.
  

© С. А. Зелинский

Манипулирование массовыми психическими процессами посредством психоаналитических методик

««« К началу

Часть 2. Психоанализ и манипуляции массами.

Гл. 7. Подсознание. Результирующая действительность и манипулятивные функции.

Второе столетие мир существует с научным открытием Зигмунда Фрейда о природе бессознательного. И если до сих пор случаются споры по поводу неких постулатов психоаналитической теории Фрейда, то следует заметить, что основные расхождения наблюдаются вокруг ряда выводов основателя психоанализа (которые кто-то принимает целиком и полностью, а кто-то — с некоторыми, на его взгляд необходимыми коррективами), но уже мало найдется людей, начисто отвергавших существование бессознательного. (Причем, еще до Фрейда к схожим с ним результатам — пусть и не таким структурированным как у него — пришли некоторые философы и ученые. А само открытие, Зигмунд Фрейд приписывал своему другу и учителю Брейеру).

1

Однако, если на миг попытаться абстрагироваться от затянувшейся тяжбы между сторонниками и противниками учения Фрейда, и лишь только принять во внимание, что, по всей видимости (в т. ч. и подсознательно) все и так принимают,  — то уже задача данной работы нам видится как в неком подтверждении существования бессознательного (без чего само бессознательное вполне может и обойтись), так и, скорее всего, в раскрытии ряда характеризующих позиций его направляющей (руководящей) сути.

Действительно, можно без сомнения утверждать, что всеми нашими мыслями и поступками (мысли, вероятно, уже как нечто предшествующее поступкам) направляет бессознательное. (То, что Фрейд предлагал обозначить, — имеется в виду некая корректирующая, буквенная, составляющая, — «Оно», или — «ид», — в английско-латинской транскрипции). Нисколько нет смысла сейчас вдаваться во всю теоретическую базу основ психоанализа (тем более, об этом достаточно писал и сам Фрейд, и его последователи). Мы лишь попытаемся вынести на суд читателей кое-какие свои мысли о бессознательном.

Прежде всего, давайте еще раз условимся, что аксиому Фрейда о существовании бессознательного мы принимаем полностью. И тогда уже в наших дальнейших изысканиях будем исходить (и отталкиваться) исключительно от нее. А еще, быть может, говорить о бессознательном, как о неком целостном составляющим чего-то достаточно неделимого, неосознаваемого, но… реально существующего. (Т. е. рассматривать его как некую действительность, и при этом, полностью принимая все постулаты Фрейда, сейчас все же несколько обходя стороной эдипальные, предэдипальные, — как то: оральные, анальные и генитальные, — фазы развития, и где-то обходя стороной и комплекс кастрации, и либидо, эрос, инстинкт смерти, танатос и т. п.). И уже, вероятно, продиктовано это может быть исключительно тем, что мы совсем не собираемся прослеживать образование бессознательного. И потому, просто-напросто, обратимся к бессознательному как к некоему факту. Отрицать существование которого, — бессмысленно.

И тогда уже, исходя из позиции существования бессознательного, напомним, что любые поступки окружающих нас людей — следует интерпретировать с позиции теории предложенной Фрейдом. Например, если мы замечаем, что кто-то начинает изменять свое отношение к вам, то наиболее логичным попытаться проследить (понаблюдать, проанализировать) подобный ход действий человека  — с позиции его мыслей. Всегда должна быть какая-нибудь точка отсчета, от которой можно отталкиваться не только ему, но и вам. Быть может есть смысл попытаться вернуться к ней, где несложными, а где и хитроумными комбинациями вынудив этого самого — интересующего вас индивида — еще раз «проиграть» в своих мыслях, своей памяти, своем бессознательном — прежнюю ситуацию; но вот только с одним отличием: эффект от этого должен быть необходим вам. И даже ничего страшного, если от этого немного исказиться сама «правдивость» ситуации. В свете уже написанного, смеем вас уверить, что вообще само понятие «ложности» или «правдивости», — зависит в первую очередь от того, как:

а) об этом будет думать этот индивид;

б) от того, как сделаете вы так, чтобы он «правильно» подумал. Причем, чуть вдаваясь в философское понятия вопроса, заметим, что, на наш взгляд, понятий истинности и ложности — как бы заранее не существует. Ибо они в первую очередь, — а то и исключительно, — зависят от субъективности, и еще больше, — от относительности как самого вопроса, так и вашего мнения; или, если быть точнее, — о т. н. «нужности» самого вопроса. И тогда уже стоит сделать шаг к тому, чтобы ключ к разрешению подобных — в какой-то мере и абстракто-будущих — вопросов был исключительно ваш. А значит, и последнее слово — останется за вами. Тем более что большинство из людей — достаточно легко «перенастроить» в нужное (вам) русло. И сделать это возможно — зная механизмы воздействия на подсознание.

Таким образом, мы подошли к вопросу манипулирования над сознанием (в т. ч. и над бессознательным), и почти исключительно вторгаясь в область неких психических процессов, а то и вообще, — ключевых характеристик действительности.

И тогда уже именно отсюда следует, что, вторгаясь в область управления психическими процессами — мы неким таинственным образом можем использовать своего рода «перенаправление» мыслей (а значит и самих действий) в нужном (уже для нас) направлении. Что, поистине бесценно. Ибо мы, таким образом, получаем в свои руки оружие, способное приводить к беспроигрышной и всецело программируемой (как и контролируемой) нами ситуации. Тем более, в качестве экспериментирующих ситуаций можно — в дальнейшем — создавать любые (как бы заранее невыгодные вам позиции), с конечной (и заранее известной) целью — повернуть все в вашу пользу. Т. е. это уже своего рода игра, заключающаяся:

а) дать «противнику» некую фору;

б) дождаться, пока ситуация начнет принимать «нежелательный» для вас оборот;

в) исправить (выравнять) ситуацию;

г) выйти «в отрыв»;

д) закрепить свою побуду. В т. ч. и как бы «зарезервируя» подобный «программируемый» результат на будущее, лишая таким образом «противника» не только на сопротивление, но и на какие-либо даже мысли об этом.

Причем, следует иметь в виду, что практически любой индивид подсознательно готов к поражению. Здесь первостепенное значение имеет некая установка (ориентация на миф), или, другими словами, в вашу пользу играет своего рода нуминозный опыт, или память предков, если хотите, — человечества в целом.

Т. е., несмотря и на некую «запрограммированность на успех» (опять же, у некоторых людей с ярко выраженными лидерскими качествами), практически все, так или иначе, но подсознательно ожидают своего рода «форс-мажорной» ситуации, (уже тут начиная убеждать себя, что, мол, всегда в любом вопросе бывают исключения, — вспомним бытующие в народе поговорки типа: «нашла коса на камень», «и на старуху бывает проруха»…, — когда поражение возможно, как бы, — по независящим для вас обстоятельствам), вследствие которой они (подсознательно) «готовы проиграть». (Тем более, что для того что бы унять свое «восстающее» против этого «Я» — есть немало способов «оправдать» поражение. Причем, опять же, лидерские качества почти находятся в симбиотической связи со своего рода творческими способностями, и уже тогда — если допустить, что это так — фантазийность вариативности идей нацеленных на поиск оправдывающих все и вся решений может быть чуть ли не безгранична. И тогда уже какое-то одно-два из них — сознание «Я», совесть «Сверх-Я» — принимает пусть и с показным «скрипом в сердце»).

Так что, если хотите, за развитие подобного рода «инсценировки сюжета» всех последующих (а то и первоначальных,  —ведь вполне можно начать как раз с этого, не дав «противнику» какой-либо форы, и с первых своих шагов «строить» общение «строя» в русле нужного вам поведения) действия интересующего вас индивида предрасположена сама природа. Своего рода, на руку играет некая «философичность бытия». И мир от этого не рухнет, и земля не начнет вращаться в другую сторону. И оттого, что вы сможете направлять, — а, быть может, и только слегка корректировать, — действия других людей — даже не изменится ваша совесть. Тем более, что на каком-то этапе (через весьма незначительное время), подобные ваши «способности» перейдут исключительно в ведение бессознательного. А значит,  — все будет происходить как бы «автоматически», и уже даже независимо от вас.

2

Если попытаться подойти к интерпретации направленности содержания психики (своего рода проецирования того, что заложено в подсознании — на мотив поведения индивида в окружающем мире), то уже вполне бесспорно, что истоки (этой самой «руководящей роли») следует искать именно в бессознательном. Причем и основная роль — отводится именно подсознанию.

Что же оказывает влияние на подсознание?

Ну, во-первых, как мы уже отмечали — т. н. нуминозный опыт. Опыт человечества. Опыт предков. Своего рода — коллективное бессознательное (на существовании которого настаивал Юнг, да, чуть позднее, и сам Фрейд). Кроме того,  — оказывает немалое значение и специфика существования мифов (которым и Фрейд и Юнг уделяли немалое влияние). Ведь что такое миф? Это некая, кем-то и когда-то (т. е. относительно давно, хотя бывают и специально насаждаемые мифы, своего рода «подделки») придуманная легенда, которая переходя из поколение в поколение, на каком-то этапе своего существования уже стала прочно ассоциироваться с природой земного бытия. (Попросту — «застревает» на подсознательном уровне, т. е. то, о чем говорят: «засесть в головах» людей). В данном случае — уже современных людей. И уже хотим мы того или нет, но этот самый миф будет оказывать подсознательное влияние на совершаемый характер наших поступков. (Причем, опять же, свое воздействие он как раз уже оказывает именно на стадии принятия решений, каким-то незамысловатым образом и уже участвуя в образовании самой «нужной» мысли, и — главное — оказывая на нее, порой, результирующее влияние). А, в случае если возникает хоть какое-то, пусть и незначительное, сопротивление в нашей психике по поводу этого вмешательства — столь явного по своей сути — то, далее, возникает некий дискомфорт, в зависимости от стадий образования которого, мы начинаем ощущать что-то вроде накапливающихся в нас противоречий; выходом которых — в зависимости от состояний нервной системы — служит рождение какого-нибудь стресса: это может быть или, порой, ярко выраженная, агрессия (формы направления которой иной раз совсем непредсказуемы), или наоборот — упадок сил, настроения, своего рода депрессивные состояния. И иного, как говориться, не дано.

Во-вторых, на подсознание оказывает влияние, опять же, сама форма (способ) образования бессознательного. Ведь, так или иначе, все, что когда-нибудь было нами услышано или увидено (т. е. любая информация с печатных и электронных изданий, информация полученная посредством теле — аудио—и видео— носителей) так или иначе, но откладывается в бессознательном. И уже в последующем, все это — неким таинственным образом — «смешивается», «перемешивается», и, обогащаясь коллективным бессознательным,  — рождает (опять же, — все вновь помноженное на уже чисто природные, индивидуальные, черты данного индивида, как то: интеллект, талант, творческие способности…) некий первичный слой бессознательного, который как раз и участвуют в образовании тех мыслей, которые затем будут перенаправлены в «соответствующие органы индивида» (в данном случае, вероятно, ЦНС — центральную нервную систему), для их последующего осуществления в виде принимаемых решений, или уже скорее — свершения этих самых решений, т. е. образованию поступков. И иного, как говориться, не дано.

Теперь попытаемся коснуться этой самой «результирующей роли бессознательного».

Мы выяснили, что подсознание имеет первостепенное значение в принятии решений, возникающих в человеческой психике. Что же это значит? И вот уже как раз тут, мы должны обратить внимание (главным образом это имеет значение в общении с другими людьми), что характер поведения человека, его слов и поступков, как мы уже выяснили, будет зависеть почти исключительно от бессознательного. (В какой-то мере, рассматривая, конечно же, психику более-менее «нормального» человека; потому как, на наш взгляд, не совсем адекватное поведение индивидов, имеющих какое-то отклонение в психике, зависит, конечно, от бессознательного, но уже на это бессознательное оказывают влияние, — и, зачастую, самое непредсказуемое — целый ряд других характеристик, как то: «больное воображение», явная мнительность, раздвоение личности и иные позиции, относящиеся, например, к симптоматике психопатий, что в итоге — могут приводить к порой непредсказуемым последствиям). И тогда уже, прежде чем выразить свое отношение к какому-либо действию, порой, быть может, и «странному», на ваш взгляд, интересующего вас индивида, следует попытаться проанализировать (чтобы «управлять» психикой, — без анализа, а значит неких аналитических способностей, не обойтись), или иными словами, проинтерпретировать «поведение» этого самого индивида — с позиции психоанализа. Психоаналитического учения Фрейда.

И быть может в этом случае, ваше первоначально мнение об этом человеке несколько изменится. А значит, — если будет на то желание, — вы сможете попытаться вторгнуться в область (сферу) принятия решений этим индивидом, с целью как повлиять (опять же, при желании) на мотив его поведения.

Практически любого человека (за малым исключением специалистов-манипуляторов) можно как «повернуть» («перепрограммировать») в свою пользу, так и обратить против себя.

Вероятно, в чем-то подобном и заключается искусство манипулирования над людьми. Искусства, так великодушно подаренного человечеству гениальнейшим австрийским исследователем, профессором Зигмундом Фрейдом.

Гл. 8. Подсознание. Миф — как управление реальностью.

В данном случае мы попробуем, в какой-то мере, приоткрыть завесу над одной из характеристик бессознательного, проследив влияние подсознания на действительность (текущую жизнь) индивида, и попытавшись определить зависимость между его сегодняшним (нынешним) поведением и тем, что у него находится в бессознательном.

Т. е. зададимся вопросом: насколько в действительности бессознательное (и в большей мере его содержание) влияет на характер реальных поступков индивида?

И тогда уже мы должны попытаться выяснить: за счет чего так происходит? Почему роль бессознательного постулируется в реальную действительность, ставя эту самую действительность в некую зависимость от содержания бессознательного?

Здесь, вероятно, следует еще раз вернуться к содержанию бессознательного. И в большей мере — к формированию его. А заодно попытаться ответить на вопрос: можно ли каким-нибудь образом проследить зависимость между содержанием бессознательного, и характером поведения индивида в нынешнем времени?

Как известно, в содержании бессознательного принимает участие несколько своеобразных структурированных единиц, представляющих своего рода пласты бессознательного. Это:

  • нуминозный опыт, опыт предков, т. н. коллективное бессознательное (то, что доходит до нас роли мифов, легенд, саг…);
  • т. н. сказочная культура, то, что формирует дальнейшее мировозрение людей, проникая в их подсознание в период раннего детства);
  • информация, поступаемая в бессознательное из книг, с теле —, видео—и аудио носителей, радио, получаемая в процессе коммуникации, да и вообще жизни индивида в социуме (т. н. совместного сосуществования людей).

Роль каждого из трех перечисленных нами составляющих бессознательного бесспорна и неоценима. Можно даже предположить, что они все вместе находятся в некоем симбиотическом взаимодействии, периодически переходя одно в другое, дополняя друг друга, и, в конечном итоге, так или иначе, оказывая результирующее влияние на поведение индивида. И, вероятно, уже отсюда, — определяя характер и направление как поступков, так и свершаемых действий.

Однако, несколько вернувшись к заглавию данной работы, попытаемся проследить какое влияние на мотивы поведения людей оказывают некие мифические составляющие его коллективного бессознательного. В какой-то мере сами мифы — ничто иное, как продукт коллективного бессознательного. И тогда уже мы находим, что именно в их формировании принимает непосредственное участие весь т. н. нуминозный опыт предшествующих поколений. А сформированный таким образом миф — «начинает работать» и в наши дни. Вернее — как раз здесь его влияние становится практически неоценимым. Можно даже заключить, что в тех или иных приоритетах, как мы доселе считали сознание — на самом деле «первую скрипку» задает именно бессознательное. Именно там, в подсознании, рождающийся мотив совершения какого-либо действия ощущает на себе воздействие мифологического прошлого, и таким образом само уже новое, совершенное действие — будет напрямую зависеть от составляющего мифического образа.

Как формируется этот самый мифический образ?

Все, на самом деле достаточно просто. Из чего состоит психика современного человека? Можно сказать (и в первую очередь это заметил еще Фрейд), что современный человек и первобытный — суть одно и того же. И единственно, чем первый может отличаться от второго — неким культурным слоем, пластом, который успел заполнить (или, скорее, дополнить) его бессознательное. Т. е. новый, культурный, современный человек — это тот же самый первобытный варвар, но только с множеством сформировавшихся во время эволюции табу (норм и запретов), из которых, живя в современном обществе — вынужден сдерживаться, живя по установленным (как им самим, так и этим же самым обществом) запретам. Всецело, при этом, подчиняясь этой системе запретов. А так — в его бессознательном первенствуют все те же основополагающие принципы удовлетворения желаний: т. е. вкусно и много поесть (а то и съесть кого-то), удовлетворить сексуальные инстинкты (кого-то «поиметь») и поспать. Это первично. А уже заработать денег, пообщаться с друзьями-товарищами, посмотреть фильм, прочитать книгу и т. п. — вторично. (Большинство из которого, опять же, не иначе как суть возможности исполнить три первоначальных желания).

И тогда уже то, что когда-то находилось рядом с первобытным человеком, то, что каким-то образом уходило (вытеснялось) у него в подсознание (или бессознательное) — это все со временем и превращалось в мифы, легенды, сказания. И таким образом, передаваясь через генетическую память и через коллективное бессознательное (что, в принципе, суть одно и тоже) дошло до наших дней.

Можно даже сказать, что современный человек не может без мифов. Они ему нужны и необходимы. И именно эти мифы, находясь и базируясь исключительно в бессознательном, оказывают самое непосредственное влияние на поведение современного человека. Задействуя, быть может, какие-то тайные механизмы его души, находя какие-то рычажки управления (взаимодействуя с его бессознательным), и когда подобное происходит — можно говорить о том, что пусть как-то и неосознанно (т. е. просто-напросто непонятно для себя) человек совершает те или иные поступки, делает тот или иной выбор в приоритете выбора. Конечно же, зачастую и не осознавая всего в полной мере сам, но всецело (и, зачастую, независимо для себя) подчиняясь единому порыву свершения чего-то. И тот, в руках кого находятся подобные «рычаги» управления бессознательным (например, как через использование уже существующих мифов, так и с помощью формирования каких-либо новых) — получает возможность манипуляции, или управления. Управления другими людьми.

Гл. 9. Критический аспект цивилизации.

В одной из своих программных работ («Недовольство культурой») Зигмунд Фрейд достаточно четко расставил акценты влияния на подсознание (а отсюда и поведение людей) цивилизации, или, быть может, лучше сказать: цивилизованности. Он пришел к заключению, что психика современного человека, по сути, ничем не отличается от психики первобытного. За исключением одной маленькой детали (которая может быть как плюсом, так и минусом, в зависимости, под каким углом зрения смотреть). Речь идет о культуре. Именно о той самой культуре, которая, безусловно, являясь одним из достижений цивилизации — в некоторых случаях, к сожалению, несет в себе и ярко выраженный негативный акцент, способствуя развитию целого ряда заболеваний (отклонений психики) свойственных т. н. современному человеку.

Мы не будем рассматривать все формы подобных «отклонений», и в какой-то мере остановимся на одной из них. Речь идет о страхе.

Сам по себе страх также имеет, как минимум, несколько разновидностей, и уже тогда — желая еще более структурировать характер данной работы — обратим внимание на страх, выражающийся в появлении целого ряда негативных аспектов в психике (затрагивающих в какой-то мере и физиологическое состояние) и развивающегося при необходимости появления в общественных местах.

Скажем сразу, что любое скопление народа вызывает особого рода измененные состояния сознания (которые Зигмунд Фрейд достаточно подробно описал в работе «Психология масс и анализ человеческого Я», достаточно подробно рассмотрев специфику как массообразования, так и поведения человека в массе, в толпе). Действие, бессознательно вынуждающее индивидов сосредотачиваться в группы — страх. Ну или уже получается, — стремление от этого страха избавиться.

Попробуем разобраться в природе подобного страха. А так как страх это для индивида своего рода проблема, то как бы далее, попробуем наметить пути выхода из возникшей проблемы.

Итак — рассмотрим возможные причины образования подобного рода фобических состояний.

В наше время уже нет никаких оснований ставить под сомнения выводы полученные З. Фрейдом еще более столетие назад: о необходимости искать истоки всего, что случилось с индивидом уже в зрелом возрасте — в детстве. Вернее даже в раннем детстве.

И тогда перед нами вновь замаячит тень Эдипова комплекса: т. е. желания инцестуозной связи маленького мальчика с матерью,  — и его первом страхе, заключающемся в существовании «грозного» отца, который может за подобную «связь» (даже саму мысль о ней) подвергнуть ребенка (сына) кастрации. А значит уже отсюда — тайном желании «убить» отца. Как мы помним, Эдипов комплекс появляется у ребенка в достаточно раннем возрасте (во времена Фрейда — 5-6 лет, в наши дни в отдельных случаях этот срок следует снизить до года-полутора лет), после чего практически полностью вытесняется в подсознание, и с тех пор находится уже исключительно в бессознательном, лишь иногда (в отдельных случаях) проявляя свое негативное воздействие.

Однако, если рассматривать природу возникновения страха еще шире, то нам следует отправиться на несколько тысячелетий назад, к первобытнообщинному строю, когда страх (вместе с чувством вины) возник у первых первобытных людей после убийства (и, вероятно, съедения) своего первобытного отца, старейшины, главы племени, запрещавшим им удовлетворения тех же самых инцестуозных желаний в своем племени). (См. работу Фрейда: «Тотем и табу»). Затем этот страх точно так же «вытеснился» в бессознательное, которое, как известно, не имеет срока давности. Т. е. в отличие от сознания (например, память как одна из наиболее распространенных форм выражения), где хранится только информация поступившая в течении жизни индивида — в бессознательном (или подсознании) хранится все то, что было накоплено человечеством веками.

Итак, более менее, разобравшись с первоистоками возникновения страха, попробуем коснуться возможных причин его образования в наши дни, причин образования страха у современного человека.

И уже здесь, сама причина прослеживается достаточно четким образом. Ибо на психику современного человека действуют все те (накопленные цивилизацией) системы норм и запретов, которые в совокупности со своеобразными принятыми т. н. моделями поведения индивида в обществе образуют своего рода табу, распространяющиеся на все, что выходит за эти самые принятые и распространенные нормы жизни в социуме.

И тогда уже индивид поставлен как бы в жесткие (достаточно жесткие) нормы существования в цивилизованном обществе. Любая попытка выхода из которых (зачастую даже мысль об этом) наказывается появлением страха. Причем развивающийся таким образом страх (получая своеобразную пищу в виде «потворствования» индивида уже т. н. «осколочным» следствиям страха) накапливается (в т. ч. и в подсознании), тем самым, загоняя человека в еще более жесткие рамки получившего «внезапную» свободу бессознательного.

Каковы же способы разрешения наметившихся противоречий?

На наш взгляд, наиболее результативным способом (и, так сказать, возможностью достижения сравнительно быстрых результатов) может быть т. н. возвращение индивида к первобытным моделям поведения.

Т. е. речь попросту идет о том, чтобы постараться «сбросить» с себя оковы цивилизации, постаравшись на какое-то время превратится в того самого первобытного человека.

И не надо уже думать ни о какой культуре! В данном случае — она лишь только загоняет человека в рамки, формируя личность исключительно интеллигентного человека (что в иные моменты может быть и не плоха), и тем самым лишь только способствуя дальнейшему развитию проблемы. Т. е. того же страха, который не только мешает жить, но и уже подчиняет индивида своей воли, делая его своего рода заложником цивилизации. Или, если угодно, культуры.

P. S. Речь о возвращении к «культуре» первобытнообщинного человека не стоит понимать буквально. Да и требуется соблюдать своего рода «технику безопасности», ибо быть хамом, негодяем и мерзавцем значительно легче, чем высоконравственным человеком. Поэтому в данном случае, речь может идти как о моделировании некоторых жизненных ситуаций в своего рода неформальной обстановке, так и проявлении всего того, чего бы вы никогда не сделали — исключительно в тот период, когда с вами никого нет рядом; т. е. когда вы находитесь исключительно наедине с самим собой.

Ну и, конечно же, следует не забывать, что необходимость в подобного рода поведении (т. е. возвращении к первоистокам) — своего рода вынужденная мера, оправданность которой (при должном соблюдении «правил игры») на каком-то этапе жизни отпадет сама собой.

Ну а пока требуется «играть».

««« Назад  К началу  

© , 2005 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов