.
  

© Ольга Маховская

Зависть как повод для нежности

Ольга МаховскаяФрагмент книги Ольги Маховской «Зависть как повод для нежности». — М.: Эксмо, 2014.

Издательство «Эксмо» представляет российским читателям новую книгу автора, чьими строками и советами мы уже много раз зачитывались. Хорошо известная нашей родительской аудитории психолог Ольга Маховская делится с нами новыми жизненными наблюдениями.

Вам уже знакомо понятие «edutainment»? Это слово — соединение двух терминов: «education» и «entertainment». И означает оно: «развлекая, поучаю». Хотите на собственном опыте убедиться в том, что процесс обучения может быть весьма увлекательным? Тогда книги профессионального психолога Ольги Маховской созданы специально для вас! Издательство «Эксмо» представляет вашему вниманию новый роман Ольги Маховской «Зависть как повод для нежности», написанный в уникальном жанре, гармонично сочетающем в себе лучшие черты художественной прозы и научной литературы. Произведение отличают самобытный авторский стиль, увлекательная история о жизни двух подруг, яркие зарисовки, герои, судьбы которых никого не оставят равнодушными, и органично вплетенные в канву повествования комментарии психолога.

Рафинированная, инфантильная одинокая москвичка и бойкая разведенная провинциалка с ребенком на руках. Что может быть общего у этих двух женщин? Конечно, женская дружба, которой, как многие почему-то считают, просто не существует. А еще — мечты о прекрасном принце и идеальных отношениях, о большой и светлой любви, о семье и детях, о доме, куда хочется возвращаться и где тебя ждут… Да-да, все то, о чем думает большинство женщин, хоть и не каждая может в этом открыто признаться. Героини книги Ольги Маховской «Зависть как повод для нежности» не стесняются своих мечтаний. Только вот путь для достижения желаемого каждая выбирает свой.

Подруги Поля и Галя — взрывной коктейль противоположностей. Но, возможно, именно поэтому им так легко вместе? К тому же обе женщины находятся в поисках большой и светлой любви. Бойкая Галка считает, что лучшие мужчины и отцы живут исключительно за границей, а потому для начала отправляется покорять жаркий Израиль, а потом и далекую Америку! А Поля, создание трепетное и нежное, уверена в том, что настоящую любовь еще надо заслужить! Кто из подруг прав — покажет время, а пока на пути к заветной любви девушек ждут серьезные испытания.

Ольге Маховской удалось практически невозможное — виртуозно соединить художественную прозу и прикладную литературу. И новая книга — не исключение. Не пугайтесь, на ее страницах вы не найдете скучных психологических сентенций. Вас ждут прекрасный сюжет, мастерски прописанные диалоги до боли реалистичных персонажей, множество бытовых и поведенческих ситуаций, в которых каждый из вас когда-нибудь оказывался, и профессиональные комментарии автора — «по совместительству» практикующего психолога с огромным стажем, помогающие проанализировать не только события, происходящие на страницах книги, но и в вашей жизни.

Эпилог

В полнолуние все ведут себя нетипично.

Обычно спокойные представители человечества переживают возбуждение, а буйные затихают. Некоторым удается впасть в эйфорию, сопоставимую со счастьем. Около 40 процентов людей не чувствительны к влиянию Космоса. Но их и не видно, по ночам они спят, вне зависимости от начала или конца месяца, дышат ровно и глубоко. Спящие, мертвые и эмоционально-тупые погоду на планете не делают. Они ее и не воспринимают. Пропускают поток космических сигналов мимо ушей, дежурно следуя однажды выбранными маршрутами.

А лунные люди скапливаются по ночам. На улицах, в подъездах, на крышах, в аэропортах… В аэропортах и на железнодорожных вокзалах можно встретить тех чудаков, которые накануне почувствовали неукротимую тягу к перемене мест. Сидели, сидели, ничего не планировали, все их устраивало. А тут — бах! — прозрение: надо ехать, пора! И за пару часов они успевают отпроситься с работы, собрать чемодан, купить билет и, в мыле, примчаться на вокзал, в страхе упустить самое важное событие в жизни. Кассиры удивляются: вроде не сезон, и праздников никаких нет, а билеты разобраны, даже в СВ.

В театрах накануне полнолуния аншлаги, даже на слабых спектаклях. Это звездный час для актеров и режиссеров. Смекалистый режиссер премьеру назначит с учетом лунных приливов. В такие ночи на дорогах гарантированы пробки и аварии. Люди не могут себя больше сдерживать и несутся в порыве страстей в места особого назначения, вернее, предназначения. Человек стремится совпасть со своим Космосом, попасть в такт с небесными ритмами.

Думаю, в это время просыпаются инстинкты наших животных предков. Известно, что на луну воют волки. Но не все, а только лунные. Есть также лунные медведи, лунные белки и абсолютно точно есть лунные ежики. Уговаривать никого не буду, но если вы сопоставите лунный календарь с важными событиями, а также немотивированным скоплением возбужденного народа, из-за чего, кстати, происходят митинги, драки, а то и катастрофы, то увидите четкую закономерность: они случаются в полную луну. Ежики и волки не анализируют, а живут, подчиняясь сигналам спинного мозга. Человеку жить в унисон со Вселенной мешает головной мозг. Но не всякому. Ночью, когда культура предписывает расслабляться и погружаться во сны, то есть впадать в бесконтрольное состояние, бессознанку, мы остаемся, как на автопилоте, в режиме спинномозговых рефлексов. Лунный человек — тот, у кого спинной мозг сильнее головного. А ночью и подавно его голову можно игнорировать как мизерно малую величину.

Люди давно уже научились сажать рассаду и поливать капусту в полном соответствии с лунным календарем. Бабки заговаривают бородавки в полную Луну. Но вот признать, что население живет по лунным ритмам, на государственном уровне пока не удалось. Никто и не лоббирует эту идею.

Да в Государственной Думе и нет носителей лунной психологии. Люди с хорошей интуицией обходят такие места как кладбища. Там гаснут рефлексы и притупляются инстинкты, слепая зона для живого Космоса. Мертвые люди принимают законы для управления живыми. Это хорошо, что такие законы не соблюдаются. Это значит, что не все еще умерли.

Молодые люди более чувствительны к зову инстинктов, которые у них в силу возраста сильней, и за которые они еще не заплатили сполна. Молодые ничего не боятся, потому что они еще ничего не потеряли и ни за что не заплатили сполна. Времени впереди еще много, готовность к риску высокая, интерес к жизни неутоленный, нечего мелочиться. А лунные приливы они переживают как зов сексуальности.

Хотя лично я не уверена, что лунная энергия — сексуального свойства. Поэты в это время пишут некрофильские стихи. Композиторы — меланхоличные рапсодии, а танцоры Большого театра проводят ночи в унылых репетициях, отрабатывая партии из «Лебединого озера». Это очень похоже на вой одинокого волка перед последней схваткой… Может, рафинированное искусство — это предупреждение об ограниченности жизни?

У меня есть простая математическая теория: малыми силами можно возбудить население страны. Если в комнате закрыто 25 человек, и запустить туда парочку возбужденных психопатов, вся группа активизируется, забеспокоится и может выдать коллективную агрессию. Даже двух протуберанцев достаточно, чтобы воспалить воображение большинства. Ну а пропорция лунных людей ко всем остальным еще больше. Они и определяют настроение, желания, соображения, уровень активности остального населения. Не надо недооценивать простых, но по-особому заряженных граждан. Не только президенты правят миром.

Миром правит любовь. Или ее отсутствие.

Лунные люди — это дрожжи. От их брожения созревают вина и поднимаются хлеба. Очень важно, когда вы встречаете незнакомого человека, понять, он дрожжевой или кефирной закваски? От первых можно подзаряжаться энергией, как от высоковольтных столбов, так что и убить может. А вторые стараются вести себя нейтрально, сливаясь с фоном, но на деле, как тихие воришки, шарят глазами, что бы такое слямзить, взять себе на заметку, что бы такое впитать, чтобы жизнь не казалась пресной…

Все, что произошло в этой несколько приглаженной, припудренной и ретушированной истории, чтобы не смущать просвещенного читателя, атеиста и бессребреника, скептика и моралиста, случилось все-таки из-за Луны.

ГЛАВА I. ПОЛНОЛУНИЕ

***

Галя замерла в самом центре аэропорта Тель-Авива — у зеркальной струи фонтана, падающей круглым потоком прямо с потолка.

--— Надо же, как в Харькове! — цокнула она языком, вспомнив Зеркальную Струю на Сумской. — Красиво… И не жарко.

Обещали жару за 40, но приятно обманули: тут можно было жить. Галя достала из рюкзачка пудреницу с зеркальцем и картинно стала в нее глядеться, медленно распуская волосы. На того, кто уже наблюдал за нею, распускающаяся на фоне водного потока грива должна была произвести сногсшибательное впечатление. Галя медленно повела зеркальцем вправо-влево, чтобы увидеть эффект, но кругом были только — старушки, старушки, старушки…

Когда маячит перспектива переселения на кладбище, открывается второе, или тридцать второе дыхание, стареющая быстро женщина вдруг приобретает легкость божьего одуванчика. Она готова семенить в любом направлении, распространяться по всему свету со скоростью самолета, периодически укрываясь в прохладных ангарах. Особенно, как мы теперь знаем, в полную Луну.

Пенсионерки всех стран оккупировали аэропорт Тель-Авива.

Это разочаровывало. Хотелось настоящего зрителя.

Но в контур зеркальца Гали все-таки попался красавец восточных кровей. Молодой мустанг в полном напряжении мышц вдыхал широкими ноздрями воздух от мощных кондиционеров. И Галя не тормознув, сделала в его сторону такое движение крупом, от которого пассажиропоток резко поменял направление взгляда. И развернулась, чтобы метнуть молнию в самое сердце красавца.

И что бы вы думали? Красивую подачу отбила мама мустанга. Покрикивая и тыча пальцем в сторону электронного табло, она развернула его спиной к Гале.

Еврейская мамочка должна служить на границе. Там ни один шпион не протырится, — сказала она вечером в телефонном разговоре Полине.

***

Идея начать поиски жениха с Израиля принадлежала самой Гале. Как образованный, хотя и кое-как, инженер, она математически вычислила, что лучшие отцы живут в Израиле. То есть они там рождаются, воспитываются, растут и набираются сексуальной энергии, чтобы потом впрыскивать этот эликсир в чудо-женщин. А чудо-женщины, Галя была в этом абсолютно уверенна, рождались, воспитывались, росли и набирались сексуальной энергии в Украине, больше было негде. Нигде так женщины не хотели быть счастливыми и нигде так не хотели рожать детей, как на Черноземье. Оно и понятно: на чистом воздухе, парном молоке, варениках с сочной вишней получались только девушки «кровь с молоком». Уже далее на восток, кожа у девушек становилась не такой розово-прозрачной, а на запад — светлели глаза и рыжели брови, от близости моря, что ли?

Да это известно всем со времен Гоголя, что лучшие дивчата на Полтавщине. С тех пор генофонд если и изменился, то не в Галином случае. Ее родня и со стороны отца, и со стороны мамы, все выросли и жили в селе Васильевка Полтавской области.

— Полинка, нам будет так хорошо, так хорошо, что аж слезы наворачиваются. А как мы будем смеяться! А как мы будем танцевать! А как мы будем кушать, жадно, до отвала, пока глаза на лоб не повылазят…

— Галинка, ну ты расистка доморощенная. Кто же мужчин ищет по национальности? Это собак выбирают по породе, а муж — он один, единственный…

— Это все ваши русские сказки. Фантазеры! Почему это он один? Что я убогая какая-то, чтобы он у меня был один? Один уже был, да сплыл. И что мне теперь до самой смерти никакой радости? Да за что? Почему это борщ каждый день новый, а муж все время один? Пойми меня правильно…

Полина и Галя общались почти непрерывно. Галя не могла насытиться свободой, а Полина соскучилась по радостным интонациям, сигналам другой многообещающей жизни. Они вместе пили чай на кухне — старой, с обвисшими дверьми и конфорками, заросшими жирной грязью, в гостиной — на старом продавленном, покрытом старыми одеялами, вытертыми чужими торсами, принадлежавшими людям, которые тоже чего-то хотели от этой жизни, наконец, в спальню тоже можно принести две старые чашки и горстку конфет, чтобы нежиться под одеялами и не прерывать свои исповеди дежурными домашними ритуалами, вроде уборки или мытья посуды. Им было хорошо вместе, как двум маленьким девочкам, которых оставили родители дома одних, а сами ушли в гости. Делай, что хочешь!

Галя была уже замужем за таким же инженером, как она сама, но это было давно. В том же Харькове, она долго выбирала между русским и еврейским мальчиками, но исход этого состязания был предопределен силой русского характера. Сергей доказал как дважды два, что «против лома нет приема». Он не стал ухаживать или говорить слова о любви, может, он их и не знал, он только и всего, что взял чемодан и переехал к Галке на съемную квартиру, объяснив это просто: «Мне негде жить». Дальше у него хватило наглости столоваться тут же, у Гали, не тратя ни копейки на продукты. Потом он стал первым хватать телефонную трубку, фактически объявив всему свету, что Галя теперь не одна. С мужчиной!

Рис. Тройной портрет: Девушка восточной внешности в задумчивости накручивает на один пальчик казацкий чуб-оселедець — первый ухажер, в сорочке-вышиванке, на другой пальчик — пейсик — второй ухажер, в шляпе, с Талмудом.

Через две недели невнятной совместной жизни, ночью он присел на край кровати, когда Галя спала, и долго-долго сидел так, пока под утро не зазвонил будильник. Галя слышала все и почти не дышала. И хотя ничего такого не было, Галя за эту ночь если не поседела, то уж точно почувствовала, что стала настоящей женщиной. Она перестала улыбаться, как раньше — рот до ушей, шутить (Галка была смешливая!) , а молча пошла в парикмахерскую и коротко постриглась, как монашка.

Сергей, увидев такое преображение, заверил Галю угрюмо как перед казнью:

— Женюсь. Изменять не буду.

Звучало как: «Похороню с почестями и справлю тризну».

«Околдовал, сгубил мою девичью душу!» — горевала Галя, но ничего поделать не могла.

Так научила ее выходить замуж бабушка, когда рассказала маленькой десятилетней Галинке про то, как ее посватал хромой Петро, Галинкин дед, да так она и прожила с ним вместе всю жизнь, из жалости. Уж какой достался. «Хромой, да мой!»

— На меня что-то нашло! Господи, я была такая дурочка. Меня ж никто до этого не звал замуж. Я даже обрадовалась. Надоело уже ждать с моря погоды. Саша любил меня, но с мамой своей не знакомил. Так я и не попробовала фаршированную щуку, о которой он столько рассказывал. А тут все как-то быстро произошло. Хоть бы кто остановил. Вот ты — психолог, все знаешь, но тебя же не было. Моим вообще все равно — лишь бы замуж сбагрить девку… Так я и уехала на чужбину, за мужем, в Россию. Я отчаянная. А кто уедет один раз со своей земли, тому век по свету носиться. Моя бабушка вообще никогда из села не выезжала. Зачем, говорит, у меня все тут есть. А кому надо, сам найдет! «А то придет, а меня нема дома!»

— Галя, ты все-таки не забывай, что я в Москве родилась и выросла, и в моих жилах течет и еврейская, и русская крови. Нельзя тревожить национальность в человеке, это больно задевает.

— А я думала, что у женщин нет национальности, а одна только солидарность. Это же мужики придумали государства, чтобы своих жен не выпускать из загона. Государственные интересы! У нас, послушаешь, что ни мужчина, тот и депутат. У каждого программа защиты государственных интересов, а на деле — больше бабок и баб! Это не патриотизм, а мужской эгоизм. Я про это много думала. И мораль тоже придумали для женщин, чтобы они спокойней и послушней вели себя в стойлах.

— Галя, ну это уже зоология какая-то…

А ты слушай, психолог, если выжить хочешь, изучай ветеринарию. В небесах витать — опасное дело. Пойми меня, Поля! Не беда, что я чувствую себя лошадью. Беда, что эта кобылка такая несчастная...

© , 2014 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика