.
  

© А.В. Турушев

Элемент, единица анализа и предмет синтеза психологии

««« К началу

7. Элементарная психика

Поскольку мы нашли возможным отождествлять ОСК с ее универсальным органом регуляции, с ее ЦНС, то функционирование ЦНС органической системы клеток можно представить как внутренне непрерывный процесс взаимообусловленных изменений специфических — информационных — отношений между ее качественно однородными элементами — нервными клетками, т.е. материальными носителями информации физиологического уровня. Конкретные механизмы поведения ОСК — предмет синтеза физиологии. Мы будем строить абстрактную модель поведения ОСК, исходя при этом из того, что информация физиологического уровня (материальный носитель — клетка) относится к информации элементарного психического уровня (материальный носитель — ОСК) как элемент к органической системе, т.е. ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ ПСИХИЧЕСКИЙ ПРАОБРАЗ (сокращенно — ЭПП) представляет собой органическую систему (но не простую сумму, не «механический агрегат») элементов информации физиологического уровня, отражающих отдельные параметры внутренних и внешних условий существования ОСК. ЭПП не есть нечто противостоящее субъекту как «экран», но есть конкретная модификация самого субъекта элементарной психики в непрерывно меняющихся условиях его существования.

ЭПП ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ КОНКРЕТНУЮ МОДИФИКАЦИЮ ВСЕГДА ЦЕЛОСТНОГО, ОТНОСИТЕЛЬНО ИНВАРИАНТНОГО ПО ОТНОШЕНИЮ К ЛЮБЫМ СВОИМ КОНКРЕТНЫМ МОДИФИКАЦИЯМ, ИЗМЕНЕНИЯМ, СОВОКУПНОГО ВНУТРЕННЕГО ПРОЦЕССА СУЩЕСТВОВАНИЯ СУБЪЕКТА ЭЛЕМЕНТАРНОЙ ПСИХИКИ.

ВНЕШНИЙ процесс существования субъекта элементарной психики — поведение ОСК как непосредственный результат его конкретной «внутренней» модификации. Конечно, разграничение процесса существования системы на «внешний» и «внутренний» достаточно условно и используется здесь лишь для удобства описания абстрактной модели поведения ОСК. В ЦНС органической системы клеток поступают два «потока» информации, один из которых несет СУММУ дискретных элементов информации физиологического уровня об отдельных параметрах внутренней среды организм. Другой «поток» информации несет СУММУ дискретных элементов информации об отдельных параметрах условий существования ОСК во внешней среде. Элементы информации физиологического уровня об отдельных параметрах внешних и внутренних условий существования ОСК становятся зависимыми элементами ЭПП, интериоризируются им или, иначе, вносят изменения в совокупную динамику непрерывного внутреннего процесса существования субъекта элементарной психики. Непосредственным непрерывным результатом этого процесса является процесс поведения ОСК во внешней среде. Экстериоризация ЭПП, т.е. непрерывная регуляция поведения ОСК происходит как непрерывный процесс коррекции, перераспределения активности элементов во всей непрерывно действующей системе эффекторов ОСК, что имеет своим результатом непрерывный процесс изменения самой конкретной ситуации существования ОСК во внешней среде.

Внутренне непрерывный процесс существования ОСК, как, очевидно, и процесс существования любой органической системы, является процессом циклическим, ритмичным. В настоящее время становится очевидным, что «ритмичность представляет собой универсальную закономерность, прослеживаемую на всех уровнях строения материи и в самых различных явлениях и процессах» [29; 4]. В многоклеточных организмах «ритмы физиологических функций не являются поверхностными реакциями на внешние воздействия, а затрагивают глубинные основные процессы и состояния, лежащие в основе самого существования живой системы» [Губский В.И., Губский Л.В., цит. по: 26; 45].

Если говорить о «глубинных основных процессах» многоклеточного организма, то прежде всего это, очевидно, касается процесс функционирования его ЦНС, «лежащего в основе самого существования живой системы», объединяющего и регулирующего все более частные, подчиненные этому центральному процессу функции организма. Ритмичность, цикличность функционирования ЦНС не обуславливается и не подчиняется непосредственно локальным воздействиям тех или иных одиночных стимулов от внешних или внутренних условий существования ОСК, но является необходимым условием и относительно инвариантным общим основанием существования ее как целостной системы.

Традиционный для физиологии поведения прием выделения отдельного поведенческого акта в континууме поведения в соответствии с внешне фиксируемой корреляцией реакции и стимула, с предъявлением которого связывают «начало» активности, а с достижением некоторой цели поведения — «прекращение» активности (при этом причина активности приписывается непосредственно воздействующему стимулу, а активность организма в поведении расценивается как «ответная активность», «реактивность»), — представляется неадекватным для решения задачи обнаружения механизмов поведения ОСК, не говоря уже об организмах со СЛОЖНОЙ ПСИХИКОЙ (качественно однородными элементами которых являются уже не клетки, а ОСК). Любой отдельно взятый «стимул» не представляет собой всей ситуации существования ОСК, но лишь ее элемент или часть. Предъявление некоторого стимула лишь вносит модификацию в целостную ситуацию. ОСК не выводится из состояния «пассивности» воздействующим стимулом (внешним или внутренним), не «реагирует» на него «ответной активностью», но лишь ИЗМЕНЯЕТ характер предшествующей активности в связи с изменившейся целостной ситуацией своего существования. ОСК никогда не «прекращает» и не «начинает» своей активной жизнедеятельности. Эта внутренне присущая ОСК (как и любой органической системе) активность есть необходимое условие и неотъемлемый способ ее существования. Проявляемая вовне активность не инициируется «вдруг» воздействиями тех или иных локальных стимулов, но является постоянной производной от внутреннего, непрерывного по своей природе, циклического процесса функционирования ее ЦНС. ОСК всегда внутренне активна, но характер ее внешне проявляемой активности (в поведении), ее конкретная направленность, конкретная модификация непрерывно изменяется, корригируется в связи с непрерывными изменениями, происходящими во всей совокупности параметров внутренних и внешних условий ее существования, соотнесение которых, организация из в единую систему (в ЭПП) происходит в ЦНС, отражается на уровне непрерывного процесса функционирования ЦНС как та или иная модификация всегда целостного, относительно инвариантного по отношению к любым своим конкретным модификациям, изменениям, процесса.

ПОВЕДЕНИЕ ОСК ЕСТЬ НЕПРЕРЫВНЫЙ ПРОЦЕСС, ПРОИЗВОДНЫЙ ОТ НЕПРЕРЫВНОГО ЦИКЛИЧЕСКОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЕЕ ЦНС. В течение одного цикла элементы информации физиологического уровня о параметрах любого изменения в условиях существования ОСК (например, в связи с предъявлением какого-либо внешнего стимула) становятся зависимыми элементами ЭПП, т.е. интериоризируются, вносят изменения в совокупный процесс существования субъекта элементарной психики. Один цикл процесса существования ОСК соответствует НЕСОКРАТИМОМУ ВРЕМЕНИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЗАДЕРЖКИ, или ЦЕНТРАЛЬНОМУ ЛАТЕНТНОМУ ПЕРИОДУ ответ ОСК изменением характера поведения в связи с изменением ситуации ее существования.

Маркс писал: «Животное непосредственно тождественно со своей жизнедеятельностью. Оно не отличает себя от этой жизнедеятельности. Оно есть эта жизнедеятельность» [6; 93]. Это метафорическое высказывание Маркса лишь в самом первом своем приближении, на самом абстрактном уровне справедливо в отношении ВСЕХ животных, однако оно в полной мере оказывается справедливым именно для ОСК, т.е. для организма, поведение которого регулируется на уровне элементарной психики и жизнедеятельность которого «есть такая определенность, с которой он непосредственно сливается воедино» [6; 93]. Точно так же справедливой для ОСК, но не для ВСЕХ животных, не для «всякого живого существа» [Узнадзе Д.Н., цит. по: 24; 38] оказывается характеристика, которую давал Узнадзе поведению, регулируемому, в соответствии с его теорией, на уровне установки. Этот уровень удачно описал А.Г.Асмолов: «В плане установки развертывается импульсивное поведение. Для импульсивного поведения характерна непосредственная включенность субъекта в поведенческий акт. Оно осуществляется под влиянием сиюминутной потребности и отвечающего ей предмета, диктующего, в буквальном смысле этого слова, что нужно делать» [15; 45]. ЭПП, как и установка, «…является системой …in nuce, содержащей в себе уже «разрешенную задачу» предстоящей быть ею осуществленной актуальной деятельности»[44]. В ЭПП параметры условий внешней среды не отражаются в виде отдельных предметов, как «вещей», но в виде целостного гештальта, в виде целостной ситуации, центрируемой «предметом потребности», причем «предмет потребности» отражается не как «вещь», дискретный объект, а как то, на что направлено и на чем «сфокусировано» поведение ОСК. Поэтому на уровне элементарной психики отсутствуют феномены, описываемые обычно как «психические действия» субъекта, как манипуляции субъекта с «предметными образами», предваряющие и планирующие поведенческий акт, действия, «которые совершаются… во внутреннем плане, без реальных движений» [21; 36]. Здесь следует специально оговориться, чтобы избежать неправомерного наложения понятий, что приведенные выше примеры с применением таких понятий, как «гештальт», «установка», «потребность» и т.п., — всего лишь иллюстрации, которые здесь оказались из-за отсутствия собственных понятий для описания явлений этого уровня, что свидетельствует о преимущественно интуитивном понимании автором этого вопроса.

8. Личность, сознание, бессознательное

Выделить отдельный объект в ситуации — значит уже противопоставить его другому объекту или ситуации в целом. На уровне элементарной психики отдельный объект, если он даже и «опознается» как «предмет потребности», он не выделяется из целостной ситуации, не противопоставляется ни самой ситуации в целом, ни другим дискретным объектам. Возможность выделения дискретных объектов из контекста, а значит и возможность устанавливать между ними какие-либо отношения, появляется на уровне СЛОЖНОЙ ПСИХИКИ животных, а в своем развитом виде реализуется в процессе сознания человека. Феномены, соответствующие уровню сложной психики, описывает, например, Л.В. Крушинский под названием «элементарной рассудочной деятельности», способность к которой он обнаруживает у животных, начиная с определенной стадии их эволюционного развития: «Наиболее характерное свойство элементарной рассудочной деятельности животных — их способность улавливать простейшие эмпирические законы, связывающие предметы и явления окружающей среды, и возможность оперировать этими законами при построении программ поведения в новых ситуациях» [30; ]

Сложная психика животных представляет собой необходимую эволюционную предпосылку для развития сознания человека, однако между ними существуют принципиальные различия, проявляющиеся как в характере специализации элементов, так и в способе их взаимной организации. Процесс становления личности как органической системы, неизбежно проходящий в своем развитии стадию сложной психики, можно сравнить с развитием социальной органической системы, процесс становления которой действительной органической целостностью (а это происходит лишь на буржуазной ступени развития общества) неизбежно опосредован рядом общественных формаций, представлявших собой моменты непрерывного процесса ее развития. Как в том, так и в другом случае ранее функционально тождественные элементы становятся специализированными элементами органической системы, выполняющими свои дифференцированные функции во «всеобщей системе разделения труда», «системе всеобщей полезности». У человека обнаруживаются ясно выраженные различия в способах структурирования информации физиологического уровня, т.е. объединения их в систем (ЭПП), правым и левым полушариями мозга, в то время как у животных полушария либо тождественны по способу обработки информации, либо эти различия минимальны. Соответственно, в любом «правом» специализированном элементе личности информация физиологического уровня структурируется в систему, т.е. в ЭПП, иначе, чем в любо «левом» специализированном элементе. Еще раз воспользуемся аналогией. Любые два элемента личности, представляя собой «потребительные стоимости», соотносятся между собой как «меновые стоимости», и при этом «левые» специализированные элементы (у правшей) выполняют в личности как органической системе функцию «третьего товара», «всеобщей меры обмена всех других товаров». Поэтому только на уровне сознания человека, только в процессе существования личности как органической системы «бессознательных» психических элементов между этими элементами образуется универсальная взаимосвязь, «система всеобщей полезности». Элементы личности, или иначе, ЭЛЕМЕНТЫ ПРОШЛОГО ОПЫТА личности, организованы между собой в систему, изменяющуюся в процессе жизни человека не «поэлементно», не «аддитивно», но как органическое целое, как ОРГАНИЕСКАЯ СИСТЕМА С ПРОГРЕССИВНО РАСШИРЯЮЩИМСЯ ОСНОВАНИЕМ (см. с. 31), в процессе своего существования непрерывно производящая свои элементы, создавая из них свои «функциональные органы». Это обуславливает специфическую только для человека возможность использовать весь прошлый опыт, всю его систему для решения актуальных задач, включать (интериоризировать) элементы информации психического уровня, отражающие текущую ситуацию, в систему элементов прошлого опыта, и тем самым изменять систему элементов прошлого опыта как целое.

Процесс существования личности, или иначе, СУБЪЕКТА СОЗНАНИЯ, представляет собой единство двух непрерывно взаимодействующих между собой функционально универсальных ОСК (т.е. двух полуиндивидуумов с однополушарной ЦНС), состояния которых, как субъектов психических отношений, взаимообусловлены. НЕОРГАНИЧЕСКАЯ СИСТЕМА, ОБРАЗОВАННАЯ ДВУМЯ АКТУАЛЬНЫМИ В ДАННЫЙ МОМЕНТ ПРОЦЕССА СОЗНАНИЯ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫМИ ЭЛЕМЕНТАМИ ЛИЧНОСТИ (правым и левым), представляют собой одно из СОСТОЯНИЙ СУБЪЕКТА СОЗНАНИЯ, т.е. конкретную модификацию всегда целостного, относительно инвариантного по отношению к любым своим конкретным модификациям, изменениям, процесса существования субъекта сознания, т.е. личности. (Теоретически возможны 16 типов состояний субъекта сознания, а предпочтительность одного из этих типов состояний ложится в основу типологии личности, также содержащей 16 наименований. Каждый из ЭПП может содержать в себе до 9 «вложений», что соответствует максимальному объему оперативной памяти.)

Специально отметим, что в данном случае мы вынуждены использовать понятие «состояние» не как характеристику элемента, к которому применяется принцип элементарности, но в ином значении — как описание неорганической системы, т.е. как эквивалент понятию «сущность». При этом процесс сознания может быть описан не как дискретный, а как внутренне непрерывный процесс взаимопревращений неорганических систем (состояний субъекта сознания).

Существование личности, как и существование ОСК, представляет собой непрерывный циклический процесс. Как изменение в условиях существования ОСК вносит модификацию в совокупный внутренний процесс существования субъекта элементарной психики в течение одного цикла его жизнедеятельности, точно так же и изменение в условиях существования личности может внести модификацию в совокупный внутренний процесс существования субъекта сознания только по истечении одного цикла его жизнедеятельности. Скорее всего, один цикл жизнедеятельности субъекта сознания по длительности соответствует двум циклам жизнедеятельности каждой из образующих личность функционально универсальных ОСК. Если предположить, что один цикл жизнедеятельности ОСК соответствует одному периоду альфа-ритма (ведущего ритма головного мозга человека), то один цикл жизнедеятельности субъекта сознания будет соответствовать двум периодам альфа-ритма. Если это предположение подтвердится (а для этого имеются определенные основания), то тем самым будет обнаружена ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ЭМПИРИЧЕСКАЯ КОНСТАНТА ПРОЦЕССА СОЗНАНИЯ. Однако конкретное обоснование этой гипотезы не входит в предмет настоящей работы и может составить тему самостоятельного исследования.

Взаимосвязь личности, сознания и элементарной психики может быть проиллюстрирована следующей схемой.

СХЕМА № 1.

«С» — актуальное в данный момент существования личности состояние субъекта сознания.

Личность представляет собой органическую систему (систему с прогрессивно расширяющимся основанием) «бессознательных» элементов, т.е. ЭПП, взаимодействие между которыми (или иначе, установление между которыми психических отношений) и, соответственно, производство новых элементов личности, происходит в непрерывном процессе смены состояний субъекта сознания, причем каждое из состояний сознания представляет собой неорганическую систему из двух элементов личности.

Принципиальная новизна данного теоретического подхода к проблеме взаимосвязи личности, сознания и «бессознательной» психики по сравнению с подходами, развиваемыми в рамках традиционной (непространственной) психологии, очевидна. Эта проблема впервые ставится как частный случай общенаучной проблемы соотношения органической системы и ее элементов, т.е. как проблема предмета синтеза фундаментальной науки, отражающей одну из форм движения материи. Проблема преемственности психологии с физиологией и социологией впервые ставится как частный случай проблемы преемственности между любыми фундаментальными науками, смежными по положению в иерархическом ряду.

Преимущества нового подхода по сравнению с традиционными можно проиллюстрировать, например, посредством его сравнения с теорией ортодоксального психоанализа. Трехкомпонентная псевдопространственная структура личности З.Фрейда «вписывается» в приведенную выше схему следующим образом.

СХЕМА № 2.

Несмотря на то, что эта аналогия выглядит несколько искусственно, все же она наглядно показывает, каким путем эмпирия психоанализа может быть теоретически переосмыслена с материалистических позиций и тем самым включена в научную картину мира. Кстати, и сам Фрейд, правда, еще в «допсихоаналитический» период его деятельности, писал: «Цель психологии — представить психические процессы в количественно определяемых состояниях специфических материальных частиц» [цит. по: 45; 358].

В настоящей работе не ставилась задача дать исчерпывающее описание конкретных механизмов сознания — это непосильная задача для одного человека. Цель ее состояла прежде всего в том, чтобы конкретизировать принципы материалистического, общенаучного подхода к проблемам психологии.

Литература.

  1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т.8, с. 115-217.
  2. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 343-626.
  3. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 269-317.
  4. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, ч. 1.
  5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, ч. 3.
  6. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 42, с. 41-174.
  7. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. 1.
  8. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. 2.
  9. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 1, с. 125-346.
  10. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 8, с.185-414.
  11. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 15, с. 368-388.
  12. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 40-48.
  13. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 29.
  14. Абрамова Н.Т. Диалектика части и целого. — в кн.: Структура и формы материи. М., 1967, с. 72-93.
  15. Асмолов А.Г. Деятельность и установка. М., 1979.
  16. Ахундов М.Д. Проблема прерывности пространства и времени. М., 1974.
  17. Берталанфи Л. фон. История и статус общей теории систем. — в сб.: Системные исследования. М., 1973, с. 20-37.
  18. Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асимметрии человека. М., 1988.
  19. Бутаков А.А. Основные формы движения материи и их взаимосвязь в свете современной науки. М., 1974.
  20. Веккер Л.М. Психические процессы. т. 1, Л., 1974.
  21. Вилюнас В.К. Психологические механизмы биологической мотивации. М., 1986.
  22. Выготский Л.С. Собр. соч., т. 1, М., 1982.
  23. Выготский Л.С. Собр. соч., т. 2, М., 1982.
  24. Григолава В.В. Роль установки в процессе восприятия объективной действительности. — Вопр. психол., 1985, № 2, с. 36-46.
  25. Диалектика живой природы. / Под ред. В.Н. Дубинина. Г.В. Платонова /. М., 1984.
  26. Дубров А.П. Симметрия биоритмов и активности. М., 1987.
  27. Ефимов Ю.И., Мозелов А.П., Стрельченко В.И. Современный дарвинизм и диалектика познания жизни. Л., 1985.
  28. Кедров Б.М. Классификация наук. М., 1985.
  29. Колесов Д.В. Предисловие к кн.: Дубров А.П. Симметрия биоритмов и активности. М., 1987.
  30. Крушинский Л.В. Биологические основы рассудочной деятельности. М., 1977.
  31. Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. М., 1986.
  32. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии. — Вопр. психол., 1975, № 2, с. 31-45.
  33. Ломов Б.Ф. — Вопр. филос., 1976, № 4, с. 83-95.
  34. Ломов Б.Ф. . Об исследовании законов психики. — Психол. ж., 1982, № 1, с. 18-30.
  35. Ломов Б.Ф. Система наук о человеке. — Психол. ж., 1987,№ 1, с. 3-13.
  36. Ломов Б.Ф., Швырков В.Б. Предисловие к кн.: Теория функциональных систем в физиологии и психологии. М., 1978, с. 3-10.
  37. Мельников Г.В., Шаталов А.Т. Принцип единства социального и биологического в исследовании личности человека. — в кн.: Пути интеграции биологического и социогуманитарного знания. М., 1984, с. 212-226.
  38. Мелюхин С.Т. О диалектике развития неорганической природы. М., 1960.
  39. Павлов И.П. Полн. собр. соч., М-Л, 1951-1952, т. 3, кн. 2, с. 214-215.
  40. Петрушевский С.А. Диалектика рефлекторных исследований. М., 1967.
  41. Радзиховский Л.А. — Л.С. Выготский (к 90-летию со дня рождения). — Психол. ж., 1987, №1, с.157-161.
  42. Рушкевич Е.А. Высшая нервная деятельность человека при некоторых логических операциях. Киев, 1981.
  43. Швырков В.Б. Нейрофизиологическое изучение системных механизмов поведения. М., 1978.
  44. Шерозия А.Е. Психика. Сознание. Бессознательное. — Тбилиси. 1979.
  45. Ярошевский М.Г. История психологии. М., 1976.

    ««« Назад  К началу 

© 1992 А.В. Турушев
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов