.
  

© Вячеслав Гусаров

Информационно-психологические операции в Ираке: война пропаганд

Побеждать в будущих военных кампаниях будут те государства (блоки, союзы, группировки), которые, в первую очередь, сумеют получить преимущества в информационном пространстве. Это для Вооруженных сил Украины доказал Ирак. И, в частности, на примере выполнения задач в Ираке 6-й ОМБр ВС Украины, которая выполняла свои миротворческие задачи с февраля по октябрь 2004 года.

информационно-психологические операции в Ираке

6 апреля 2004 года, состоялся первый бой в истории Вооруженных Сил Украины (со времен ее независимости). В этот день разведрота бригады в городской черте г. Аль-Кута дала отпор шиитским боевикам, потеряв при этом своего пулеметчика Руслана Андрощука.

Ежегодно этот день сослуживцы 6-й бригады отмечают как День памяти, вспоминают боевые будни.

…В истории украинской армии 6-я отдельная механизированная бригада оставила свой яркий отпечаток — помимо опыта первого боя в бригаде впервые функционировал боевой элемент информационно-психологических операций (ИПсО). Это небольшое подразделение, которое своей работой обеспечивало деятельность всей бригады на территории иракской провинции Васит.

Главной задачей отделения ИПсО было выявление и предупреждение информационных и психологических угроз против украинского миротворческого контингента. Говоря доступнее, отделение ИПсО стремилось к налаживанию прямого контакта с местным населением и формированию у него положительного восприятия украинского миротворческого контингента как исключительно миротворческого военного формирования в Ираке. С этим заданием отделение справилось неплохо. Наилучшим аргументом этому может служить рапорт начальника разведки одного из механизированных батальонов 6-й ОМБр, в котором был передан дословный разговор двух местных жителей: «…в то время, когда иракская кровь стоит очень дешево, украинцы единственные, кто о нас заботится по-настоящему».

Помимо этого, силами отделения ИПсО организовывалась и проводилась комплексная пропаганда на аудиторию провинции Васит численностью около 1 млн. человек. Не следует забывать, отделение ИПсО было частью Коалиционных сил и выполняло задачи в рамках общеиракских пропагандистских кампаний в интересах вышестоящих штабов.

Подготовка отделения к командировке в горячую точку осуществлялась по двум основным направлениям. Во-первых, изучался и анализировался опыт ведения подобных операций другими контингентами, которые присутствовали в Ираке — США, Великобритании, Испании и Польши. Во-вторых, изучались национальные особенности народа, менталитета, истории, основ религии и пр.

Опыт ведения информационных и психологических операций по западному образцу, безусловно, имеет свои особенности. В понятие «информационный» натовские специалисты вкладывают содержание работы с местными и зарубежными масс-медиа, словом, освещение всех военных кампаний в мировых средствах массовой информации в русле выгодному их военно-политическому руководству. Подразделения, которые выполняют такие задачи, называются Information Operations (информационные операции — IO).

Работа структуры Public Information Operations (работа с общественностью — PIO) имеет целью организовать связи с местными органами власти, политическими и общественными организациями, интеллектуальной элитой, бизнесменами и т. п. Большое внимание уделяется работе лидерами родственно-племенных общин, ибо исторически традиционно сложилось, что именно эти представители иракской социальной элиты имеют реальную полноту власти. Иногда их влияние оказывалось значительно весомее легитимных органов власти.

Непосредственно психологическими операциями (psychological ореrations — PSYOPS) занимаются подразделения психологических операций, или как их еще называют тактические психологические группы. Они обеспечивают боевые действия и политические мероприятия в стране. Основным заданием этих групп является планирование и реализация мероприятий психологического влияния на противника (в нашем случае на экстремистские группировки) или местное население, то есть внедрение таких мотивационных установок, которые бы позволили достичь максимального успеха во время проведения той или другой военной или политической операции.

Однако следует отметить, что у каждого контингента есть свой стиль работы и свои методы. Хотя цель, безусловно, одна — содействовать осуществлению миротворческой операции «Свобода Ирака». Кстати сказать, в узких кругах военных PSYOPS-специалистов употреблялся термин «Навязывание свободы в Ираке». И понятно почему: убеждать людей и обеспечивать их «добровольное» согласие является смыслом достижения цели психологического влияния.

И еще одно непременное условие эффективного проведения PIO, IO и PSYOPS. Буквально все мероприятия подобного характера не получают широкой огласки и являются скрытыми. Иначе не может быть.

Психологические операции в Ираке проводятся едва ли не во всех сферах общественной деятельности. Американская тактическая психологическая группа является наиболее ярким примером войскового элемента PSYOPS (Прим. Тактические психологические группы выступали в роли инструмента для создания благоприятного морально-психологического климата среди местного населения. В их задачи входило отслеживание (или корреляция) настроений горожан, информирование, призывы к содействию войскам Коалиции и др.). Это экипаж, состоящий из 3-4 человек на специально оборудованном бронированном «Хаммере». На его базе имеется звуковая станция с возможностью трансляции радиосообщений на расстояние до 1,5 км. Кроме того, группа обеспечена портативным компьютером, принтером, видео- и фотокамерой, радиоприемником и проигрывателями компакт-дисков. Ее главной целью является обеспечение выполнения задач механизированных или танковых частей. Основными тактическими методами воздействия определены трансляция звуковых сообщений (фонограмм) и «живое общение» с населением. Помимо этого могут документироваться любые важные события на видео. Такие группы существуют в каждом боевом подразделении войск США в Ираке.

Известен эпизод планирования американцами одной из военных операций по локализации действий незаконных военизированных формирований в г. Фалуджа. На командирском брифинге планировались задачи по предстоящим действиям танковым и механизированным подразделениям. Вооруженные экстремисты удерживали крупный район города и представляли серьезную угрозу мирным жителям. Предлагалось с помощью вертолетов обнаружить позиции боевиков, атаковать их танками и провести зачистку пехотой. Однако полеты вертолетов в городе могли представлять серьезную опасность — это мишень для повстанцев, поэтому стали искать другие пути решения. Командир группы PSYOPS предложил следующее: «...фонограммой взрывов и огня из автоматического оружия мы заставим боевиков себя обнаружить. Они начнут стрелять и станут сосредотачиваться на своих огневых позициях. Потом фонограммами рева вертолетных двигателей и скрежета танковых гусениц мы сымитируем начало нашей атаки — противник засуетится и начнет паниковать. Далее зачистка — работа механизированных частей, мы поможем призывами на арабском языке и постараемся убедить их не оказывать нам сопротивление». Да, все совершенно логично. Учтены особенности местного менталитета и опыт боевых действий в городе. В конце брифинга командир танкового подразделения с чувством ущемленного самолюбия спросил: «А мои «Абрамсы» тогда зачем?».

Польский тактический сегмент PSYOPS в Ираке подражал американскому, но действовал по более упрощенной схеме. Очевидно, сказывается отсутствие боевого опыта, ведь иракская кампания для поляков — это первое серьезное испытание. Судя по их работе, основной их задачей было создание и распространение психологических материалов — роликов, листовок на различную тематику. Психологический эффект такой работы был и остается колоссальным. К примеру, в апреле 2004 года, в период восстаний «садристов» (Прим. «Садристы» — приверженцы Муктады ас-Садра — радикального лидера иракских шиитов, предводителя шиитской военизированной организации «Армия Магди».

Всемирную известность приобрёл в апреле 2004, когда руководимые им боевики подняли восстание против международных оккупационных сил в священном шиитском городе Наджаф) поступила информация о том, что в Вавилон на автомобилях направляются несколько сот вооруженных боевиков. Польские тактические команды PSYOPS разработали акцию по формированию недоверия внутри подразделений боевиков и подрыву их боевого духа. Для этого в воздух был поднят оснащенный громкоговорителями вертолет, с которого звучали призывы следующего содержания: «...Мы знаем ваши намерения. У нас есть достаточно средств вас остановить. Но представьте, с какими лицами ваши родственники будут вас хоронить... Ваши дети будут голодать, а жены останутся вдовами...». Свыше тридцати автомобилей и микроавтобусов остановились. Боевики стали обсуждать услышанное. «...Вас обманули те, кто обещал вам денег. Ваши семьи окажутся без кормильцев и ничего за вашу гибель не получат». Нарастали панические настроения. Листовки подобного содержания, полетевшие с вертолета, только усилили эффект влияния. А спустя полчаса машины с вооруженными «садристами» повернули вспять, и Вавилон был спасен от боевиков.

Свои звуковые обращения польская тактическая группа в составе 4 человек распространяла с помощью звуковой станции «Перкун», которая была оборудована по аналогии «Хаммера». Единственный ее недостаток — она не была бронированной.

Отделение информационно-психологических операций 6 ОМБр перед отправкой в Ирак обеспечили видео- и фотокамерами, комплексом информационного анализа, телерадиокомплексом и оргтехникой. У нас не было аппаратуры для трансляции звуковых сообщений и типографии для печати листовок. В случае необходимости нам помогали польские коллеги из нашей дивизии «Центр-Юг».

Командир 6 ОМБр генерал-майор Сергей Островский очень серьезно и с пониманием отнесся к нашей работе. Были созданы все условия для работы отделения. Встречи, пресс-конференции, брифинги, беседы, общения с людьми начались едва ли ни с первого дня. График работы был настолько плотным, что нередко его приходилось корректировать.

Основным методом работы отделения был метод прямого общения («face-to-face»). Именно такой метод работы оказался самым эффективным в условиях общения с восточным населением. Восток — дело тонкое, как говорил герой фильма. Люди востока никогда не спешат, любят поговорить, попить чаю, угостить собеседника и послушать о чем он говорит.

На первых порах контакты не завязывались — новые мнения и новые люди пришли в уже устоявшуюся среду. Приходилось искать другие аргументы. Очень помогли знания основ мусульманской религии. Кстати, подавляющее большинство населения Ирака — мусульмане, которые чтят Коран и очень этим гордятся. В работе использовались религиозные аргументы, которые способствовали реализации наших общих интересов.

Вместе с этим мы искали связи с местными масс-медиа. В городе Аль-Куте представлены многие крупные мировые и едва ли не все иракские СМИ. Представители общественных организаций и журналисты зачастую сами пытались найти контакт с командованием украинской бригады, настолько сильным был интерес у местного населения к украинским миротворцам. По словам иракцев, ни один контингент не относился так хорошо к местным жителям, как украинцы.

Достаточно только отметить, что за время работы отделения ИПсО в Ираке в прессе не было ни одного негативного материала о деятельности 6-й ОМБр.

Взаимоотношения с представителями органов государственной власти, эмирами (глава объединения семей, глава фамилии) и шейхами (глава семьи), руководителями местных партийных советов, другими общественно-политическими организациями приносили свои плоды. Нельзя сказать, что им нравились абсолютно все, что делают украинцы, и здесь приходилось адаптироваться под местные интересы.

Банальный пример: пятница и суббота — выходные дни, первый рабочий день — воскресенье. Рабочее время с 7.00 до 14.00. Отношения к женщине — это особая тема. Для многих из наших соотечественников было новинкой, что с женщиной нельзя здороваться, открыто на нее смотреть, а верх неприличия — фотографировать.

Понимание ментальных и религиозных особенностей населения Ирака позволило правильно расставлять приоритеты в общении с руководством провинции. Результат, судите сами, минимизированы негативные тенденции в отношении украинского миротворческого контингента, созданы предпосылки к экономическому сотрудничеству в отдельных отраслях Украины с Ираком и, в частности, с провинцией Васит. Можно сказать, что задача по формированию позитивного имиджа украинского миротворческого контингента и в целом Украины, была выполнена. Самый яркий тому пример — коллективная просьба руководства провинции и глав советов политических партий не выводить украинский миротворческий контингент из провинции по окончании его мандата и их намерение обратиться к руководству Ирака и Украины о его продлении.

Говоря о применении печатных форм воздействия, отделение ИПсО использовало печатную продукцию польского отдела PSYOPS. Поляки привезли с собой передвижную типографию и могли производить любую трехцветную листовку форматом А-3, А-4, А-5, А-6. По нашим заявкам они печатали нам необходимый материал. Для их распространения иногда применялись вертолеты, которые тоже выделялись поляками. В основном распространением листовок занимались местные жители, охранники на проходных предприятий и мостов, школьники. Это был своеобразный индикатор доверия населения.

Много печатной продукции нам привозили американцы. Она отличалась улучшенным качеством печати, но не всегда отвечала требованиям, исходя из социально-психологической обстановки в провинции Васит. Создавалось впечатление, что все, что не было реализовано в других провинциях, американцы привозили нам. Такие листовки не всегда давали положительный эффект, скорее наоборот. Откровенно говоря, листовки польского контингента были гораздо действеннее, чем американские.

На наш взгляд, основные их ошибки заключались в недооценке объекта влияния, т. е. той категории населения, на которую нацелен тот или иной продукт влияния — листовка, буклет или прочее. Характерно, что иракцы не смотрят на листовки с большим объемом текстовой информации, это не в их менталитете. Взрослое население Ирака малограмотное, идеально подошли бы крупное изображение с воззванием в одну строку.

Вот еще такой пример. Детский англо-арабский разговорник был изготовлен в стиле красочных комиксов, на одном из которых женщина-полицейский была изображена сильной полуголой амазонкой. Это просто противоречит их мусульманским устоям. По этой причине родители запрещали детям читать такую литературу, а ее распространение приводило только к ухудшению отношений с населением, и снижению уровня доверия к украинскому миротворческому контингенту.

Или еще — неправильное применение цветовой гаммы. В огромных плакатах применялись желто-красные оттенки. Основное содержание плаката — пропаганда общедемократических ценностей. Почему-то американцы оставили без внимания, что наиболее восприимчивый цвет в Ираке — зеленый, цвет ислама и жизни. Красный — страдания и муки (красные флаги вывешиваются в период Ашуры, годовщины жестокого убийства духовного лидера Имама Хусейна), а желтый и оранжевый — цвета жары, пожаров, зноя. Содержание этого плаката несло смысловую нагрузку, якобы «американская демократия — это пожар».

Однако, при всем том, основная масса пропагандистских продуктов была изготовлена качественно. В целях подготовки к иракской кампании контингенты, которые уже давно занимаются информационно-психологическими операциями, в «домашних условиях» изготовили разнообразные материалы. Помимо традиционных листовок печатались буклеты и журналы, изготавливались сувениры с надписями — шариковые ручки, блокноты, спички, кепки, футболки и прочее. Просто-таки целый арсенал. К сожалению, в плане подготовки к выполнению задач по ИПсО украинскому миротворческому контингенту поначалу нечем было похвастаться.

В августе 2004 года в Багдаде проводилась Конференция по итогам проведения информационных и психологических операций Коалиционными силами. Оценивалась работа всех боевых элементов PSYOPS, PIO и IO. Обсуждались планы на следующий период. Приятно было слышать слова благодарности в адрес отделения ИПсО украинской бригады от командования Коалиционными силами. Нас поставили на вторую ступень после Британцев. А наша методика «face-to-face» признана самой результативной.

Вопреки нашей миротворческой пропаганде, иракские радикальные шииты проводили свои контрпропагандистские операции.

Мероприятия психологического влияния местных «неформальных сопротивленцев» не носили ярко выраженный характер, но присутствие их всегда ощущалось.

Прекрасно ориентируясь в особенностях местного менталитета, истории и традициях своего народа, иракские разработчики PR-акций тонко чувствовали изменения в ситуации и легко определяли проблематику, над которой нужно было работать. Как правило, это были призывы к освобождению страны от оккупантов «во имя свободы ислама», адаптированные под удобный информационный повод. Религиозный оттенок присутствовал едва ли не в каждом таком воззвании и был его неотъемлемым аксессуаром. Основной целью иракских PSYOP-мероприятий считалось насаждение антикоалиционных настроений среди местного населения.

Антикоалиционные формирования в большинстве случаев прибегали к традиционным печатным формам. К примеру, весной 2004 года популярными были листовки и плакаты с изображением радикального духовного вождя Муктады Ас-Садра. Предводитель «Армии Магди» М.Ас-Садр собирал под свои знамена малообразованных и необеспеченных иракцев, пообещав им «словами Аллаха» множество земных благ. Листовки и плакаты того периода пестрили шиитскими призывами «Мы — правоверные от Аллаха и к Аллаху придем» или «Неправоверные ниже вас. Армия Магди» («неправомерными» назывались войска Коалиции — прим. авт.). Такими обращениями насаждалось мнение об «антиисламских намерениях захватчиков», их агрессивном влиянии и «долге каждого честного мусульманина защищать землю своих предков».

(Прим. «Армия Магди» — (перевод с арабского «Армия Спасения»), мифическое войско, с которым Имам Хусейн — последователь Пророка Мухаммеда у шиитов — намеревался вернуться на Землю и победить Зло. Иракцы изначально относились к «магдистам», как к освободителям от «оккупантов». Потому численность «Армии Магди» быстро возрастала.)

После апрельского восстания шиитов 2004 года преследовалось всякое напоминание о М.Ас-Садра — радикальном религиозном лидере. Срывались листовки и плакаты, любая пропаганда запрещалась. Вместе с этим, шиитскими пиарщиками была найдена новая форма подачи «магдистских» листовок, хотя сама идея не была похожа на листовку. Суть вот в чем. На стену сооружения распылялась желтая краска, на фоне которой с помощью трафарета размером в стандартный лист черным цветом наносилось изображение М.Ас-Садра. Англоязычная надпись «Yes, yes Muqtada!» свидетельствовала о целевой аудитории влияния этого продукта — американских военных. Превосходная идея: привлекательность, простота и доступность. Кроме того, неограниченность тиража, дешевизна и временные показатели (до 10 секунд!) в распространении этой листовки сделали её едва ли не самой массовой в провинции Васит.

Другое дело видеокассеты и компакт-диски. Небольшие ролики с плачем детей, выстрелами танков и искалеченными иракцами распространялись малыми тиражами. Характерно, что сюжетной линией роликов становилось практически любое масштабное событие (выборы парламента, дело «Абу-Гураиб», визит лидера другого государства). Зачастую, иракские PR-короткометражки были низкопробными, видимо, поэтому они не завоевали большой популярности у населения.

Были также случаи, когда на блок-посты украинского военного контингента подбрасывали записки с угрозами расправы над местными арабами-переводчиками, о грядущих минометных обстрелах и прочими запугиваниями. Послания писались вручную или печатались на принтере. Такие банальные и нестандартные средства влияния заставляли усиливать украинских военных бдительность, а иногда и пересматривать запланированные мероприятия.

Новшеством исламской пропаганды были так называемые «плакаты-бомбы». С целью препятствия процессу снятия наклеенной на здания или другие сооружения агитпродукции устанавливались противопехотные мины или фугасы. Они встречались крайне редко, но были наиболее опасными. Это не приветствовалось иракцами, поскольку страдали зачастую их дети.

Война пропаганд — с одной стороны были мы, а с другой — боевики-шииты.

«Гуманные войны», как окрестили информационно-психологические операции, выделились в отдельную составляющую боевых действий. И характерной их особенностью есть подчинение сознания противника целям этой войны. Американский генерал Д.Формика, который руководил пропагандистским обеспечением Коалиционных сил в Ираке, высоко ценил работу военных специалистов информационно-психологических операций и говорил: «Успех любой военной операции Коалиционных сил в Ираке всегда зависит от правильно проведенных мероприятий PSYOPS».

© В. Гусаров, 2011 г.

См. также:

Информационно-психологические операции ВС Украины в Республике Ирак

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов