.
  

© Арлин Одергон

Терроризм и государственный террор.
Цели терроризма

Фрагмент книги Арлин Одергон «Отель "Война". Психологическая динамика вооруженных конфликтов» — М: 2008 г.

Для того чтобы вселить страх в отдельных людей, группы или общество в целом, необходимо знать, что этими людьми движет. Тактики террора разрабатывались с глубоким пониманием индивидуальной и коллективной психологии и использовались на протяжении всей истории и во всем мире. Военачальники и правительства применяют тактики террора ради обретения и утверждения своей власти, запугивая собственных граждан и соседей. Термином «терроризм» обычно обозначают тактики террора, которые применяют с политическими целями группы людей, не обладающих государственной властью.

Тактики террора предполагают создание атмосферы страха и нестабильности или использование для подавления свобод и утверждения во власти уже имеющейся нестабильности и потребности людей в безопасности. Тактики террора включают в себя демонизацию врага и дегуманизацию отдельных людей и групп, а также пытки, имеющие целью сломить силу воли. Тактики террора предполагают также притупление чувствительности к зверствам, узаконивание нарушений прав и преследование лидеров, стремление уязвить «душу» сообщества, использование дезинформации, чтобы подавлять других, господствовать и провоцировать насилие. Эту часть книги я начну с рассмотрения целей и определения террора. Затем мы поговорим о специфической динамике каждой из тактик террора и приведем примеры их использования.

Тактики террора затрагивают всех нас в большей степени, чем мы себе представляем. Мы участвуем в запугивании и устрашении, когда думаем, что у нас нет выбора, информации и влияния, когда подавляют нас или мы сами являемся частью группы, оказывающей давление на других.

Мировоззрение, основанное на понятиях власти (когда одна сторона обязательно доминирует над другой), возможно, исчерпало свой ресурс. Такая картина мира приводит к унижению и террору. Мы поговорим о том, что тактики террора разрабатывают люди, хорошо знакомые с нашей индивидуальной и коллективной психологией, и о том, как не содействовать этой чудовищной системе и не воспроизводить ее, а уважать дух, помогающий ей противостоять и побеждать.

Цель террора

Цели терроризма — дестабилизация общества. Государственный террор используется для того, чтобы дезорганизовать социальные движения или революционные группы, свести на нет их влияние и противостоять их движущей силе, проявлений которой боится государство или которая уже существует в действительности. Терроризм нацелен на широкую аудиторию, он стремится быть увиденным и услышанным (1) любой ценой. Государственный террор тоже нацелен на самые разные слои общества; он призван дать понять, что диссидентские движения будут подавлены любым путем и любой ценой. На протяжении всей истории человечества тактики террора применяются правительствами и военачальниками, стремящимися к власти или находящимися при ней. При этом они стараются подавить дух и способность к сопротивлению реальных, потенциальных или воображаемых врагов — будь то граждане их собственной страны или соседи.

Империи и авторитарные режимы всегда использовали силу и запугивание ради своих идеологических целей. В прошлом столетии совершались чудовищные жестокости — от завоевания Европы нацистами и холокоста до сталинских репрессий в бывшем Советском Союзе, культурной революции Мао, опустошения Вьетнама, похищения людей и террора в Центральной Америке, убийств и зверств в Восточном Тиморе, геноцида в бывшей Югославии, Руанде, насилия на Ближнем Востоке — перечисление можно продолжить. Международное право и правозащитные организации содействуют увеличению информированности человечества о режимах, использующих тактики террора для достижения господства, подавления и убийства граждан своей страны или соседних. Несмотря на то что цель тактик террора — господство любой ценой, возможно, чрезмерный уровень насилия в нашей истории парадоксальным образом свидетельствует о том, что человеческий дух не так легко поработить.

Определение террора

По поводу определения террора и терроризма нет единого мнения (2). Но в одном взгляды сходятся: террор политически мотивирован и отличается от насилия, допускаемого военными конвенциями. Дефиниции обычно подразумевают, что мишенью террора является гражданское население, но есть вариации в отношении того, направлен ли террор только против гражданского населения или он может, например, включать в себя нападение на военные базы или трубопроводы, и можно ли к нему причислить — наряду с реальным насилием — угрозы (3). Термином «терроризм» обычно определяются террористические нападения со стороны экстремистских политических групп — такие, как взрывы террористов-смертников или события 11 сентября в Нью-Йорке. В большинстве дискуссий о том, какое определение следует дать терроризму, государственный террор даже не упоминается. Часто используют понятия «терроризм, поддерживаемый государством» и «контртерроризм», но о применении террора государством словно забывают или вовсе избегают этого вопроса (4).

Интересно, какое определение террора дает Оксфордский словарь английского языка? Оно звучит как «управление путем запугивания» (5). В Государственном департаменте США терроризм определяют как «преднамеренное, политически мотивированное применение силы, совершаемое против гражданских лиц негосударственными образованиями или тайными агентами, обычно с целью воздействовать на мировую общественность» (6). В Министерстве обороны США дают такое определение террора: «предумышленное применение или угроза применения силы в отношении людей или имущества с целью принудить к чему-то или запугать правительства или общества, часто для достижения политических, религиозных или идеологических целей» (7). У ФБР определение террора следующее: «незаконное применение силы в отношении людей или имущества с целью запугать правительство, гражданское население или его часть и вынудить что-либо сделать в поддержку определенных политических или социальных целей» (8).

В резолюции ООН 1999 года говорится, что «преступления, замышляемые с политическими целями, чтобы спровоцировать состояние страха у общественности, группы людей или отдельных личностей, не имеют оправдания ни при каких обстоятельствах, на какие бы соображения политического, философско-идеологического, расового, этнического, религиозного или другого характера ни ссылались, чтобы их оправдать» (9).

Все эти дефиниции — Госдепа США, Минобороны США, ФБР и ООН могут быть применены как к использованию тактик террора государством, так и к террористическим актам против государств.

С позиции террора

Какими бы ни были детали того или иного определения, всегда важнее понять, каково представление о «терроре» у самих «террористов» и у тех, кто с ними борется. С точки зрения государства и, вероятно, большей части общества, терроризм — это насилие или угроза насилия со стороны экстремистов, обычно направленные против гражданского населения. С точки зрения политических или социальных движений, групп восставших, революционных или маргинальных групп граждан, террор — это в первую очередь применение государством противозаконных и жестоких тактик с целью подавления этих самых движений и создания информационного вакуума.

Иногда государства применяют жестокие тактики террора против экстремистов или революционных групп, которые вооружены или угрожают террористическими атаками. Террористы часто отождествляют себя с борцами за свободу, сражающимися за свои идеалы, и готовы убивать и умирать за них. Иногда государства подолгу и серьезно противоборствуют таким группам. Государства используют тактики террора и против ненасильственных политических движений, мирных демонстрантов и обычных безоружных граждан. Мы увидим, что одна из распространенных тактик государственного террора такова: государство «противостоит» угрозе терроризма, используя эмоциональную реакцию населения на террористическую атаку либо даже специально создавая террористическую угрозу, чтобы потом с ней бороться и иметь повод ограничить гражданские права. Иногда мятежники, не применявшие до определенного времени насильственные методы, начинают их использовать. Это происходит, когда они так натерпелись от государственного террора и угнетения, что приходят к мысли, что другого выхода, кроме как противостоять государственным тактикам террора с помощью насилия, — нет.

В автобиографии Нельсон Мандела откровенно описывает время, когда он решил убедить и убедил Африканский национальный конгресс (АНК) отказаться от принципов и политики ненасилия, потому что считал: в обстановке жестокого государственного террора против АНК продолжать работу невозможно (10).

Можно предположить, что тактики террора — это попытка подавить то, что, в сущности, не может быть подавлено. Отвратительные методы пыток демонстрируют лишь, насколько далеко мы можем зайти, пытаясь сломить непобедимый дух. После террористических атак 11 сентября жители США стали ценить величие духа, не сломленного таким страшным злодеянием. В свою очередь, так называемая война с террором дала стимул к поднятию духа тех, кто хочет покончить с односторонним господством США.

Террор как признак резких изменений в системе

Полезно взглянуть на тактики террора в русле системного подхода. Применение подобных тактик — это признак того, что системе не хватает нововведений или что она находится в процессе структурных изменений. Тактики террора — это запугивание и применение силы в политических целях, которые осуществляются как со стороны государства, так и со стороны членов общества (террористические акты) в рамках сложившейся политической или идеологической системы.

В то время как террор направлен на подавление общественных и политических движений для поддержания контроля, сохранения «стабильности» в обществе и обеспечения чьего-то господства, нам необходимо обратить внимание на унизительные и противозаконные тактики, с помощью которых этот контроль осуществляется. Кроме того, мы, будучи отдельными личностями и частью общества, можем задать себе вопрос: как правительство воплощает нашу потребность в контроле, навязывая нам его любой ценой? Что мы защищаем? Как мы подавляем инакомыслие других людей и свое собственное? Какие мысли так усиленно подавляются внутри нас — отдельных личностей и общества в целом?

Когда теракты направлены на то, чтобы разрушить господствующую систему, это значит, что она уже рассыпается на части. Мы часто пугаемся, пытаемся оправдать власть доминирующей системы, думаем о том, как дать отпор или отомстить, — но очень мало интересуемся тем, что лежит в основе происходящих сдвигов и изменений. Общественных дискуссий на эту тему практически нет. Так или иначе, террор — это признак того, что система разрушается и уже некоторое время держится только на силе (11). По мере того как остов трещит по швам, творятся жестокости, насилие, все стороны конфликта несут потери — вот в чем трагедия. Все только говорят о «хорошем» и «плохом», но так как каждый считает себя «хорошим», большая часть людей инстинктивно осознает: если мы хотим прекратить череду жестоких конфликтов и начать строить цивилизованный мир, этой сказки недостаточно.

Государственный террор: открыто или тайно санкционированный

Важное отличие государственного террора от терроризма состоит в том, что, когда государства используют тактики террора, у них больше шансов остаться безнаказанными. Вся власть сосредоточена в государстве, которое контролирует правовые институты и вооруженные силы и открыто или тайно санкционирует использование террористических методов. Однако, как мы уже выяснили, основная задача международного гуманитарного права заключается в том, чтобы не допускать применения государствами тактик террора. От Нюрнбергского процесса после Второй мировой войны, в ходе которого были привлечены к ответственности нацистские лидеры, до Международных трибуналов, отправляющих под суд военных диктаторов и правителей государств, допустивших этнические чистки и геноцид в бывшей Югославии и Руанде, — таков путь движения за право международного сообщества настаивать на привлечении к ответственности власть имущих, поскольку обладание государственной властью не является основанием для «безнаказанности».

Последствия 11 сентября

События 11 сентября 2001 года изменили понимание терроризма и «государственного террора». Это произошло потому, что террористические атаки были направлены на единственную мировую сверхдержаву. Ставки увеличились из-за масштабов теракта и осознания, что террористы представляют собой серьезную угрозу, а также из-за реакции правительства США и провозглашения американцами войны с террором, определения «оси зла», а затем все большего использования Соединенными Штатами тактик запугивания в мировом масштабе.

Образы самолетов, врезающихся в здания Всемирного торгового центра и Пентагона, и рушащихся башен-близнецов запечатлелись в памяти большинства людей. Правительство США, воспользовавшись случившимся 11 сентября в качестве оправдания, объявило о своем праве использовать в «борьбе с террором» любую тактику, какую сочтет необходимым, не заботясь о международном праве и мнении мировой общественности. Нет ничего нового в том, что США господствуют на мировой арене и игнорируют международное право. Но беззастенчивое усиление такой линии поведения после 11 сентября 2001 года обеспокоило международное сообщество и заставило людей во всем мире заговорить об этом.

На протяжении всей истории, когда какое-либо государство хотело навязать свою волю, тактики террора считались необходимыми для обеспечения контроля и безопасности и включали в себя использование в своих целях нестабильного положения, а также подавление, временное ограничение или игнорирование гражданских свобод. Сейчас этот сценарий в полной мере воплощается в жизнь: США под руководством администрации Буша заявили о своем праве на обретение контроля, над миром с целью сделать его безопасным. США видят себя в роли контролирующего весь мир правительства, а все люди и страны, которые с этим не согласны, считаются диссидентами и пособниками террористов: «На „оси зла" ты либо с нами, либо против нас». То, что сначала казалось абсурдным, когда Усама Бен Ладен и Саддам Хусейн словно слились в одного расплывчатого злого демона, скоро стало означать, что ООН, ЕС, правительство Франции, любой страны, любой человек, осмелившиеся не согласиться с господством США, тоже подверглись демонизизации. Когда Совет Безопасности ООН отклонил план США по нанесению упреждающего удара по Ираку, правительство США представило это как подтверждение «слабости Совета Безопасности», «не отвечающего вызовам времени», что является еще одним поводом для США видеть себя единственным могущественным игроком на мировой арене. США надеются выйти сухими из воды благодаря тому, что обладают силой.

С одной стороны, проводимая США «война с терроризмом» делает их государством, которое ради демонстрации своего господства, борется не только с терроризмом, но и с любым проявлением инакомыслия со стороны мирового сообщества. С другой стороны, США, пренебрегая международным правом, нанося упреждающие удары по Ираку и сознательно используя силу в политических целях, фактически ведут себя как террорист. При всем при этом Буш считает себя борцом за свободу.

К началу

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов