.
  

© А. Дедушка

Тренинг «Психологическая баня»

сказкотерапияФрагмент книги Дедушка А. Психологическая баня. — М.: Генезис, 2011.

Эта книга необычна. Во-первых, по жанру. Фактически это стенограмма хода тренинга, написанная в публицистической манере: ярко, живо, подробно — так, что читатель поневоле погружается в атмосферу тренинга и становится его «участником». Во-вторых, сам тренинг необычен — и по форме, и по содержанию, и по составу участников. В нем участвуют «обитатели» одной школы — и ученики, и учителя, а цель его — «нравственное очищение» (недаром называется тренинг «Психологическая баня»).

Введение

Друзья и коллеги, давно ли вы в последний раз были в бане? Уместно, думаю, даже так спросить: а вы вообще там когда-нибудь были?.. Только не в новорусской сауне, а обычной, общественной бане, может быть, даже еще советской…

Впечатления наши, верно, будут схожими: как правило, неказистое обшарпанное здание с потеками сырости на стенах, кучами мусора снаружи, а иногда и внутри, сонным, часто полупьяным банщиком, только от полной безнадеги пошедшим на такую непрестижную работу и смотрящего на посетителей как на досадную помеху…

Ну, а если вы ни разу не были в бане, то вы уж точно проводили время в одном государственном учреждении, где вам хотя бы раз «прочищали мозги», «мылили шею», «выбивали дурь», и где вам, скорее всего не один раз приходилось «париться» по весьма различным поводам. Я имею в виду обычную общеобразовательную школу.

Догадываетесь, к чему такой зачин? Психология любит оперировать метафорами, и я сейчас приведу ключевую оную, которая станет главной метафорой нашей книги…

Итак: школа — это баня…

Ведь параллели можно провести не только по внешним признакам (гардеробы — раздевалки, классы — помывочные залы, парты — скамьи, кабинет директора — парилка, учителя — банщики, ученики — клиенты…), но и по сути происходящих там процессов. Только назначение бани — очищать от внешней, телесной грязи, а школа должна научить своих учеников очищаться от «грязи» внутренней, которую они так легко получают из средств массовой информации, друг от друга и от окружающих взрослых — и даже в своих семьях…

Скажете — сравнение «притянуто за уши»? Да и назначение школы по большому счету совсем не в этом, а том, чтобы давать знания? Соглашусь с вами, но только отчасти.

Что делать, если негде больше «очищаться от душевной грязи» нашим деткам? Если нигде их этому не учат и вообще состояние их душ никого по большому счету не интересует?

Можно, конечно, вспомнить о том, что в каждой школе сейчас есть психологическая служба. Но очевидно, что возможности школьных психологов в этом смысле весьма и весьма ограничены. Очень часто они перегружены, да и сама психология как наука «заточена» скорее под изучение, в лучшем случае — под развитие отдельных психологических свойств, но отнюдь не под «очищение от душевной грязи».

Церкви? Храмы, мечети, костелы, молитвенные дома, воскресные школы?.. Да, было бы замечательно, если бы каждый школьник имел возможность приобщиться к тем «средствам очищения», которые предлагают различные религиозные организации. (Не забудем, однако, и о возможности попасть в какую-нибудь секту.) Но увы — возможностями религиозного «очищения» могут воспользоваться только весьма немногие дети — из верующих воцерковленных семей. Таких в школе единицы. Думаю, не только в нашей, но и в большинстве российских. Да и условия церковного «очищения» редко бывают адекватно адаптированы под школьный возраст. Просто потому, что основной контингент «очищающихся» там — взрослые люди.

В общем — вы, наверное, поняли, к чему я клоню? К тому, что в условиях активно «загрязняемой» в прямом и переносном смысле окружающей среды, при недостатке возможностей «очищения» хотя бы часть таких функций могла бы взять на себя школа — чтобы помочь нашим деткам не захлебнуться в море «грязи», которая льется на них со всех сторон.

В книге, которую вы сейчас держите в руках, содержится подробное описание «очищающего» тренинга, который может быть проведен в рамках школы. Его игровая оболочка сделана в соответствии с идеей «бани» и строится на основе различных «банных атрибутов».

В ходе тренинга анализируются различного рода душевные состояния участников. Но самым глубоким разрезом тренинга является нравственный — в котором, собственно, и предусмотрены главные цели «очищения» — по мере соотнесения с аксиологической (ценностной) шкалой добра и зла.

На этой шкале в ее верхней части — те качества, которыми в идеале должен обладать каждый человек (доброта, великодушие, сострадание, способность к любви…), а внизу — те «грязные» черты (эгоизм, тщеславие, агрессивность, заносчивость…), которые «портят» любого человека, оставляя на его душе заметные, но трудно выводимые «пятна». Те пятна, от которых должна стремиться избавиться каждая здоровая личность.

Теперь немного о нас самих.

Мы — это 20-я школа г. Ставрополя, обычная средняя школа, думается, типичная в плане количества учеников, учителей, состояния материальной базы и тому подобных внешних атрибутов. Но нетипичная в другом — в том, что…. Впрочем, не буду представлять никаких «портфолио». Честно признаюсь, что питаю к ним «органическое отвращение» и считаю это здоровой реакцией на навязываемую нам сверху манеру самовыпячивания и пускания пыли в глаза. Тем более что скромность как одно из замечательнейших достоинств личности никто публично еще не отменял, хотя и многое сделано, чтобы отменить ее подспудно.

Но несколько слов все-таки еще нужно добавить.

Недавно в нашей школе произошли довольно важные перемены — мы отметили 50-летие и наконец дождались капитального ремонта с практически полным обновлением материальной базы. И, кажется, впервые серьезно задумались о переходе на педагогический профиль. То есть о том, чтобы в уже в стенах школы начать готовить будущих учителей — представителей самой важной и благородной профессии, то новое учительское поколение, которое выведет детей России, а через них и саму Россию, из мрака «посткоммунистического» и «посткапиталистического» межвременья, где она так безнадежно заплутала. Но для этого нужно очень много сделать. Нужно из существующего педагогического кружка создать систему, пронизывающую связями шефства и заботы все старшие и младшие классы. Нужно на базе старших классов создать педагогический класс с особой программой, включающей разделы по педагогике и психологии. Нужно установить договорные связи с педагогическим институтом, чтобы наши выпускники имели преимущественное право поступления туда. Нужно подключить к этой работе недавно открытый на базе нашей школы центр «Здоровье»…. Видите, сколько планов!..

Но планы — планами, а жизнь идет своим ходом, и вот нам «спускают» задание -провести на базе нашей школы во время осенних каникул ученический пятидневный лагерь. Идею тренинга с легендой «баньки» как возможности «очищения» от разного рода недостатков я обдумывал уже давно, и вот теперь представился шанс воплотить в жизнь эту задумку.

Важный нюанс. С самого начала я представлял себе коллектив, в котором «на равных» могли бы пройти «очищающий» тренинг ученики и учителя. Дело в том, что мы уже много лет работаем над темой дружбы между учителями и учениками. Да и педагогический профиль обязывает к поискам именно в этом направлении. Хотелось попробовать поставить в коллективе общие для всех его участников цели, направленные на сплочение и нравственное очищение, вплоть до выхода на основополагающие ценности, которые могут оказаться общими как для учителей, так и для учеников.

Друзья и коллеги! Наша работа в течение пяти осенних дней является кульминацией развития не только темы, связанной с возможностью дружбы между учениками и учителями, но и темы нравственного взаимодействия внутри смешанного ученическо-учительского коллектива. Поэтому я представлю вам максимально подробный в документальном плане и, насколько это у меня получилось, — художественный по форме отчет об этом проекте.

Предлагаю вам, что называется, «погрузиться». Погрузиться во всех смыслах — в профессионально-педагогическом, художественно-эстетическом и, главное, — в духовно-нравственном. Попробуйте «прожить» вместе с нами эти дни, может быть, даже применить к себе описываемые мною процедуры. Вы можете поставить себя на место как участника проекта, так и его ведущего (я предоставлю вам и такую возможность, так как буду щедро делиться своими мыслями и переживаниями). Какую бы роль вы ни избрали, особой разницы вы не почувствуете, поскольку в этом проекте учителя участвовали на равных с учениками, безо всяких скидок на статус.

Почему я прошу вас об этом? Я твердо верю в то, что магистральное направление развития российской педагогики — «где-то рядом». Но в одиночку выявить оптимальные ориентиры не под силу никому. Поэтому очень важно ваше заинтересованное участие и стремление применить полученный нами опыт к себе и своим детям.

Да-да, сначала «прожить» наш опыт на эмоциональном уровне, потом осмыслить на рациональном, потом применить на практике, потом осмыслить новый, полученный уже вами самими опыт… Так потихоньку мы с вами и выйдем из сумрака педагогического межвременья, в котором находится современная система воспитания.

Договорились? Тогда — вперед и с песней... Песни тоже иногда нас будут поддерживать в этом проекте.

Подготовка тренинга

Для начала спросим себя: а зачем мы все-таки время от времени ходим в баню, если у большинства есть собственные ванные? Вопрос мы взяли из фильма «Ирония судьбы, или С легким паром» — и ответ возьмем оттуда же. «Баня очищает!..» — так пафосно, но вполне искренне выразился один из героев этого незабвенного фильма.

Вы поняли, к чему все это? Мы ведь уже вышли на центральное педагогическое целеполагание — наша «баня» должна помочь «очиститься». И если обычная баня очищает от обычной грязи — телесной, то наша «Психологическая баня» должна помочь очиститься от разного рода «грязи» душевной. Осталось «дело за малым» — выстроить адекватную банному антуражу психолого-педагогическую технологию, помогающую эту цель реализовать. Это выстраивание, конечно, было делом не одного дня, стоило не одной перелопаченной книги, но в итоге картина сложилась. Причем кое-что прояснилось буквально накануне начала самого проекта. Например, план.

План потребовали предоставить в начальственные сферы за несколько дней до наступления осенних каникул, поэтому пришлось спешно им озаботиться. Вот как он выглядел в итоге.

Расписание тренинга «Психологическая баня»

Первый день (02.11) — «Банное знакомство»

Второй день (03.11) — «Банный ремонт»

Третий день (05.11) — «Банная квинта»

Четвертый день (06.11) — «Банные драмы»

Пятый день (07.11) — «Банная парилка»

Обратите внимание на то, что после двух первых дней лагеря запланирован выходной (он пришелся на 4 ноября — День народного единства). Это вносит важные коррективы в логику пятидневного тренинга, позволяя должным образом распределить силы и продумать движущие моменты его развития.

Итак, в первый день («Банное знакомство») мы должны интенсивно знакомиться друг с другом, преодолевать комплексы и барьеры настороженности и недоверия.

Основным содержанием второго дня («Банный ремонт») должны стать упражнения «экстремального» цикла, так чтобы придать значительный импульс процессам коллективного сплочения.

Третий день («Банная квинта») должен помочь каждому раскрыть и задействовать свой творческий потенциал.

Четвертый день («Банные драмы») должен стать кульминационным в плане «достижения катарсиса» — «очищения» от «отравляющих» конфликтов путем воплощения их в форме театрально-драматических постановок.

Пятый день («Банная парилка») кульминация процесса неформального «очищения», последняя попытка «отпариться» от нравственной и психологической «грязи». В этот день также необходимо обобщить весь полученный в ходе тренинга опыт.

Такова логика проекта и логика нравственно-психологического тренинга, которым он является по своей сути.

Не менее, а даже более сложным оказалось выстраивание плана-схемы каждого дня проекта. Получилось следующее.

Основные тренинговые процедуры

«Банные занятия» — это занятия, целью которых является раскрытие темы каждого конкретного дня («ремонт», «квинта» и т.п.).

«Банные листы» — процедура, которая помогает реализовать главную цель проекта — «очистить душу». Она предполагает, что каждый должен получить «обратную связь» от других участников проекта по поводу своих недостатков. В самом деле, на какое место чаще всего в реальной бане приклеиваются банные листы? — На «недомытое», где осталось мыло или недостаточно чистая кожа. Это, так сказать, метафорическая идея, а подробнее об этой процедуре мы поговорим, когда подойдем к ней в описании хода тренинга.

«Банный душ» — это попытка «отмыться» от «банных листов» в ходе интенсивного искреннего общения с другими участниками проекта. При этом в каждой «душевой кабинке» должно быть мало участников, это помогает сделать общение интенсивнее. Сначала я думал сделать четыре «кабинки», но потом остановился на трех, в каждой из которых «отмывались» 4-5 человек. Этот вариант оказался оптимальным.

«Банная галерея» — это своеобразный «Час искусства». Здесь мы будем пытаться с помощью художественных методов изобразить как «грязь наших душ», так и то прекрасное, что в них есть.

Перечисленные выше процедуры проводятся до обеда, следующие две — послеобеденные.

«Банная парилка». По идее, здесь должна «отпариваться» самая въедливая «грязь». То есть общение должно проходить с максимальной степенью откровенности, с максимальным включением принципов «психологического зеркала» и «обратной связи». Надеюсь, они вам знакомы, но на всякий случай напомню: «психологическое зеркало — это отражение одного человека в восприятии и душевных структурах другого человека, ну, а «обратная связь» — различные способы передачи этого «отражения» тому, кто отражается.

И остается «Банный ветерок». После парилки нужно хорошенько проветриться, остыть и «спустить лишний пар». Это процедура, в ходе которой подводятся итоги дня, но тоже с определенными элементами банного антуража.

Необходимые материалы

Нашей базой стал школьный актовый зал. Хорошо, что и после ремонта он подходит для подобных проектов — кресла легко сдвигаются, из них можно формировать и круг в «банном холле» для всех участников, и отдельные «душевые кабинки». Для упражнений в жанре «экстрим» я запасся четырьмя матами, взяв их у учителей физкультуры. Ну а сцена, которая летом играет роль «палубы», сейчас будет местом для «парилки».

Для «парилки», кстати, понадобятся и «веники». Какая парилка без веника? У нас же не финская сауна, а русская парная... Мы подумали и решили купить настоящие дубовые и березовые веники — не нашлось им подходящего игрового заменителя. Но это оказалось даже к лучшему. Настоящие веники, вместе с простынями и полотенцами, хорошо помогали создавать атмосферу «парилки»...

Что еще понадобится из реквизита?

Коробка для хранения листочков с тренинговыми именами. Мы назвали ее в соответствии с банным антуражем — «шаечкой». Именно из нее я в течение тренинга буду вытаскивать имена участников в те моменты, когда нужно будет создать «случайный порядок» (рассадки, выступлений и т.п.).

«Журнал видеонаблюдений». В него будут записываться так называемой «скрытой камерой» (ее функции будут выполнять участники проекта по очереди) все события, происходящие в нашей «бане». «Скрытую камеру» не путайте с обычной видеокамерой, использование которой было согласовано с участниками проекта и принято ими без каких-либо возражений.

Папки-файлы — для складывания в них листочков с тренинговыми именами, а также полученных «банных листов». Прищепки для прикрепления файлов с именами.

Сами «банные листы», вырезанные из зеленой бумаги. Поначалу думал использовать настоящие дубовые, но после обсуждения с учителями-участниками решил сделать бумажные: во-первых, настоящие к концу проекта просто превратились бы в труху, во-вторых, на бумажных можно записывать те недостатки, за которые ты их получил.

— Коробка «Хорошие качества» и коробка «Плохие качества». Эти качества понадобятся в ходе «парильных» разминок. Не поленились мы с Юлией Павловной (одной из участниц проекта со стороны учителей) изучить орфографический словарь русского языка на предмет определений, которые могут относиться к тем или иным душевным характеристикам. Хорошо потрудились и не напрасно. Позже я расскажу об этом более подробно.

Музыкальный центр с дисками — танцевальная музыка для перерывов и классическая — для «банной галереи».

Ну и всякая необходимая «мелочь» — маленькие листочки для записывания недостатков, листы А4, ножницы, свисток, мячик, маркеры, ручки... Все это в ходе тренинга лежит недалеко от того места, где сидит «банщик», то бишь я, — чтобы все было под рукой.

Кстати, каждый участник должен был принести свой собственный индивидуальный «реквизит»: простыню, полотенце, тетрадь, ручку.

А теперь самое время познакомиться с участниками проекта.

Участники проекта

Этот тренинг, кстати, может послужить некой моделью — «прообразом» занятий с учителями в этом направлении. Так что неплохо было бы отработать некоторые технологии с теми детьми, которые способны сами в будущем стать учителями. Такие вот были благие пожелания насчет участников проекта…

Однако как всегда стали поступать различного рода «вводные», осложнившие процесс формирования «кадрового состава».

Во-первых, обязательно нужно 25 человек — и хоть ты тресни. Для интенсивного тренинга эта цифра запредельна, но, вот, надо от школы 50 человек, и половину из них должны были обеспечить мы. Но это бы еще ладно — главный кошмар — это куча справок, которые нужно собрать нашим бедным деткам, чтобы получить право вместо законных каникул каждый день приходить в школу… Справка с места работы родителей, да и не абы какая, а с определенными реквизитами и исключая некоторые профессии, заявление, паспорт, свидетельство о рождении…

Действительно в иные минуты просто хотелось «взяться за автомат», потому что было полное ощущение, что кто-то там наверху озабочен не тем, чтобы как-то помочь детям, а тем, чтобы утопить в канцелярско-бюрократических согласованиях все то хорошее, что можно извлечь из подобного рода «лагерей на каникулах». Идея сама по себе достаточно сомнительная, а тут еще нас, учителей, вместо серьезной подготовки к тому, как ее «оправдать», заставляют дергаться с разного рода справками, отделяя «чистых» детей от «нечистых», тех, которые не могут по каким-то формальным показателям попасть в лагерь (родители, к примеру, у него военные), как будто это и есть самое важное. И при этом никто не хочет замечать явной аморальности подобной «сегрегации». Если уж вы хотите помочь детям, то помогайте всем…

Ну, ладно, это крик по адресу «высших сфер», который, скорее всего, останется «гласом вопиющего в пустыне», и в силу этого — вряд ли будет услышан. Мы продолжим потихоньку.

В конце концов, удалось утрясти состав до двадцати человек. Тоже многовато, но меньше уже никак было нельзя.

Начнем с участников проекта со стороны учителей. Их было как никогда много — вместе со мной четыре человека из двадцати.

В скобках я буду давать тренинговые имена участников, чтобы вы потихоньку могли к ним привыкать.

Юлия Павловна (Леля). Это моя бывшая ученица. Десять лет назад она сама сидела в кругу «Лагеря друзей» и участвовала в наших школьных музыкально-сценических постановках «Память», затем закончила филфак университета и вот теперь вернулась к нам. Этим летом она была моей напарницей-педагогом в «Лагере друзей». Так что самый разнообразный опыт включения в дружеские отношения с учениками и коллегами у нее имеется, и в ее способности к активной мотивированной работе «на равных» я не сомневался.

Алина Олеговна (Абрикоска). Учитель информатики и параллельно педагог-организатор в старших классах. В школе работает третий год, после окончания университета, и, пожалуй, как никто другой легко себя чувствует «на одной волне» с учениками. Может быть, порой даже слишком легко. Но в плане готовности к самоотверженной работе, творческому включению во все дела и всесторонней помощи, способности к погружению в эмоции и отношения с детьми «на равных» — непревзойденна.

Александр Алексеевич (Сэм). С ним я познакомился только прошлым летом, во время учительского туристического слета, где он, по приглашению Алины Олеговны, был участником нашей команды. Педагогического образования он не имеет, но я сразу понял, что это человек, обладающий набором редких и ценных качеств — развитыми творческими способностями, артистизмом, душевной чистотой и духовной глубиной. В сентябре он пришел к нам в школу как ведущий школьной команды КВН и сразу привлек к себе детей, сплотил их, став среди них «своим» в самом хорошем смысле слова. Ввиду полного отсутствия у него знаний о психолого-педагогических технологиях мне пришлось очень многое объяснять ему о тонкостях предстоящего проекта, но, обладая ко всему прочему врожденным педагогическим чутьем, он сразу все «схватывал на лету».

Для полноты картины добавлю, что я пытался привлечь к проекту еще одну молодую учительницу, только что пришедшую в школу. Казалось бы — все карты в руки... Но когда я разъяснил принципы работы проекта и главный из них — принцип «работы на равных», — сработал страх потери статуса. В принципе это понятно, особенно если иметь в виду, что человек впервые переступил порог школы и боится «не заработать» или — еще страшнее — «потерять» свой авторитет. И она отказалась.

Теперь о ребятах.

Важным критерием для приглашения в проект, помимо возраста (восьмой класс и старше), было наличие «лагерного опыта» — опыта интенсивной жизни в условиях развивающегося дружеского коллектива. В частности, в проекте участвовали несколько учеников выпускного одиннадцатого класса — многолетние участники лагерей, которых можно назвать «ветеранами».

Кроме того, важным было наличие у потенциальных участников педагогических способностей, которые этот проект помог бы как-то проявить, развить, закрепить. Я уже много лет работаю над созданием новой «учительской парадигмы». Считаю своей важнейшей задачей подготовку учителей нового типа, которые сами обладали бы высокими духовными качествами и знали бы, куда вести своих воспитанников. Этот тренинг, кстати, может послужить некой моделью, основой для занятий с учителями в этом направлении. Так что я счел, что имеет смысл отработать некоторые технологии с теми детьми, которые способны сами в будущем стать учителями.

После множества перипетий было установлено и количество участников проекта — 20 человек, включая учителей, учеников и меня самого.

Представлю вам учеников, которые стали в итоге участниками проекта.

Таня (Курлю). Танюшка собирается идти на филфак. Она одна из самых «старых» участниц педагогического кружка, и мне хочется надеяться на то, что она станет таки учителем. У меня не было сомнений в ее способности достойно «вынести» проект, но мне хотелось пожелать ей побольше активности и включенности. Таня далеко не всегда спешит проявлять инициативную заинтересованность, и если ее ничего не «зацепит», может «остаться в стороне».

Дима (Митюня). Еще один «старый гвардеец». В течение последней пары лет он меньше участвовал в активной жизни педагогического кружка, хотя общественную жизнь в школе не оставлял. В нем, несомненно, есть педагогическая жилка, но ситуация постоянно осложняется «помутнениями» в виде разнородных увлечений. Но, глядишь, проект поможет ему определиться.

Мурат (Мурик). Когда-то я его называл «самым благородным человеком»... Я и сейчас не отказываюсь от этих слов. Но в последнее время все чаще вижу его неподъемную лень. А ведь ему придется серьезно поработать над собой, если он захочет приносить настоящую пользу людям. Будет ли он бороться — это еще вопрос…

Леша (Алексий). Последний из «ветеранов-гвардейцев». Прошлый лагерный опыт, кажется, не сильно повлиял на него, он по большому счету так и остался «вещью в себе». И в последнее время я все реже вижу его участие в общественной школьной жизни, особенно там, где не требуются его врожденная интеллигентность и особая «личностная стать» (в нем действительно есть что-то «гвардейско-офицерское»; кроме того, он неплохо поет и играет на гитаре). Леша собирается после окончания школы идти учиться по медицинской части. Казалось бы, зачем его брать в проект? Но нет — что-то меня подтолкнуло. Прошлые заслуги не забываются.

Настя (Сахарок). Уже по тренинговому имени вы можете предположить, что сейчас я буду знакомить вас с кем-то очень оригинальным... И не ошибетесь. Настя — одна из самых нестандартных личностей, которых я когда-либо встречал. И тем удивительнее, что этот человек всю свою 11-летнюю школьную жизнь «проходил мимо» меня. Если бы не Таня, чьей подругой в последние два года стала Настя, я бы мог бы так и не узнать ее толком.

Настя очень сильно напоминает мне Лукерью Нагульнову из романа М. Шолохова «Поднятая целина». Вот когда убеждаешься в безусловной жизненной правдивости гениальных художественных произведений. Та же горделивость, то же презрение к мужчинам и осознание своего превосходства, тот же острейший язык... Но отличия все же есть. К примеру, то, что Настя — человек очень чувствительный. Я впервые обратил на нее внимание тогда, когда она никак не могла прочитать какое-то военно-патриотическое стихотворение, при каждой попытке заливаясь слезами… Лукерье подобная «сентиментальность» была явно чужда. И понятно, что личность Насти — намного глубже.

Не заметив Настю раньше, я «спохватился» только в тот момент, когда она заканчивала десятый класс, и предложил ей вместе с Таней стать летом вожатой в детском лагере «Солнышко» — это был шанс для нее проявить свои педагогические способности.

В лагере Настя, конечно, «проявила себя во всей красе». В целом она справилась, но уже под конец смены, когда взрослые педагоги свалили на нее всю работу — видимо, доверяя ее незаурядным «богатырским» способностям, — сорвалась… Сорвалась от перегрузки, послав куда подальше предъявляющих ей претензии педагогов. И Таня не смогла ей помочь, так как сама была «на грани вымирания» от усталости.

Что касается меня, то, имея возможность влиять на ситуацию только косвенно и «постфактум», я так и остался в некоторой неопределенности. С одной стороны, педагогические способности в Насте явно есть, но, с другой, — а чего в ней нет? Взять те же актерские способности — после того как на школьном балу она сыграла роль Анны Карениной, ее так долго все подкалывали, что она то ли в шутку, то ли всерьез прикидывала, а не броситься ли ей, в самом деле, под поезд… Она могла бы стать звездой любой театральной труппы.

И все-таки, приглашая Настю в проект, я считал ее «слабым звеном». По двум причинам. Во-первых, потому что у нее совсем нет никакого «лагерного опыта», за исключением не очень удачного вожатского. Во-вторых, ввиду ее явной психологической неустойчивости. Она может разрыдаться от какой-нибудь песни, стихотворения или воспоминания о своей неудачной влюбленности. Я-то, побывав свидетелем нескольких подобных эпизодов, уже эмоционально приспособился к ним. Но приспособится ли сама Настя к условиям «бани» с ее идеей «отмыться» от разного рода «грязи» и недостатков?

В общем, сомнения были. Я поручил Тане за ней «присматривать», но, забегая вперед, скажу, что беспокоился я напрасно. Настя сыграла такую важную роль в проекте, что без нее он явно потерял бы часть своего «колорита» и дал бы гораздо меньше ощущения «жизненности» происходящего. Так что, Сахарок, спасибо тебе! Ты явно «подсластила» нашу жизнь в проекте.

Теперь десятиклассники.

Вика (Кровавая Мери). Несмотря на «устрашающее» тренинговое имя, Вика — очень добрая и мягкая девочка. И к тому же — тоже «ветеран» лагерной жизни. Впервые я взял ее в «Лагерь друзей» еще после пятого класса, и с тех пор она каждый год бывала в лагере, а после девятого класса попробовала себя в роли вожатой в «Солнышке». Когда-то я называл ее «самым чистым человеком», но в последнее время наличие «своего мальчика» как-то неуловимо изменило Вику — исчезли ее детская наивная доверчивость и открытость.

Зато в этом году Вика твердо заявила, что собирается стать учителем начальных классов. Так что у меня не было сомнений о целесообразности ее пребывания в проекте -она идеально для него подходила.

Хотя был момент, который меня несколько озадачил. Когда я собирал участников проекта, для того чтобы дать разъяснения по его поводу, Вика вся была в такой эйфории, что предложила: «А давайте останемся на ночь!». За этим желанием я не увидел ничего, кроме желания повеселиться, но все же это был не совсем тот настрой, который способствовал бы успешности «банного проекта».

Снова забегая вперед, скажу, что предчувствия меня не обманули: Вика оказалась в числе «завалившихся» в проекте... Но об этом — в свое время.

Наташа (Наталья). Так и хочется назвать ее «темной лошадкой», хотя в проекте были люди, которые больше подходили под это определение. Все годы учебы Наташа как-то продержалась в стороне от участия в активных формах общественно-педагогической деятельности. Но в то же время не была она и посторонним человеком: то посидит за аппаратурой, то проведет шоу с показом мод... В «Лагере друзей» она ни разу не была и педагогическим кружком тоже никогда не интересовалась. Удивительное свойство — со всеми и в стороне.

Я видел в ней неординарного и глубокого человека, но никак не мог найти ничего, чем ее можно было бы «зацепить». От меня она тоже держалась в стороне, наладив тем не менее прекрасные отношения с другими учителями, молодыми и не очень. И все-таки она сделала шаг навстречу, согласившись побыть летом вожатой в «Солнышке». А после Дня учителя, когда во время традиционного для нашей школы «дня самоуправления» она замещала преподавателя информатики, с твердостью, которой веришь, сказала, что хочет стать учителем в будущем.

Но все же опыта самораскрытия в достаточно широком кругу друзей у нее совсем не было. Так что, приглашая ее в проект, я рассчитывал на то, что она наконец «почувствует вкус дружбы и открытости».

Лена (Алексейка). Вот кто самая настоящая «темная лошадка». Она пришла в школу только в этом году, и я знал ее, и то весьма поверхностно, только пару месяцев. Но что-то мне в ней показалось «нашим» — открытость, доброжелательность, доверчивая тревожность…

А готова ли она пройти через все сложности нового проекта? Слепой сказал: «Посмотрим…».

Теперь — девятиклассники.

Женя (Бендер). Мне он кажется очень «живым». Помню, я в качестве эксперимента взял его как к нам в летний тренинговый Лагерь «Звездочка», еще когда он учился в начальной школе. Я вообще-то, как правило, беру туда ребят из шестого класса и старше, но Женя, играя в одной из школьных постановок «Судьбы человека» Ванюшку, просто покорил всех своей искренностью. И я решил летом дать ему шанс проявиться. И с тех пор Женя не утратил своей живости и экспрессивности. Пару смен в «Лагере друзей» он пропустил, увлекшись лагерями «на стороне», но этим летом предпочел вернуться к нам и показал себя вполне достойно.

Сергей (Спанч Боб). Сережа — тоже давний и верный лагерник. Но у него до последнего времени была одна странная особенность: летом он с радостью погружался в лагерную жизнь, а вот в течение года «уходил в тень», уклоняясь от активной общественной жизни. И этим летом я решил устроить ему «испытание», отправив в лагерь «Солнышко» в качестве постоянного вожатого — случай для мальчиков беспрецедентный. И в принципе Сережа неплохо справлялся. Не скажу, что он «возгорелся ярким педагогическим огнем», но никто из взрослых педагогов не предъявлял к нему претензий. И после этого, с сентября, Сергея словно подменили в плане общественной активности — он стал активным участником команды КВН и одним из лидеров нашей школьной организации «Дружина Дружная»/

 Подробнее о «Дружине Дружной» и Лагере друзей «Звездочка» можно прочитать в книгах: А. Дедушка Как научить детей дружбе? Психологическая работа с подростками. СПб., 2007, А. Дедушка Психологическая работа с подростковыми группами. Создание дружного коллектива. СПб., 2008, А. Дедушка Психологический выбор: нравственные аспекты. Интерактивные игры для старшеклассников. Волгоград, 2011.

И вот теперь я решил взять его в «Школьную баньку». Тем более что Сергей был одним из немногих, кто шел туда, заранее зная, от чего он хочет «отмыться». На протяжении пары последних лет он ведет тяжелую и изнурительную борьбу со своим «эгоизмом». Может, в самом деле, «банька» ему в этом поможет?

Тома (Тома). Это родная сестра Мурика. Человек, который, несомненно имея педагогические способности, не любит и не желает ими пользоваться, всячески сопротивляясь моей активности по привлечению его к педагогической деятельности. В Томе много замечательных качеств: ум, глубина, оригинальность. Но в последнее время я стал замечать какие-то странные черточки — словно Томе надоело быть «хорошей девочкой» и хочется досадить всем, демонстрируя свой новый вызывающе негативный образ.

Пора, пора и ей в «баньку».

Лера (Валерия). Человек очень порядочный. Круглая отличница. В прошлом году с помощью Томы впервые попала в «Лагерь друзей». Если бы не этот факт, я бы на нее внимания и не обратил — настолько она привыкла всегда оставаться в стороне. В лагере она стала чуть более открытой, но не настолько, чтобы можно было говорить о каких-то значительных переменах. Приглашая ее в проект, я надеялся на то, что она продолжит работу по избавлению от своих комплексов и зажимов.

Катя (Катя). Инициатива по ее «вытаскиванию» тоже принадлежит Томе. Тома уже много лет дружит с Катей, как бы «покровительствуя» ей, сглаживая ее резкость. Катя хотела поехать в лагерь летом, но тогда я не рискнул взять ее. А на этот раз, словно «заглаживая свою вину», решил попробовать взять ее в проект. Почему бы и нет? Глядишь, пойдет на пользу.

Далее — восьмиклассники.

Настя (Сластена). Вот человек очень активный и энергичный, словно поставивший себе цель достигнуть невозможного — успеть все и везде! В своем классе она выполняет значительную часть работы классного руководителя, успевает и работать в «Дружной», и вне школы занимается в паре кружков. Такая активная жизнь, конечно, не может не иметь «осложнений», искажающих вполне симпатичные черты душевного устройства Насти. Надо и ей немножко «отпариться».

Дима (Димчик). У Димчика сейчас «пора инфантильного регресса» — на уроках он иногда становится невменяем. Но он исключительно добр, а вне «разлагающего» окружения вполне серьезен и надежен. Я был уверен в том, что «баня» подтолкнет в нем процессы личностного становления.

Галя (Гаська). Взял я все-таки в проект одну семиклассницу — не мог не взять ввиду исключительных заслуг этого человека. Иногда Галя может сделать невозможное — например, вдохновить класс на выступление в «Дружной». Она — единственная из семиклассников, кому я доверял проведение собраний детского педагогического кружка. Конечно, у меня были опасения по поводу ее возможностей вынести нагрузки «взрослого» проекта, но в плане личностной зрелости я считал ее вполне к нему готовой.

Наташа (Смумрик). Последний участник проекта и фактически уже даже «не наш человек» — в этом году она ушла из нашей школы в вечернюю на экстернат, чтобы пройти за один год двухлетнюю школьную программу.

О Наташе можно рассказывать много. Человек она очень глубокий, не «по-учебному», а «по-жизненному» умный, одаренный — и в духовном плане, и в творческом, и в педагогическом.

Ее жизненный путь осложнен историями со «Свидетелями Иеговы», с которыми у нее сложились очень непростые отношения — она то пыталась порвать с ними, то под давлением мамы возвращалась… Наташа была очень активной участницей двух последних лагерей и общественной жизни в школе. И для меня «громом среди ясного неба» было известие о том, что она ушла из школы. Однако Наташа заявила, что по завершении учебы в вечерней школе собирается поступать в педагогический институт. Поэтому она при каждой возможности появлялась в нашей школе и когда узнала о том, что на осенних каникулах состоится «Школьная баня», попросила меня включить ее в состав участников проекта. Хотя для нее это было совсем не просто — в вечерней школе каникул нет, так что ей пришлось на время проекта «взять больничный».

Забегая вперед, скажу, что в проекте с Наташей будет связана одна из самых серьезных «интриг», — так что жалеть о том, что она оказалась в проекте, не придется.

Теперь, друзья и коллеги, вы представили себе участников проекта «Школьная баня»? Их психологический, духовно-нравственный облик, хотя бы в общих чертах?.. Это важно для дальнейшего совместного «проживания» всех этапов проекта.

Впрочем, у нас еще будет возможность продолжить знакомство, когда я самим участникам предоставлю слово.

А пока — поехали…

День первый. Банное знакомство

Сейчас мы с вами начнем пятидневное путешествие по всем «закоулкам» проекта «Школьная баня». Хочу вас еще раз попросить о том, чтобы вы попытались «примерить на себя» все, что будет происходить в проекте, включились не только умственно, но и эмоционально — и в личностном, и в педагогическом плане. Я думаю, что это — самый эффективный путь актуализации профессионального и жизненного опыта. Договорились?

Начало работы. Предбанник

«Я бы хотел очиститься от…»

Надо же — в первый день проекта выпал первый ноябрьский снег. Я едва смог добраться до школы — как обычно, на велосипеде, — понимая, что возвращаться придется на автобусе. Снег шел практически весь день.

В плане психологическом такая смена обстановки — это весьма неплохо. Белый мягкий свет, льющийся в большие окна актового зала, теплый «погружающий» уют больших кресел, расставленных по кругу для участников проекта, — лучшего начала для нашего проекта нельзя было бы придумать. Я надеваю белый «банный» халат, принесенный для меня из дома Юлией Павловной, и жду возвращающихся из столовой «клиентов».

После завтрака народ потихоньку рассаживается в произвольном порядке, и я прошу тех, у кого это не получилось заранее, сделать в своих тетрадках — дневниках проекта записи о своих мотивах участия в нем.

О том, на что настраивались участники проекта, как они были мотивированы перед его началом, я буду узнавать только сейчас, в процессе написания книги, фактически вместе с вами. Перечитывать все двадцать тетрадей предварительно у меня просто не было времени. Так что будем «проживать» вместе многие моменты индивидуальной жизни каждого участника, которые были до поры до времени скрыты, в том числе и от меня.

Пойдем по тому списку, с помощью которого я вас знакомил с участниками.

С чем же шли на проект наши молодые учителя?

Юля-Леля (на первых порах сохраним двойные имена):

«Я бы хотела "очиститься" от излишней подозрительности, недоверчивости по отношению к людям. Это очень мешает мне как в работе, так и вообще в жизни, в общении. Еще у меня мало любви к людям. Я не могу относиться одинаково хорошо ко всем. Тех, кого я не могу понять, мне трудно принять такими, какие они есть. Из-за этого я часто осуждаю, как следствие — превозношусь.

Еще мне хочется избавиться от зависимости от чужого мнения. Я слишком много думаю о том, кто что скажет, подумает, кто как на меня посмотрит. Это тоже мешает, в общении прежде всего. Трудно быть более открытой, доверять людям. А хотелось бы…

Это мешает завоевывать людей, детей, их любовь и авторитет. Мешает быть интересной».

Да-да, я тоже рассчитывал на то, что проект поможет Юле-Леле стать более раскрепощенной, пробудить какие-то внутренние силы для личностного самораскрытия. Ей этого действительно не хватает. И мне не хватает этого, чтобы я мог полностью ей в педагогическом плане доверять и опираться как на зрелого педагога-соратника.

Алина-Абрикоска:

«Я бы хотела "отмыться" от:

  • Несдержанность.
  • Эгоизм.
  • Злость.
  • Алчность.
  • Предвзятое отношение к некоторым детям.
  • Национализм».

Меня в этом списке как-то особенно поразили четвертый и шестой пункты. И примечательно то, что только после них не оказалось плюсов по окончании проекта — видимо, от этого Абрикоске так и не удалось «отмыться». Что касается шестого пункта — то, вероятно, просто возможностей не было, а вот по поводу четвертого — может быть, и стоило попробовать…

Саша-Сэм:

«Я бы хотел "очиститься" от:

  • Безответственный (раздолбай).
  • Пафосный.
  • Упрямый.
  • Мания величия.
  • Легкомысленный».

Я, пожалуй, в этом списке не совсем согласен со вторым пунктом. Я бы отнес это качество скорее к положительным. Так редко у представителей его поколения («поколения Пепси») можно видеть сочувствие чему-то действительно возвышенному и благородному, что хочется отбросить всякие подозрения в неискренности и наигранности. Но Саше, конечно, лучше знать.

Видно, что учителя действительно мотивированы и серьезно настроены. Теперь важно, чтобы у ребят тоже были сходные цели — от этого зависит то, как сложится наш единый ученически-учительский коллектив, можно ли будет надеяться на успех. Итак, давайте присмотримся.

Таня-Курлю:

«Мне трудно отвечать на этот вопрос, особенно в данный момент. Я испытываю некоторые потрясения и — не знаю, почему, — с трудом оцениваю себя. Может, не отвечать на этот вопрос — это лукавство. Но мне не хочется, не можется думать.

Но я знаю точно, что мне неприятны некоторые люди и справляться с этим чувством сложно. Рядом с таким человеком я испытываю напряжение».

Так... Ну, что же — началось, как говорится... Последний абзац Таня приписала уже в кругу, когда присмотрелась к людям, с которыми ей придется провести предстоящие дни. А могло ли быть по-другому? Да и нужно ли было, к примеру, «растворение друг в друге» в полностью комфортной обстановке среди близких и приятных тебе людей? Вряд ли. Так что — держись, Танюха! За те годы, когда бывала в лагерях, ты уже должна была привыкнуть к начальному дискомфорту.

А по поводу отсутствия недостатков — бывают периоды, когда не хочется себя оценивать и разбираться в себе. Плохо только если эти периоды становятся хроническими — это означает, что за этим скрывается что-то, с чем уже нужно разбираться отдельно.

Дима-Митюня:

«Я бы хотел "очиститься" от:

— сомнений в выборе приоритетов;

— лени;

— вспыльчивости;

— чрезмерного усердия в достижении поставленных целей;

— склонности не считаться с мнением других;

— честолюбия».

Последнее было написано второпях и неразборчиво, но, кажется, я все-таки прочитал правильно.

На первый взгляд, этот список не уступает по глубине мотивации записям учителей. Но все же у меня есть сомнения.

Мурат-Мурик:

«Я бы хотел "очиститься" от:

— "пофигизма", который выражается в безразличии к серьезным событиям и вещам;

— лени;

— несерьезности».

Да, Мурик, все, что ты сам выделил в себе, в последнее время явно прогрессирует. Еще пару лет назад я радовался твоей активности и, как ты сам говоришь, «серьезности», а сейчас этого почти не вижу. Эх-эх, лень-матушка заела…

Леша-Алексий (с ударением на втором слоге, в церковно-славянском стиле):

  • от стремления к одиночеству и одновременно — ненависти к одиночеству;
  • от чрезмерной скованности, появившейся в результате накопления на протяжении жизни целого комплекса комплексов, который явно проявляется в однообразной, монотонной жизненной обстановке».

Вот как у Алексия все серьезно и глубоко» «стремление и ненависть», «комплекс комплексов»... А ведь он тоже в последнее время как-то выпал из поля моего зрения.

Все-таки это очень важно — может быть, уже в последний раз присмотреться к душам выпускающихся одиннадцатиклассников и оказать им возможную помощь.

Настя-Сахарок:

«Я бы хотела избавиться от мании величия по отношению к мужскому полу. Я ко всем ним отношусь пренебрежительно, но если они мною пренебрегают, то это для меня трагедия. Позавчера я была в Домбае, обломали меня конкретно, до сих пор тошно. Очень мало на свете мужчин, которых я ставлю с собой на одну ступеньку».

Вот с чем, оказывается, Настя-Сахарок пришла в баню — со свежей «грязью», привезенной из недавней поездки в Домбай... А если по сути — опять противоречие, как у Леши с одиночеством. Можно предположить, что презрение к мужчинам — это защитная реакция против чрезмерной зависимости от них. Но надо будет еще разбираться. А подробности поездки еще всплывут сегодня и кое-что прояснят, но об этом чуть дальше.

Вики — Кровавой Мэри и Лены-Алексейки не было в первый день тренинга, хоть я их и убеждал в необходимости прихода «через не могу». Они тоже ездили в Домбай и, видимо, не успели прийти в себя. Кстати, на Вике это скажется в дальнейшем очень негативно — ей так и не удастся адекватно войти в проект.

Еще в начале первого дня не было Насти-Сластены. Она опоздает, придет уже после общего знакомства. Впрочем, за нее я был спокоен, считая, что Настя сумеет влиться.

Наташа-Наталья:

«Я бы хотела "очиститься" от такого качества, как эгоизм. Не скажу, что у меня он сильно развит, но иногда бывают такие ситуации, когда я думаю только о себе. Хотя было и такое, что для других людей я могу сделать больше, чем для себя, и пожертвовать очень многим, то есть я могу думать только о себе и тут же отдавать последнее.

Я хочу постепенно научиться думать о других, а не о себе».

Еще одно противоречие. Наталья называет свой недостаток и тут же приводит «оправдывающие» контраргументы, что заставляет усомниться в серьезности намерений. Впрочем, в Наташе действительно есть такая своеобразная «избирательность»: кому-то — эгоизм, кому-то — жертвенность. И тут есть над чем работать.

Женя-Бендер:

«1. Я бы хотел избавиться от своей язвительности.

2. Я бы хотел избавиться от нетерпимости.

3. От подражания мультфильмам.

Вроде бы названы конкретные недостатки, но — не мелковато ли? Может быть, за всем этим скрывается нечто большее? Удастся ли выйти на это «нечто»?

Сережа — Спанч Боб:

«От чего я хочу избавиться:

  • От вечного позитива.
  • От вредных привычек.
  • От сильной доверчивости».

Странно — ни слова об эгоизме. Сереже уже надоело с ним бороться, видимо. Интересно, он махнул на него рукой? Или уже не считает своей проблемой? Или действительно — сейчас актуальнее то, что он назвал? «Вредные привычки» — это для меня ново. Хотя пару раз долетали до моих ушей шутки Сережи о его «питии», но я как-то не придавал этому большого значения, считая за стеб. А вот третье — да, проглядел я как-то эту черту в Сергее. Конечно, она в нем есть, только жаль, что он хочет от нее избавиться. Видимо, уже обжегся…

Тома-Тома:

«Я бы хотела избавиться от такой черты характера, как склонность жалеть себя. Я считаю, что уже воспитала в себе правильно оценивающего ситуацию человека».

Вы легко провели связь между вторым и первым? Мне пришлось слегка напрячься. Жалость к себе мешает правильной оценке ситуации?.. Может и так показаться, но я все-таки вижу в Томе другое. Посмотрим, дойдет ли дело до выяснения этого.

Лера-Валерия:

«Скорее всего, я бы хотела "очиститься" немного от страха перед людьми. Т.к. иногда я сама себя не понимаю в общении с людьми».

Опять с трудом пытаюсь понять связь между первым и вторым. Из-за страха перед людьми перестаю понимать себя?.. Как-то уж очень запутанно. Ладно, будем смотреть по ходу проекта, хотя, несомненно, робость и страх перед людьми в Лере присутствуют.

Катя-Катя:

«Я бы хотела "очиститься" от грехов, которые я совершила, и хотела бы "очиститься" от вредных привычек».

Опять «вредные привычки». Но, видимо, Катя здесь имеет в виду нечто другое, нежели Сережа. Кстати, это первое упоминание о «грехах» — и довольно неожиданно услышать это от Кати. Я бы скорее ожидал увидеть такой взгляд на «грязь» со стороны Митюни, Танюшки-Курлюшки или Мурика.

Ладно, посмотрим, что будет дальше, но по первому своему проявлению Катя не разочаровала.

Дима-Димчик:

«Я бы хотел "очиститься" от своей грубости, наглости, возвышенности, эгоизма».

Странно, что «возвышенность» попала в этот список... Впрочем, возможно, она так же не нравится Димчику, как и Сэму его «пафосность». Хотя, по моему мнению, это как раз те очень редкие качества, против которых не следует бороться, наоборот — за них следует «держаться» в борьбе против всего остального. Но свой ум не вложишь, да и всегда есть сомнения в плане того, кому виднее…

Галя-Гаська:

«Я бы хотела "очиститься" от:

— мстительности;

— в некоторых случаях злости;

— иногда проявляющегося вранья;

— самолюбия».

Молодец, Гасюнька! Очень глубоко для семиклассницы. И ведь мне нечего прибавить к этому списку. Остается только работать.

Наташа-Смумрик:

«Я бы хотела "очиститься" от эгоизма, от черствости сердца, от любви ко всякого рода нечистоте (физической, нравственной, духовной), от высокомерия (гордости)».

Пожалуй, наиболее глубокие и далеко идущие в плане целей запросы. Разложить «нечистоту» по типам — на «физическую», «нравственную», «духовную» по силам далеко не каждому. Только сможет ли «банька» помочь тебе, Наташа — вот в чем вопрос. Сама понимаешь, чем глубже человек проникает в свое сердце, тем менее ему способны помочь другие люди и тем более... Ты же человек верующий, понимаешь, о ком я говорю?.. Да, тем более — Бог. Хотя и мы постараемся сделать то, что в наших силах.

Банные листы

Ну вот мы и подобрались к одному из ежедневных и самых главных упражнений в плане достижения всех целей нашего проекта.

Народ еще приходит в себя после «змеи», а я уже ставлю в середину круга стул, на который кладу коробочку с лежащими в ней зелеными и черными вырезанными из бумаги «банными листами». Все как-то успокаиваются и ожидают чего-то…

Давно я заметил эту особенность и предлагаю ее взять на вооружение и вам, коллеги. Прежде чем словами начинать «перекраивать» психологическую атмосферу под какое-либо серьезное упражнение — начните это делать пространственно и организационно. Меняешь предметы в окружающей обстановке: что-то выдвинешь, что-то задвинешь, что-то вынесешь — и атмосфера ожидания чего-то необычного уже создана. Остается только «оправдать надежды»…

Вот и сейчас — «клиенты» «созрели» и смотрят на меня: что будет дальше?

Да, а дальше — действительно бы оправдать и свои, и их надежды…

— Итак, господа, сейчас нам предстоит пройти одну из самых важных процедур «банного проекта», — начинаю я официально, чтобы придать торжественности и значительности предстоящему. — Вы помните, что главная цель нашего проекта — помочь каждому «очиститься» от разного рода «грязи», приставшей к нашим душам. Сейчас мы впервые и попытаемся это сделать.

К каким местам в реальной бане пристают настоящие банные листы? К чистой и хорошо вымытой коже они пристать не могут. А вот если где-то осталась грязь, кожа осталась жирной или мы по недосмотру не смыли мыльную пену — вот за эти самые места банным листам и легче всего «зацепиться» и прилипнуть к ним. Согласны?..

Вопрос риторический, но мне важно получить «ментальную» поддержку перед объяснением самой процедуры.

— Сейчас каждый из вас должен присмотреться ко всем сидящим в этом кругу и найти двух человек, «грязные места» которых вам лучше всего видны. Этим людям от вас и достанутся «банные листы». Но процедура на первых порах будет конфиденциальной — никто не узнает, кто ему присвоил тот или иной «банный лист». Нам сейчас важнее, чтобы каждый увидел свои недостатки и не сбивался на то, кто же их видит.

Посмотрите, подумайте и запишите сначала в своих дневниках, а потом и на листочках, которые я вам раздам, — кому и за что вы хотите вручить «банные листы»…

Предварительно я долго размышлял — по сколько же «банных листов» нужно давать для вручения во время каждой процедуры, — и в результате решил, что по два. Один — мало, многие «адресаты» окажутся без них и процедура не сработает на всех. Три — много, можно перегрузить процесс.

Ставлю рядом с коробкой с «банными листами» стакан, в который все могут положить листочки с надписями — кому и за что. Стакан постепенно заполняется, а я завершаю объяснение дальнейших этапов:

— Сейчас я буду доставать листочки, зачитывать имена получающих «банный лист» и причины, по которым они их получают. Когда я называю ваше имя, вы подходите к коробочке, берете из нее зеленый «банный лист», записываете на нем названный недостаток и кладете его в свой файл с тренинговым именем.

Если вы получите пятый «банный лист» — такое может случиться уже на первой процедуре, — вы берете уже не зеленый, а черный «лист» и по окончании процедуры отправляетесь в «индивидуальный душ», чтобы «смыть» обнаруженную другими «грязь» — то бишь задуматься обо всех полученных «банных листах», обо всех недостатках, ими обозначенных. Задумались, как-то пришли в себя, записали свои мысли и чувства — и возвращаетесь обратно в круг.

Такой уход в «индивидуальный душ» будет происходить с набором каждого пятого «банного листа» то есть и десятого, и пятнадцатого…

Всем все понятно?..

У ребятушек даже нет вопросов. Я вижу, как их напрягла необычность того, что сейчас предстоит. Даю особые инструкции «скрытой камере», чтобы она успела зафиксировать всех получающих «банные листы».

— Ну что, готовы? Тогда приступаем.

Я достаю наугад первый листочек из стакана.

— Смумрик…

И пока Наташа-Смумрик идет за «банным листом»…

— Слишком надоедливая…

Наташа явно обескуражена, на ее лице отражается множество противоречивых эмоций — смятение и страх, но в то же время и интерес, и даже радость... Вроде того: я первая, меня видят, меня замечают…

Я тем временем продолжаю:

— Сластена... Самолюбивая…

Сластена уже появилась на тренинге и с ходу включилась в его работу. И вот — впервые попадает «под огонь».

— Алексий... Высокомерный…

— Смумрик!.. — Я непроизвольно выделил интонацией, так как не ожидал такого быстрого «повтора». — Самолюбивая... Самопревозношение перед другими людьми…

Да, некоторые недостатки обозначены не одним словом, а с пояснением. Я уже даже не помню, говорил ли я об этом в инструкции; или участники сами так расширили задание.

Но не успела Наташа-Смумрик отойти, как я вновь вытаскиваю ее имя:

— Смумрик... Гиперактивная…

На лице Наташи уже нет улыбки. Скорее растерянность. Но я за нее не беспокоюсь. В психологическом плане она все выдержит. Она едва успевает записывать недостатки на «банные листы», и я вижу, как она косится на меня и стакан — вот-вот вновь назовут ее имя…

— Катя... Самолюбивая…

— Сэм... Чрезмерное самолюбие…

Первый учительский «банный лист». Как он воспримет? Смотрю на Сашу-Сэма и понимаю, что он весь «в процессе» и ни о какой разнице в своем положении по сравнению с детьми не думает. Но по идее так и надо.

— Валерия… Чрезмерная скромность…

Вижу, как ей не по себе, как неуверенно она идет за «банным листом». Но ничего — держись, Лера, то ли еще будет...

— Смумрик!..

Я выдержал паузу дольше обычного. Наташа уже успела записать прошлые недостатки на «банные листы» и сложить их в файл. Что сейчас на ее лице? Растерянности я уже не вижу. Интерес и какая-то хитринка... С чего бы это?

— Эгоистичная…

Кстати, какой это по счету?

— Четвертый, — словно отвечая на мои мысли, говорит Наташа и идет обратно с оглядкой — не будет ли пятого. Но пока очередь других.

— Бендер... Надо быть самим собой.

Вот как! Удивительно — как иногда, пользуясь описанием, можно попасть в самую точку. И ведь действительно — одним словом этот недостаток не назовешь.

— Сластена... Слишком эмоциональная…

— Сластена... Самолюбие…

Листики как будто договариваются между собой о том, на ком сконцентрироваться. Сейчас вот не дают Насте прийти в себя. Но, кажется, ее не сильно огорчили.

— Спанч Боб... Слишком высокая самооценка…

Ну что же — настала очередь Сережи. А то он, кажется, заскучал в ожидании хоть какого-то внимания к себе.

— Катя... Придирчивая…

И Катя явно довольна тем, что получает «банные листы». Можно «купаться» и в такого рода внимании окружающих.

— Бендер... Очень агрессивный в некоторых ситуациях.

Женя-Бендер с мужественным выражением лица идет за «банным листом». «Вот, еще дождался», — как бы чувствую я его мысли.

— Алексий... Скромный…

А первый «банный лист», кажется, был — «высокомерный». Одно другому не помеха?..

— Валерия... Скромная…

Двойной удар. Первый, кажется, случай точного повтора «банного листа». Валерии явно не по себе, а я, в том числе и для того чтобы поддержать ее, говорю о том, что такое возможно — и даже хорошо, потому что значит, что недостаток виден не одному человеку, и значит — с ним в первую очередь нужно бороться.

Говорю, а сам думаю о том, что скромность — возможно, не то, с чем в первую очередь нужно бороться. Да и вообще — недостаток ли это? В случае с Валерией — может быть. Эта «суперскромность» ей действительно мешает проявить себя, зажимает и сковывает…

Пойдем дальше.

— Алексий... Серьезный…

У Леши это уже третий «лист». И все о разном. Интересно…

И дальше я по-прежнему вытаскивал листики случайным образом:

— Спанч Боб... Пытается всегда привлечь к себе внимание…

— Спанч Боб... Баловной …

— Спанч Боб... Эгоизм. В последнее время чуть лучше…

Сережа даже попросил сделать паузу и еще раз продиктовать ему формулировки для «банных листов». Вижу, как при упоминании последнего кривится его лицо. Да, эгоизм — это его больное место. И даже странно, что он назван только один раз…

— Наталья... Иногда безответственна…

— Я? Что, правда?.. Вот уж не думала… — Наташа пытается прокомментировать, но я ее останавливаю, по возможности мягко:

— Записывай и думай потихонечку. У нас еще будет возможность обсудить это…

Я оглядываю круг ребят — есть ли еще «неназванные». Есть: Танюшка-Курлюшка, Настя-Сахарок, Алина-Абрикоска.

И словно в продолжение моих мыслей:

— Абрикоска... Слежка за учениками…

Да, это кто-то глубоко копнул. Острая информация для учителя. Алина явно напряглась, и мне показалось, что она мимолетно оглядела круг — кто бы это мог написать?... Потом будем разбираться.

— Сахарок... Недостаток культуры…

— Я?! Да вы что? — театрально воскликнула она. Но я опять призываю к «порядку».

— Спанч Боб... Гиперактивность…

У кого-то этот недостаток уже был. У Смумрика, кажется. Вот два «партнера по несчастью». И у обоих по уже по четыре «банных листа».

— Димчик... Эгоизм…

Это первый для Димчика. И для него появилась информация к размышлению.

— Спанч Боб!.. — Я понимаю, что нужно сделать паузу перед чтением информации для пятого «банного листа». — Распущенный…

— Вот этот, да? — Сережа спрашивает о черных банных листах. На его лице улыбка, но дышит он так, как будто слегка захлебывается (эмоциями, видимо). И под внешней веселостью, пожалуй, не все так радостно.

— Димчик... Легкомысленный и поверхностный…

Тот еще предыдущий не успел записать. Даю ему эту возможность, слегка продлевая паузу.

В стакане остаются всего два листочка.

— Смумрик…

Не избежала все-таки Наташа получения пятого «банного листа»…

— Витает в облаках…

Ну вроде как помягче слегка.

Они с Сережей отправляются в «индивидуальные душевые кабинки» — на стулья, стоящие за занавесками по бокам от сцены.

И последний «банный лист» — он оказался учительским.

— Сэм... Самовлюбленность…

И первый был о том же.

Теперь можно перевести дух. Я сам настолько увлекся процессом, что с трудом соображаю, что делать дальше…

Пусть все перечитают свои «банные листы», подумают над ними, запишут впечатления. Сделаем для этого перерывчик.

Так что же в итоге первой процедуры вручения «банных листов»? Как она сработала? Надо все обмозговать, чтобы двинуться дальше.

Во-первых, как себя чувствуют наши «пятикратные обладатели»? Как они «отмываются» в своих «индивидуальных душах»?

Сережа — Спанч Боб:

«1. Пытается привлечь внимание — это достоинство, так как у меня получается это сделать.

2. Гиперактивный — это не недостаток, это характер.

3. Самооценка завышена — это правда.

4. Эгоизм — это факт.

5. Распущенный — это не так, я бываю серьезным».

То есть получается, что из пяти недостатков Спанч Боб признал только два — завышенную самооценку и эгоизм.

Мне кажется что, пятый недостаток он не совсем понял. Не серьезность — альтернатива распущенности, а скромность и воспитанность. Во всяком случае, в нравственном плане. А может быть, Сережа не столько не смог понять, сколько не захотел этого сделать?.. Но уж за его психологическое состояние можно быть спокойным.

Наташа-Смумрик:

«Гиперактивность — я не считаю это недостатком. Если человек веселый и от него исходит жизненная сила, он деятелен. Это не плохо.

Витает в облаках — мне это свойственно. Но когда необходимо, я спускаюсь. Для меня это метод отвлечься от постоянных проблем. К тому же я, кажется, влюбилась.

Эгоистична и самолюбива — я осознаю эти свои недостатки. И я пришла в "школьную баню", чтобы от них избавиться. С этими недостатками я абсолютно согласна.

Надоедливая — для меня это удивительно. Не думала, что я уже кому-то надоела. Меня это очень расстроило и, честно сказать, озадачило».

Как и у Сережи, — «дифференцированный» подход к недостаткам, обозначенным «банными листами». Я читаю ее анализ и понимаю, что мне «не к чему придраться» — если бы это все написали мне, я бы рассуждал примерно в таком же ключе.

А самая важная информация, которая во многом даст ключ к пониманию дальнейшего поведения Наташи-Смумрика, — замечание о влюбленности. От влюбленного человека трудно ожидать полной адекватности, поэтому степень самообладания Наташи и способность в таких условиях к самоанализу не может не удивлять.

Оставим теперь наших «главных героев». Нам есть еще к кому присмотреться. Вот Леша-Алексий тоже набрал целых три «банных листа». И что он думает по этому поводу?

«Скромный — очень мало.

Серьезный — человеку нечего было делать, и он подобрал первого попавшегося человека и первую попавшуюся причину.

Высокомерный — временами бывает в зависимости от заинтересованности в общении с определенным человеком или компанией.

Факторы:

— возраст;

— несогласие с убеждениями;

— неприязнь;

— предубеждение насчет личности человека (ставлю диагноз и отношусь к нему как к человеку с этим диагнозом).

Я согласен с тем, что мне написали. Стараюсь исправиться».

Как — согласен? Фактически — только с одним недостатком, но, правда, действительно «разложил его по полочкам». И ведь не зря. С высокомерием Алексия еще придется иметь дело дальше, в том числе сегодня.

А из единичных «банных листов» я хотел бы обратить внимание на реакции Натальи и Насти-Сахарка. В момент получения обе не согласились с ними, «возмутились» и попытались их опровергнуть. Как же они их осмыслили впоследствии?

Наталья:

«Мой "лист" — иногда безответственность. На самом деле это в какой-то степени правда. Бывает, что у меня проявляется это плохое качество, но это, скорее, неорганизованность. Я думаю, что люди неправильно заметили мой недостаток: безответственность и неорганизованность — разные вещи».

Ну да — разные. Наташе тем труднее «принять» упрек в безответственности, что она очень много помогает нашим учителям информатики в разных компьютерных делах, а кроме этого еще и «по совместительству» является одним из школьных диджеев. Но в принципе я с ней согласен: Наташа — достаточно надежный человек в плане организации каких-либо дел, и уж если пообещает что-то — всегда постарается выполнить.

А Сахарок?

«Я получила один "лист" — "Некультурная"… Я, конечно, матюкаюсь, но я никогда не стараюсь выставить напоказ свои знания. Я просто несерьезная, иногда резкая — да. Я не ожидала именно этого обвинения. Кто же это мог быть?».

А и вправду интересно — кто?.. Роюсь в дневниках и нахожу.

Оказывается — Катя. Интересно-интересно... Я просто удивляюсь тому, что Катя указала именно на этот недостаток Сахарка. «Рыбак рыбака...»? Дело в том, что она у меня на уроке сидит на первой парте, и пару раз я слышал от нее такие фразы, что у меня невольно округлялись глаза…

Но по сути Катя все-таки молодец, что так «подцепила» Сахарка. Полезен ей, ой как полезен этот взгляд со стороны, чтобы справиться со своей «манией величия».

Ну ладно, скоро мы к Сахарку еще вернемся.

А что учителя думают по поводу полученных «банных листов»?

У Сэма их целых два, и оба на одну тему:

«Самовлюбленный… Да, это так!!! Заметили то, что я показываю как одну из масок. Хорошо или плохо — не знаю. Так, как должно быть... Надеюсь, дальше будет глубже и шире».

Интересно, «самовлюбленность» как маска... Думаю о том, насколько это присуще Сэму... Да, пожалуй. Нет в нем той «истинной» самовлюбленности, которая не может не отталкивать людей. Он их наоборот — притягивает.

Алину-Абрикоску тоже явно «зацепили» «слежкой за учениками»:

«Хотела бы узнать, в каком смысле "слежка"? Это наблюдение или что?

Не замечала, что слежу. В общем, не поняла, в чем минус».

Во-первых, надо разобраться, кто это написал. Оказалось — наш юркий Смумрик. Причем в ее предварительной записи, оставшейся в дневнике, все было предельно конкретно: «Абрикоска — своего рода контроль за мной (слежка)».

Итак, мнительному, а может, сверхчувствительному Смумрику кажется, что Абрикоска следит за ней... Тут, похоже, замешано что-то личное. Но пока я еще об этом догадываюсь. Картина прояснится позже.

А Юлия Павловна — Леля осталась без «банных листов». Ее это не порадовало:

«Я "банных листов" не получила, но большой радости по этому поводу не испытываю. Это ведь тоже определенная социометрия: в каждом есть недостатки, а если о твоих не пишут, значит, к тебе равнодушны... Хотя, может быть, я ошибаюсь».

Может быть, Леля и правда ошибается. Но пока хочу обратить ваше внимание, коллеги, на это желание получить «банные листы» от учеников. У вас бы появилось такое желание, окажись вы на месте кого-то из участников-учителей?

Кстати, таких «безлистных» у нас оказалось четверо: Юля-Леля (единственная из учителей), Мурат-Мурик, Таня-Курлю и Тома. Поэтому после небольшого перерыва процедура с «банными листами» логично перетекла в следующую — «Потрите спинку…»

© Дедушка А. Психологическая баня. Опыт проведения тренинга личностного роста с учениками и учителями одной школы — М.: Генезис, 2011.
© Публикуется с любезного разрешения издательства

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика