.
  

© С. А. Зелинский

Психотехнологии гипнотического манипулирования сознанием. Техники гипноза.

««« К началу

7. Гипноз (окончание)

В гипнотерапии существуют различные техники. В данном значении техника гипноза может быть определена как способ ответа, предписанный терапевтом или, под управлением терапевта, пациентом, который направлен на осуществление желательных изменений в поведении, мышлении, чувствах и физиологических процессах. В настоящее время все виды психологической коррекции имеют целью осуществление перемен на одном или больше из перечисленных уровней. Например, программа поведенческой терапии может быть использована для помощи человеку в обучении более уверенному повседневному общению с окружающими; человек с низким уровнем самооценки сможет с помощью курса терапии соответствующей направленности прийти к более реалистическому или позитивному пониманию своей персоны; кто-то, страдающий от боли, может научиться снижать воспринимаемую интенсивность этой боли посредством какой-либо формы когнитивно-бихевиоральной терапии; а человеку, чье заболевание вызвано стрессом, могут помочь процедуры, направленные на физическую релаксацию. Каждая из этих разновидностей терапии связана с различными видами техник, которые отражают теоретическую модель, на которой основывается терапия. Гипноз снабжает терапевта совокупностью моделей, каждая из которых является источником набора техник, дающих терапевту возможность более успешного лечения пациентов. При этом терапевтов интересует не столько точность модели, сколько полезность и эффективность техник, которые она порождает. Например такой пример. Психика человека разделяется на сознание и подсознание. В подсознании (в бессознательной части сознания) содержатся воспоминания, чувства, конфликты т. д., которые вытесняются бодрствующей сознательной частью. Природа гипноза такова, что терапевт, осуществивший процедуру гипнотической индукции, в результате которой пациент погружен в гипнотическое состояние, может обращаться непосредственно к бессознательному пациента, получая таким образом доступ к вытесненным воспоминаниям, конфликтам и т. д. В дальнейшем этот материал может быть включен в сферу сознательного, после чего пациент сможет более успешно с ним справляться. Эта модель порождает разнообразные гипнотерапевтические техники, рассматриваемые, например, как «гипноаналитические». Рассмотрим одну из таких техник гипноза, которая предполагает идеомоторную суггестию. Терапевт сообщает пациенту, что его подсознание может сигнализировать поднятием разных пальцев: один палец означает «да», другой — «нет», третий — «не знаю», и еще один — «не хочу знать». В соответствии с этой моделью считается что с ее помощью таких пальцевых движений можно добраться до бессознательного материала, постепенно довести его до осознания, после чего интерпретировать и ассимилировать так, чтобы он меньше вредил эмоциональной жизни пациента. Например, можно видеть, как в сфере альтернативной медицины метод идеомоторного сигнализирования применяется с целью диагностики заболеваний и даже для подбора лечения. (В.М.Кандыба, 1999).

Известно, что существует т.н. антисуггестивный барьер (И. Вельвовский и соавт., 1984), проявляющийся как в негативной установке на психотерапию так и на методы, связанные с особыми состояниями сознания.  Антисуггестивный барьер связан с понятие внушаемости — внутренней способности личности сопротивляться навязываемому извне и зависит от возможности проверить истинность того, что внушается: если проверить невозможно или объективных критериев либо знаний недостаточно, контрвнушаемость снижается. При этом контрвнушаемость избирательна. Один и тот же человек обнаруживает разную степень контрвнушаемости как в отношении разных суггесторов, так и зависимости от разного содержания внушений, исходящих от одного и того же лица. Это связано с тем, что восприятие человеком новой информации всегда динамично. При этом, как заметил доктор медицинских наук Л.П.Гримак (1997), в последние 20 лет число высоковнушаемых лиц подходит к 100% и поэтому такое положение порождает достаточно серьезные социально-культурные проблемы. В психофизиологически нормальном человеке свойству внушаемости противостоит свойство контрвнушаемости. И первое и второе свойство являются обязательными и выполняют важные регуляторные функции. Внушаемость содействует формированию общественной психологии людей, внедрению в их психику сходных взглядов, убеждений, мнений, оценок, норм деятельности и поведения, делая человека социально управляемым существом. Контрвнушаемость способствует формированию прямо противоположных тенденций: стремления к самоопределению, независимости от посторонних влияний. Контрвнушаемость предохраняет личность и социум от психологической экспансии  извне, способствует сохранению этнических и культурных традиций, проявлению собственной внутренней активности личности, личных интересов. Нарушение филогенетически сложившегося равновесия между этими психическими функциями приводит к развитию неблагоприятных личностных особенностей, а вместе с тем и специфических деструктивных процессов в обществе. В частности, чрезмерный рост внушаемости у основной массы населения формирует следующие социальные тенденции: 1) Снижение инициативности и жизненной активности с усиленным проявлением склонности удовлетворяться «стадными», групповыми вкусами и интересами. 2) Ослабление способности к саморегуляции, самоорганизации поведения и работоспособности и как следствие — рост интереса к феноменам примитивного общественного сознания (гаданию, колдовству, самодеятельному целительству). 3) Возрастание количества истероидных поведенческих реакций (попрошайничества, юродства) и психосоматических болезней, развивающихся по механизму психического заражения. 4) Более интенсивное проявление различного рода психопатологии сексуального характера (половых извращений, детской сексуальности), а также криминогенных действий, возникающих по механизму подражания. 5) Снижение моральных требований и уровня культуры в обществе. Культура не является продуктом подражательного поведения, она — результат активной переработки суммы накопленных знаний, усвоения нравственных законов и норм. В обществе с высокой внушаемостью преобладает подражательный стиль поведения, при котором предпочитаются внешние его атрибуты, а не внутреннее содержание. Поэтому в таких обществах получают преимущественное развитие маргинальные формы культуры, то есть ее низшие, суррогатные виды. 6) Появление большого количества лиц с «мессианскими» претензиями — целителей, колдунов, магов, астрологов, и т. п. В данном случае очень эффективно работают те обратные связи, которые исходят из высоковнушаемой социальной среды. Ее высокая готовность «внимать», беспрекословно выполнять команды и «установки» легко убеждает новоявленных «мессий» в совершенной исключительности их возможностей. В свою очередь эти «мессии» способствуют численному росту той среды, которая в прямом и переносном смысле становится для них питательной. В итоге образуется порочный замкнутый круг, в котором в массовых масштабах производится социальный продукт в виде ущербной психики. Таким образом, неоправданно широкое использование гипнотических воздействий в различного рода учреждениях: в учебных заведениях, спортивных клубах, армейских организациях и т.п. , а тем более массовое применение таких воздействий на телевидении и радио, приводит к чрезмерному росту внушаемости населения. (В.М.Кандыба, 2001).

Выделяют следующие виды контрвнушаемости.

1) Непроизвольная и произвольная.

В основе первой — свойственная всем людям некоторая степень критичности, скептицизма и недоверия, проявляющихся на бессознательном уровне и включающихся в момент суггестии. Вторая действует в соответствии с конкретными, осознанными целями и намерениями личности, когда она критически анализирует то, что ей пытаются внушить, сопоставляя содержание суггестии со своими знаниями и убеждениями.

2) Индивидуальная и групповая контрвнушаемость.

Индивидуальная обусловливается характерологическими и возрастными особенностями личности, а также ее жизненным опытом. Групповая контрвнушаемость зависит от качественного и количественного состава группы, степени ее сплоченности, ценностно-ориентационного единства и т. п.

3) Общая и специальная контрвнушаемость.

Первая основывается на общей критичности личности в отношении внешних воздействий. Этот тип отличается широким Диапазоном проявлений, но, как правило, небольшой силой. Специальная контрвнушаемость имеет более узкую сферу Действия, вплоть до установки на одного человека, или конкретную информацию и бывает резко-выраженной. Чем выраженнее антисуггестивный барьер, тем меньше терапевтический эффект. В связи с этим на этапе вводных разъяснений психотерапевту следует подчеркивать, что терапия, опирающаяся на особые состояния сознания, никогда не проводится против желания пациента. Она не назначается как лекарство или инъекции. О психотерапии в особых состояниях сознания психотерапевт и пациент всегда договариваются (заключают терапевтический контракт), поэтому здесь обязательны обоюдное согласие а активное участие самого пациента в проводимой терапии. Часто на начальных этапах полезно рассказать, что во время особых состояний сознания нормализуются процессы высшей нервной деятельности и работа внутренних органов, улучшаются психические функции, приобретаются навыки самоконтроля. На последнем стоит делать особый акцент, так как некоторые пациенты уверены, что лечение, основанное на использовании особых состояний сознания, мешает развитию или вовсе подменяет «их собственную волю». Главное на этих стадиях — возбудить у пациента интерес к лечению, усилить его уверенность в успехе и добиться максимального доверия к психотерапевту. Как мы отмечали выше, предварительная подготовка и вводные разъяснения — по сути, начало психотерапии. Кроме того, уже здесь психотерапевт может составить предварительное впечатление о степени подверженности пациента трансу и заранее спланировать свои лечебные стратегию и тактику.

Основные навыки, которые необходимы психотерапевту на этих этапах: 1) подстройка (психотерапевт исследует и затем тонко имитирует невербальную стилистику поведения пациента); 2) принятие и утилизация (психотерапевт, выслушав пациента, принимает эту информацию независимо от содержания и в той или иной форме использует в своей работе); 3) дыхание (гармония в контакте, которая достигается благодаря тому, что психотерапевт вырабатывает у себя привычку говорить на выдохе пациента, а важные слова произносит в конце своего выдоха); 4) выбор слов (психотерапевт использует в работе мета-модель пациента, формируя на ее основе милтон-модель). Милтон-модель — способ употребления речевых средств целью наведения, поддержания и использования для психотерапии особых состояний сознания. Ее применение в психотерапевтической практике позволяет войти в контакт с психофизиологическими резервами человека тем же самым путем, по которому следует естественная работа мозга. В основе милтон-модели лежит понятие функциональной асимметрии мозга — специфического распределения психических функций между правым и левым полушариями. Нейрофизиологические эксперименты, в которых измерялась активность полушарий при решении самых разнообразных задач, показали, что полушария выполняют различные, но комплементарные (дополняющие друг друга) функции. Так, было установлено, что левое полушарие (у правшей) является доминирующим и его функция состоит в оперировании вербально-знаковой информацией в ее экспрессивной форме, а также в чтении и счете. Функция же правого полушария заключается в оперировали образами, ориентацией в пространстве, в различении музыкальных тонов, мелодий и звуков, а также в распознавании сложных объектов (в частности, человеческих лиц) и продуцировании сновидений и фантазий. Было установлено, что оба полушария способны к восприятию и переработке слов и образов (хотя возможности правого полушария в отношении экспрессивной речи минимальны), но эти процессы протекают в них по-разному. «Левополушарное» мышление является дискретным и аналитическим, поскольку с его помощью осуществляется ряд последовательных операций, обеспечивающих логический, непротиворечивый анализ объектов и явлений по определенному числу признаков. Благодаря этому формируется внутренне непротиворечивая модель мира, которую можно закрепить и однозначно выразить в словах или условных знаках. «Правополушарное» (пространственно-образное) мышление — интуитивное и синтетическое, поскольку создает возможность «одномоментного» схватывания многочисленных свойств объекта в их взаимосвязи друг с другом и во взаимодействии со свойствами других объектов, что обеспечивает целостность восприятия. Благодаря такому взаимодействию образов в нескольких плоскостях они приобретают свойство многозначности. Эта многозначность, с одной стороны, лежит в основе творчества, а с другой — затрудняет выражение связей между предметами и явлениями в логически упорядоченной форме и даже может препятствовать их осознанию. Именно это свойство правого полушария использует милтон-модель. (В.М.Кандыба, 1999). Использование милтон-модели перегружает доминирующее полушарие и автоматически вводит человека особое состояние сознания (состояние свободной работы правого полушария). Для этого используется логическая или сенсорная перегрузка  (так, чтобы все семь — плюс-минус два — элемента внимания были заняты) либо апелляция многозначности. Поэтому то, что говорит психотерапевт, может звучать многозначно. Во фразе «Я не знаю, хотите ли вы и теперь закрывать глаза на огромное значение особого состояния сознания, в котором находитесь» — «закрывать глаза» несет два значения и, выделенное интонационно, может служить скрытым приказом. В русском языке существует много слов, имеющих различные смыслы в зависимости от контекста (например, утка, липа, запор и т. п.). Кроме того, существуют слова, которые, имея различное значение, звучат приблизительно одинаково (например, назад — на зад, погода — по году, оперуполномоченный — опер упал намоченный). Другой формой многозначности может выступать синтаксическая множественность значений, например: «Гипнотизирование гипнотизеров может быть обманом». Такое высказывание в равной степени может означать и то, что гипнотизеры, занимающиеся гипнозом, могут быть жуликами, и то, что погружение в особое состояние сознания одного гипнотизера другим также может оказаться обманом. Возможна также пунктуационная неоднозначность. В этом случае два предложения соединяются между собой с помощью слова, которое служит одновременно и концом первого предложения, и началом второго. Классический пример — всем нам известное со времен школы: «Казнить нельзя помиловать». Поэтому суггестивное воздействие всегда правополушарно.

Правое полушарие также характеризуют следующие особенности:

1) Правое полушарие отражает мир как участник происходящего, выявляя индивидуальные особенности объектов и событий. Нарушение его функций приводит к изменению восприятия в сторону снижения актуальности событий для человека (иногда до дереализации или деперсонализации).

2) Правое полушарие тесно связано с чувственной информацией, которая воздействует «здесь и сейчас». Перерабатывает сигналы, получаемые человеком непосредственно от своего тела (в подавляющем большинстве неосознаваемые).

3) При коммуникации правое полушарие чувствительно к тону голоса, громкости и направленности звука — всем тем аспектам речи, которые составляют контекст сообщений, а не его вербальное содержание.

4) С правым полушарием связано непроизвольное запоминание.

5) Связь отрицательных эмоций с правым полушарием объясняется тем, что неприятные ситуации связаны с опасностью, а последняя требует быстрого и точного реагирования. Таким образом, способствуя обострению влияния, отрицательные эмоции повышают скорость реакций и тем самым улучшают оперативный прогноз.

6) Правое полушарие связано с порождением целей и неосознаваемыми эмоциональными процессами.

7) Правое полушарие более «искренне» и на левой половине лица выражается в большей мере «истинное чувство», тогда как на правой мимика в большей степени произвольно корректируется.

8) «Правостороннее» мышление не чувствительно к противоречиям. Действительность как таковая сама по себе не знает логических противоречий, они возникают лишь как результат взаимодействия с ней человека.

9) «Правосторонний» язык адекватен особым формам человеческой практики, где он обладает большей выразительностью, чем левосторонний. Образный язык, свойственный переработке правого полушария, в большей степени общий для всех народов (Р.М.Грановская, 1991).

Остановимся на ряде существенных моментов, непосредственно связанных с языком психотерапевта. Во-первых, в особых состояниях сознания слова воспринимаются бессознательным «буквально», помимо обычной рефлексии. Подобный факт должен всегда оставаться в фокусе внимания психотерапевта для соблюдения соответствующих мер предосторожности. Во-вторых, психотерапевту следует остерегаться употребления слов с двойным смыслом, один из которых негативный. В частности, можно рекомендовать следующие слова, способные выполнять мобилизующую функцию: вести, строить, продвигаться, производить, учиться, экспериментировать и т. д. При этом предлагается пользоваться словами, вызывающими приятные ассоциации (такие слова очень часто употребляют в контекстуальных внушениях): удобно, разрядка, приятно, гармонично и т. д. И наоборот, психотерапевту следует избегать некоторых слов, вызывающих ощущение пассивности, неприятные переживания или даже сопротивление, а также слов, ассоциирующихся с чем-то негативным или уничижительным: покидать, оставлять, спать, тонуть, погибать, дно, неприятно, ничтожный, последний, дурацкий и т. д., за исключением тех случаев, когда употребление подобных слов продиктовано необходимостью возникшей терапевтической ситуации или они являются неотъемлемой частью используемой методики. В-третьих, следует учитывать, что при нахождении в особом состоянии сознания снижается критичность, так как доминирующее правое полушарие не слышит отрицания. Эта особенность часто используется в негативном парадоксальном внушении. В других случаях ее следует применять с большой осторожностью. Особенно остерегайтесь употреблять литоту(стилистическая фигура, заключающаяся в преуменьшении). Хотя в художественной литературе она встречается довольно часто, в терапевтической сессии ее воздействие совершенно иное.

Гипнотерапевты Э.Л.Росси (2003) и М.Эриксон предложили следующую психотехнологию гипнотерапевтического сеанса, состоящую из нескольких последовательных приемов:

1) Фиксация внимания — психотерапевт стремится зафиксировать сознательное внимание пациента, причем важно использовать особенности лексики пациента, изученные во время сбора анамнеза. Можно попросить его зафиксировать свой взгляд на каком-либо предмете (классический метод традиционной гипнотерапии) или прислушаться к окружающим звукам, или почувствовать что-то, или вспомнить вкус какой-либо пищи и т. д. М.Эриксон для фиксации внимания рассказывал истории, но при этом умел также использовать и невербальный язык, приковывая внимание пациента. Избавляя пациента от боли, М.Эриксон фиксировал на ней внимание пациента: детально расспрашивал о ее качестве, интенсивности, иррадиации, часто те приступов. Работа, фиксировавшая внимание пациента в основной проблеме, влекла за собой быструю «депотенциализацию» сознательных процессов.

2) «Депотенциализация» сознательных процессов — обычный тип психического функционирования изменяется в сторону функционирования в особом состоянии сознания. Этот следующий за фиксацией внимания феномен может быть достигнут благодаря использованию нескольких способов:

а) замешательства, которое захватывает пациента врасплох в результате введения в рассуждения алогичной фразы. Обычно достигается разными путями: неадекватным соединением жеста и фразы (психотерапевт просит человека сесть справа, указывая на стул слева); появлением левитации или постановкой каталепсии; использованием игры слов или парадокса; либо простота в ходе наведения особого состояния сознания психотерапевт говорит: «Вы можете слушать, что я вам говорю, или не слушать, это неважно»;

б) пресыщения, которое приносит пациенту столько сенсорной или вербальной информации, что это превосходит возможности его восприятия. Оно вовлекает пациента в умственную деятельность, которую тяжело поддерживать, и приводит к пресыщению его обычной сознательной активности. В качестве пресыщения могут выступать: счет наоборот; беспорядочное перечисление дней недели и месяцев года; детальное и неясное описание неинтересного физиологического процесса; рассказ повторяющейся истории или истории без конца;

в) психологического шока, удивления, близкого к замешательству. Удивление переживается пациентом как нечто более приятное, в нем присутствуют юмор и игра слов. Употребление самого слова «удивление» («сюрприз») имеет свой особый смысл: оно считается словом, вызывающим позитивные ассоциации, которые облегчают возникновение воспоминаний, связанных с детством, подарками, со счастливыми моментами жизни. Например: «Во время этого упражнения... вы меня научите (удивление)... вашему способу достигать отстраненности...» Надо сразу оговориться, что такой прием нельзя применить ко всем, так как у некоторых людей чувство юмора ограничено и мы должны относиться к этому с пониманием.

3) Запуск бессознательного поиска — самая важная часть работы психотерапевта. Она требует использования особых средств, которые благоприятствовали бы возникновению новых ассоциаций. Чаще всего для этого применяются следующие способы: открытые внушения, воспоминания и использование диссоциативного языка (в одной и той же фразе происходит обращение к сознательным процессам пациента и к его бессознательному, при этом обе части фразы соединяются сложными союзами). Например: «Ваш сознательный разум слушает мой голос и слышит мои слова, в то время как ваше бессознательное занято другим...»

4) Бессознательный процесс и ответ — бессознательное всегда представляет собой резервуар ресурсов. В особых состояниях сознания их мобилизация влечет за собой реорганизацию и переструктурирование психики пациента.

Рассмотрим важные принципы научения или переучивания. Любое обучение включает в себя четыре стадии. Первая стадия — неосознанное незнание. Человек не только не знает, как что-то сделать, но также не знает и того, что он не знает. Вторая стадия — стадии осознанного незнания (некомпетентности) человек обнаруживает свое незнание и начинает учиться, полностью отдавая этому свое внимание. Именно в это время он усваивает большую часть необходимого. Третья стадия — стадии осознанного знания (компетентности) человек полностью осваивает отдельные умения, но еще не овладевает мастерством (т.е. целостным применением навыка без участия сознания). Четвертая стадия — стадии неосознанного знания все отдельные умения сливаются в единый бессознательный паттерн, давая возможность сознанию поставить задачу и дать подсознанию выполнять ее, освободив внимание для других целей.

Как отмечал в своих лекциях академик В.М.Кандыба (2008), древнерусские и современные ученые-гипнологи выделяют в человеке 4 самостоятельных личности: две внешние и две внутренние. Физиология, психика и поведение наружной внешней личности определяется психофизиологией обычного состояния сознания (ОСС) человека, находящегося в обычном здоровом бодрствующем состоянии и способного более-менее трезво, адекватно и правдоподобно оценивать и реагировать на происходящее во внешней и внутренней среде. Психофизиологию и поведение скрытой или истинной внешней личности определяет трансовое состояние сознания, которое во всем мире, кроме России, называется СК. В России же это состояние сознания большинство называют «гипнозом», т.е. термином, который ввел английский хирург Брэйд в 1843 году, когда увидел выступление магнетизера Лафонтена. Однако многолетние исследования показали, что трансовые состояния человека не вмещаются в теоретическую концепцию феноменологии гипноза. В 1970 году академик Кандыба создал единую теорию трансовых состояний человека, которых тогда оказалось свыше двадцати, а ныне открыто более тридцати. Чтобы не запутывать сознание людей Кандыба вводит единое для всех трансовых состояний название — СК (состояние Кандыбы). Таким образом, истинная внешняя личность человека определяется особенностями психофизиологии конкретного СК (гипнотического, эмоционального, психоделического, психологического, полового, возрастного, паталогического, биокритического, медитативного, изоляционного, просоночного, предсмертного, каталептического и т.д.).

Работа обеих внешних личностей, наружной (или иллюзорной) и трансовой (или истинной) определяется как каждое мгновение изменяющийся (непостоянный) результат одновременной активности двух самодеятельных внутренних личностей человека —левополушарной и правополушарной. При снижении активности наружной личности (ОСС) вскрывается трансовая или истинная личность человека. Это значит, что в СК, в зависимости от содержания и доминирования в итоговой, результирующей нейропсихофизиологии левого или правого полушария мозга мы имеем огромный спектр истинных состояний человека, т.е. транс (СК)  обнажает истинное лицо конкретного человека, транс показывает активность какого полушария преобладает в психофизиологической активности человека — левое полушарие (аналитический ум и логическое мышление) или правое полушарие (инстинкты, влечения, чувства, эмоции и т.д.) Сознание у человека занимает по объему 10%, а бессознательное (подсознание) 90%. Вся информация, проходящая в спектре жизнедеятельности человека откладывается в подсознании, и позже влияет на сознание (осознается), руководя мыслями и поступками такого человека. Появляясь в сознании, такая информация частично исчезает. На этом построен психоанализ Фрейда. Именно профессор З.Фрейд первый в мире понял и научно доказал, что если травматический опыт извлечь из подсознания, заставив человека пережить какую-то ситуацию заново, то все что составляло симптоматику невроза — исчезнет. Восприятие большинства людей субъективно, такие люди видят, слышат и чувствуют только сквозь призму своих внутренних личностей — левополушарной и правополушарной. В начале 70-х годов прошлого века Кандыба открыл, что левое полушарие — это самостоятельная личность, которая сама по себе живет, воспринимает, реагирует, имеет по любому вопросу свое мнение, имеет свой способ мышления и коммуникации, свои мозговые механизмы приема, обработки и хранения информации и опыта и т.д.. Затем им было сделано такое же открытие по правому полушарию. Правополушарная личность имеет самостоятельные мозговые механизмы приема, обработки и сравнения внешней и внутренней информации, имеет свое собственное эйдетическое мышление, свой собственный язык в виде образов и эмоций, и не имея ничего общего с личностью левого полушария, отличается от внешних наружной и трансовой личностей.

Открытия академика В.М.Кандыбы и доктора медицинских наук Д.В.Кандыбы легли в основу их метода СК, согласно которому основными характеристиками внутренних личностей человека являются: (Д.В.Кандыба, 1985, 1995; В.М.Кандыба 1969, 1999-2004).

I. Личность, базирующаяся в основном на психофизиологии левого полушария:

1) Язык личности — внешняя и внутренняя речь.

2) Способ мышления — вербальное логическая мышление.

3) Основные свойства — хранит весь опыт, выполняет функции критического анализа и моральной и социальной цензуры, является сосредоточением сознания и самосознания.

П. Личность, базирующаяся в основном на психофизиологии правого полушария:

1) Язык личности — образы и эмоции.

2) Способ мышления — эйдетическое, картинно-образное мышление.

3) Основные свойства — животное инстинктивное сознание, обеспечение непроизвольной надежности мозговых (центральных) механизмов биологической саморегуляции и жизнеобеспечения.

Таким образом, исходя из теории СК, загипнотизировать человека — это значит максимально убрать активность левого полушария, подменить его психофизиологическую роль внешним стимулом (например, голосом гипнотизера) и лишив таким образом результирующие внешние личности способности сознательно логически мыслить и адекватно анализировать, перевести работу всего мозга в режим правополушарного подчинения и бессознательного эйдетического чувственнообразного мышления.

Рассмотрим основные виды психотехник погружения человека в СК (с учетом психофизиологических особенностей работы человеческого мозга): (В.М.Кандыба, 1997).

1. Психологические психотехники — это методы словесного наведения СК способами воздействия на левое полушарие. Примером таких психотехник является психотехника «психологического СК» Д.В.Кандыбы (наиболее эффективная), метод Довженко, метод Эриксона, метод НЛП, метод логической рациональной психотерапии Дюбуа, метод убеждения Бехтерева и др. Все психотехники этого класса рекомендуется применять для лиц, у которых в психической деятельности доминирует левое полушарие. Это обычно люди образованные, логически мыслящие: ученые, математики, учителя, физики, химики, инженеры, военные, юристы, сотрудники милиции, чиновники, врачи, и вообще многие мужчины средних лет.

2. Мыслеобразные психотехники — это методы «силового» или мысленного гипноза, основанные на технике эйдетического контакта и образного мысленного отождествления гипнотизера с гипнотизируемым и навязывания гипнотику нужных реакций и поведения образным представлением в воображении требуемого поведения. Такие методы называются «мысленным гипнозом» и действуют на правое полушарие языком мысленных образов, поэтому воспринимаются гипнотиком бессознательно (автоматически). Противостоять этой психотехнике гипнотик не может, поэтому древнерусские жрецы такую психотехнику назвали термином «магия». Применяют данную группу психотехник мысленного гипноза на лицах очень впечатлительных, отличающихся высокой чувствительностью, людях способных к сильному сопереживанию. Часто эта техника гипноза применяется на лиц, которые ранее уже погружались данным гипнотизером в глубокий сомнамбулический транс с повышением общей чувствительности и резким повышением избирательной чувствительности именно к данному гипнотизеру. Данные психотехники применяются на художниках, режиссерах, актерах, артистах, конструкторах, модельерах, врачах, вдовах, детях и вообще, на многих молодых женщинах и женщинах средних лет.

3. Эмоционально-экстатические психотехники — это введенные в мировую науку Д.В.Кандыбой психотехники «эмоционального гипноза». Психотехники эмоционального гипноза применяются в ситуациях напряжения чувств и эмоций, а также на очень эмоционально быстро воспламеняющихся людях. Эти техники гипноза применяются политиками, одаренными учителями и преподавателями, лекторами, ораторами, военными лидерами, актерами, артистами и т.д. — по отношению к людям объединенным одним наведенным чувством и настроением, или одной общей эмоцией или совместным переживанием и т.д. Эмоциональный гипноз применяется на людей с неустойчивым социальным положением, неуверенных в своем будущем, дезориентированных. Рекомендуются эти психотехники при воздействии на детей, подростков, молодежь, женщин, творческую интеллигенцию и т.д. Воздействие в этих психотехниках рассчитано на лиц, в чьей психофизиологии доминирует правое полушарие, т.е. «чувства затмевают разум», поэтому управлять такими людьми нужно игрой на их чувствах, эмоциях и переживаниях. Большинство простых людей в нашей стране (таких людей больше 80%) образуют массообразование, которое реагирует по законам психологического и эмоционального гипноза. Поэтому в России всегда было легче  управлять народом. А сейчас, с помощью развития и совершенствования современных психотехнологий, подобное управление стало еще легче.

4. Комплексная психотехника или «метод Кандыбы» — эта психотехника включает в себя одновременно все три основные группы психотехник: психологическую (словесную), мысленную (мыслеобразную) и эмоциональную (экстатическую). Этот метод имеет еще одно название «СК-кодирование», когда он применяется с предсуггестией и по определенному сценарию.

5. Психоделические психотехники — эти техники основаны на использовании специальных препаратов-галлюциногенов. (самым эффективным является ЛСД-25 в количестве 300 микрограммов (в дозах 100 микрограммов, а затем через 10 минут, оставшиеся 200 микрограммов).

Говоря о коллективной суггестии, следует обратить внимание, что после демонстрации возможностей гипнотической суггестии на сцене огромное число людей из зала с готовностью воспринимает любое внушение гипнотизера. Таким образом, когда он провозглашает, что многие из присутствующих не смогут разомкнуть руки, то иногда сотни, а то и большее число людей действительно неспособны совершить это действие до получения на то позволения оператора. Поэтому коллективное внушение может быть очень эффективным.  С его помощью возможно вызывать массовые грезы, иллюзии, зрительные галлюцинации (вспомним инициирование массового гипноза Воландом в романе М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита», когда со сцены веером летели «червонцы», а женщины скидывали с себя одежды, наряжаясь в несуществующие платья и туфли). Внушение имеет особую силу в результате распространения идей и эмоций, которые обычно хорошо воспринимаются толпой, в которой люди как бы заражаются друг от друга. Коллективную  суггестию использовали  шаманы и целитель древности. Методику коллективной суггестии практиковали в постперестроечные года на ТВ России.

Психотехника эмоционального гипноза делится на три основные группы техник: (Д.В.Кандыба, 1997).

1) Физиологические (эротические манипуляции, специальные гипногенные чувственные виды массажа, гипногенные мануальные приемы, сенсорный голод и др.)

2) Психологические (литературные, поэтические, музыкальные, сценические, разговорные, ситуационные и др.)

3) Эмоциональные (религиозно-экстатические, аффективные страстные, стрессовые и др.)

Таким образом, эмоциональный гипноз — это особая мимико-соматическая реакция, которая свойственна всем живым организмам как рефлекс приспособительного торможения. Но если уже у животных в основе гипнотической реакции лежит их способность удовлетворять свои потребности и получать положительную эмоцию или не удовлетворять и получать поисковую поведенческую реакцию и отрицательную эмоцию, то у человека глубинная суть гипноза — это особая чувственно-соматическая реакция. Для того чтобы наступил гипноз от гипнотизируемого требуются три главных условия: 1) сосредоточенность внимания; 2) известная доля внушаемости (т.е. способности всецело поддаваться внушаемой идее); 3) способность приходить в соответствующее эмоциональное состояние.

Гипнотическому сну способствует все, что способствует направлению внимания на определенный предмет. Наиболее простым и распространенным способом является приказ гипнотизера смотреть на какой-либо предмет. Выбор предмета не играет никакой роли, так как смысл подобного действия заключается именно в отвлечении внимания и в сосредоточении мысли. Еще одним способом является слушание тиканья часов или ударов метронома. В этом случае, в отличие от предыдущего способа, когда задействуется орган зрения — задействуется орган слуха. Вместо органа зрения или слуха можно пользоваться органом обоняния или осязания. Легкое продолжительное поглаживание кожи также способствует развитию гипнотического сна. Каждый способ одинаково эффективен, т.к. одинаково ведут к одному и тому же — к фиксации (сосредотачиванию) внимания. Главным условием наступления гипноза является способность гипнотика поддаваться внушаемой идее. Без этого гипноз невозможен. Поэтому первое условие (сосредоточенность внимания), является подготовительным способом. Правда иногда такие способы также приводят к гипнозу, но это объясняется тем, что в подсознании каждого человека имеются определенные представления о гипнотическом сне. Поэтому представление того что должно с ним случиться, переходит у гипнотика в соответствующее психофизиологическое состояние. Однако наиболее важным условием наступления гипноза все-таки является формирование у гипнотика образа того, что должно с ним произойти. Реализация внушаемой идеи о гипнозе в соответствующее состояние происходит благодаря физиологическому закону, согласно которому любая мысль, независимо от причины возникновения (т.е. сама возникла у человека, или была навязана извне другим человеком), через время превратится в соответствующее действие. При этом зачастую такую мысль желательно подкрепить соответствующей эмоциональной оболочкой. Таким образом, третьим и самым главным условием развития гипноза является способность гипнотика приходить в эмоциональное состояние, соответствующее гипнозу.

Состояние загипнотизированного человека может выглядеть следующим образом. Его мысли замедляются, путаются, обрываются, он чувствует что не может припомнить какие-то события. Однако при некотором усилии еще возможно вывести себя из этого состояния. Но при погружении в более глубокий гипноз появляется чувство, что невозможно при помощи собственных усилий воли сделать ни одного движения, мысль как бы застывает в одном положении точно так же, как и застывают движения. Впечатления от внешнего мира доходят неясно. Чувствуется дыхание гипнотизера, невозможность сопротивляться его командам. Через время наступает самый глубокий сон, сомнамбулизм. В этом состоянии человек не может мыслить, не способен двигаться помимо воли гипнотизера. Если он отвечает на вопросы гипнотизера, то его ответы неопределенны, а сам он не может решить что ответить и ждет подсказки со стороны гипнолога. Состояние загипнотизированного мозга можно сравнить с состоянием оцепенения, которое существует в мышцах. Мозговые клетки (управляющие) как бы погрузились в сон, замерли, а клетки, несущие исполнительную функцию, продолжают действовать. Благодаря прекращению административной функции мозга, исполнительная его функция, ничем не сдерживаемая и не контролируемая, легко выступает на первый план и быстро подчиняется внешнему влиянию. Поэтому во время гипноза психика загипнотизированного предрасположена восприятию разного рода внушений, т.е. подсказанных мыслей. Кроме того следует помнить, что внушение существует и вне гипноза. Все наше воспитание есть ничто иное как ряд последовательных внушений, воспринятых в детстве. Психика ребенка максимально восприимчива к любого рода воздействию, поэтому у детей явно выраженные способности к обучению, а значит любые слова или действия взрослых оставляют неизгладимый след в психике (подсознании, памяти) ребенка, и все его поступки совершенные во взрослой жизни — есть результат информации, которую такой ребенок получил в детстве. На этом помимо гипнологии построен психоанализ и все ведущие школы психотерапии. Очень было бы полезным если бы об этом помнили в школах, а педагогов и родителей учили знаниям о подсознании и о влиянии информации на подсознание. Можно было бы уберечь от многих психических травм детей и резко сократить проблемы, проявляющиеся при наступлении взрослой жизни.

Академик В.М.Кандыба (1997) отмечал, что главным условием для развития гипноза является  возбуждение у гипнотика соответствующей эмоции. Без этого гипноз не наступит. Правда, существует психологический закон, согласно которому всякий возникающий в мозгу образ стремится превратиться в соответствующее действие, но для такого превращения необходимо чтобы психическая деятельность получила благоприятные условия. Если нам приходит мысль о гипнозе, однако, мы еще не впадаем в гипнотический сон. И те, кому внушена мысль о гипнозе, могут не впасть в гипноз. Для гипноза необходимо вызвать у них соответствующую эмоцию. Эмоция, возникшая с представлением о гипнозе, в этом случае и является главным стимулом к реализации этого представления.. Например существуют люди (невротики), которые не могут ходить по открытой площади: любая  попытка сделать шаг в открытом месте вызывает у них представление о возможности обморока, такое представление вызывает соответствующую эмоцию (страх), которая и парализует собой все движения, делая их невозможными. То же самое наблюдается и при других навязчивых представлениях (половое бессилие психического характера, боязнь покраснения и т.п.). Аналогичный психический процесс совершается и в момент развития гипноза. Если у такого человека появляется мысль о гипнозе, но эта мысль сопровождается соответствующей эмоцией (неверием что с ним может произойти гипноз), то такой человек в гипноз не впадет. Тогда как если мысль о гипнозе ведет за собой и соответствующую эмоцию, то легко и быстро может совершиться реализация такой мысли, т.е. может наступить гипноз.

Доказательством существования эмоции в гипнозе служат следующие обстоятельства:

1) Рассказы самих гипнотизируемых. Каждый кто входил в гипноз отмечает особого рода душевное движение, особого рода ощущение, которое он испытывал, находясь в гипнозе; это ощущение довольно своеобразно и непохоже на все наши обычные ощущения: одни лица, не находя более точного определения этому ощущению, говорят, что они находились в состоянии какого-то полузабытья или спросонок, другие, что испытывали какое-то чувство связанности, третья, что «чувствовали» над собой власть гипнотизера.

2) Если гипноз был глубокий и гипнотизированный не помнит, что происходило с ним в тот момент, то, по пробуждении, он почти всегда отмечает в себе некоторую перемену, всегда указывает на чувство некоторой усталости, утомления или слабости; это чувство — след перенесенных перед тем эмоций (аффекта). Все эмоции (гнев, радость, страх и пр.), оставляют после себя в организме некоторый след в виде чувства утомления или изнеможения, и, чем сильнее было аффективное состояние, тем заметнее выражен и этот след; то же самое имеем и в гипнозе.

3) За существование у загипнотизированного эмоции говорят изменения пульса и дыхания. Любое душевное движение человека (волнение, страх, радость и пр.) сопровождается изменениями со стороны дыхания и сердечной деятельности: эти изменения не носят какого-то определенного характера и состоят, то в замедлении, то в ускорении, то в неправильной деятельности сердца и дыхания. То же самое происходит в гипнозе. Разве что заметно иной раз становится возможным только посредством специальных приборов. При этом не у всех загипнотизированных эмоция достигает одинаковой напряженности: встречаются случаи, когда эмоция бывает выражена в слабой степени.

4) За существование эмоции в гипнозе говорит и та быстрота, с которой загипнотизированный подчиняется влиянию гипнотизера. Как известно, всякого рода сильное душевное движение (аффект) до известной степени затуманивает сознание человека, ослабляет силу его критики: такой человек легко подчиняется внешнему влиянию (это, например, наблюдается во время испуга, страха, растерянности, радости и т.п.). То же происходит и в гипнозе; разница лишь том, что в последнем случае ослабление высшей критики достигает более значительных размеров, хотя это зависит от специфического характера самой эмоции.

Рассматривая вопрос эмоции при гипнозе, доктор медицинских и психологических наук Д.В.Кандыба (1997) объясняет, что подобная эмоция не всегда бывает одинаковой по силе, и иногда останавливается на степени простого душевного движения, а в других случаях принимает вид аффекта. Однако прослеживается взаимосвязь: чем сильнее эмоция — тем глубже гипноз. Эмоция при гипнозе схожа с эмоцией постороннего влияния, которое испытывает каждый кто попадает под влияние какого-нибудь человека и чувствует что не имеет силы воли бороться с его влиянием: это чувство некоторой досады, соединенное с чувством собственного бессилия. Нечто подобное, но только в более резко выраженной степени, происходит и в гипнозе. Кроме того гипноз обнаруживается в явлениях т.н. стадности, когда люди, например, толпой следуют за одним вожаком, не разбирая, насколько последний действует правильно: сознание каждого отдельного индивида этой толпы является затуманенным, и он не отдает себе отчета в том, что творит, он лишен критики над собой и своими поступками и только, освободившись от влияния, получает возможность оценить свои поступки. В вопросе отличия эмоции при гипнозе от других эмоций следует говорить также и о том, что характерной особенностью гипнотической эмоции является повышенная восприимчивость к внушениям.

При гипнотизировании необходимо отвлечь внимание гипнотика от посторонних предметов, иначе будет затруднено появление соответствующей эмоции и гипноз не получится. Поэтому различные способы гипнотизирования (воздействия на органы чувств) необходимы для вызывания эмоции, способствующей наступлению гипноза. Гипнотику как бы внушается идея о наступлении гипнотического сна (т.е. идею о гипнозе). Таким образом роль идеи в развитии гипноза сводится к роли сигнала для наступления соответствующей эмоции: у некоторых лиц этот сигнал сам по себе не вызовет никакой эмоции, и тогда эти лица не гипнотизируются, у других он вызовет эмоцию страха, волнения, ожидания и т.п. эти лица также не гипнотизируются, наконец, у третьих, очень восприимчивых, он вызовет настоящую гипнотическую эмоцию и тогда эти лица впадут в гипноз. Таким образом:

1) Эмоциональный гипноз — это своеобразное психическое состояние, характеризующееся подавлением воли и повышенной восприимчивостью к внушению.

2) Для развития гипнотического состояния недостаточно одних только воздействий чисто физического свойства (пассов, фиксаций и пр.). Если последние иногда и приводят к гипнозу, то не сами по себе, а путем косвенного воздействия на психику.

3) Простое утомление внимания не ведет к развитию эмоционального гипноза.

4) Сосредотачивание мысли и внимания на одном предмете само по себе не вызывает эмоционального гипноза.

5) Основным фактором в развитии любого гипноза является соответствующая эмоция.

6) Эмоциональный гипноз носит совершенно своеобразный характер и по типу своему ближе всего подходит к эмоции постороннего влияния.

7) Интенсивность эмоции обусловливает собой глубину гипноза.

8) Явления внушения зависят от парализующего влияния эмоции на высшие задерживающие центры.

9) Амнезия по пробуждении обуславливается воздействием эмоции на сознательную сферу.

10) Восприимчивость к гипнозу обуславливается степенью способности данного гипнотика входить в соответствующее эмоциональное состояние.

11) Внешняя обстановка, приемы гипнотизирования и личность гипнотизера играют роль условий, облегчающих наступление гипнотической эмоции.

12) Физиологическая сущность эмоционального гипноза — это специфическая эмоция, которой можно дать собственное название — «гипнотическая эмоция». Лучше всего гипнотическая эмоция развивается при параллельном развитии любой другой эмоции, аффекта, экстаза, стресса или страсти. (Д.В.Кандыба, 1997).

На сегодняшний момент существуют следующие виды гипноза. (В.М. Кандыба, 1999).

1. Классический (павловский) гипноз, в виде сонного торможения всей коры с сохранением бодрствующего участка (зоны раппорта). При возникновении легкого павловского гипноза глаза гипнотика закрываются, и далее — по мере нарастания глубины гипноза — углубляется сонное торможение и расслабление всего тела вплоть до полного отключения сознания и засыпания. Большинство ученых называют этот вид гипноза «летаргическим».

2. Каталептический гипноз. При каталептическом гипнозе у гипнотика с открытыми глазами возникает одеревенение всех мышц тела. Тело гипнотика по мере углубления гипноза становиться все более твердым и мышцы напрягаются все больше. В средней стадии возникает феномен « восковидной гибкости», а в глубокой — «каталептического моста».

3. Сомнамбулический гипноз. В этом виде гипноза глаза у гипнотика открыты, но в его поведении может наблюдаться ряд явлений автоматизма. По мере нарастания глубины гипноза гипнотик, выполняя приказы гипнотизера, может совершать самые разные движения и поступки. В глубоких стадиях гипноза гипнотик выполняет феномены регрессии возраста, снохождения, изменения личности, внушенного ожога, положительные и отрицательные галлюцинации и др. Словесный приказ гипнотизера сильнее реальных физических раздражителей.

4. Психологический гипноз наяву. В этом виде гипноза на фоне активной коры обоих полушарий мозга в одном или нескольких участках мозга возникает одна или несколько зон сверхвозбуждения. Основными источниками вызывания и углубления этого вида гипноза являются воздействия словами на память, воображение, зрение, слух и ощущения гипнотика. Глаза у гипнотика всегда открыты, но наступают провалы памяти, провалы критического самоосознания, ускорение ощущения количества времени, каталептические феномены обездвиживания на несколько секунд, нарастание подчиненности словам, жестам и чувствам гипнотизера и др.

5. Китайский парадоксальный гипноз. Этот вид гипноза основан на разрыве логического мышления методом дисассоциаций и борьбы двух сверхактивных участков коры левого словесно-логического полушария мозга.

6. Наркогипноз. Этот вид гипноза основан на применении гипнотиком различных спецмедикаментов, наркотиков, спецпрепаратов, спецпроцедур и т. д. с целью получения особого наркогипнотического измененного состояния психофизиологии и сознания, отличающегося повышенной управляемостью, повышенной заторможенностью или повышенной возбудимостью, часто с галлюцинациями и частичным или полным отключением самосознания.

7. Аппаратный гипноз. Это особый класс измененных состояний сознания и психофизиологии, которые возникают под воздействием спецаппаратов типа «Радиосон», телевидения, телефонного разговора, общения с компьютерами, радио, магнитофона, аппаратов типа «Электросон» и др.

8. Патологический гипноз. Это особый вид патологических трансовых состояний, которые могут вызываться произвольно или непроизвольно. Непроизвольно патологические трансовые состояния различной глубины, как правило, возникают в результате каких-либо психосоматических заболеваний, например эпилепсии, шизофрении, истерии, истероэпилепсии и др. Произвольно патологические трансы вплоть до ступора и смерти могут возникать в результате травм, приема яда, высокой температуры, отравления, инфекции и т. д.

На наш взгляд следует отдельно выделить технику гипноза наяву, известного также под названиями цыганский психологический гипноз, НЛП, эриксонианский гипноз и ряд других направлений в практике гипнотерапии, когда воздействие происходит наяву, а вместо пациентов зачастую выступают обычные люди; и в этом случае мы уже должны говорить об исключительной эффективности подобных методов гипноза в применении к криминальным реалиям нашей жизни. Одним из распространенных методик введения человека в гипнотическое состояние наяву является техника цыганского психологического гипноза. Эффективность данного метода действительно не оставляет сомнений в надежности используемого воздействия на психику человека.

В основе цыганского психологического гипноза лежит феномен установления внушающего контакта (раппорта) в состоянии частичного или полного бодрствования сознания гипнотика. Подобное носит название «феномен психоэнергетической суггестии», когда внушение выполняется наяву, методом формирования устойчивого фиксированного эмоционально-энергетического возбуждения на фоне активного или частично измененного состояния сознания и измененной психофизиологии.

Психотехнической основой гипогенного контакта гипнотизера и объекта является феномен бессознательного установления управляющего контакта (раппорта) методом синхронизации и подстройки эмоционального состояния и поведения гипнотизера к эмоциональному состоянию, психоэнергетике, движениям, позе, дыханию, способам восприятия и обработки информации, манере поведения и реагирования объекта, а также к его основным психологическим стереотипам мышления, социально-мировоззренческим установкам, жизненным идеалам, убеждениям, верованиями т. д. Поэтому цыганский метод установления раппорта внешне выглядит прежде всего как выражение сочувствия, желание помочь, желание что-то дать или сделать и т. п. Очень часто в самом начале контакта цыганский криминальный гипнотизер сразу старается чем-то необычным и логически тупиковым озадачить объект и, пользуясь секундной приостановкой логико-аналитического мышления, мгновенно перевести и изменить его сознание в правополушарный режим воображения, чувств и эмоций. При этом вводится, как правило, навязывание главного ключа к глубинной бессознательной природе человека — страха. Еще с библейских времен главнейшим фактором успешного раппорта считалась вера и доверие. Вера — это сознательное доверие, это осознанный прогноз на будущее на основании прошлых событий. Осознанная вера есть результат работы левого словесно-логического мозга, а неосознаваемое доверие — результат работы правого, чувственно-образного мозга. В технике цыганского гипноза превалируют две задачи: 1) усыпить или обойти критику и аналитические возможности левого мозга и 2) вызвать устойчивую бессознательную связь с глубинной психоэмоциональной сущностью правого мозга методом аналитического отождествления с ней и адекватной подстройкой к бессознательным проявлениям правополушарной активности: чувствам, движениям, мимике, дыханию, позе и поведению объекта. (В.М.Кандыба, 2002).

С.А.Горин (1994), анализируя технику гипноза наяву, и в частности цыганского гипноза (как и эриксонианского гипноза, специалистом по которому он является), выдвигает основное условие, согласно которому подобный гипноз становится возможен: раппорт. Т.е. для того чтобы подействовало внушение, сначала надо создать раппорт, то есть создать очаг сверхбодрствования в коре головного мозга, а для этого необходимо выполнить следующие приемы:

1) Как отмечает на своих семинарах С.Горин — «стать зеркалом», т.е. принять позу, такую же как у партнера. Подобное носит название: «подстройка», «отражение», «присоединение», «отзеркаливание» и т.п. Основным является тот факт, что гипнотизеру нужно сделать главную часть своего поведения похожей на аналогичную часть поведения объекта. А что касается отражения позы, то оно может быть прямым (в точности как в зеркале) и перекрестным (если у партнера левая нога закинута на правую, то гипнотизер делает это же). Большинство людей чувствуют доверие к вам, если замечают что вы бессознательно начинаете подражать им, их поведению, привычкам, оборотам и дикции речи. При этом нельзя копировать слишком явно. Во всем нужна мера. Как известно, возникающие у нас желания мы выполняем в первую очередь, нежели чем возникшие желания другого лица. Поэтому очень важно чтобы объект не заметил вашу подстройку. Установление бессознательного доверия и раппорта — это уже и есть гипноз. Подстройка к позе —   первый навык создания бессознательного доверия. При этом если люди знают друг друга а значит и  доверяют друг другу, то они уже общаются в режиме подстройки к позе. При оценке отношения говоривших друг к другу, следует обратить внимание на их позы. Если во время разговора человек подстраивается к позе собеседника, то все нормально, по обсуждаемому вопросу мнения у них совпадают, а если в наблюдаемой паре подстройки к позе нет, то согласие, выраженное на словах, не должно вас обмануть — внутреннего согласия там нет. Подстройка всегда происходит сама собой, автоматически, там, где есть согласие или хотят согласия, и наоборот, где нет или не хотят согласия, там нет и подстройки. В таких случаях желательно помнить правило: если во время спора вам нужен компромисс, то всегда умышленно сохраняйте подстройку, и ваш спор обязательно закончится компромиссом.

2) Необходимо подстроиться к дыханию объекта, т. е. скопировать его манеру, частоту и глубину дыхания. Подстройка к дыханию бывает прямая и непрямая. Прямая подстройка — когда гипнотизер начинает дышать так же, как дышит объект, в том же темпе. Непрямая подстройка — гипнотизер согласует с ритмом дыхания объекта какую-то другую часть своего поведения; например, он может качать рукой в такт дыханию объекта или говорить в такт его дыханию, то есть на его выдохе. Прямая подстройка считается более эффективной для возникновения раппорта. Подстройка к позе и дыханию объекта считается успешной, когда переходит в т.н. «веление». То есть гипнотизер незаметно меняет свою позу и дыхание и обнаруживает, что у объекта автоматически произошли аналогичная смена позы и дыхания. Раппорт состоит из двух фаз: «присоединение» и «ведение». В первой части гипнотизер «присоединяется» методом копирования позы и дыхания, а во второй части — меняя позу и дыхание, добивается схожих бессознательных изменений в позе и дыхании объекта, что и называется «ведением», т. е. гипнотизер фактически завершает формирование бессознательного управления объектом. Необходимо помнить, что обычно люди говорят на выдохе, поэтому если гипнотизер говорите на выдохе объекта, то объектом это бессознательно воспринимается как иллюзия собственной внутренней речи. При очень большой разнице в ритме и глубине дыхания у гипнотизера и у объекта можно  отслеживать его дыхание «через раз» (например, при частом дыхании гипнотизер копирует вдох, пропускает выдох и второй вдох, копируете второй выдох). Таким образом, для создания раппорта (бессознательного доверия) гипнотизер отражает собой поведение объекта. Это называется подстройкой или присоединением. Когда гипнотизер присоединяется к какой-то части наблюдаемого поведения объекта, то меняет эту часть поведения у себя (при прямой подстройке), и объект следует за ним. С  этого момента гипнотизер управляет объектом, «ведет» его. В идеале подстройка у гипнотизера становится рефлексом на нового человека. Поэтому цыгане постоянно учатся тренироваться общаться с бессознательным объекта.

3) Необходимо учиться подстраиваться к движениям объекта. В любой беседе человек обычно как-то жестикулирует, меняет позу, кивает или качает головой, мигает и т. д.; все это может быть предметом для подстройки и присоединения к его бессознательному. Подстройка к движениям более сложна, чем подстройка к позе и дыханию, которые относительно постоянны и их можно спокойно рассмотреть и приступить постепенно к копированию. А движение — это быстрый процесс, здесь нужны наблюдательность и осторожность, чтобы объект не смог осознать, что к нему подстраиваются.

Любые движения можно подразделить на большие (походка, жесты, движения головы или ног) и малые (мимика, мигание, мелкие жесты, подергивания или подрагивания). Лучше всего подстраиваться к жестам рук объекта с помощью движений своих пальцев. В этом случае следует отследить пальцами примерное направление движений рук объекта и сделать какую-то разницу в амплитуде; здесь нужна скорость реакции. Нельзя  копировать движения рук объекта зеркально, следует намечать их, но не заканчивать. Например, объект почесал правой рукой лоб, а гипнотизер тут же поглаживает свой подбородок. Из мелких движений хорошо выбрать для подстройки мигание, этого никто не осознает. Следует мигать с той же частотой, что и объект, а потом резко прекратить мигать, что бы у объекта тоже прекратилось мигание, или закрыть глаза, чтобы объект сделал то же самое. Все это способствует возникновению гипноза.

Рассматривая вопрос психологического воздействия, академик В.М. Кандыба (1999) выделял следующие последовательные элементы:

1) Перевод сознания объекта манипулирования со словесно-аналитического левомозгового в чувствительно-образное правомозговое.

2) Осуществление т.н. подстройки (отождествления себя с личностью объекта). Таким образом оказывается возможным воздействие на правое (язык символов и образов) полушарие мозга. Манипулятор в данном случае не только отождествляет себя с объектом, но и путем мысленного приказа создает вымышленный образ отдаваемого объекту приказа, а после и переходит в тело объекта, внушая ему (себе) обязательное выполнение данного приказа. Кроме того, для наибольшего результата воздействия на другого индивида необходимо уделять особое внимание развитию зрения, слуха, развивать тактильные ощущения.

На наш взгляд важное значение необходимо уделить и некоторой недоговоренности, которая всегда присутствует в словах. В этом случае, исходя из того, что каждый желает услышать то, что он хочет услышать, правильно подобранными фразами становится возможным формировать некое ложное информационное пространство вокруг объекта манипуляций. Позже объект, конечно (если сопоставит факты), сможет обнаружить обман, но в связи с тем что большинство людей мнительны и неуверенны в себе, такой объект будет не способен сделать правильных выводов, подозревая во всем по привычке только себя.

Кроме того следует помнить, что для удачного воздействия на объект необходимо обязательное соблюдение ряда условий, одним из которых является твердая уверенность в правильности собственных мыслей и совершаемых действий, а также всегда однозначные уверенные ответы на все поставленные вопросы даже если чувствуете что где-то не правы. Это важный принцип психологии воздействия. Вспомним примеры гитлеровской Германии, и того влияния, которое оказывали вожди 3-го Рейха на массы в целом, и на каждого отдельного человека в частности. Вспомним приводимое нами в одной из предыдущих книг по манипулированию психикой высказывание премьер-министра Англии У.Черчилля, который признавался в своих мемуарах, что в присутствии И.В.Сталина ему всегда хотелось вскакивать и «вытягиваться в струнку», безраздельно подчиняясь этому человеку. Как не раз говорил президент Всемирной ассоциации профессиональных гипнотизеров при ЮНЕСКО академик Виктор Михайлович Кандыба — Иосиф Виссарионович Сталин был очень сильный гипнотизер. И единственный настоящий патриот земли русской за всю ее историю. Заметим, что все поклепы на Сталина были намеренно ошибочны и инициированы предателями народа, начиная от Лейбы Давидовича Бронштейна (Л.Д.Троцкого), подхваченные представителями троцкистко-зиновьевско-бухаринского блока (т.е. врагами народа Бухариным, Радеком, Пятаковым, Сокольниковым и др.), после подхваченные троцкистом Н.С.Хрущевым, представителями пятой колоны — предателями-диссидентами — писателями и проч., получавшим за это благодарности от Запада, и М.С.Горбачевым и Б.Н.Ельциным, довершившим начатое разрушение страны после убийства Сталина врагами народа (Берия и др.). При этом некоторые журналисты, писатели, просто граждане страны, не до конца владеющие информацией по т.н. репрессиям, повторяют намеренно искаженные цифры, придуманные одним нобелевским лауреатом по литературе. На самом деле такие цифры искажены. Сейчас рассекречены архивы, поэтому каждый может удостовериться, что в 1937 году, на который пришел т.н. пик репрессий, по статье «враг народа» был осужден 841 человек, а расстрелян 121 человек. В 1938 году, по статье контрреволюционная деятельность, арестовано 52.372 человека, из них 49.541 чел. был оправдан на суде, 2.731 чел. осужден на срок, и 89 человек расстрелян[27]. Вопрос: откуда взялись якобы миллионы расстрелянных? Ответ: это манипуляции массовым психическим сознанием. Манипуляции намеренные. Только с приходом к управлению государством В.В.Путина и Д.А.Медведева началось возращение честного имени Сталину и другим незаслуженно оболганным диссидентами да реформаторами (врагами народа, если называть все своими именами) патриотов земли русской. И для России Иосиф Виссарионович Джугашвили (Сталин) сделал больше, чем любой лидер страны как прошлого так и будущего.

При гипнозе наяву следует давать утвердительные команды (приказы), чтобы в самих приказах был посыл к действию, а не к размышлению над его необходимостью. Также следует акцентировать внимание объекта на его внутреннем мире, что предусматривает введение объекта в состояние определенного транса. А если не достигается последний — воздействуя на его эмоции — вывести таким образом его из себя — и путем утвердительной команды внушить приказ к осуществлению команды. Также необходимо помнить, что психика человека так устроена, что человек бессознательно не только готов подчиняться, но и испытывает желание  делать это. Поэтому для удовлетворения подобного бессознательного желания человека (объекта) необходимо создать ему соответствующие условия. Для усиления эффекта подчинения следует сначала инициировать невроз, а после снять его. Объект должен бессознательно догадаться что снимается его невроз (депрессия, страх, проч.) подчинением гипнотизеру. Любой человек в первую очередь слышит только себя, а если слушает других — то стремится услышать то, о чем думал (думает) сам. Таким образом происходит верификация новой информации с уже имеющейся в бессознательном человека, а значит цензура психики пропускает новую информацию, и она усиливая старую — участвует в дальнейшем программировании его поступков посредством рождения соответствующих мыслей и идей в психике (мозге) такого человека. Кроме того в течении некоторого времени после наступления раппорта выбранный нами объект манипуляции будет пребывать в состоянии повышенной суггестии (особенно усиливавшейся на фоне эмоций объекта, т.е. объекта, находящегося в состоянии аффекта), а значит преподнесенная в такой момент информация найдет благозвучный отзвук в его душе, и после можно быть уверенным, что объект манипуляции выполнит установки манипулятора.

Можно подловить человека в состоянии погружения в собственные мысли (период размышления с самим собой на людях, время погружения в книгу, которую объект читает в общественном месте, состояние неуверенности в себе, и т.п.), и воздействовать на него, потому как в подобных ситуациях также снижен барьер критичности цензуры психики на пути информации, воспринимаемой с внешнего мира. Как обращает внимание С. А. Горин (1994), наступления состояния, когда человек готов к воздействию внушения можно заметить по следующим характеристикам изменения в его внешности:

1) наблюдается расслабленность мышц лица и тела; лицо становится более симметричным, на лице разглаживаются складки и морщинки;

2) успокаивается и углубляется дыхание, возникает состояние психологического покоя (состояние безмыслия);

3) временно прекращаются произвольные движения, и человек замирает (сохраняет неподвижную позу, а часто и неподвижный взгляд с заметно расширенными глазами);

4) лицо розовеет или бледнеет, обмякает, кожа становится заметно более влажной, иногда появляются капельки пота;

5) на фоне общей расслабленности мышц можно наблюдаются непроизвольные, неосознаваемые и не имеющие сознательной цели, автоматические движения; эти движения бывают мелкими, вроде подрагивания или шевеления пальцев и кистей рук, а бывают и крупными — кивание головой, движения руками, вздрагивание всего тела;

6) почти прекращается сглатывание слюны.

Способом усиления воздействия является проговаривание вслух наблюдаемых у объекта изменений во внешности.

М.Эриксон (1994) предложил семишаговую модель суггестивного воздействия на психику человека:

1. Постараться поместить человека в удобную для него позу.

2. Сконцентрировать внимание гипнотизируемого на каком-либо внешнем или внутреннем процессе, объекте, мысли или воспоминании.

3. Построить свою речь так, чтобы разделить сознание и бессознательное гипнотика.

4. Сообщить гипнотизируемому о тех признаках транса или любых иных реакциях, которые гипнотизер у него наблюдает.

5. Дать гипнотику установку на «ничегонеделании».

6. Использовать трансовое состояния гипнотика для целей гипнотизера.

7. Вывести гипнотика из транса.

В цыганском психологическом гипнозе (который мы подробно рассмотрим в соответствующей главе нашего исследования), цыгане используют такой способ быстрого наведения гипноза наяву, когда цыганка ловит момент, когда кто-то увлеченно говорит о том, что его волнует или сильно беспокоит, и тогда цыганка присоединяется к этому человеку и, активно ему сочувствуя, сопереживая, своими словами и вопросами специально разжигает и все больше и больше детализирует проблему рассказчика, все больше и глубже погружаясь в мир его переживаний, проблем и воспоминаний. Затем цыганка начинает стимулировать воспоминания этого человека, навязывая ему близкую его проблемам галлюцинацию. Заполучив видение, цыганка развивает его в глубочайший цыганский гипноз с сильным безотказным раппортом. Итак, погружаясь в проблемы, человек погружается в транс, который даже не требует углубления — достаточно присоединиться к нему, помочь создать хорошую и знакомую ему воображенную картину (галлюцинацию) и воспользоваться этим.

----------------

[27] Карпов В.В. Генералиссимус. М. 2007. С.148.

К началу

© , 2009 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов