.
  

© С. А. Зелинский

Информационно-психологическое воздействие на массовое сознание

««« К началу

5. ТВ — как вариант исцеления. Два подхода

Телевидение (ТВ) является мощным средством воздействия на психическое состояние как индивида, так и масс. Об ужасающем воздействии ТВ на психику масс мы писали в прошлых наших исследованиях[283]. Поэтому сейчас лишь в общих чертах обозначив подобного рода воздействие (в т.ч. схемы манипулирования массовым психическим сознанием посредством СМИ), попробуем найти механизмы положительного воздействия влияния средств массовой коммуникации и информации, рассмотрев вопрос возможного благотворного влияния СМИ на психику масс.

Вначале кратко перечислим механизмы воздействия с помощью средств массовой информации на масс-медиа-аудиторию[284], рассмотрев подобное в тезисном исполнении.

Существует проблема подверженности современного человека к манипулированию посредством телевидения. Отказаться от просмотра телепередач для большинства индивидов невозможно, потому как специфика телесигнала и подачи материала построена таким образом, чтобы сначала провоцировать в индивиде симптомы психопатологии, а позже — снимать их, посредством телетрансляции, тем самым, обеспечивая устойчивую зависимость (сродни наркозависимости).

Все, кто на протяжении длительного времени смотрел телевизор — находятся в подобного рода зависимости. Они уже не могут отказаться от просмотра телепередач, потому что, в случае избегания просмотра, у подобных индивидов могут начинаться состояния, напоминающие по своим характеристикам симптоматику невроза.

На провоцировании в психике индивида симптоматики пограничной психопатологии основано значительное действие манипулятивных методик. Посредством телесигнала телевидение кодирует психику индивида. Основано такое кодирование на законах психики, согласно которым любая информация сначала поступает в подсознание, и уже оттуда оказывает воздействие на сознание. Таким образом, посредством телетрансляции становится возможным моделировать поведение индивида и масс.

«Телепродукция — это «товар» сродни духовному наркотику, — замечает профессор С.Г. Кара-Мурза[285]. — Человек современного городского общества зависим от телевидения…

 … воздействие (телевидения) таково, что человек частично утpачивает свободу воли и пpоводит у экpана гоpаздо больше вpемени, чем того тpебуют его потpебности в инфоpмации и pазвлечении…

Как и в случае наркотиков, человек, потребляя современную… телепрограмму, не может рационально оценить характер ее воздействия на его психику и поведение.

Более того, поскольку он становится «зависимым» от телевидения — (то) продолжает потреблять его продукцию даже в том случае, если отдает себе отчет в ее пагубном воздействии».

Первое массовое вещание началось в фашисткой Германии, во время Олимпийских игр 1936 года[286] (Гитлер первым понял и стал использовать манипулятивные возможности ТВ). Немногим ранее, в апреле 1935 года в Берлине появился первый телесалон на 30 человек с двумя телевизорами, а осенью 1935 года открылся телетеатр с проектором на 300 человек[287].

В США в 1946 году телевизор имели только 0,2% американских семей. В 1962 году эта цифра возросла до 90%, а к 1980 году телевизоры имели почти 98% американских семей, причем некоторые семьи имели по два-три телевизора[288].

В Советском Союзе регулярное телевизионное вещание началось в 1931 году из здания Московского радиоузла на Никольской улице (ныне Российская телевизионная и радиовещательная сеть — РТРС)[289]. А первый телеприемник появился в 1949г. (назывался КВН-49, был черно-белым,  экран был чуть больше размеров почтовой открытки, для увеличения изображения применялась линза, приставляемая к экрану, которая увеличивала изображение примерно в два раза.)

До середины 80-х гг. в нашей стране существовало всего два-три канала, причем, если первый канал могли смотреть почти 96% населения страны, то два канала «ловилось» не у всех (в зависимости от региона), примерно 88% в масштабах страны. Три канала — было только у третьей части страны. Причем большинство телеприемников (на две трети) еще до 90-х годов оставался черно-белым[290].

При проведении телетрансляции происходит воздействие на психику посредством задействования различных форм передачи информации; одновременное участие органов зрения и слуха еще больше задействуют пласты подсознания, за счет чего достигается максимальный манипулятивный эффект.

Через 20-25 минут просмотра телевизионной передачи мозг начинает впитывать любую информацию, которая поступает посредством телетрансляции.

Вспомним, один из принципов манипуляции массами — внушение.

На этом принципе основано действие телерекламы. Например, человеку показывается какой-нибудь рекламный ролик. Предположим, поначалу у такого человека происходит явное отторжение демонстрируемого материала (т.е. его представление об этом товаре другое). Такой человек смотрит, слушает, оправдывая себя тем, что ничего подобного покупать не будет. Этим как бы успокаивает себя. На самом деле, если на протяжении длительного времени в информационное поле человека попадает какой-нибудь сигнал, то информация неизбежно откладывается в подсознании. А значит, если в последующем станет выбор между тем, какой товар купить, такой человек бессознательно отдаст предпочтение тому товару, о котором уже «что-то слышал». Более того. Именно этот товар в последующем будет вызывать в его  памяти положительный ассоциативный ряд. Как чего-то знакомого. В итоге, когда такой человек становимся перед выбором товара, о котором ему ничего не известно, и товара, о котором он уже что-то слышал — то инстинктивно (т.е. подсознательно) потянется к знакомому товару. Причем в данном случае зачастую важен фактор времени. Если на протяжении длительного времени перед нами проходит информация о каком-то товаре, он уже автоматически становится чем-то близким нашей психике, а значит, человек бессознательно может сделать выбор в пользу такого товара (подобной марки товара, бренда).

Говоря о современных средствах массовых воздействий на аудиторию, мы должны говорить о сочетании рекламы и средств массовой коммуникации (СМК). Воздействуя на подсознание индивида, реклама приводит к тому, что человек уже не принадлежит самому себе. Он подчиняется навязываемым ему принципам и нормам жизни. И даже если сознательно он еще противится некоторым из них, подсознательно он уже делает выбор в пользу той или иной психологической установки со стороны манипуляторов.

Манипуляторами также может формироваться комплекс неполноценности у определенных групп населения, не имеющих возможности купить тот или иной товар. Товар, соответствующий тому или иному стилю жизни.

(Пример: ТВ  посредством передач определенной направленности формирует образ успешных людей, имеющих средства, чтобы покупать себе любые товары. Народ желает приблизиться к такому же уровню потребления, отсюда рост кредитов со стороны банков, и в целом — рост невротических зависимостей и озлобленности в обществе; кредиты ведь надо отдавать.)

Зарубежные ученые выделяют пять стадий взаимодействия социума и телевидения[291]. Так, на первой стадии культуролог Коттак отмечает внимание в первую очередь к источнику информации (телевизор), а не к самой информации. На второй стадии происходит уже некая оценка информации. Тот или иной индивид уже начинает принимать или отвергать ту или иную информацию. Кроме того, обладание телевизором на этой стадии уже отмечается индивидом как повышение собственного социального статуса, а значит, начинает восприниматься большей частью в положительном аспекте.

Третья стадия характеризует собой развитие массового телевидения. Телеприемник могут себе позволить приобрести многие семьи. На четвертой стадии — взрослые уже не только проводят значительное количество времени перед телевизором, но и он уже начинает строить их жизнь посредством полученной когда-то информации посредством телепросмотра. Пятая стадия характеризует собой появление кабельного телевидения, а значит, растет избирательность в получении той или иной информации[292].

При этом современный этап развития телевидения характеризует собой изменения, происходящие от простого просмотра телепередач через телеприемник (как это происходило в 20 веке), к таким разновидностям телевидения, как спутниковое (всемировое), кабельное (абонентское), кассетное (ТВ посредством лазерных дисков), титровое телевидение (видеотекст, телетекст)[293].

Кроме того, мы должны говорить и о том, что манипулирование психическим сознанием масс заложено в любой телетрансляции. Как отмечает доцент, кандидат филологических наук А.Н. Фортунатов: «В самой специфике телевизионной информации заложена необходимость восприниматься некритично, соответствовать ожиданиям аудитории, ее стереотипам и устойчивым представлениям о реальности. Телепрограмма с первых же секунд должна сигнализировать зрителю о том, что она адресована именно ему, отвечает его потребностям. После этого такие импульсы должны повторяться с достаточной периодичностью, чтобы у сидящего перед экраном человека не появилось мотивов переключить канал. Зритель выступает своеобразным «резонатором» между собственными представлениями о мире и тем, что он видит по телевизору, получая «из ящика» подтверждения правильности своего выбора. В свою очередь, социальная адекватность программ становится результатом напряженного творческого поиска, сохранения режиссерами и журналистами «чувства правды» для референтной части аудитории. А «формирование вкусов» — это коллективный процесс, одинаково касающийся как самих телевизионщиков, так и потребителей их информации»[294].

При этом следует говорить об информационном управлении (посредством телевидения в частности, и средств массовой коммуникации в целом). Причем, рассматривая вопрос управления, можем заметить (основываясь на пример Перестройки и разрушения вследствие этого социального уклада советского общества), что эффективность подобных действий строилась на методологической базе Антонио Грамши, считавшим, что для разрушения общества массовая революция будет слишком сложна, так как является изменением «базиса», что в современных условиях относительно сложно. И легче в таком случае изменить «надстройки», то есть другими словами — направить манипулятивное воздействие на интеллигенцию, потому как изменение ее мировоззрения — окажется заметно выигрышнее, в том числе, и по времени, нежели чем пытаться изменить сознание всего общества сразу[295] .

Манипулирование массовым психическим сознанием посредством телевидения.

Посредством телесигнала становятся возможными следующие виды манипулирования общественным — массовым — сознанием.

1). Фабрикация фактов.

В данном случае эффект манипулирования происходит в результате мелких отклонений, используемых при подачи материала, но действующих всегда в одном направлении.

Манипуляторы говорят правду, только когда правда может быть легко проверена.

В остальных случаях — стараются преподнести материал в нужном им ключе. Причем ложь становится наиболее эффективной, когда опирается на заложенный в подсознание стереотип.

«Основные методы фабрикации фактов были отработаны… в ведомстве Геббельса, — отмечает профессор Кара-Мурза[296]. — Они были во многом новаторскими и ставили в тупик западных специалистов. Так, фашисты ввели прием подстраховки ложных сообщений правдивыми, даже очень для них неприятными. В такой «упаковке» ложь проходила безотказно».

2). Отбор для материала событий реальности.

В данном случае эффективным условием программирования мышления является контроль СМИ, с целью подачи единой информации, но различными словами.

 Допускается также деятельность оппозиционных СМИ. Но деятельность их подконтрольна, и фактически не выходит за рамки разрешаемого им вещания.

Кроме этого СМИ используют т. н. принцип демократии шума, когда ненужное манипулятором сообщение просто должно погибнуть под мощным выбросом разносторонней информации.

3). Серая и черная информация.

«Во второй половине ХХ века, — отмечает Кара-Мурза[297], — …СМИ стали использовать технологии психологической войны.

Американский военный словарь 1948 г. дает психологической войне такое определение: «Это планомерные пропагандистские мероприятия, оказывающие влияние на взгляды, эмоции, позиции и поведение вражеских, нейтральных или дружественных иностранных групп с целью поддержки национальной политики». В… руководстве (1964) говорится, что цель такой войны — «подрыв политической и социальной структуры страны… до такой степени деградации национального сознания, что государство становится не способным к сопротивлению».

4). Большие психозы.

Кара-Мурза отмечает[298], что тайными задачами СМИ является превращение граждан нашей страны в единую массу (толпу), с целью общего регулирования распространения потока информации, которой обрабатывается сознание и подсознания индивидов.

В итоге, — такой толпой легче управлять, а средний обыватель беспрекословно верит самым нелепым утверждениям.

5). Утверждение и повторение.

В данном случае  информация подается в виде готовых шаблонов, которые фактически бьют на стереотипы, имеющиеся в подсознании.

Как пишет С.Московичи, «утверждение в любой речи означает отказ от обсуждения, поскольку власть … идеи, которая может подвергаться обсуждению, теряет всякое правдоподобие. Это означает также просьбу к аудитории, к толпе принять идею без обсуждения такой, какой она есть, без взвешивания всех «за» и «против» и отвечать «да» не раздумывая»[299].   

В мышлении индивида, отмечает Кара-Мурза[300], сложился определенный, мозаичный тип культуры. СМИ являются фактором укрепления такого типа мышления, приучая индивида мыслить стереотипами, и не включать интеллект при анализе материалов СМИ.

 С.Московичи писал»: «Грамматика убеждения основывается на утверждении и повторении, на этих двух главенствующих правилах»[301].

Лебон отмечал: «Повторение внедряется … в глубины подсознания, туда, где зарождаются мотивы наших действий»[302].

Другими словами — именно чрезмерное повторение в итоге притупляет сознание, заставляя практически без изменений любой получаемой информации откладываться в подсознании. Заметим, что из подсознания, через определенный промежуток времени вся информация в итоге оказывается в сознании.

«…повторение — один из тех «психологических трюков», которые притупляют рассудок и воздействуют на бессознательные механизмы, — пишет Кара-Мурза. — При злоупотреблении этим приемом стереотипы усиливаются до устойчивых предрассудков, человек тупеет».

6) Дробление и срочность.

В данной методике манипулирования, используемой СМИ, целостная информация разделяется на фрагменты, чтобы индивид не смог соединить их в единое целое и осмыслить проблему.

«Это — фундаментальный принцип мозаичной культуры, — пишет Кара-Мурза[303]. — Дроблению служит множество технических приемов: статьи в газете разбиваются на части и помещаются на разных страницах, текст или телепередача разбиваются рекламой.

Г.Шиллер дает описание этой технологии: «Возьмем, например, принцип…компоновки первой страницы крупной ежедневной газеты. Общим для всех является полная разнородность подаваемого материала и абсолютное отрицание взаимосвязи освещаемых социальных явлений. Дискуссионные программы, преобладающие на радио и телевидении, представляют собой убедительные образцы фрагментации как формы подачи материала. Что бы ни было сказано, все полностью растворяется в последующих рекламных объявлениях… и сплетнях»[304].

П. Фрейре считает дробление «характерным приемом культурного подавления», который принят как специфическая форма подачи информации в США[305].

Из США этот прием распространился на все системы СМИ, занятые манипуляцией.

 Г.Шиллер так объясняет эффективность этого приема: «Когда целостный характер социальной проблемы намеренно обходится стороной, а отрывочные сведения о ней предлагаются в качестве достоверной «информации», то результаты такого подхода всегда одинаковы: непонимание… апатия и, как правило, безразличие»[306].

Разрывая на кусочки информацию о важном… событии, удается резко снизить … воздействие сообщения или вообще лишить его смысла. СМИ «конструируют» поток сообщений таким образом, чтобы создать у зрителя ложный образ реальности.

Одним из условий успешной фрагментации проблем является  срочность, немедленность информации, придание ей характера незамедлительности и неотложности сообщения. Это — один из главных принципов СМИ. Считается, что нагнетаемое ощущение срочности резко усиливает манипулятивные возможности сообщения.

Постоянное обновление информации лишает ее какой-либо постоянной структуры. Человек просто не имеет времени, чтобы осмыслить и понять сообщения — они вытесняются другими, еще более новыми.

Г.Шиллер пишет: «Ложное чувство срочности, возникающее в силу упора на немедленность, создает ощущение необычайной важности предмета информации, которое так же быстро рассеивается. Соответственно ослабевает способность разграничивать информацию по степени важности. Умственный процесс сортирования, который в обычных условиях способствует осмыслению информации, не в состоянии выполнять эту функцию. Мозг превращается в решето, в которое ежечасно вываливается ворох иногда важных, но в основном пустых информационных сообщений...»[307].

7) Упрощение, стереотипизация.

Данный вид манипуляции основан на том факте, что индивид — продукт т.н. мозаичной культуры. Его сознание создано СМИ.

«Сами СМИ, — отмечает проф. Кара-Мурза[308], — быстро стали объектом изучения … и вскоре были обнаружены и даже математически выражены связи между простотой сообщения и его восприятием. СМИ, в отличие от высокой культуры, предназначены именно для массы. Поэтому в них были установлены жесткие ограничения на сложность и оригинальность сообщений...

 Оправданием для этого, как замечает Кара-Мурза, служит то правило, что представитель массы способен адекватно усваивать только простую информацию.

«Концепцию упрощения выдвинул еще в начале 20-х г. Липпман, — пишет Кара-Мурза[309]. — … (Липпман) считал, что процесс восприятия — это всего-навсего механическая подгонка еще неизвестного явления под устойчивую общую формулу (стереотип). Поэтому пресса должна произвести стандартизацию явления, ставшего объектом сообщения. При этом, по его выражению, редактор должен опираться на стереотипы и рутинные мнения и «безжалостно игнорировать тонкости».

Человек должен воспринимать сообщение без усилий  … без внутренней борьбы и критического анализа.

8). Сенсационность.

В данном случае сохраняется тот же принцип — преподносить информацию так, что не было возможности составлять единое целое. Но при этом выделяется какая-либо псевдо-сенсация. А уже под прикрытием ее — замалчивается по настоящему важная новость (если эта новость по каким-то причинам является опасной для кругов, контролирующих СМИ).

«Непрерывная бомбардировка сознания… особенно «плохими новостями».., — отмечает Кара-Мурза[310], — выполняет важную функцию поддержания необходимого уровня «нервозности»… Эта нервозность, ощущение непрерывного кризиса, резко повышает внушаемость людей и снижает способность к критическому восприятию…».

Кратко рассмотрев способы манипулирования посредством СМИ, попытаемся обозначить возможные пути исцеления посредством просмотра телевидения.

 Как становится известно, одной из форм воздействия на психику индивида и масс является инициирование в психике индивида (масс) общей невротичности. В массах подобное становится возможным посредством индукции, заражения, активно передающегося в толпе, от одного индивида к другому. Кстати, это один из принципов управления массами: сначала необходимо любую массу, любое собрание индивидов превратить в толпу, а после управлять ей, используя в данном случае уже способы управления, применяемые как к больным людям (невротикам).

Как известно, сбор в одном месте (собрание) даже интеллектуально развитых индивидов представляет собой толпу, потому как в таком собрании, как и в толпе, заметно снижен порог критичности, т.е. ослаблена цензура психики. Поэтому информация, поступаемая в сознание, уже не подвергается такой критичности, как если бы она направлялась в сознание индивида, не отягощенного объединения с другими индивидами, или же сознания психически адекватно воспринимающего реальность индивида. Болезнь (невроз, например), а также любая форма неустойчивости психики в результате заболевания какого-либо иного рода (ОРЗ, например, или грипп, или любая иная форма недомогания), как и повышенная усталость, алкогольное опьянение, и проч. — являются неким примером т.н. измененных состояний сознания, когда психика (сознание) индивида уже не могут выставлять на пути проникновения новой информации каких-либо барьеров, с целью оценки разного рода информации. (Заметим, что подобная оценка необходима, и характеризует психику здорового человека. Мозг индивида вообще так устроен, что не способен запоминать всю информацию, поступающую в него с внешнего мира, поэтому вся информация после действия цензуры психики, в результате которой лишь часть информации попадает в сознание и используется в ближайшее время, откладывается в подсознание. И уже там, в подсознании, такая информация находится все время жизни индивида, и способна перейти в сознание даже через несколько десятков лет.)

Какие же могут наблюдаться позитивные моменты воздействия телевидения?

Здесь на наш взгляд наблюдаются как минимум две тенденции. Итак, рассмотрим их вначале кратко, очертив проблему.

Во-первых, это элементарное отыгрывание невротических состояний психики индивида (масс) путем просмотра телепередач (в т.ч. и художественных фильмов) и через сопереживание, например, героям такого фильма или передач, или сопереживание происходящему на экране[311].  Индивид как бы погружается в состояние иной реальности, в процессе чего его психика начинает испытывать раннее ей не свойственные механизмы адаптации (оценки информации), а сам факт поступления в мозг (в сознание) положительной информации (положительной — потому что не интересную передачу по ТВ мало кто будет смотреть, в лучшем случае переключив канал, а то и выключив телеприемник) будет оказывать общее благотворное воздействие на психику как индивида, так и индивидов, объединенных в массы.

Во-вторых, используя перечисленные вначале принципы, по которым психика практически любого индивида подвержена информации, поступаемой с телеэкрана, и при просмотре телепередач непременно откладывается в подсознание и в последующем оказывает влияние на сознание, попробуем предположить, что если ввести на пути поступления подобной информации определенный барьер критичности (заключающийся в выборочности просмотра телепередач; переориентации таким программ на позитивно-образовательный аспект), то мы можем таким образом использовать воздействие телевидения в исключительно положительном варианте, например для того, для чего телевидение, собственно, и предназначалось изначально: для повышения возможности индивида и масс к получению информации, знаний[312], т. е. к обучению (образованию).

Рассмотрим вышеперечисленные два пункта подробнее.

Известно, что наиболее результативное управление психикой как индивида, так и индивидов, объединенных в массы, становится возможным в случае, если такого индивида (или массы) воспринимать как невротиков. При этом следует обратить внимание, что фактически невротизму подвержена психика любого, без исключения, индивида. Кто-то научился в процессе жизнедеятельности скрывать возможные девианты[313] собственного состояния психики. Подобное также лежит в плоскости структуры психики индивида, и может быть завуалировано т.н. маской, или неким вымышленным образом, который такой индивид примеривает на себя, в результате чего моделирует иные, раннее ему не свойственные, модели поведения. При этом следует обратить внимание, что любой индивид может достаточно прочно вжиться в такой вымышленный образ. И пока контроль над его психикой прочно удерживает сознание (в т.ч. через свойственную сознанию — цензуру, своего рода критичность психики), такой индивид будет пребывать под действием маски, или вымышленного образа, придуманного им, и проецируемого на окружающий мир. Тогда же, когда такого индивида поставить в состояния измененных состояний сознания (вызванных, например, изменениями в психике под действием алкоголя, страха, гнева, и проч.), то можно будет говорить о том, что в подобном состоянии психика индивида временно освобождается от наносного слоя (вызванного как действием, так и самим существованием маски), а значит, ослабевает цензура психики (критичность на пути поступаемой из внешнего мира информации), и уже вследствие этого, вследствие исчезновения некоего барьера, преграды на пути информации, поступаемой из внешнего мира, возможно временное исчезновение маски, — т.е. такой индивид становится как бы самим собой. Путь не на всегда, только на время, но за это время возможно успеть внедрить в его психику ряд постулатов, которые в последующем приведут (через запрограммированность подсознания, и появления там неких устойчивых паттернов поведения) к соответствующим поступкам (через первоначальное появление мыслей в ключе заложенных постулатов, заложенной в психику информации во время временной ослабеваемости критичности, цензуры психики). Наиболее результативным в таком случае оказывается невроз (вызывание невроза, невротической зависимости), потому как в состоянии действия невроза, во время невротической зависимости, психика индивида оказывается  наиболее подвержена влияниям извне[314].

При этом мы можем говорить и о том, при воздействии на массу возможно умышленно провоцировать развитие невротической зависимости; и при этом используемые механизмы, по всей видимости, будут значительно масштабнее, да и нечто подобное будет осуществляться заметно легче, потому как при нахождении в массе психика отдельного индивида начинает подчиняться законам толпы, а значит и становится заметно более подвержена воздействию из вне, манипулятивному воздействию.

Воздействие из вне, или манипулятивное воздействие, происходит в результате вынужденного изменения сознания вследствие влияния, оказываемого на психику со стороны манипуляторов. В роли манипуляторов будут, в таком случае, выступать те, кто стремится навязать свою волю другому, используя такие методы и способы воздействия, при которых манипулируемый (объект манипуляций) не осознает, что выполняет установки другого лица (установки, заложенные в его психику извне, другим индивидом или группой индивидов), и при этом выдает подобные установки за свои собственные. То есть считает, что совершает какие-то поступки сам, по своей воле, и по своему собственному согласию.

При этом он попросту упускает из вида, что раннее подобные установки были заложены в его подсознание манипулятором. Причем уже тут можно заметить, что исходя из свойств психики, следует говорить о том, что любая информация, поступаемая в психику, откладывается в подсознание, а уже оттуда оказывает влияние на сознание (а значит и поведение) индивида на протяжении практически неограниченного времени.

То есть мы должны говорить о том, что если в процессе какого-либо воздействия (как позитивного, так и негативного) какая-либо информация окажется в спектре внимания индивида, то она откладывается в подсознание. А уже оттуда оказывает свое влияние на сознание (а значит и поступки). Особенно если подобную информацию каким-либо способом вызвать, спровоцировать.

Кстати, в данном случае можно говорить и о таких методиках воздействие на психику индивида и масс как НЛП, или нейролингвистическое программирование. В этом случае, например, в психике индивида формируются определенные «якоря», при воздействии на которые возможно в последствии вызывать те или иные (заложенные раннее) программные установки чаще всего положительного характера. Пример «якоря» — старая фотография, на которой запечатлены вы, когда были еще ребенком, с родителями. Или любой материальный объект (фото, одежда, часы, др.), который вызывает в психике индивида положительный ассоциативный ряд.

 Способ «якорения» — привлечение положительных воспоминаний с целью последующего моделирования поведения такого индивида (с целью навязывания ему своей воли). В данном случае (в результате задействования «якорей» барьер психики на пути информации от манипуляторов снимается путем вызывания в психике данного индивида положительных воспоминаний. Для манипуляторов в данном случае необходимо рассчитать усилие, а также выявить те воспоминания из прошлого, при напоминании о которых у объекта манипуляций снижается барьер критичности на пути информации, исходящей от манипулятора.

Название «якорь» происходит еще и от того, что в результате определенных технологий возможно программировать объект манипулирования как бы «на будущее», ставя «якоря» в то время, как подобный индивид испытывает какие-либо положительные эмоции. «Якорь» может ставиться словом, жестом, проч. Позже, при повторении подобного слова или жеста в момент, необходимый манипулятору, он может быть уверен, что как раз в этот момент (т.е. в момент, последующий после подобного слова или жеста) цензура психики манипулируемого будет на время ослаблена, а значит он станет способен выполнить навязываемую ему волю, причем выполнить с радостью, восторгом, и самоодушевлением.

По сути НЛП ни что иное, как научно обоснованный (обоснованный более практически, чем теоретически) способ внедрение в сознание (подсознание) другого индивида с целью навязывания собственных установок. По сути одной из форм НЛП является моделирование поведения другого индивида, идентификация с ним, программирование его на выполнение установок манипулятора. При этом объект манипуляций вводят в определенную форму гипноза, когда индивид не спит, но находится в своеобразном трансе, выполняя волю навязываемого ему установки манипулятора. Ну или психотерапевта, тут уж смотря какой аспект подобного влияния рассматриваем: лечебный или манипулятивный.

Кстати, действие методики находит постоянную апробацию в т.ч. и в политике. Например, явно было заметно, что во время т.н. оранжевой революции на Украине, в результате которой свергли законное правительство, как раз и были использованы методики манипулирования массами с помощью НЛП (видимо не только НЛП).

Исходя из мнения представителей НЛП о том, что сознание ограничено по фактору анализа информации, происходит своего рода атака (задействование) подсознания, путем, например, использования возможностей слова (отсюда лингвистическое программирование), и формирования в результате подобного воздействия своего рода гипнотических речевых паттернов. При этом следует обратить внимание, что достаточно важными в НЛП являются способы воздействия, основанные на невербальном коммуникативном общении (поза, мимика, тембр голоса, т.п.). Вербальные и невербальные схемы (изучения их посредством наблюдения за индивидом) образуют такие механизмы, известные в НЛП как модальности. Важно осознать ту модальность, с помощью которой общается с внешним миром объект манипуляций. Но и при этом необходимо обратить внимание, что редко какой человек использует только одну модальность. Но и у такого индивида какие-то модальности будут ключевыми. К тому же следует понимать, что любой индивида имеет свой собственный, субъективный взгляд на мир[315]. Поэтому чтобы грамотно воздействовать на такого индивида необходимо для начала уяснить для себя подход такого человека, встать как бы на его позицию взгляда на окружающий мир, а после, внедрившись таким образом в его психику, следует осторожно изменять мнение подобного индивида по характеру каких-либо вопросов, подводя его к своей точке зрения. Как раз в этом случае весьма продуктивными оказываются те способы манипуляций, способы воздействия на психику с целью изменения установок объекта манипуляций, и выполнения им желания манипулятора, которые мы рассматривали в наших предыдущих монографиях (книгах)[316],и которые в неком объединенном варианте[317] рассмотрим в соответствующей главе данного исследования[318].

Возвращаясь к вопросу нейролингвистического программирования, обратим внимание, что НЛП основано, прежде всего, на практике (в отличие от большинства других психотерапевтических методик, имеющих более интегрированную теоретичную часть). Как раз в результате данных, полученных эмпирическим путем, были открыты модели репрезентативных систем[319], предполагающих уменьшение негативного (травматического) для психики опыта (путем в т.ч. и сознательного изменения оценок событий из прошлого), изменения субмодальности[320], и как конечной целью — изменение поведения. При этом последователи НЛП стараются подмечать поведение интересующих их людей, с целью повторение слов, жестов, каких-либо иных действий, бессознательно вызывающих в объекте манипуляций мысли об идентификации.

Так же следует обратить внимание, что сама по себе манипуляция не есть плохо или хорошо. Прежде всего, различные формы манипуляции используют все без исключения люди, вступающие в коммуникативный контакт с другими индивидами. То есть общение или коммуникация это уже есть начало манипуляций, потому как в любом общении есть цель достижения какого-либо результата подобного общения. Другой вопрос, что большинство манипуляций другими людьми в жизни происходит бессознательно (то есть не преследуется сознательное использование методик манипулирования). Притом что следует обратить внимание и на то, что большинство подобных методик как бы адаптировано каждым индивидом к жизни эмпирическим путем. А значит, в процессе собственного жизненного опыта были найдены те схемы и механизмы поведения, а также те возможности, которые находятся в наличии у кого-нибудь, и при этом этот «кто-то», бессознательно запоминая эффект от использования подобных возможностей в общении с другими индивидами —бессознательно повторяет их при возникновении схожих ситуаций (интуитивно предчувствуя соответствующий момент).

Постулат о том, что любая коммуникации уже есть общение — базируется на нашем мнении о том, что любое общение есть коммуникация. А цель любой коммуникации — информация. Значит коммуникация между индивидами — есть обмен информацией. И при этом исходя из того, что каждому хочется, чтобы оказался прав именно он, или чтобы одобрили точку зрения именно его, то мы уже можем говорить о бессознательном стремлении любого индивида к манипулированию. Притом что у сознательной личности (как, впрочем, и у невротиков, у индивидов с симптоматикой пограничных состояний, как и у ряда индивидов, с определенными формами психопатологии) стремление одержать вверх в споре, как и оказаться убедительным в собственных словах — есть черта, заложенная в само существование психики[321].

Исходя из этого, вполне оправданным становится то положение, когда в любом общении между индивидами представлена та или иная доля использования манипулятивных технологий. Другой вопрос, повторим, происходит это сознательно или бессознательно. Что, впрочем, определенной роли не играет. Разве что за небольшим исключением в силу того, что если индивид использует какую-либо форму манипулирования сознательно, то немного явственней просматривается его желание оказания воздействия на другого индивида (или на группу индивидов). Хотя уже при этом стоит заметить, что у опытных манипуляторов, владеющих способами «навязывания» своего мнения окружающим, подобное происходит как бы автоматически, то есть бессознательно. Общение посредством манипуляций для таких индивидов становятся частью их жизни. Поэтому вполне понятно, что независимо от значимости достижения того или иного результата, такие индивиды будут использовать апробированные на практике методики, — методики, приносящие им результат.

Достаточно интересными в НЛП являются так называемые системные объекты, когда последствия от каких-либо ваших действий в настоящем времени — оказывают свой результат в недалеком будущем. Например, оказанная кому-то помощь сейчас (путем, например, повышения его собственной самооценки в результате положительной вербальной оценке в ваших глазах), в какой-то мере может положительно сыграть после, когда подобный индивид «оплатит вам любезностью», благотворно отозвавшись о вас в общении с другими индивидами, знающими или не знающими вас. При этом следует обратить внимание, что в данном случае в большинстве случаев нет (да и не должно быть) какого-либо сознательного умысла. И подобное, видимо, как раз исходит из того свойства психики, что любая информация первоначально накапливается в подсознании. А уже после, трансформируясь (то есть, вступая в некий коррелят с уже имеющейся в психике индивида информацией) поступает в сознание. Но при уже исходит из сознания самого индивида, а значит такой индивид использует при ее выбросе во внешнюю среду те механизмы, которые им самим адаптированы, и базируются уже на его жизненном опыте, то есть на паттернах поведения и восприятия действительности, излучаемых из сознания самим индивидов. При этом подобная информация обычно представлена «своими словами», а также поставляется в наиболее удобный, подходящий, момент для восприятия подобной информации со стороны возможного собеседника (подобная способность достигается интуитивным путем, и базируется на постулате о том, что для любой информации хорошо свое время; потому как даже необходимая собеседнику информация, если она приходит в то время, когда внимание такого индивида отвлечено другой информацией, не получит, как известно, должного внимания в его сознании, наткнувшись на бессознательные барьеры, которые психика всегда выставляет на пути какой-либо — зачастую новой — информации.)

При этом понятно, что для лучшей запоминаемости любую информацию необходимо повторить. Поэтому если необходимый вам индивид в течении какого-то времени еще раз получит коррелят той информации, которую вы хотите до него донести, то, вероятно, это окажется наиболее оправданнее. Хотя и все становится ощутимо в каждом индивидуальном случае, и зависит как от структуры психики, так и от развитости способностей к анализу информации тем или иным индивидом (его психикой, интеллектом, жизненным опытом). Потому иной раз оказывается важно не переусердствовать (ибо тем самым можно достигнуть эффекта, обратного ожидаемому).

По большому счету НЛП простирается в русле психологии, ибо изучает способы воздействия на другого индивида (или группы индивидов — раздел социальная психология). Поэтому для того чтобы изучить такие способы — необходимо изучить психику другого индивида, узнать, как он смотрит на мир, что думает при этом, и т.п. И при этом также как любая форма психологии[322] — НЛП стремится к выработке тех механизмов, которые способны заметно облегчить такое общение.

Кроме того, известно, что в нейрофизиологии разрабатывались научные методы воздействия на психическое сознание индивида и масс посредством закодированного сигнала.

«Результаты, полученные методами компьютерной психотехнологии, — пишет Е. В. Поликарпова[323]. — Свидетельствуют о том, что существует органическая взаимосвязь между нейрофизиологическими, психическими структурами и социальными ценностями. … следует принимать во внимание то обстоятельство, что на нейрофизиологической основе формируются психические структуры общественного человека, без которых невозможно существование этических норм и ценностей. Сегодня структурно-функциональные отношения, определяющие индикативную функцию конкретной психической структуры, представляют собою центральную проблему неврологических наук. Наиболее распространенная модель постулирует, что на уровне нейронов каждую психическую структуру можно отождествить с тем или иным физическим состоянием нейронной сети мозга, образуемой в результате физической и/или электрической активности постепенно формирующейся группы четко определенных, хотя и разнесенных в пространстве, нейронов. Значимость всего изложенного состоит в том, что фундаментальная предрасположенность человеческого мозга к моральным суждениям коренится в его способности создавать психические структуры, участвующие в оценке «себя как другого».

И при этом следует заметить, что появление телевидения — это своего рода революция, последствия которой человечество еще не постигло до конца. Причем с появлением телевидения происходят кардинальные изменения в массовом психическом сознании. Сознание большинство индивидов утрачивает способность к аналитической (и вообще мыслительной) работе. За счет навязываемых редакторами готовых схем — шаблонов восприятия — в психике индивида вырабатываются различные стереотипы, то есть модели отреагирования на ту или иную жизненную ситуацию. Поэтому при возникновении оной, такой индивид подсознательно выполняет поступок, прежде смоделированный редакторами тех или иных телепередач.

Таким образом телевидение как бы программирует индивида. Сразу или через время (в зависимости от предрасположенности психики и силы влияния) такой индивид будет совершать поступки, которые раннее (до поступления в его сознание, и фактически предназначавшиеся для подобного поступления) лежат в русле программы, которую впитал мозг такого индивида-зрителя.

Как происходит воздействие на сознание посредством новой информации, полученной, например, посредством слова?

Е. В. Поликарпова описывает такую модель: «Схема обработки словесной информации такова: «Вначале слово шифруется в электрических импульсах мозга, независимо от смыслового его содержания, как сложные звуковые сигналы. Возникшая при этом импульсная активность нейронов (код) адресуется к долгосрочной памяти, накопленной в результате индивидуального опыта, активизируя ее. После активизации долгосрочной памяти возникает новый электрический шифр — смысловой код. Теперь услышанное слово, пройдя через стадию акустического кода, «оживает» в мозге и вызывает другие, уже более сложные психические процессы». Именно учение о работе первой и второй сигнальной системы дает нейрофизиологическое объяснение гипносуггестивных и других явлений в интеллектуальной, эмоциональной и волевой сферах человека»[324].

То есть перед нами прямое (научное) подтверждение того, о чем писал Фрейд более ста лет назад, и о чем не раз упоминали мы на страницах наших исследований[325]. Если перевести на язык психоанализа, то вышеизложенная информация подтверждает тот факт, что первоначально любое слово (слово — как результат действия информации, получения информации) откладывается в бессознательном индивида (в подсознании); далее, смешивается с информацией, уже находившейся раннее в подсознании (в т.ч. и коллективном бессознательном); ну и, наконец, вновь полученная информация задействует соответствующие архетипы, а значит такая информация (иной раз в несколько переработанном виде) переходит в сознание, и находит свое отражение в делах и поступках индивида.

При этом существуют еще более тонкие связи-взимодействие между речью (словом) и мозгом (сознанием).

«В нейробиологии установлено, — замечает Е. В. Поликарпова[326], — что взаимодействие мозга и речи осуществляется на трех уровнях, а именно: крупный комплекс нейронных структур, расположенных в левом и правом полушарии, служит для представления в мозге понятий; нейронный комплекс меньшего размера, находящийся главным образом в левом полушарии, формирует слова и предложения; между этими двумя уровнями в роли посредника располагается находящийся в левом полушарии важный комплекс нейронных структур».

Также современная медицина научно отвечает на вопрос, и каким образом та или иная информация из подсознания поступает в сознание (т.е. фактор первоочередности).

«Развитие науки, — пишет Е. В. Поликарпова[327], — значительно расширяет сферу рационального и экспериментального анализа природы, показывает определяющую роль структур мозга в функционировании сознания человека. Исследования структур семантической памяти показывают, например, что даже самые абстрактные понятия («капитал», «судьба» и др.) имеют эмоциональную насыщенность, которая в зависимости от опыта, воспитания, знания и веры индивида определяет диапазоны субъективных оценок» . Последние же, как известно, направляют поведение человека, что особенно существенно в эпоху бурного развития информационной культуры с ее электронными масс-медиа.

Для объяснения указанного феномена К. Прибрам выдвинул гипотезу, согласно которой положительное подкрепление в случае позитивной обратной связи о результатах действия вызывает в синапсах выделение норадреналина. Это вещество стимулирует освобождение рибонуклеиновых кислот, что облегчает белковый синтез в нервных клетках. Последовательность синтезированных белковых молекул представляет собой код, посредством которого записывается информация в долговременной памяти. Отрицательное же подкрепление индуцирует цепь процессов, заканчивающуюся отказом от выбранного способа действия. Важным моментом этих процессов является выделение серотонина, оказывающего влияние на активацию тормозных клеток или снимающего их подавление».

Е.В.Поликарпова обращает внимание[328], что в современном обществе важную роль играет воображение индивида. Причем оказывается так, что воображение большей частью оказывается как раз в ведении подсознания (нежели чем сознания). Причем, по подсчетам некоторых ученых, мозг индивида способен вызывать воображаемых ассоциаций на 20 порядков больше, чем число атомов во вселенной[329].  Поэтому объяснимо, что в словесной форме подобное многообразие выразить невозможно. В действие вступает подсознание. Иным способом объяснить такие способности как гипноз, озарение, шаманские ритуалы и проч. весьма затруднительно.

 «В научной психологии воображение определяют как форму психического отражения, когда на основе ранее сформированных представлений генерируются новые образы или ассоциации, — пишет Е. В. Поликарпова[330]. — Исследования показывают, что в работе воображения немалую роль играет память, хранящая в себе сенсорные образы. В процессе «работы» воображения происходит извлечение из памяти не только элементов того или иного образа, но и образов другой модальности (например, зрительный образ может вызывать связанный с ним запах), что сопровождается рядом последовательных электрических и молекулярных изменений в определенных участках нейронной сети. В плане нашей темы исследования данное положение приобретает существенное значение — оно показывает, что влияние СМИ на сознание человека обусловлено физико-химическими процессами фиксации и закрепления воспринимаемой информации на нейронном уровне функционирования головного мозга индивида. Образно говоря, в нейронных структурах человеческого мозга посредством СМИ прокладываются физические пути, колеи, по которым движутся потоки информации и с которыми связаны внедренные в сознание индивида те или иные стереотипы мышления и поведенческие установки».

 Кроме того, значительно влияет на любое общение (коммуникацию) и роль подсознания. Можно даже сказать, что подсознанию отводится ключевая роль в результативности коммуникативного акта. В таком случае мы должны также говорить и о невербальном аспекте общения (коммуникации). Например, жесты, мимика, внешность диктора, вдруг задействовавшего какой-либо архетип в бессознательном зрителя, или же — отрицательная проекция — идентификация (замещение образа) одним индивидом другого. При этом можно намеренно, с использованием манипулятивных технологий, влиять на поведение индивида, например, акцентируя внимание на той или иной эмоциональной составляющей вопроса, и тем самым провоцируя заложенные раннее (посредством ТВ) в подсознание индивида модели поведения.

«…сейчас интенсивно разрабатываются различного рода психотехнологии, чтобы управлять поведением индивида, — пишет Е. В. Поликарпова[331]. — …человек в нынешних условиях находится под мощным воздействием техногенной информационной и информационно-психологической среды. Развитие технической цивилизации вызвало эффект отключения способности мозга человека сознательно контролировать воздействующие на него информационные потоки. Тем не менее, эта неконтролируемая часть информации воспринимается мозгом и психикой, что изменяет состояние и поведение человека помимо его воли и желания.

…Высшей управляющей системой в живом организме, как известно, является психика и поэтому, искусственно изменяя ее эмоциональные структуры, можно управлять не только комплексом убеждений и представлений, но и соматическими процессами. На уровне сознания субъекта это обычно отражается как вера, убежденность, устойчивое представление, мнение и пр., что образует «ядро» личности — образ «Я» со всей многомерностью его отношений с окружающими реалиями».

Кроме того, рассматривая влияние телевидения на психику, можно говорить, что в результате массовых воздействий посредством телесигнала, психика индивида отучает его думать. Впрочем, когда навязывают преимущество пользования готовыми схемами, перед тем, чтобы эти схемы разработать самому, то вполне вероятно, что через какое-то время сначала исчезнет критицизм (критика) к получаемой информации. А после психика индивида уже как бы подсознательно будет тянуться к готовым схемам решения вопроса (проблемы). Тем самым будет наблюдаться определенного рода нравственная деградация, но манипуляторы общественным сознанием отучат массы сначала называть вещи своими именами, а после исчезнет и само понимание.

Кроме того, как правильно заметила Е. В. Поликарпова[332], в век информационного прогресса индивид уже не может довольствоваться информацией, постигаемой за счет собственного жизненного опыта. Поэтому он строит жизнь отчасти и по лекалам, которые индуцирует в его сознание телевидение. К тому же, «благодаря концентрированному воздействию информационных технологий, используемыми масс-медиа отдельный человек практически неизбежно утрачивает объективизированный критерий истины. Дело в том, что доступная ему практика, которая выступает в качестве критерия истинности его представлений об окружающем мире, имеет уже не материальный, а информационный, «виртуальный» характер. Последний задается представлениями, господствующими в тех или иных социальных группах и создаваемом СМИ «медиа-пространстве». Значение того или иного события определяется теперь не его реальными последствиями, сколько прежде всего господствующими в социальной группе и «медиа-пространстве» мнениями и восприятиями. «Индивидуальное сознание, попадая в информационный мир, оказывается как бы в зеркальном зале, стены, пол и потолок которого отражают друг друга и теряющиеся внешние воздействия столь причудливо, бесконечно и разнообразно, что лишают наблюдателя чувства реальности — и, соответственно, целого ряда иных связанных с этим чувством качеств, включая ответственность. Он начинает соотносить себя уже не с реальностью, но… с господствующими в его окружении мнениями об этой реальности»[333].

Следует обратить внимание, что в результате деятельности средств массовой коммуникации по перестройке сознания, индивиды вынуждены действовать в результате крайне агрессивной информационной среды. Е.В.Поликарпова приводит такие характеристики подобной среды, как постоянный излишек ненужной информации, засоряющий ту информацию, которая необходима, чрезмерное присутствие в информации ирреальности (выдуманности) происходящего, и т.п.[334].

Вернувшись к роли телевидения, как фактора манипуляций, повторим, что оно оказывает суггестивное воздействие на психику как индивида, так и масс. Причем, суггестивная роль телевидения, как мы уже заметили, играет и положительную роль, потому как индивиды (массы) при просмотре телепередачи как бы отыгрывают свой невроз, снимая, в том числе, многие комплексы внутреннего порядка, которые представлены в психике любого индивида, и тем более невротика. Такие фильмы как, например, «Груз 200», по силе достигнутых эффектов-воздействий на аудиторию и связанных с этим аффективных переживаний психики, способны добиться намного большего эффекта, чем многие психотерапевтические методики, требующие методичного и вдумчивого погружения пациента в свой внутренний мир. То есть в течении одного просмотра фильма подобного содержания, такой возможный пациент разом снимает с себя груз наболевших психосимтомотичных проблем, испытывая катарсис, очищение.

Рассматривая механизмы достижения подобных эффектов-результатов посредством теле— или кинофильма, приведем классические приемы задействования в психике масс той эмоциональной составляющей, благодаря которой, собственно, и рождаются в душе чувства, которые помогают сопереживать героям фильмов путем бессознательной вовлеченности в сюжет и действие, разыгрываемое на экране.

Доктор педагогических наук, профессор А. В. Федоров[335] приводит такую схему вероятности достижения эффекта на зрителя, которую должны использовать режиссеры:

«— оркестровка» — психологическое давление в форме постоянного повторения тех или иных фактов вне зависимости от истины;

— «селекция» («подтасовка») — отбор определенных тенденций — к примеру, только позитивных или негативных, искажение, преувеличение (преуменьшение) данных тенденций;

— «наведение румян» (приукрашивание фактов);

— «приклеивание ярлыков» (например, обвинительных, обидных и т.д.);

— «трансфер» («проекция») — перенос каких-либо качеств (положительных, отрицательных) на другое явление (или человека);

— «свидетельство» — ссылка (не обязательно корректная) на авторитеты с целью оправдать то или иное действие, тот или иной лозунг;

— «игра в простонародность», включающая, к примеру, максимально упрощенную форму подачи информации.

— «просеивание» информации (к примеру, для медиатекстов, претендующих на документальность, эффективно аргументированное выделение истинного и ложного, очищение информации от «румян» и «ярлыков» путем сопоставления с действительными фактами и т.д.);

— снятие с информации ореола «типичности», «простонародности», «авторитетности»;

— критический анализ целей, интересов «агентства»/авторов медиатекста»[336].

Профессор А. В. Федоров среди факторов, влияющих на притягательность теле— и кинофильма, приводит демонстрацию сцен насилия, вызывающих, на наш взгляд, дополнительный всплеск эмоций зрителя, а значит и его еще большей вовлеченности в процесс просмотра.

«…медийное насилие, — пишет проф. А.В. Федоров[337], — все сильнее проникает в российское общество, где на практике не существует ни эффективной системы возрастных рейтингов для просмотра и продажи аудиовизуальной продукции, ни системы контроля по отношению к демонстрации сцен насилия на экране; и где, вопреки всем усилиям отдельных педагогов-энтузиастов, остается слабо развитым движение медиаобразования в школах, колледжах и университетах, учреждениях дополнительного образования и досуга.

…В результате длительных исследований Дж. Кэнтор… детально классифицировала семь возможных причин притягательности сцен насилия для аудитории (прежде всего — несовершеннолетней):

1) желание испытать волнение (медийное насилие возбуждает, усиливает эмоциональное волнение. Существуют доказательства, что просмотр сцен с насилием или угрозы насилия значительно активизирует сопереживание, увеличивает скорость сердцебиения и давление даже у взрослых. Воздействие медийного насилия на уровень взволнованности было отражено в экспериментах, во время которых измерялось сердцебиение и температура кожи…; в нашем исследовании среди 450 школьников 13,1% отметили волнение среди главных факторов контакта с насилием, еще 9,1% респондентов данного возраста указали на свою эмоциональную оживленность;

2) стремление виртуально испытать агрессию (эффект эмпатии): многим медийным реципиентам нравится виртуально участвовать в агрессивных действиях. Например, в одном из исследований «48% школьников ответили, что они всегда сочувствуют жертве, а 45% сказали, что они всегда сопереживают «плохому парню». Немного больше (59%) подчеркнули, что они хотят быть «хорошими героями». Меньшинство (39%) призналось, что им нравится смотреть, как на экране люди дерутся, причиняют друг другу боль и т.п. Эти данные говорят о том, что увлечение медиатекстами, содержащими натуралистическое изображение сцен насилия, имеет прямое отношение к процессу получения удовольствия от созерцания подобных сцен, к нередкой идентификации с агрессором, а не с положительным персонажем или жертвой»…; по данным нашего исследования, чувство агрессивности в связи с просмотром экранного насилия испытывали 8,4%, а чувство ожесточения — 7,8% из 450 опрошенных школьников;

3) игнорирование ограничений (эффект «запретного плода): родители часто лимитируют доступ детей к медийному насилию, отчего такого рода эпизоды становятся для определенной части несовершеннолетних более желанными;

4) попытка увидеть насилие и агрессию, отражающие свой собственный опыт. В этом смысле агрессивные люди любят смотреть программы, показывающие характерное для них поведение. Исследования показывают, что люди, которые в реальной жизни ведут себя агрессивно, останавливают свой выбор на более агрессивных программах... Этот вывод подтверждается исследованиями К.А.Тарасова так называемой «группы риска»…

5) изучение окружающего криминального мира (постижение роли насилия в обществе и районе обитания данной аудитории); люди, «для которых насилие является неотъемлемой частью их социального круга, больше интересуются насилием на экране»…

6) самоуспокоение (эффект предчувствия): контакт с медиатекстами, содержащими сцены насилия, иногда помогает людям отвлечься от собственных жизненных страхов и реальных проблем, так как, к примеру, типичный сюжет телесериалов заканчивается торжеством порядка и правосудия… О рекреативном факторе, привлекающем их в медиатекстах, заявил каждый десятый опрошенный мною школьник;

7) гендерный эффект (роль насилия в гендерной составляющей социализации). В детской аудитории имеется гендерная разница в восприятии сцен насилия. «Когда мальчики и девочки смотрят одну и ту же телепередачу, первые могут быть более подвержены «эффекту агрессии» и идентификации с типичным агрессивным мужским персонажем, тогда как девочки в большей степени испытывают страх, потому что идентифицируют себя с типичным женским персонажем-жертвой»…; в ходе нашего исследования было четко зафиксировано, что школьников мужского пола среди активных любителей экранного насилия вдвое больше, чем женского. Среди опрошенных мною 450 учащихся от 7 до 17 лет 21,0% поклонников насилия на экране были мальчиками/юношами и только 12,4% — девочками/девушками. Эти выводы подтверждаются и другими российскими исследователями…

Помимо классификации Дж. Кэнтор существует классификация причин привлекательности медийного насилия для аудитории, разработанная в процессе многолетних исследований Дж. Голдштайном:

1) Субъектные характеристики. Наибольший интерес к теме насилия проявляют: мужчины; индивиды: в большей степени, чем обычно, склонные к агрессивности; чьи потребности в возбуждении и острых ощущениях можно определить в диапазоне от умеренной до высокой; находящиеся в поиске своего социального «Я», или способа подружиться со сверстниками; склонные к «запретному плоду»; желающие увидеть восстановленную справедливость; способные сохранить эмоциональную дистанцию, для того, чтобы визуальные образы не вызывали слишком большое волнение.

2) Использование сцен, содержащих насилие: для управления настроением; для регуляции волнения и возбуждения; для возможности выражения эмоций;

3) Характеристики изображения насилия, которые повышают их привлекательность: нереальность (музыка, монтаж, декорации); преувеличенность или искаженность, фантастический жанр; предсказуемый результат; справедливый финал);

4) Контекст. Сцены насилия (например, военная или криминальная тематика) более привлекательны в безопасной, знакомой обстановке.

Кроме того, существует мнение, что сцены насилия/агрессии в медиатекстах «психологически готовят человека к напряженным эмоциональным ситуациям; позволяют проявить в символической форме свою физическую активность и способность действовать в кризисных ситуациях, осуществлять психическую саморегуляцию в момент замешательства…

…На основании анализа результатов проведенного исследования и изученных трудов отечественных и зарубежных ученых, — отмечает проф. А. В. Федоров[338], — нами была разработана следующая типология восприятия медийного насилия аудиторией:

— активное, целенаправленное позитивное восприятие экранного насилия на уровне отождествления со средой, фабулой и/или с жестокими/агрессивными персонажами медиатекста;

— пассивное (без четко выраженного отношения) восприятие экранного насилия на уровне частичного отождествления со средой, фабулой и/или жестокими/агрессивными персонажами медиатекста;

— активное, целенаправленное негативное восприятие экранного насилия на уровне отождествления со средой, фабулой и/или жертвами жестоких/агрессивных персонажей медиатекста;

— активное, целенаправленное негативное восприятие экранного насилия на уровне противостояния позиции/действиям жестоких/агрессивных персонажей медиатекста и/или позиции создателей медиатекста.

…исходя из вышеизложенного, — обращает внимание проф. А. В. Федоров[339], — основные причины притягательности медиатекстов, содержащих сцены насилия, у аудитории, можно обобщить следующим образом: развлечение, рекреация, компенсация, желание испытать волнение/страх; стремление виртуально испытать агрессию (эффект эмпатии); отождествление с агрессивным персонажем или персонажем-жертвой (эффект идентификации) игнорирование ограничений (эффект «запретного плода); попытка увидеть насилие/агрессию, отражающие свой собственный опыт; изучение окружающего криминального мира (постижение роли насилия в обществе и в районе обитания данной аудитории); эффект самоуспокоения, т.е. эффект предчувствия счастливого финала и осознания того, что «весь этот кошмар происходит не со мной»; гендерный эффект и т.д.).

Все это полностью соотносится с основными теориями «медийных эффектов», которые описывают следующие механизмы воздействия аудиовизуальных произведений, содержащих сцены насилия:

— манипулирование чувством страха (например, стимулирование чувства страха перед агрессией и насилием);

— обучение аудитории насильственным/агрессивным действиям с их последующем совершением в реальной жизни (насилие как допустимый способ решения любых проблем);

— стимуляция, возбуждение агрессивных, подражательных инстинктов аудитории, ее аппетита по отношению к сценам насилия (особенно по отношении к аудитории с нарушенной психикой);

— «прививка» аудитории чувства равнодушия, безразличности к жертвам насилия, снижение порога чувствительности по отношению к проявлению насилия в реальной жизни;

— «катарсический», виртуальный и безопасный для окружающих выход агрессивных эмоций, не приводящих к негативным последствиям в реальной жизни».

Роль телевидения в воздействии на подсознание индивида и массы действительно огромна. Как мы уже заметили, в результате такого воздействия в психике индивида формируются паттерны поведения, то есть устойчивые формирования, которые приводят к отражению заложенных в подсознании данных в последующих поступках индивида. В этом случае мы не только говорим о прямой взаимосвязи между подсознанием и сознанием, но и о том, что любая информация, которая поступила в зону видимости, слышимости, или прочувствованности индивидом — всегда откладывается в подсознании, а после — воздействует на сознание. Сознание индивидов или массы не может существовать само по себе, и всегда зависит исключительно от подсознания. Именно там, в подсознании, рождаются мысли, желания, поступки индивида. И именно на подсознание направлено основное воздействие средств массовой коммуникации в целом, и телевидения в частности.

Притом что мы должны говорить и о том, что в своей основной массе индивиды воспринимают ТВ как реальную жизнь[340]. Особенно подобная зависимость проявляется у детей, подростков и молодежи, и у людей, чей интеллектуальный уровень ниже общесреднего коэффициента интеллекта. Притом что такие люди не только существуют, но и их большое количество, знает каждый, кто задавался целью проанализировать поведение отдельных индивидов в местах сосредоточения людей, в общественных (людных) местах[341].

При этом следует обратить особое внимание, что использование современных средств массовой коммуникации (важную роль отводится и телевидению) к настоящему времени уже значительно разрушили анти-суггестивный барьер в психике. Из чего внушительная часть информации, поступающая посредством внешних источников, практически беспрепятственно проходит в сознание (подсознание). За годы использования и развития современных средств массовой коммуникации, психика индивида уже определенным образом мимикрировала, подстроившись под новые условия существования. А значит можно говорить и о том, что вновь поступаемой информации становится легче находит свое отображение в психике индивида. Соответственно и те установки (установки на выполнения каких-либо действий вследствие рождения мыслей подобной направленности), которые были заложены в подсознание одновременно с поступлением в мозг информации от СМИ (средств массовой информации) и СМК (средств массовой коммуникации) будут выполнены по прошествии запрограммированного времени. Информация — это как бомба замедленного действия. Но в отличие от последней, информационная бомба действует наверняка. Потому что любая закладываемая в подсознание индивида информация найдет свое отражение в проекции к внешнему миру. Вопрос только самого времени[342].

В заключение хотелось бы заметить, что телевидение, являясь сильнейшим стимулятором психического сознания масс, несет в себе как отрицательные, так и положительные функции. О негативном влиянии ТВ мы уже говорили. Манипулирование с помощью ТВ является одним из самых эффективнейших способов воздействия на психику масс. Но при этом следует говорить и о позитивной роли технологий телевидения. При телетрансляции происходит массированное и разностороннее воздействие на психику индивида. Телевидение одновременно задействует органы зрения и слуха, оказывает влияние на тот или иной архетип коллективного бессознательного[343], и таким образом перед индивидом проходит видеоряд, направленный на восприятие психикой индивида информации в целом. А подобный комплексный порядок, как известно, весьма способствует повышению внушаемости психики индивида. Барьер критичности психики индивида ослабевает. А значит, информация из внешнего мира значительно быстрее заполняет содержимое психики, откладываясь в подсознании, и влияя на сознание, то есть — управляя последующим поведением индивида (через рождение мыслей соответствующей направленности и проч.). Именно данный фактор используется в манипулятивных технологиях. Манипуляции — это воздействие на подсознание и, далее, на сознание (на сознание посредством подсознания), с целью изменения прежних установок индивида. Причем сами изменения могут быть как в отрицательном, так и в положительном аспекте. Последний как раз и будет использоваться, например, в обучении или воспитании. При этом, заметим еще раз, эффективность обучения будет значительно выше, если строить подобный процесс с воздействием на подсознание.

--------------------------------------------

[283] См. книги: Зелинский С. А. Анализ задействования манипулятивных методик управления массами в исследовании деструктивности современной эпохи на примере России. Психоаналитический подход, СПб. Скифия. 2008., Зелинский С. А. Манипуляции массами и психоанализ. Манипулирование массовыми психическими процессами посредством психоаналитических методик, СПб. Скифия. СПб., 2008, Зелинский С. А.  Манипулирование личностью и массами. Манипулятивные технологии власти при атаке на подсознание индивида и масс. и др.

[284] Более подробно см.: Зелинский С. А. Анализ задействования манипулятивных методик управления массами в исследовании деструктивности современной эпохи на примере России. Психоаналитический подход, СПб. Скифия. 2008.

[285] Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. Официальный сайт. kara-murza.ru

[286] С 15 января 1936 г. берлинский телецентр показывал передачи со стандартом 180 строк ежедневно с 20.00 до 22.00. Его сотрудники стали готовиться к освещению Олимпийских игр. Присутствие на них телекамер связывалось с престижем немецкой науки и техники и приобретало политический характер. Во время игр, проходивших в Берлине в августе 1936 г., объем прямых трансляций возрос до 8 часов в сутки. В 25 пунктах Берлина работали просмотровые залы. Сообщалось, что за Олимпиадой по телевизору следило в общей сложности 150 тыс. человек. Игры можно было видеть и в Гамбурге, куда был проложен кабель. Позднее коаксиальная связь была налажена также с Лейпцигом, Нюрнбергом, Мюнхеном и Кельном. (А.Н. Фортунатов. Проблемы истории телевидения: философский и культурологический подход. Курс лекций. Нижний Новгород. 2007.)

[287] А.Н. Фортунатов. Проблемы истории телевидения: философский и культурологический подход. Курс лекций. Нижний Новгород. 2007.

[288] Харрис Р. Психология массовых коммуникаций. СПб., М., 2002.

[289] А.Н. Фортунатов. Проблемы истории телевидения: философский и культурологический подход. Курс лекций. Нижний Новгород. 2007.

[290] Система средств массовой информации России. Учебное пособие для вузов. Под ред. Я. Н. Засурского. М., 2001

[291] Там же.

[292] Там же.

[293] Система средств массовой информации России. Учебное пособие для вузов. Под ред. Я. Н. Засурского. М., 2001.

[294] А.Н. Фортунатов. Проблемы истории телевидения: философский и культурологический подход. Курс лекций. Нижний Новгород. 2007.

[295] Грамши А. Тюремные тетради. Избранные произведения в трех томах. М. 1957.

[296] Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. Официальный сайт. kara-murza.ru

[297] Там же.

[298] Там же.

[299] Там же.

[300] Там же.

[301] Там же.

[302] Там же.

[303] Там же.

[304] Там же.

[305] Там же.

[306] Там же.

[307] Там же.

[308] Там же.

[309] Там же.

[310] Там же.

[311] Подобное «правило» действует и при просмотре печатной продукции, продукции газетно-журнальных СМИ.

[312] В 20 и 21 веке все труднее становится какому-либо индивиду основываться в оценке мира исходя из собственного жизненного опыта или опыта знакомых индивидов. Телевидение (как и СМК в целом) расширяет границы восприятия индивидом мира. И это важная роль ТВ, помогающего индивиду за относительный небольшой промежуток времени познакомиться с внушительными объемами информации.этомули опыте знакомых. ивиду основываться в оценке мира на собственом ественным — массовым

[313] Девиации психики, девиативное поведения. (девиации — отклонения от нормы.)

[314] Большую часть времени любой индивид старается находиться (пребывать) наедине с собой. В таком состоянии его психика не испытывает воздействия с внешнего мира в силу собственной закрытости. Оставаясь наедине с собой такой индивид, помимо прочего, может на время снять с себя маску, стать как бы самим собой. Подобное становится возможным в силу того, что психика такого индивида как бы символизирует единство в своей епархии (единство между сознанием и подсознанием в силу возможных и временных договоренностей в силу ослабления борьбы).

[315] Т.е. оценивает мир с позиции имеющихся у него знаний.

[316] См. книги: Зелинский С. А. Анализ задействования манипулятивных методик управления массами в исследовании деструктивности современной эпохи на примере России. Психоаналитический подход., СПб. Скифия. 2008., Зелинский С. А., Манипуляции массами и психоанализ». Манипулирование массовыми психическими процессами посредством психоаналитических методик. СПб. Скифия. 2008 г., Манипулирование личностью и массами. Манипулятивные технологии власти при атаке на подсознание индивида и масс, и др.

[317] Т.е. объединив (собрав воедино) ряд способов, обозначенных нами раннее в различных монографиях.

[318] См. главу данной монографии: «Способы и методы манипулирования».

[319] Репрезентативная система — понятие, характеризующее собой связь психики индивида с окружающим миром посредством получения информации извне (т.е. преимущественно с внешнего мира).

[320] Субмодальность — своего рода частицы памяти, частицы того, из чего в последующем складываются наши мысли.

[321] Т.е. базирующаяся на законах психики.

[322] О методиках психотерапии, о различных подходах в воздействии на другого индивида в процессе коммуникации поговорим в соответствующих главах нашего исследования.

[323] Поликарпова Е.В. Аксиологические функции масс-медиа в современном обществе. Ростов-на-Дону. 2002.

[324] Там же.

[325] См. книги и статьи автора.

[326] Там же.

[327] Там же.

[328] Там же.

[329] Там же.

[330] Там же.

[331] Там же.

[332] Там же.

[333] Там же.

[334] Там же.

[335] Александр Викторович Федоров — доктор педагогических наук, профессор. Президент Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России (2003). Главный редактор журнала «Медиаобразование» (2005). Член Союза кинематографистов России (1984) и многих других академий. Лауреат премии Союза кинематографистов по кинокритике и киноведению (1983) и премии Гильдии киноведов и кинокритиков России (2001). Лауреат всероссийского конкурса ведущих научных школ РФ (2003-2005) по программе Президента РФ, лауреат других премий. Проректор ТГПИ по научной работе. Автор нескольких книг по проблемам российского и зарубежного киноискусства, теории, истории и методике медиаобразования. Публикуется по вопросам киноискусства и медиаобразования с 1978 года (свыше 350 статей в российских и зарубежных журналах).

[336] Федоров А. В. Критический анализ медиатекста, содержащего сцены насилия, на медиаобразовательных занятиях в студенческой аудитории (на примере фильма «Груз 200»). Журнал «Медиаобразование». Москва. 2007. № 4.

[337] Там же.

[338] Там же.

[339] Там же.

[340] Видимо это одна из причин того, что по оценкам экспертов (например, Харрис Р. Психология массовых коммуникаций. СПб., М., 2002), мексиканский сериал «Богатые тоже плачут» собирал в России ежедневную аудиторию в 200 млн. человек, 70% населения страны. Это абсолютный мировой рекорд по рейтингу передачи в одной стране.

[341] Автору как-то довелось встретить в поезде дальнего следования двух людей среднего возраста, которые, заходя в вагон (с улицы, на остановках поезда) — снимали обувь, и ходили по коврам в носках. На вопрос «зачем» — сразу не поняли о чем их спрашивают, так как это очевидно: если ковер и кругом чисто — значит надо снимать обувь. (При этом очень застеснялись, когда проводник им предложил тапочки, а после признались — что тапочки для них непозволительная роскошь. При этом вагон был купейный, повышенной комфортности, а значит ценовая политика билетов должна была в какой-то мере произвести предварительную градацию пассажиров. Но после оказалось, что эти люди вообще ехали в поезде чуть ли не в первый раз в жизни, и о том, что вагоны делятся на плацкартные, купейные, и вагоны класса «СВ» — попросту не знали.)

[342] Вопрос задействования подобной информации весьма обширен, и зависит от целого ряда различных факторов, таких как состояние психики индивида в целом и его психического состояния на данный момент, информации, которая была заложена в подсознание индивида раньше (причем отдельную роль будет играть личное бессознательное, заложенные в него паттерны поведения, и отдельно — архетипика коллективного бессознательного), оказывает влияние также и множество других мельчайших деталей, которые будут отличаться у каждого отдельного индивида, и должны рассматриваться в результате личного психологического анализа с конкретным лицом.

[343] Благодаря которому тот или иной сюжет (его смысловая наполняемость, внешние факторы, как-то природа, одежда героев, тот или иной исторический или временной период и проч.) оказывается благоприятно (или негативно) воспринят психикой индивида, уже, в свою очередь, питая существующий архетип, или рождая новый. Любой жизненный опыт человека есть кроме всего прочего еще и подпитка существующего в его подсознании того или иного архетипа личного или коллективного бессознательного.

««« Назад  К началу  

© , 2008 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов