в нашей жизни это может быть страшным и губительным, поскольку личность — это не хорошо адаптированная социальная персона. Она не дана, а может быть только выстроена (или выстрадана — авт.) в «мерцающем режиме» человеческого бытия, одновременно совмещая в себе Божий дар как лик и бесовскую подмогу как личину. (В этом контексте к пониманию «деложизненной» личности очень точно подходит характеристика В. И. Слободчикова — «мерцающая» субстанция).

В качестве опосредствованного методологического звена, основанного на категории, которая учитывает душу, мы предлагаем теоретико-методологическую концепцию «дело жизни», согласно которой высшее предназначение человека достигается путем творения духовного продукта (осуществления дела жизни) на основе деложизненного самоопределения и формирования соответствующей личности. Эта концепция основывается на принципе «единения несоединимого», предусматривает одновременно служение-творение и познание тайны Идеальной Богоподобной личности путем достижения рабочего идеала в каждый момент хронотопа человеческого бытия. Единственным критерием истинности пребывания на таком пути являются значимые реальные позитивные изменения в жизни человека (так, к примеру, считают С.Л.Франк [16] и В.Джемс [6]).

В сущности, предлагается третий подход достижения высшего предназначения, учитывающий как психологический так и богословский, одновременно интегрируя и отрицая их на фундаментальной основе научно-христианского постулата триединства. Признается существование Идеальной личности как тайны (или мифа), но которая исследуется и достигается практически, обращаясь в реальность жизни на этическом, моральном уровне в человека-одухотворенного как вразумленного и потому богоподобного. Многочисленными примерами здесь могут служить не только жизненные пути великих исторических личностей (богословов, философов, художников, ученых) но и многих «простых» людей, которые жили разумно — по совести, правде и вере. В наших исследованиях и практике нечто подобное проявлялось в «духовно-природной психотерапии» и взаимодействии психолога и священника. Тогда, в контексте деложизненной личности психолог ориентируется на достижение Идеальной личности как высшего предназначения человека путем творения духовного продукта, а богослов — на достижение Богоподобной личности путем служения. При этом, для психолога (как ученого и практика) формирование личности сводится к осуществлению дела жизни благодаря постоянному деложизненному самоопределению — это путь творца (художника, ученого, конструктора, учителя, врача — как творческих индивидуальностей). Для богослова о формировании речь не идет, а говорится о богоподобии благодаря выполнению божьих заповедей, молитв, постов, добрых дел. Это путь слуги Божьего (пастыря, священника, монаха). Оба пути осуществления дела жизни ведут к человеку-одухотворенному/вразумленному.

Возникает очередной вопрос о существовании общего пути для психолога и богослова, предусматривающего совершенствование и работу души. В контексте духовной и мирской работы, философ и психолог С.Л.Франк отмечал, что мирянин должен пытаться по мере сил идти сразу двумя путями: прямо к Богу и, вместе с тем, совершенствовать мирские силы в себе и приспосабливать их к служению [16]. Здесь проявляется личность духовника, которая в отечественной культуре исторически оформилась как способная находиться и на пути духовного служения и на пути светского, мирского творения. Подобное сочетание в одном лице пастора и мирянина пытается осуществлять священник и психолог А. Лоргус. Он отмечает, что личность является основным инструментом как в пастырской, так и в психологической практике, она всегда целостна и не может раздвоиться. Но при этом священник всегда должен оставаться в рамках Церкви.

Третий путь, который их совмещает, базируется на психолого-богословском подходе и общей деложизненной парадигме и методологии, где общей целью выступает высшее предназначение человека как Идеальная Богоподобная личность, а ипостась психолога-духовника может рассматриваться как результат деложизненно-богоподобного самоопределения. Это путь творца божьего замысла (психолога-духовника), когда психолог и духовник сосуществуют как единение несоединимого, как две разных ипостаси, которые находятся в диалогических отношениях, постоянно оценивают и конролируют друг друга, придавая им характер духовного общения, когда нахождение истины и правды становится закономерным результатом. В нашей практике взаимодействия психолога и священника это тщательным образом фиксировалось и отслеживалось, когда творение и служение во взаимоотношении давало более серьезный результат, чем тогда, когда они функционировали порознь.

Тогда, полноформатная «деложизненная» личность — это «творец -служитель» как целосно-«мерцающая» личностная ипостась человека духовного, общим признаком которой является особенное состояние духовности (одухотворения/вразумления), которое переживается в творении духовного продукта. У ученого и художника оно воспринимается и осмысливается как «состояние правды», а у пастора — как «состояние веры». По этому признаку можно идентифицировать появление деложизненной личности как рабочей ипостаси Идеальной, Богоподобной личности. В такой интерпретации деложизненная личность становится общим понятием психологии и богословия, которое одинаково учитывает праведный духовный путь «по вере» и правильный жизненный путь «по правде», предусматривающих как развитие души (пайдейю), так и ее последующую работу (праксис). В своем взаимоотношении они одновременно совмещаются и отрицаются как совмещаются и отрицаются вера и правда относительно истины (вера предусматривает бездоказательное признание истины, а правда требует ее научного поиска и обоснования).

В результате, получаем такую общую психолого-богословскую синтенцию: достигать высшего назначения и формировать Идеальную личность как Богоподобную — значит осуществлять дело жизни — служить верой и правдой и творить духовный продукт, как единственный, действительно необходимый Другому — Разуму (Человеческому, Земному, Вселенскому).

Культурно-психологический аспект

В этом контексте рассмотрим «высшие» и «общие» представления об индивидуально-психологических характеристиках деложизненной личности. В контексте «высшего» понимания Н.Бердяев [2] говорил об «эсхатологической» личности, ориентированной на конечные судьбы человека и человечества.  Ф.М.Достоевский говорил о «лучшем» человеке с позиции народа [7], а Л.Н.Толстой о «разумных» [15]. В. Джемс в контексте высшего уровня религиозного состояния человека отмечал «святость» [6].

Научный анализ понимания деложизненной личности мы начали с рассмотрения понятия пассионарности, введенного Л.Н.Гумилевым в контексте энергетического обеспечения развития этносов [5]. Автор психологической концепции поступка В.А.Роменец рассматривает пассионариев как носителей поступковой энергии в кризисном обществе [14]. Более конструктивно духовно-психологическая суть такой личности рассматривается в юнгианской диалектической психотерапии [17]. В авиационной психологии В.А.Пономаренко говорит о «духовном профессионале» [13]. В наших исследованиях такая личность рассматривается как «психолог-духовник».

Если говорить о своеобразной эталонной характеристике деложизненной личности, то это бесспорно личность самого Иисуса Христа, как реально-историческая. С позиций богослова Джона Л. Маккензи внешне она характеризуется следующим образом: «Иисус не был чрезмерно откровенен. Он не был экстравертом, который открывает глубину своего сердца первому встречному… И эта сдержанность сочеталась с величайшей доступностью и дружелюбием. Однако, близко Его знавшие чувствовали, что всегда в Нем остается нечто невысказанное. У Него были человеческие чувства, Он не скрывал их, но ученики видели, что Его чувства, в отличие от их собственных, всегда остаются под контролем. Он обладал редкостным достоинством и авторитетом. Но, несмотря на сдержанность, слова и поведение Его были всегда искренними; ни в уловках, ни в дипломатии Он не нуждался» (цитируется по [12, с.386]).

К контексту «общего» понимания можно отнести распределение людей Л.Н.Толстым по отношению к вере и совести: «разумные»-те, у кого совесть нуждается в деле, изменении жизни, приближении к тому, на что указывает разумная любовь; «сумасшедшие»-те, которых совесть тревожит и мучит, им необходимы жертвы, молитвы, раскаяния, обращения к вере; «невинные»-те, которых совесть не тревожит и они могут спокойно делать зло. Говоря о существовании двух пониманий мира, постигаемого опытом, В. Джемс отмечает религиии «однажды рожденных» (когда мир рассматривается, как прямолинейное и однозначное явление, ориентированное на счастье и удовольствие) и «дважды рожденных» (когда мир представляется двойственной тайной жизни в природе и в духе). Чтобы стать причастным ко второй, нужно умереть для первой, когда нельзя достичь душевного покоя простым принятием положительных и исключением отрицательных сторон жизни).

Н.Л. Гумилев всех людей разделяет на: пассионариев (способных жертвовать собой и своим потомством ради иллюзорных вожделений, стремяшихся к идеалу победы, устремленных к успеху, идеалу знаний и творчества, прагматиков-авантюристов, ищущих удачу с риском для жизни, просто энергичных людей, стремящихся обустроить свою жизнь, ничем не рискуя); гармоничных (такие люди, являясь интеллектуально полноценными и уживчивыми, составляют ядро этноса, воспроизводят его, умеряют вспышки пассионарности, умножают материальные ценности по уже созданным образцам); субпассионариев (они не могут полноценно адаптироваться в среде, неспособны сдерживать витальные потребности и полноценно заботиться о потомстве, безвольны и эгоистичны, нетворческие, нетрудоспособные, эмоционально и умственно неполноценные и равнодушные).

Наша классификация основана на анализе «массива страдиний» как деложизненного духовного потенциала.

Деложизненное самоопределение личности

Сначала коротко проанализируем современное понимание проблемы самоопределения взрослой личности. Согласно теориям психоанализа и необихевиоризма личностное самоопределение невозможно, поскольку человеческое поведение полностью детерминировано бессознательным. В контексте проблемы идентичности — это твердо усвоенный образ, который личностно воспринимается как непрерывность опыта взрослой жизни. Согласно психологических теорий свободы и ответственности — это выражается в занятии определенной позиции по отношению к внутренним и внешним обстоятельствам, в осознании собственных возможностей в рамках судьбы, в способности избирать существующие личностные конструкты и создании новых, в способности влиять на самих себя, конструируя собственную судьбу. С позиций абсолютной свободы личность самоопределяется благодаря внутренней творческой силе, а также выбору и самоактуализации.

В отечественной психологической науке личностное самоопределение основано на взаимоотношении внутренних и внешних факторов согласно принципа детерминизма С.Л. Рубинштейна. В этом контексте можно говорить о познании человеком самого себя и отношения к жизни, преобразовании себя в новом личностном опыте, осуществлении выбора жизненного пути, жизненной концепции, осознании способов достижения цели и смысла жизни, объединенных смыслом своего существования. В классическом понимании проблема личностного самоопределения возникает на стыке взаимодействия «субъективной» и «объективной» реальностей — личности и общества. Согласно постклассического системного подхода во взаимодействии субъекта с объектом рождается новая реальность, в которой исчезает детерминизм «внешнего», которое тоже становится «внутренним» по отношению к образовавшейся системе. Человек является сложной самоорганизующейся психологической системой, осуществляющей новообразования сложной «совмещенной» природы, на которые затем опирается в своем саморазвитии.

На протяжении всей жизни человек постоянно сталкивается с проблемой личностного самоопределения в новом осознании жизни, осуществляет множество выборов в соответствии со своими ценностными приоритетами, которые одновременно являются явлением и процессом. По нашему мнению, с наступлением взрослости, когда, с одной стороны, личность становится «зрелой», достигая своего высшего уровня психологического развития «акме», а с другой — активизируется «кризис среднего возраста» и все чаще начинают возникать «тяжелые жизненные ситуации»), наступает переломный момент, когда личностное самоопределение приобретает деложизненный характер (такую ситуацию мы называем «попаданием в дело жизни»).

В своих эмпирико-практических исследованиях мы попытались выяснить особенности такого деложизненного самоопределения личности на психологическом, жизненном и духовном уровнях с помощью авторской методики под названием «экспертиза самоопределения». Основная исследовательская идея этой процедуры заключалась в создании экспериментального «поля правды», где исследуемому предоставлялась  «неограниченная» возможность обнаружить свое самоопределение.

Экспертиза самоопределения на психологическом уровне была индивидуальной и включала два задания, где первое имело характер сугубо личной самооценки «здесь и теперь», второе предусматривало создание диалогической ситуации, когда результаты полученного «самоопределения» оценивались другим человеком как экспертом.

Экспертиза самоопределения на жизненном уровне была групповой и проводилась в экспериментально создаваемом «поле правды» с помощью специально сформированной экспертной комиссии, которая подбиралась из 3-х человек, один из которых был руководителем (обычно это был профессиональный психолог-практик или человек с большим жизненным опытом), двое других подбирались или по собственному желанию или по желанию самого исследуемого.

Экспертиза самоопределения на духовном уровне предусматривала «откровение» в виде особенной процедуры, осуществляемой непредсказуемо как акт рефлексии Другого, к которой человек приходил по жизни. В нашей практике это происходило редко, как «закономерная случайность», и предусматривало только общее направление без определенной темы. Технологически эта процедура была похожа на групповую экспертизу жизненного самоопределения, но дополнительно предусматривала видеосьемку и присутствие нескольких независимых компетентных экспертов. Во время такой процедуры человек буквально пробивался к своим сакральным смыслам. Это то, что в обычной жизни не проявляется, а нуждается в особенных, специально созданных условиях, когда человек попадает в экстремальную ситуацию и вступает во взаимоотношение со своей духовной сутью.

Если деложизненное самоопределение на психологическом уровне удавалось пройти всем исследуемым, на жизненном уровне таких оказывалось гораздо меньше, а на духовном — буквально единицам. Однако отметим, что повышенный интерес к жизненному и духовному уровням проявляли взрослые и зрелые люди, большинство из которых были профессиональные психологи (исследователи, практики).

В результате авторской психо-духовной практики и многочисленных эмпирических исследований оформилась методологическая концепция деложизненного самоопределения личности, энергетическая суть которого заключается в соединении пассионарной энергии с высшим предназначением человека. Это придает тонус душе (состояние готовности к осуществлению дела жизни), что нами рассматривается в контексте методологических проблем неклассической психологии и понимается как установка (по А.Г.Асмолову [1]).

Проведенный ранее концептуальный методологический анализ позволяет утверждать, что благодаря поступковому механизму осуществляется взаимосвязь на бессознательном уровне идеальной личности, деложизненной установки и основного деложизненного мотива необходимости. В этом контексте можно предложить градацию самоопределения деложизненной личности на духовном, жизненном (или витакультурном — в терминологии профессора А.В.Фурмана) и психологическом уровнях.

Самоопределение деложизненной личности на духовном уровне ориентировано на осуществление дела жизни «для другого». В этом случае полностью используется индивидуальный пассионарный энергетический потенциал, непосредственно связанный в бессознательном с основным деложизненным мотивом благодаря полной отработке накопленного «массива страданий» и творению духовного продукта для Другого вопреки самосохранению. Такая личность присуща пассионарным людям, «лучшим» людям в понимании народа, «разумным». В нашей градации это те, которые уже в процессе жизни сами смогли отработать свой «массив страданий», осознать все «содеянное», в полной мере реализовать свой энергетический пассионарный потенциал, прийти к правде, вере и духовности. Они свободны и независимы.

Деложизненная духовная личность формируется под влиянием смысловой установки, максимально используя пассионарный энергетический потенциал деложизненного мотива необходимости. При этом уровень сформированности смысловой установки должен отвечать достижению уровня личного смысла жизни. Только в таком случае становится возможным формирование необходимых качеств духовной личности, способной достигать своего высшего предназначеня.

Очевидно, что в основном такая личность формируется в бессознательной сфере на надиндивидуальном уровне в непосредственной связи с ноосферой. Причем, смысловая установка на уровне личного смысла жизни в бессознательном имеет доступ как к начальной форме жизни человека, появляющейся при рождении, так и к конечной форме — как идеальной личности. В таком случае можно считать имеющуюся установку смысла жизни достаточной для формирования духовной личности. При этом духовная личность в идеальном виде в своей объектной сути уже изолирована от начальной формы и принадлежит Другому.

В системе деложизненной методологической концепции такая личность формируется исключительно с помощью поступкового механизма.

Самоопределение деложизненной личности на жизненном (витакультурному) уровне определяется сбалансированной пассионарной энергией, одинаково направленной на самосохранение и на творение духовного продукта. В этом случае человек ориентируется на осуществление дела жизни «для себя» — развитие и окультуривание собственной души и подготовку ее к творению духовного продукта «для другого». Такой личности соответствуют гармоничные непассионарии, «генералы», «денежные мешки», «образованные»,  «сумасшедшие». В нашей градации это те, у которых накоплен достаточно большой «массив страданий», но при условии соответствующей психологической работы они способны осознавать «содеянное» и осуществлять дело жизни.

Деложизненная витакультурная личность формируется под воздействием целевой установки на деложизненный выбор. Основным качественным содержанием такой личности является поиск смысла жизни, который в бессознательном связан с основным мотивом необходимости посредством неосознанных мотивов и смысловых установок на деложизненный выбор, который придает деятельности и поступкам личностный смысл. Такая установка интегрирует и соединяет несоединимое — это ее основная суть и результат смыслового оформления. Она на целевом уровне в бессознательном содержит начальную и конечную формы развития личности. У такой личности, как результат развития, окончательно формируется достижение смысла жизни как основной цели.

В системе деложизненной методологической концепции такая личность функционирует на основании как деятельностного так и поступкового механизмов.

Самоопределение неделожизненной личности происходит на психологическом уровне и определяется самоотстранением от своего энергетического потенциала, полной ориентацией на самосохранение и свои потребности, самоустранением от осуществления своего дела жизни и достижения высшего предназначения. У такой личности присутствует негативная пассионарность. Это субпассионарии, «невинные». В нашей градации это те, которые уже практически не способны психологически отработать свой «массив страданий», осмыслить все «содеянное» и реализовать свой деложизненный потенциал.

Неделожизненная личность формируется исключительно на основании деятельностного механизма под воздействием операционных установок и для нашего анализа интереса не представляет, рассматривается лишь как контрастная при идентификации более высоких, деложизненных уровней.

Тогда, деложизненная личность методологически и практически соединяет пассионарный индивид, который основывается на пассионарной энергии через основной деложизненный мотив, деложизненную установку и деложизненное самоопределение с идеальной личностью как высшим предназначением (человеком-духовным). На индивидуально-личностном уровне представление о деложизненной личности выглядит так.

деложизненная личность

На этой схеме виден общий механизм достижения человеком своего высшего предназначенрия. На основании идеи Л.С.Выготского, человек с рождения уже является носителем своей начальной (понимаем как младенец) и конечной (понимаем как Идеальная личность) формы, причем, в первой уже задан механизм формирования второй. Это означает, что на уровне индивида уже закладывается потенциальная возможность доступа к энергетическому обеспечению развития/формирования (вразумления) личности человека до идеальной формы. Очевидно, эта энергия, которая включает биологическую (земную), солнечную и космическую (по В.И. Вернадскому, Л.Н. Гумилеву), в полном объеме может использоваться только в случае полностью сформированной деложизненной установки и деложизненного самоопределения на духовном уровне. Это похоже на то, что называют пассионарностю (способностью преодолевать страдание и другие психические аффектные состояния). Если такая установка и самоопределение сформированы не полностью или вообще отсутствуют, тогда доступ к пассионарной энергии резко уменьшается или вообще прекращается. Остается только доступ к биологической земной энергии, которая обеспечивает лишь самосохранение как биологической субстанции.

Поэтому, можно предположить, что именно деложизненная установка является тем регулятором, который управляет энергетическим обеспечением формирования личности. В нашем случае доступ к такой установке (суть готовность) обеспечивает деложизненное самоопределение, как смысловое содержание готовности к осуществлению дела жизни. Это два разных звена в системе деложизненной методологии. Если деложизненная установка связана как с начальной формой (пассионарным индивидом) так и с конечной формой (Идеальной личностью) и находится большей частью в бессознательной сфере человека, то деложизненное самоопределение полностью принадлежит человеку и личности, находится в сфере сознания. В сущности, это осознаваемая составляющая деложизненной установки, которая «запускает» весь механизм деложизненного самоопределения и осуществления дела жизни. Поэтому, от того, как этот пусковой механизм сформируется (на деятельностной или поступковой основе) зависит последующий уровень формирования установки (операционной, целевой или смысловой) и уровень деложизненной личности — психологический, жизненный (витакультурный) или духовный.

Формирование общества «высшего предназначения» (ОВП)

Исходные позиции

Проведенный выше анализ позволяет констатировать, что человечество стало перед четкой дилеммой: либо осуществление кардинальной трансформации до уровня человека-одухотворенного/вразумленного, способного обеспечивать непрерывность развития и наполнения Разума в соответствующем адекватном обществе как целостном геосоциокультурном образовании в рамках новой Земной цивилизации, что в христианской терминологии рассматривается как стремление к богоподобию, либо саморазрушение путем самосохранения человека только как рациональной материальной  субстанциии и конец цивилизации и человечества, что противоречит воле Бога Отца и позиционируется как греховное демоническое. Это означает, что неизбежной является как «смерть» старой техногенной цивилизации, основанной на неадекватных обществах паразитического индивидуалистического потребления и насильственного коллективного распределения, так и «рождение» новой психогенной цивилизации, основанной на адекватном обществе коллективного справедливого распределении в зависимости от индивидуального вклада каждой личности в достижение высшего предназначения человека.

В общих чертах представим метаонтологию возникновения и формирования ОВП из анализа фашизма, демократии и тирании как наиболее известных способов общественной организации, опираясь на «философию ненасильственного развития» И. Острецова и авторский «деложизненный» подход. Для фашизма, как прелюдии либеральной демократии, социальная справедливость являлась злейшим врагом. При этом интеллектуальные творческие возможности человека подчинялись свободной экономической деятельности. Демократия, высвобождая интеллект и экономику в рыночных отношениях, привела к образованию общества потребления, опираясь исключительно на материалистическое понимание природы, исчерпавшей свои резервы, поэтому также не способствует развитию разума. В конечном итоге в экономической элите остаются только «чёрные», что приводит к наиболее изощренным и масштабным преступлениям против человечества. Советское социалистическое общество, как наиболее масштабный пример тирании, было примитивным «черновым» вариантом и стало преддверием появления следующего, полноценного «чистового» варианта построения ОВП как «общества Разума». В «черновом» варианте доминировал внешний идеологический фактор, олицетворяемый «тираном» (уподобившимся «богу» или «высшему разуму») и его ограниченной «элитой». При этом все осуществлялось исключительно на коллективистской основе, где личность играла роль «винтика». Советская тирания насильственно декларировала принцип социальной справедливости и, подобно адекватному обществу, развивалась согласно разумным программам «кесаря», но на примитивном уровне. В «чистовом» варианте основной акцент уже делается на личности и ее психологии как душеведении. Личность и Коллектив становятся равноправными и полноценными факторами субъект-объектных и объект-субъектных отношений, выступающими по отношению друг к другу в роли «другого». Высшим, третейским судьей (Другим для обоих) является Высший Разум (Бог Отец). В адекватном обществе каждая Личность, осуществляя дело жизни «для себя», одновременно выполняет внешний заказ Коллектива как дело жизни «для другого» в условиях полной свободы вне всякой зависимости. Вырождаются и исчезают как бессмысленные известные пороки человеческого бытия уходящей эпохи, остается лишь необходимость наилучшим образом осуществлять дело жизни, формируя Идеальную личность и творя духовный продукт, прежде всего в уже существующих общественных институтах науки, образования, искусства, духовничества, имеющих непосредственное отношение к общественному духовному производству. Тогда получаем вариант аксиомы триединства:

Вселенский Разум — Коллективный Разум — Индивидуальный (Личностный) Разум.

Геосоциокультурное пространство бывшего социалистического лагеря во главе с СССР, где основным ядром была Россия, сейчас оказалось в условиях, наиболее адекватных для осуществления дела жизни не только для себя, но и для всей Земной цивилизации. Поэтому закономерно, что современная Россия как правоприемница Советского Союза, вместе с другими странами, принявшими социалистические идеи (прежде всего с Китаем и Индией), является интеллектуальной духовной основой развития всего человечества. Для этого прежде всего необходима полная социальная и личностная свобода, которую современное российское общество не выдерживает. Россиянам по-прежнему нужен «царь» для ограничения бессмысленного и беспощадного, но неизбежного и бесперспективного бунта (по Пушкину), который и сейчас остается актуальным, что подтверждает конституционный кризис двух ветвей российской власти 1993 года (по Б. Ельцыну). До сегодняшнего дня существовуют старые и даже появляются новые «горячие» точки, постоянно возникают локальне вооруженные конфликты и теракты. Современная, наихудшая из когда-либо существовавших в России, властная «элита», как продукт сгнившей советской верхушки (по И. Острецову) существует лишь благодаря ограничению социально-политической свободы и нарушению принципа ненасилия.

Истинной элитой России всегда был её народ, который скоро потребует свободы для восстановления справедливости и выполнения своей вселенской миссии — это неизбежно, но в одиночку невозможно. Пожалуй, только Украина, ненасильственно пережившая «оранжевую» революцию, эпицентром которой был фномен «майдана», когда напряжение доходило до предела, а сейчас, с горем пополам выдерживающая «постмайданный синдром», — в состоянии помочь России. Идея состоит в том, что во время российской «оранжевой» революции, которую предрекал А.И.Солженицын и априори так боится современная российская власть, «великоросские» социокультурные архетипические комплексы «бунтарства» и «имперских амбиций» вполне могут быть нивелированы их антиподами, «малоросскими» комплексами «жлобизма» и «неполноценности» примерно так, как это произошло в первую неделю существования феномена «майдана», когда напряжение достигло апогея в результате прибытия российского спецназа. Тогда имперское стремление российской «элиты» подмять Украину путем провокации кровавого бунта натолкнулось на нерешительность украинской «элиты» принять решение и нежелание отдать власть. А общее состояние народного духовного подъема на гребне обретаемого национального самосознания, свободы и правды окончательно вразумило обе стороны. В те дни на Майдане Независимости родилась модель ОВП и просуществовала не более одной недели — это мы зафиксировали в нашем исследовании и назвали феноменом «истинного майдана».

Механизм и движущая сила

Механизм перехода к ОВП строится на двух предположениях.

Первое: Если в условиях советского социалистического общества реализовывался «черновой» вариант формирования ОВП на основании «коллективной идеологической практики», где личность была «винтиком» большой идеологической машины, построенной на примитивных, часто невротизированных представлениях «вождя-тирана» и его «элиты», тогда на этой основе может реализовываться «чистовой» вариант формирования ОВП на основе «индивидуальной психологической практики», где личность полностью свободна в своем стремлении достижения высшего предназначения как Идеальной и Богоподобной и творении духовного продукта, чему подчинены внешние социально-экономические условия.

Второе: В христианской идее, как мировой религии, центральной кульминационной точкой было страдание Христа как способ искупления принятых на себя грехов человечества. Отсюда можно предположить, что именно способность переживания страданий является главным критерием и способом в образовании стохастической выборки личностей, способных достигать высшего предназначения и формировать новое адекватное общество.

Тогда суть механизма перехода от «чернового» к «чистовому» варианту формирования ОВП состоит в трансформации (переформатировании) «коллективной идеологической практики», построенной на обобществлении и социализации в «индивидуальную психологическую практику», построенную на индивидуализации и психологизации путем отработки (осмыслении/вразумлении) личностных деформаций, соответствующих накопленному «массиву страданий» как исходному материалу для одухотворения/вразумления.

Основной движущей силой реализации этого механизма в современном обществе является Мастер как духовный профессионал, уже сейчас самостоятельно осуществляющий дело жизни в различных сферах человеческой деятельности. При накоплении определенного количества таких Мастеров процесс перехода к формированию ОВП стает необратимым. Это первейшая задача сегодняшнего дня, которая решается, прежде всего, в системе образования и науки.

В «черновом» варианте (советской тирании) к этой функции были привлечены люди иного личностного склада, обремененные гипертрофированным уровнем эгоцентризма и даже психическими отклонениями, без излишнего груза морали и нравственности, полностью подчиненные компартийному «уму, чести и совести». Нужно было просто выполнять волю «тирана» как «другого», не взирая ни на что, даже ценою собственной жизни. Обществом и личностью владела и двигала компартийная идея. В результате, советское общество сначала потеряло миллионы людей в голодоморах, войнах, репрессиях, концлагерях фашизма и ГУЛАГа. Затем, после некоторой либерализации, оно стало наполняться высвобождающимися человеческими пороками и греховностью, что сейчас, в условиях практически неограниченной свободы (особенно на Украине), перешло всякие моральные и нравственные пределы. Такое впечатление, что на поверхность сознания всплыли все «авгиевы конюшни», накопленные за всю социокультурную историю существования «русского бытия». Наряду с этим, ценою громадного «массива страданий», советское общество дало миру величайшие научные открытия, произведения искусства, выдающихся личностей и главное — «черновой» опыт формирования нового адекватного общества высшего предназначения и надежду на будущее.

Предположительно, запуск этого механизма уже осуществлен в виде феномена «майдана», выглядевшего как внешний вселенский «знак», зафиксированный во всем мире. После этого украинское общество радикально изменилось и сейчас находится в трансформационном состоянии, развивающемся динамично и непредсказуемо, больше иррационально, без адекватного осмысления и понимания. Это предопределило особое место Украины в современном мире. Как геосоциокультурное новообразование, возникшее на разломе тысячелетий и стыке двух различных христианских цивилизационных образований, украинское общество в идеале направлено на формирование «свободного человека как высшей ценности в справедливом государстве» [см. здесь]. Начинается новый период общественного развития, предусматривающий как возможность трансформации, духовного возрождения личности и общества, так и нравственную деградацию и саморазрушение, поскольку в реальной жизни преобладает катастрофическая девальвация общечеловеческих ценностей, «черные» получают доступ к управлению государством на основе коррупции и правового хаоса.

Истоки формирования такого механизма находятся во взаимоотношениях России и Украины. Россия выступает как основная движущая сила, мировой обладатель энергетических природных ресурсов и интеллектуального потенциала. Это великий народ, способный создать толчок к развитию новой мировой цивилизации начиная с самотрансформации. Украина владеет пусковым механизмом формирования ОВП и стабилизирующими возможностями, гарантирующими от саморазрушения при его функционировании благодаря культурным и духовным корням, архетипически сохраненным как «Киевская русь» и «Мать земли русской», пробиться к которым возможно лишь в тесном взаимодействии и взаимосодействии двух народов как составляющих данного целостного архетипического образования. Другие российские культурные и духовные истоки, проистекающие из нехристианских восточных культур и религий, являются скорее дестабилизирующим фактором. Но, в перспективе, это открывает пути распостранения формирующего влияния творения нового общества на Великий Восток, где существуют давние исторические и культурные традиции русского присутствия.

Современная Украина уже начала осуществлять дело жизни «для себя» в феномене «майдана» как национальной духовной идентификации, а дело жизни «для другого» может проявиться во взаимоотношении с Росией и дальнейшей трансформации международного сообщества. Культурно-исторические реалии свидетельствуют о том, что украинский народ, как народ-мученик, уже «уплатил» за свое возрождение, взяв на себя большую часть мирового зла, заложенного в голодоморах, войнах, репрессиях и т. п. Говоря о международном возрождении Украины, необходимо учитывать ее расположение между двумя различными геосоциокультурными частями Мира, которые можно определить как Великий Восток и Великий Запад, олицетворяемые соответственно Россией и Западной Европой (включая США). Россия является гарантом духовного возрождения, исполняя иррациональную функцию Мастера. Западная Европа является гарантом материального благосостояния и исполняет рациональную функцию технологического обеспечении. Они входят во взаимоотношение через транзитную функцию Украины, благодаря которой Мастер приобретает/одухотворяет технологии для творения духовного продукта и развития Разума.

Перспективы Украины состоят сначала в соединении Великого Востока и Великого Запада путем «расширения» на Запад и к Востоку одновременно. При этом сначала отрабатывается «содеянное», оформившееся как общенациональные комплексы неполноценности и жлобизма, возникшие как защитный «панцырь характера», позволивший украинцам выжить как нации и ставший содержанием их национальной идентичности. В результате высвобождается духовный потенциал, активизируя индивидуальную и национальную душу, творящую духовный продукт, развивающий и наполняющий Разум. В России подобный «панцырь» сформировался как имперский и бунтарский комплексы. В момент российской «оранжевой» революции возможно столкновение этих украинских и российских «панцырей» ради сохранения ненасилия, что приведет к их взаимо-само-уничтожению и высвобождению русской (как украинской так и российской) Национальной Души и одухотворению/вразумлению обоих народов.

Отсюда вытекает исключительно важная роль институтов Президента Украины и России, которые по определению должены взять на себя миссию ответственных за «Киевскую Русь» как «Мать земли русской», как «Дом Богородицы» для «сбережения народа», как эпицентр не только украинской, не только российской, но и общемировой души и выполнения Человечеством своего высшего предназначения. В этом заключается великий смысл насильственной «красной» революции, давшей «черновой» вариант ОВП, трансформирующейся в ненасильственную «оранжевую» ценой переживания и осмысления нашими народами громадной «массы страданий» как переход к «чистовому» варианту ОВП.

Основные этапы

Необходимым условием формирования и развития ОВП является образование некоей геосоциокультурной целостности «Великого Востоко-Запада», способной устоять в катастрофе старой цивилизации. Она формируется поэтапно на душевно-психологическом уровне одновременно с Идеальной личностью в межличностных взаимоотношениях «восточного» и «западного» человека соответстующих «Великому Восточному» и «Великому Западному» обществу. Ради этого им необходимо пройти через «безумие» одухотворения/вразумления, которое для «восточного» эсхатологически  сориентированного человека является вполне приемлемым, а для «западного» человека среднего класса — рассматривается как ненормальность и патология. Наиболее эффективной является их душевно-психологическая гармония в совместном осуществлении дела жизни и достижении высшего предназначения, когда «восточный», сориентированный «на другого», обретает личностный и жизненный опыт «западного», сориентированного «на себя» и наоборот.

Выделим следующие характерные этапы возникновения и развития ОВП.

Нулевой этап. На этом этапе находится современное общество. Это переход от примитивного «чернового» варианта формирования ОВП, наиболее полно реализованного в советской социалистической общественной формации, к полноценному «чистовому». При этом решаются задачи трансформации — полного разрушения (самоуничтожения) старого и возникновение зачатков нового.

На основании бердяевского культурно-психологического представления о личности, «восточный» человек приемлющий коллективизм (коммунитарность и общительность), ориентирован на творение духа (духовного продукта) и осуществление дела жизни «для другого», за что ему приходится принимать неприемлемый тоталитаризм и ограниечение свободы, что активизирует праксис души как страдание. Такая личность отличается внешним культурно-психологическим «панцырем», порожденным тоталитаризмом, но внутренней душевной свободой.  «Западный» человек, приемлющий индивидуализм (власть и насилие над другими), ориентирован на осуществление дела жизни «для себя», за что ему приходится идти на неприемлемый конформизм, формируя потребительскую личность за счет «продажи» своей души. Это лишает его способности творить духовный продукт «для другого» и полноценно осуществлять дело жизни.

Таким образом, с «восточной» стороны в несвободном обществе сформировался человек с относительно свободной но исстрадавшейся душой и личностью мученика, сохраненной способностью к творению духовного продукта и развивитию разума. С «западной» стороны в относительно свободном обществе сформировался человек с «проданной» (добровольно заключенной в психологическую «клетку» из денег, власти, удовольствий) душой и потребительской личностью, не способной полноценно творить духовный продукт и развивать разум.

Будучи в России в 1992 году известный западный психолог В.Франкл неоднократно повторял, что тоталитаризм, идущий с востока, не менее страшен конформизма, идущего с запада. Не случайно современный «западный» человек стремится на восток для реанимации своей души, часто пытаясь это делать путем уже привычных психологических манипуляций в виде всевозможных соблазнов «психотерапией», «религией», рекламой некачественных товаров и т.п., построенных на удовольствиях и деньгах, что в конечном счете является паразитированием.

Сейчас «черновой» этап завершился и в бывшем социалистическом постсоветском обществе созданы условия для выявления кандидатов на формирование «чистового» варианта, обладающих наибольшим уровнем развития души и способностью творить духовный продукт. Для этого постсоветское общество (особенно украинское) оказалось в условиях полной экономической («рыночной») и личностной свободы, способствующих «деложизненному» самоопределению и выбору дальнейшего жизненного пути. Таким образом, благодаря сохранению души за счет ее изолирования от внешних соблазнов и удовольствий и угнетения «потребительской личности», созданы условия для стохастического отбора «деложизненных» личностей, ориентированых на достижение своего высшего предназначения. Поскольку таких людей оказалось мало, возникает необходимость в создании специальной «индивидуальной психологической практики», ориентированной на «деложизненное» самоопределение и проведение отбора в масштабах всего мирового сообщества.

На первом этапе формирования ОВП в мировом масштабе образуется восточная региональная область высшего предназначения — Великий Восток (Россия, Украина и некоторые другие страны бывшего СССР и соцлагеря, включая Китай и Индию). Объединятся человеческие, природные, интеллектуальные, экономические ресурсы. Это покажет приоритетность психологического прогресса (развития души и творения духовного продукта) перед технологическим и экономическим, представленным Великим Западом (Западная Европа, США и другие страны с «американским образом жизни»). Таким образом, появится одухотворенный регион, включающий почти половину территории и населения Земли, и сделает этот процесс необратимым. Здесь находит свое место Украина как транзитная страна, способная стать мостом между одухотворяющимся «Востоком» и потребительски паразитирующим «Западом».

На втором этапе обостряется и доходит до предела противоречие на общественном и личностном душевном уровне между «восточным» и «западным» человеком, когда последний начнет замечать свою душевную несостоятельность, что потребует выхода на полномасштабный уровень взаимоотношения индивидуалистического (характерного для «западного» человека) и коллективистского (характерного для «восточного» человека) факторов. Коллективистский фактор, построенный на высоком уровне душевного развития и индивидуалистический фактор, основанный на высоких технологиях, во взаимопроникновении образуют единое целое. В итоге развитие души обретает, одновременно его одухотворяя, высокий уровень технологического обеспечения. Это позволит вывести творение духовного продукта и духовное производство в целом на наиболее высокий уровень, что соответствует аксиоме развития Разума.

На третьем этапе происходит окончательное формирование ОВП в рамках новой Земной цивилизации. Возникает полная гармония максимального развития души и творения духовного продукта на основе наивысшего технологического уровня. Душевно-духовные структуры «восточного» и «западного» человека объединяются. А это значит, что такой человек Великого Восток-Запада наряду с внутренней душевно-духовной свободой будет обладать такой же внешней, гео-социо-культурной свободой, базирующейся на разумных/духовных научных достижениях и высоких технологиях. Это и будет истинное разумное/духовное общество, основанное на фундаментальной христианской науке о челолвеке — «Царство Божье на Земле».

Литература:

  1. Асмолов А.Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002.-480с.
  2. Бердяев Н.А. Самосознание: Сочинения.— М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс; Харьков: Изд-во Фолио, 1999.— 624с.
  3. Бердяев Н.А. О назначении человека. Опыт парадоксальной этики // Путь в философию. Антология. — М., 2001.— 350 с.
  4. Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии // Вопросы психологии, 1997, №5. С.3-20.
  5. Гумилев Л.Н.  Этногенез и биосфера Земли. Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. — 496 с
  6. Джемс В. Многообразие религиозного опыта / Пер.с англ. В.Г.Малахиевой-Миронович и М.В.Шик под ред. С.В.Лурье.— М., Издание журнала «Русская мысль».— 1910.— 519с.
  7. Достоевский Ф.М. ПСС. Т.23.— Л.: Наука, Ленинградской отделение, 1981.— 423с.
  8. Кант И.Критика чистого разума // Соч. в 6т. Т.2. — М., 1964. С.206
  9. Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура.-М.: Политиздат, 1991.— 525с.
  10. Лосский В. Богословское понятие человеческой личности / Сб.статей В.Лосского «Богословие и Боговидение».— М., Издательство Свято-Владимирского братства, 2000.
  11. Маркс К. ПСС. т. 26, ч. I
  12. Мень А. Сын человеческий. Изд. третье, переработанное и дополненное.— FOYER ORIENTAL CHRETIEN, 206, Av.de la Couronne, 1050 Bruxelles-Belgique, 1998.— 493c.
  13. Пономаренко В.А. Психология духовности профессионала.— М., 1997.— 289с.
  14. Роменець В.А., Маноха І.П. Історія психології ХХ століття: Навч. посібник, — К.: Либідь, 1998. — 992с.
  15. Толстой Л.Н. ПСС. Т.50. Серия вторая. Дневники. М.: Гос.изд.худ.лит-ры, 1952.-352 с.
  16. Франк С.Л. Духовные основы общества. М. 1992.— 511с.
  17. Юнг К.Г. Практика психотерапии.— Санк-Петербург: «Университетская книга», 1998.— 416с.

Ткаченко Александр Анатольевич, Кировоградский государственный педуниверситет, доцент кафедры практической психологии.

Ссылки по теме:

  1. Категория «Дело жизни» в психологической науке и практике
  2. Взаимодействие психолога и священника в формате теоретико-практического подхода дело жизни
  3. Феномен «Майдана» (эмпирико-теоретический духовно-психологический взгляд)

© , 2008 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов