.
  

© С. А. Зелинский

Анализ задействования манипулятивных методик управления массами в исследовании деструктивности современной эпохи на примере России. Психоаналитический подход.

««« К началу

3. Концептуальная предрасположенность масс к манипулированию

Если проводить какую-либо аналогию по манипулятивному воздействию на массы современного времени и прошлого, то хотелось бы обратить внимание на одну достаточно удивительную деталь. А именно: любой народ, а русский, быть может, и особенно  — склонен к подчинению. К тому, чтобы был у него свой царь (вождь, лидер партии). И при этом — вполне согласен беспрекословно подчиняться. То есть доверить свою жизнь — воле другого человека выбранного единым лидером. И уже, большей частью, ни о чем не думать, выполняя указания свыше.

И самое удивительное, что это действительно для нашей страны оправдано. При этом о каких-либо перегибах речь даже не должна идти. Потому как это совсем даже не перегибы, а оправданная необходимость. Возьмем для примера два временных промежутка. Эпоху Сталина и современное время. Тогда — мощный т. н. тоталитарный режим. Сейчас — режим условно демократический (т. н. либеральная демократия). Даже если не касаться массового развития народного хозяйства, когда некогда полуграмотную страну Сталин вывел к вершинам мирового интеллектуального и технического превосходства, и обратить внимание на перегибы на местах, связанные с уничтожением врагов народа и вредителей — то фактически тоже самое происходит и сейчас, только в гораздо больших масштабах, и выражается не в явном уничтожении вредителей, а массовой гибели народа от алкоголизма, наркомании, ДТП, и проч. бедствиях, принявших в нашей стране уже массово-стихийный характер. И при этом, в эпоху капитализма, люди фактически обречены на медленную смерть и самоуничтожение. Уже нет бесплатного жилья, бесплатной медицины, обязательного трудоустройства после окончания учебных заведений. Стране стало абсолютно безразлично, что будет с ее гражданами, большинство из которых предоставлены на произвол судьбы, и губят себя в результате зелья и прочей отравы. Особенно массовый деструктивный характер прослеживается в регионах, в малых городах и станицах, где уже фактически не осталось здорового населения.

«Страна уже более десяти лет изнемогает без идеологической поддержки социального чувства, без так называемой «поддерживающей мифологии», — замечает современный ученый В. Медведев в работе: «Спор о природе психоанализа: Прошлое, настоящее и будущее ещё одной иллюзии». — Массовая психология в порыве защитной регрессии практически полностью воспроизводит ситуацию середины 20-х годов, ситуацию утери коллективной веры и патерналистских иллюзий, ситуацию тотального греха, бессознательной вины за уничтожение породившего нас общественного строя, нашей общей Матери — Страны Советов, живая память о которой мешает нам спокойно жить в границах своих индивидуальных жизненных обстоятельств. Гибель идеологических механизмов лишила массу привычных ей иллюзий».

Все это подтверждает одно правило. Стране не только необходим уверенный в своих силах и возможностях лидер, но и лидер жесткий и решительный, огнем и мечом способный остановить разруху и голод, восстановить промышленность, уничтожить врагов народа, провоцирующих народ на самоуничтожение, с целью дальнейшего подчинения масс. Ведь слабыми и неуверенными в себе людьми всегда легче управлять. Поэтому и поднимает свою голову гидра империализма в виде различных вредных нам движений, опутывавших щупальцами наши бывшие республики, в которых инициирует т.н.оранжевые революции, приводящие в итоге к хаосу и дальнейшей деградации масс. А народ России — пособники наших классовых врагов — намеренно отупляют глупыми псевдо юмористическими передачами, третьеразрядной музыкой, и второсортной литературой. Исходя из достаточно простого правила: отдельными индивидами легче управлять, когда они объединены в массы. Когда исчезает у них резко выраженное индивидуальное начало. Когда у них появляется ряд черт, появление коих практически совсем и невозможно было доселе. Вот как описывает это Ле Бон в своей работе «Психология масс».

«Появление этих новых специальных черт, характерных для толпы и притом не встречающихся у отдельных индивидов, входящих в ее состав, обусловливается различными причинами. Первая из них заключается в том, что индивид в толпе приобретает, благодаря только численности, сознание непреодолимой силы, и это сознание дозволяет ему поддаваться таким инстинктам, которым он никогда не дает волю, когда бывает один. В толпе же он менее склонен обуздывать эти инстинкты, потому что толпа анонимна и не несет на себе ответственности. Чувство ответственности, сдерживающее всегда отдельных индивидов, совершенно исчезает в толпе.

Вторая причина — заразительность или зараза — также способствует образованию в толпе специальных свойств и определяет их направление. Зараза представляет собой такое явление, которое легко указать, но не объяснить; ее надо причислить к разряду гипнотических явлений, к которым мы сейчас перейдем. В толпе всякое чувство, всякое действие заразительно, и притом в такой степени, что индивид очень легко приносит в жертву свои личные интересы интересу коллективному. Подобное поведение, однако, противоречит человеческой природе, и потому человек способен на него лишь тогда, когда он составляет частицу толпы.

Третья причина, и притом самая главная, обусловливающая появление у индивидов в толпе таких специальных свойств, которые могут не встречаться у них в изолированном положении, — это восприимчивость к внушению; зараза, о которой мы только что говорили, служит лишь следствием этой восприимчивости. Чтобы понять это явление, следует припомнить некоторые новейшие открытия физиологии. Мы знаем теперь, что различными способами можно привести индивида в такое состояние, когда у него исчезает сознательная личность, и он подчиняется всем внушениям лица, заставившего его прийти в это состояние, совершая по его приказанию поступки, часто совершенно противоречащие его личному характеру и привычкам. Наблюдения же указывают, что индивид, пробыв несколько времени среди действующей толпы, под влиянием ли токов, исходящих от этой толпы, или каких-либо других причин — неизвестно, приходит скоро в такое состояние, которое очень напоминает состояние загипнотизированного субъекта. Такой субъект вследствие парализованности своей сознательной мозговой жизни становится рабом бессознательной деятельности своего спинного мозга, которой гипнотизер управляет по своему произволу. Сознательная личность у загипнотизированного совершенно исчезает, так же как воля и рассудок, и все чувства и мысли направляются волей гипнотизера.

Таково же приблизительно положение индивида, составляющего частицу одухотворенной толпы. Он уже не сознает своих поступков, и у него, как у загипнотизированного, одни способности исчезают, другие же доходят до крайней степени напряжения. Под влиянием внушения такой субъект будет совершать известные действия с неудержимой стремительностью; в толпе же эта неудержимая стремительность проявляется с еще большей силой, так как влияние внушения, одинакового для всех, увеличивается путем взаимности. Люди, обладающие достаточно сильной индивидуальностью, чтобы противиться внушению, в толпе слишком малочисленны, и потому не в состоянии бороться с течением. Самое большее, что они могут сделать, — это отвлечь толпу посредством какого-нибудь нового внушения. Так, например, удачное слово, какой-нибудь образ, вызванный кстати в воображении толпы, отвлекали ее иной раз от самых кровожадных поступков.

Итак, исчезновение сознательной личности, преобладание личности бессознательной, одинаковое направление чувств и идей, определяемое внушением, и стремление превратить немедленно в действия внушенные идеи — вот главные черты, характеризующие индивида в толпе. Он уже перестает быть самим собой и становится автоматом, у которого своей воли не существует.

Таким образом, становясь частицей организованной толпы, человек спускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации. В изолированном положении он, быть может, был бы культурным человеком; в толпе — это варвар, т.е. существо инстинктивное. У него обнаруживается склонность к произволу, буйству, свирепости, но также и к энтузиазму и героизму, свойственным первобытному человеку, сходство с которым еще более усиливается тем, что человек в толпе чрезвычайно легко подчиняется словам и представлениям, не оказавшим бы на него в изолированном положении никакого влияния, и совершает поступки, явно противоречащие и его интересам, и его привычкам. Индивид в толпе — это песчинка среди массы других песчинок, вздымаемых и уносимых ветром. Благодаря именно этому свойству толпы, нам приходится иной раз наблюдать, что присяжные выносят приговор, который каждый из них в отдельности никогда бы не произнес; мы видим, что парламентские собрания соглашаются на такие мероприятия и законы, которые осудил бы каждый из членов этого собрания в отдельности. Члены Конвента, взятые отдельно, были просвещенными буржуа, имевшими мирные привычки. Но, соединившись в толпу, они уже без всякого колебания принимали самые свирепые предложения и отсылали на гильотину людей, совершенно невинных; в довершение они отказались от своей неприкосновенности, вопреки своим собственным интересам, и сами себя наказывали».

Конечно, по всей видимости, положение, сложившееся в обществе можно считать вполне оправданным, и как минимум исторически обоснованным. Ведь получается так, что в процессе эволюции индивид сам выбирает пути, которым он должен следовать не только в достижении своей цели, ну и уже просто в плане выживания, сохранения себя, человечества, как вида. А для этого и необходимо объединение в массы. В массах индивидам достаточно легче противостоять невзгодам и пертурбациям времени. Уже следует говорить и вообще о легкости выживания. А также о значительно более упрощенном достижении роста производства, увеличение качества и производительности труда. Ну и помимо этого, индивидами объединенными в массы легче управлять. Цепочка выстраивается по принципу популярного в наше время сетевого маркетинга (или, скажем, армейской иерархии), когда перед рядом индивидов поставлена одна задача, эти индивиды замыкаются на одном руководителе, который, в свою очередь составляет точно такую же массу вместе с руководителями, отвечающими за другое (или смежное) направление, и уже они замыкаются на более старших руководителях. Таким образом, массы становятся похожими на муравейник, с выстраиваемыми там схемами управления, подчинения, ориентированности на достижение результатов в разрешении общих задач.

Конечно же, в данном случае выстраиваются архаичные схемы, принятые в первобытном обществе. Есть единый вождь, имеющий своих заместителей, а далее, уже все члены общины должны беспрекословно ему подчиняться. Подчинение достигается с помощью страха. Страх провоцируется опасностью нарушения табу. Табу весьма многочисленные и интересны для современного человека. Причем какая-то их часть благополучно дошла до наших дней. О роли табу у первобытных племен см. обширное исследование Дж. Фрезера «Золотая ветвь». Фрезер, в частности, рассматривает табу дикарей по отношению к иноплеменникам «Из всех источников опасности, — отмечает он, — дикарь страшится более всего магии или колдовства, и всех иноплеменников он подозревает в причастности к этому искусству. Предохранение от пагубного воздействия, которое намеренно или невольно оказывают иноплеменники, является поэтому элементарным предписанием дикарского благоразумия. Прежде чем допустить иноплеменников в страну, по крайней мере прежде чем позволить им свободно общаться с ее населением, местными жителями часто выполняются определенные обряды, цель которых — лишить иностранцев магических способностей, нейтрализовать пагубные влияние, которое якобы от них исходит, так сказать, дезинфицировать зараженную атмосферу, которая их окружает. Когда посольство, посланное императором Восточной Римской Империи Юстином II для заключения мира с тюрками, прибыло на место назначения, оно было принято шаманами, которые подвергли послов обрядовому очищению, чтобы удалить их дурные намерения. Сложив на открытом месте привезенные послами товары, эти чародеи обносили вокруг них кадящие благовония; при этом они звонили в колокол и били в барабан пыхтя и впадая в неистовство от усилий рассеять злые чары. Затем и послы подверглись очищению, пройдя сквозь пламя костров.

На острове Нанумеа (южная часть Тихого океана) новоприбывшим европейцам и жителям других островов не разобщается вступать в общение с населением до тех пор, пока ни (или их представители) не побывали во всех четырех храмах острова, где были вознесены молитвы о том, чтобы бог отвратил любое вероломство или болезни, какие могли принести с собой эти чужеземцы. Затем в честь бога на алтари с песнями и танцами возлагались жертвы мясом. До истечения всех этих церемоний население острова, за исключением жрецов и их подручных, держалось поодаль. У от-даномов на острове Борнео имеется обычай, согласно которому вступающие на землю племени иностранцы должны уплатить местным жителям определенную сумму денег; она тратится на принесение духам земли и воды в жертву буйволов и свиней для того, чтобы примирить божества с присутствием чужестранцев и побудить их не лишать население страны своей благосклонности, даровать обильный урожай риса и т.д. Мужчины другой области на острове Борнео, боясь европейцев, предупреждали жен и детей, чтобы те не подходили к ним близко. Те же, кто не сумел преодолеть любопытство, для умиротворения злых духов убивали домашнюю птицу и вымазывались ее кровью. «Чужеземных злых духов, — рассказывает путешествовавший по центральной части острова Борнео европеец, — которые сопровождают путешественников, боятся больше, чем злых духов, обитающих по соседству. Когда в 1897 году во время пребывания у кайанов меня посетила группа туземцев с реки Махакам, ни одна женщина не выходила из дому без горящей связки из коры дерева plehiding, чей зловонный запах отгоняет злых духов».

Во время путешествия по Южной Америке Крево вошел в селение индейцев-апалаев. Через несколько минут после его прибытия индейцы принесли на пальмовых листьях несколько больших черных муравьев (укусы этой разновидности муравьев довольно болезненны). Затем перед ним в полном составе предстали жители селения без различия возраста и пола, и путешественник должен был посадить муравьев им на лица, бедра и на другие части тела. В тех случаях, когда он прикладывал их недостаточно плотно, индейцы выкрикивали: «Еще! Еще!» — и не удовлетворялись до тех пор, пока кожа их не покрывалась мелкими опухолями, как если бы их отстегали крапивой. Цель этого обряда становится ясной из соблюдаемого на островах Амбоин и Улиас обычая опрыскивания больных едкими специями, такими, как мелко растолченный имбирь, гвоздика, чтобы ощущение жжения прогнало демона болезни, которым может к ним пристать. На Яве народным средством против подагры и ревматизма является втирание испанского перца под ногти пальцев рук и ног; считается, что едкость перца слишком сильна для подагры и ревматизма, которые, следовательно, незамедлительно исчезнут. Мать больного ребенка на Невольничьем Береге верит, что ее ребенком овладел злой дух; для изгнания его она делает на теле маленького больного небольшие надрезы и кладет в ранки зеленый перец или другие специи в уверенности, что тем самым причиняет боль злому духу и принуждает его уйти. От боли, естественно, бедный ребенок визжит, но мать успокаивает себя мыслью, что вместе с ним страдает и демон… Страх перед чужаками бывает взаимным. Вступая в незнакомую страну, дикарь испытывает чувство, что идет по заколдованной земле, и принимает меры для того, чтобы охранить себя как от демонов, которые на ней обитают, так и от магических способностей ее жителей. Так, отправляясь в чужую страну, маори совершают обряды для того, чтобы сделать ее «мирской» (как будто до этого она была «священной»). Когда Миклухо-Маклай приближался к деревне на Берегу Маклая в Новой Гвинее, один из сопровождавших его туземцев сорвал с дерева ветку и, отойдя в сторону, некоторое время что-то ей нашептывал; затем он поочередно подходил к каждому участнику экспедиции, выплевывал что-то ему на спину и несколько раз ударял его веткой. В заключение он пошел в лес и в самой чаще зарыл ветку под истлевшими листьями. Эта церемония якобы ограждала экспедицию от предательства и опасности в деревне, к которой она приближалась. Основывалась она на представлении, что дурные влияния отвлекаются от людей на ветку и вместе с ней зарываются в чаще леса. Когда в Австралии племя получает приглашение посетить своих соседей и приближается к их стоянке, «пришельцы держат в руках зажженную кору или головни; делается это, по их словам, для разряжения и очищения воздуха». Когда тораджи находятся на охоте за головами в стане врага, они не имеют права отведать ни одного посаженного врагом плода, ни одного выращенного им животного, не совершив перед этим какой-либо враждебный акт, например не подпалив дом или не убив человека. Считается, что, если они нарушат этот запрет, в них проникнет часть духовной сущности врага, и это уничтожит магическую силу их талисманов.

Существует также поверье, что вернувшийся из путешествия человек может быть заражен от общения с иноплеменниками зловредной магией. Поэтому, прежде чем вновь быть принятым в своем племени и в обществе друзей, вернувшийся из путешествия должен пройти через очистительные обряды. Бечуаны, например, очищаются после путешествия тем, что бреют себе головы и т.п. из боязни заразиться колдовством от чужеземцев. В некоторых районах Западной Африки, когда человек после долгой отлучки возвращается домой, прежде чем получить разрешение войти к жене, он должен омыться особой жидкостью, чтобы обезвредить магические чары, которыми женщина другого племени могла опутать его во время отлучки и которые от него могут перейти к женщинам селения. Когда два индуса были направлены местным принцем в Англию послами и возвратились в Индию, было сочтено, что они настолько осквернили себя соприкосновением с англичанами, что только второе рождение могло вернуть им чистоту. «В целях восстановления было приказано сделать ради них из чистого золота статую плодородящей природы в виде женщины (или в виде коровы), затем поочередно заключить их в статую и пропустить через обычное отверстие, символизировавшее родовые пути. А так как статуя из чистого золота в полный человеческий рост — вещь слишком дорогостоящая, решили изготовить изображение священной йони, через которое должен пройти возрождающийся». По приказу принца такое изображение было изготовлено, и, выйдя из него, послы считались вновь рожденными…», табу на пищу и питье «Акты принятия пищи и питья связаны, по мнению дикаря, с особой опасностью. Ведь в это время душа может выскользнуть через рот или быть извлечена с помощью враждебной магии. Среди говорящих на языке эве народностей Невольничьего Берега распространено поверье, что дух покидает тело и возвращается в него через рот. Поэтому человеку следует проявлять осторожность, открывая рот, чтобы бездомный дух не воспользовался представившейся возможностью и не вошел в тело. Считается, что это скорее всего может иметь место во время принятия пищи. Для того чтобы избежать этой опасности, принимаются меры предосторожности. Батаки, например, во время пиршества плотно закрывают двери жилища, чтобы душа осталась на месте и насладилась выставленными перед ней яствами: зафиманелы острова Мадагаскар во время еды закрывают двери на замок, поэтому очень редко кому удавалось застать их за этим занятием. Туземцы варуа* никому не позволяют подсматривать за ними во время еды и питья, особенно это касается лиц противоположного пола. «За то, чтобы мужчина разрешил мне посмотреть, как он пьет, я должен был заплатить ему. Но я не мог уговорить его разрешить то же женщине». Когда варуа предлагают выпить, они обыкновенно просят, чтобы на время питья их прикрыли куском ткани», табу на обнажение лица, табу на выход из жилища, табу на женщин во время менструации и родов: «Запреты и последствия, которые, как предполагается, вызовет нарушение их, одинаковы как по отношению к особам, которых почитают священными, так и относительно тех, кто считается нечистыми, — пишет Фрезер.—Одеяние священного вождя убивает тех, кто им пользуется. То же воздействие оказывают вещи, к которым прикоснулась, например, женщина во время менструаций. Один австралийский абориген, застав жену, у которой были месячные, лежащей на его одеяле, убил ее и той же ночью сам умер от страха. Поэтому австралийским женщинам в этот период под страхом смерти запрещено прикасаться к вещам, которыми пользуются мужчины, и даже проходить с мужчинами по одной тропинке. Во время родов их также изолируют, и вся посуда, которой они пользуются в этот промежуток времени, сжигается. В Уганде горшки, к которым женщина притрагивается, будучи нечистой (во время родов или месячных), подлежат уничтожению. Однако оскверненные ее прикосновением копья и щиты не ломаются, а только очищаются. «Едва ли у индейцев-дени и у других американских племен найдется существо, которое вызывало больший страх, чем женщина в период месячных. Как только давали о себе знать признаки этого состояния, девушку или женщину тщательно отделяли от всякого общения с мужчинами и заставляли жить в маленькой хижине вдали от взоров мужчин. Она должна была воздерживаться от прикосновения к принадлежащим мужчине вещам, а также к добытой на охоте оленине или мясу другого животного. Считалось, что своим прикосновением она оскверняла добычу и, приводя этим животное в ярость, обрекала охотников на неудачу. Ее меню состояло исключительно из сушеной рыбы, а единственным напитком, который она втягивала в себя через трубку, была холодная вода. Так как сам вид ее был опасен для общества, то даже некоторое время после того, как она возвращалась в нормальное состояние, особый кожаный капор с ниспадающей на грудь бахромой скрывал ее лицо от взоров окружающих. «У индейцев-брибри (Коста-Рика) женщина в период месячных тоже считается нечистой. Единственная посуда, которой она может пользоваться, — это листья бананового дерева. После употребления они забрасываются в какое-нибудь пустынное место: ведь если корове случится набрести на них и съесть, она неминуемо зачахнет и умрет. Пьет женщина в это время из особого сосуда, из которого под угрозой смерти не должен пить никто другой», табу на пищу: «Примеры пищевых запретов слишком хорошо известны и многочисленны, — отмечает Фрезер.—Если суеверный страх удерживает даже простого человека от употребления в пищу тех или иных веществ, то на лиц священных и табуированных (к примеру, верховных правителей и жрецов) налагаются еще более многочисленные и жесткие ограничения подобного рода. Мы уже знаем, что римский жрец Юпитера (Flamin Dialis) не имел права употреблять в пищу (и даже называть по имени) некоторые виды растений и животных, а мясной рацион египетских фараонов был ограничен говядиной и гусиным мясом. Жрецы и правители у многих варварских народов древности совсем не употребляли в пищу мясо. Жрецам-фетишам на Лоангском побережье, так называемым гангам, запрещалось употреблять в пищу и даже смотреть на многие виды животных и рыб. Поэтому их мясной рацион был крайне ограничен: нередко они питались только травами и корнями, хотя вместе с тем им разрешалось пить теплую кровь. У лоанго наследнику престола с детства запрещалось употреблять в пищу свинину. С раннего детства ему не разрешалось также есть на людях плод дерева кола. При достижении половой зрелости жрец наставлял его есть только такую домашнюю птицу, которую он сам убил и приготовил; с годами число табу продолжало расти. После восшествия на престол правителю острова Фернандо-По запрещается употреблять в пищу кокко (Arum acak), мясо оленя и дикобраза, то есть обычную пищу его подданных. Верховному вождю масаев разрешается есть исключительно молоко, мед и жареную козью печень; в противном случае он потерял бы способность предсказывать будущее и приготавливать колдовское зелье», и проч.

В наше время роль управления массами помимо тех же табу, выполняет определенная современная составляющая, выражающаяся как в форме норм и запретов (закон), так и способы стимулирования масс, в виде поощрения (финансы, блага, проч.).

То есть уже можно говорить, что особенно сильно, как вроде бы, ничего и не изменилось. В современном обществе произошла лишь переориентация мер воздействия на массы. Причем благодаря высоким технологиям и средствам массовой коммуникации, появилась возможность вполне беспрепятственно проводить зомбирование масс. Зомби — это люди, не подозревающие, что выполняют латентные команды манипуляторов. Причем стало возможно работать практически с любыми массами (как и по роду массообразования, так и по масштабу воздействий на любое количество масс, включая и геополитические инструментарии). И в какой-то мере все это очень даже печально. Потому как мысы, толпа, беспрекословно выполняющая воля своих вождей, действительно, по сути, очень ужасна. И может быть направлена на достижение любых целей и задач, необходимых манипуляторам.

Хотя для самих масс, быть может, ничего такого уж страшного и нет. Причем даже можно сказать больше — у масс, подчинение, снимает особого рода нервозность; которую у них провоцирует, опять же, власть.

Становится возможным подобное благодаря тому, что индивиду в целом хочется подчиняться. На это обратил внимание еще Гераклит Эфесский, и в последующем к подобному правилу пришли многочисленные философы и психологи современности (в нашей стране вопросы манипулирования массами достаточно обширно проработаны отечественным философом и глубинным психологом Владимиром Медведевым). Причем, подчиняясь, индивид (в том числе и индивиды, заключенные в массы) снимает собственное невротическое состояние, выражающееся в неуверенности, беспокойстве, страхе. Потому как ему начинает казаться что уже, собственно, и бояться нечего. Потому как, если он выполняет волю того, кто наделен властными полномочиями (а значит уже по принципу более сильного), то тот уже, получается, будет этим доволен. А значит, словно бы в благодарность, не только возьмет его под свою защиту, но и не будет на него гневаться (боязнь какого-нибудь обидеть — основная проблема невротиков).

И если подобная невротичная личность чувствует, что его берут под защиту, то это не только снимает с его души множество проблем, но и в иных случаях значительно настраивает на некий позитив, который способен проецироваться абсолютно на все дела, к выполнению которых причастен такой индивид. Что в свою очередь достаточно положительно сказывается на обществе. Так как, в данном случае, отдельные индивиды (объединенные в массу) способны не только производить общественно полезный продукт, но и позитив в их душе — ориентирует других членов общества (как и общество в целом) на решение множества задач, заданных народным (или капиталистическим) хозяйством, и благосклонно сказывается на росте производства в целом; потому как здоровые члены общества способны большую часть своего потенциала направлять на приумножение благосостояния масс.

Если несколько подробнее остановится на подобном вопросе, то нам следует обратить внимание, что оздоровление нации в целом — есть непременнейшая и главнейшая задача органов власти любой формы собственности. Потому как — все члены подобного общества в таком случае не заняты отыгрыванием каких-либо собственных невротических реакций, и могут позволить себе посвятить и рабочее и свободное время росту благосостояния трудящихся. В рабочее время, в данном случае, отдельный индивид будет занят или производством общественно значимого продукта, или, если он занят не в сфере производства, будет оказывать положительное влияние на тех, кто этот продукт создает. В свободное, личное время, подобный индивид будет бессознательно оказывать положительное влияние на других членов общества. Потому как, в социуме все настолько взаимосвязано, что совсем невозможно никому не оказывать какого-либо влияния на другого (если этот кто-то, конечно, не относится к приверженцам маргинального образа жизни, отщепенцам и проч.)

То есть другими словами, уже можно говорить о том, что:

1). Какой-либо негатив в вашей душе способен также негативно отражаться на психике других индивидов.

2). Используя взаимосвязанность каждого члена социума — позитивное начало отдельного индивида достаточно благосклонно сказывается на психологической составляющей другого индивида.

А значит, уже получается, в конечном итоге это влияет на рост производства, так как отдельные индивиды при любой форме общества и общественного строя объединяются в массы; а значит уже так или иначе — взаимосвязаны между собой.

««« Назад  К началу  

© , 2007 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов