.
  

© С. А. Зелинский

Анализ задействования манипулятивных методик управления массами в исследовании деструктивности современной эпохи на примере России. Психоаналитический подход.

««« К началу

10. Стремление индивидов к сосредоточению в массы — как изначальная предрасположенность к манипулированию.

Если прослеживать путь индивида (нам следует обратить на это пристальное внимание), то уже тут можно заметить некую удивительную деталь человеческого сознания. А именно, то, что человек, в большинстве своем стремиться к сосредоточению в группы, в массу.

В таком состоянии он в большинстве случаев чувствует себя значительно комфортнее, чем в одиночестве. Ну, об отыгрывании в массе своих комплексов мы уже говорили. Но главное  — индивиды, сосредотачивающиеся в группы, чувствуют себя намного увереннее, чем при нахождении в одиночестве. С них как бы снимаются те барьеры, которые довлели над ними когда они находились в одиночестве.

Вот как пишет об этом Э. Канетти в работе «Масса и толпа»: «Ничего так не боится человек, как непонятного прикосновения. Когда случайно дотрагиваешься до чего-то, хочется увидеть, хочется узнать или по крайней мере догадаться, что это. Человек всегда старается избегать чужеродного прикосновения. Внезапное касание ночью или вообще в темноте может сделать этот страх паническим. Даже одежда не обеспечивает достаточной безопасности: ее так легко разорвать, так легко добраться до твоей голой, гладкой, беззащитной плоти. Эта боязнь прикосновения побуждает людей всячески отгораживаться от окружающих. Они запираются в домах, куда никто не имеет нрава ступить, и лишь IBM чувствуют себя в относительной безопасности. Взломщика боятся не только потому, что он может ограбить, страшно, что кто-то внезапно, неожиданно схватит тебя из темноты. Рука с огромными когтями обычный символ этого страха. Отсюда во многом двойственный смысл немецкого слова angreifen. Оно может означать и безобидное прикосновение, и опасное нападение, причем в первом значении всегда присутствует опенок второго. Основное же значение существительного Angriff уже исключительно отрицательное: нападение, атака.

Нежелание с кем-либо соприкоснуться сказывается и на нашем поведении среди других. Характер наших движений на улице, в толпе, в ресторанах, в поездах и автобусах во многом определяется этим страхом. Даже когда мы оказываемся совсем рядом с другими людьми, ясно их видим и прекрасно знаем, кто это, мы по возможности избегаем соприкосновений. Коли же, напротив, мы рады коснуться кого-то, значит, этот человек оказался нам просто приятен, и сближение происходи! по пашей инициативе.

Быстрота, с какой мы извиняемся, нечаянно кого-то задев, напряженность, с какой обычно ждешь извинения, резкая и подчас не только словесная реакция, если его не последует, неприязнь и враждебность, которую испытываешь к «злоумышленнику», даже когда не думаешь, что у него и впрямь были дурные намерения, весь этот сложный клубок чувств вокруг чужеродного прикосновения, вея эта крайняя раздражительность, возбудимость свидетельствуют о том, что здесь оказывается задето что-то затаенное в самой глубине души, что-то вечно недремлющее и коварное, что-то никогда не покидающее человека, однажды установившего границы своей личности. Такого рода страх может лишить и сна, во время которого ты еще беззащитней.

Освободить человека от этого страха перед прикосновением способна лишь масса. Только в ней страх переходит в свою противоположность. Для этою нужна плотная масса, когда тела прижаты друг к другу, плотная и но своему внутреннему состоянию, то есть когда даже не обращаешь внимания, что тебя кто-то «теснит». Стоит однажды ощутить себя частицей массы, как перестаешь бояться ее прикосновения. Здесь в идеальном случае вес равны. Теряют значение все различия, в том числе и различие пола. Здесь, сдавливая другого, сдавливаешь сам себя, чувствуя его, чувствуешь себя самого. Вес вдруг начинает происходить как бы внутри одного тела. Видимо, это одна из причин, почему массе присуще стремление сплачиваться тесней: в основе его желание как можно в большей степени освободить каждого в отдельности от страха прикосновения. Чем плотней люди прижаты друг к другу, тем сильней в них чувство, что они не боятся друг друга. Этот переход боями прикосновения в другое, качество свойство массы. Облегчение, которое в ней начинаешь испытывать… становится наиболее ощутимо при самой большой ее плотности».

При этом, в отношении индивида к массе, мимо всего прочего явно прослеживается связь с архетипическими составляющими человеческого разума. То есть, другими словами, наблюдается та некая филогенетическая связь, когда разум современного индивида пополняется информацией, которая уже была до него (мы говорим об информации, которой были наделены предшествующие поколения). И в этом случае можно заключить, что эффект каждого последующего поколения фактически несколько выше, чем поколений предыдущих. Это один из законов развития, используемых, в том числе, и в современном мире, в современной модели управления массами.

Вполне логично даже заключить, что методологические принципы манипулирования лишь на какой-то минимум дополняются новыми способами работы с массами, и то лишь, зачастую, продиктованные усовершенствованием самих методик, и, в большей мере, именно возрастанием способности масс к программированию их (к восприятию навязываемой информации). То есть, другими словами, с каждым последующим поколением явно повышается внушаемость индивидов. Что необходимо использовать в работе манипуляторам.

Причем время, в данном случае, действительно играет на руку. Возрастают средства и способы коммуникативного общения. Бессознательное индивида все легче расправляется с цензурой собственной психики. И если раньше на пути потока новой информации стоял мощный кордон, и эта самая информация вынуждена была в значительной мере подвергаться фильтрации, то теперь уже все значительно проще. Психика современного человека просто не успевает анализировать весь поступающий поток информации. Вынужденно пропуская большинство из нее. А какие-нибудь цензурные варианты имеют возможность проанализировать лишь какую-то часть такой информации. Остальная, конечно же, тоже подвергается анализу. Но зачастую уже даже тогда, когда часть информации уже просочилась в сознание. Что, в общем-то, весьма печально, учитывая предназначение цензуры психики.

««« Назад  К началу  

© , 2007 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов