.
  

© Арлин Одергон

4. Тактики террора: притупление чувствительности и психологическое узаконивание

««« К началу

Провоцировать или использовать нестабильность ради возникновения потребности в контроле. Распространять страх перед Страшилищем. Дегуманизировать противника, чтобы каждый почувствовал в себе готовность убивать. И в то же время заставлять всех считать такую ситуацию нормальной, естественной и приемлемой. Нечувствительность к окружающим изменениям не возникает сама по себе — это тактика террора, зачастую тщательно продуманная и имеющая целью насадить власть и контроль.

Притупление чувствительности в Южной Африке

Человек наделен способностью прекрасно адаптироваться, приспосабливаться к окружающей реальности. Мы привыкаем к тому, что происходит. Особенно если находимся в привилегированном положении. Так, в Южной Африке белые слишком редко ставили под сомнение свое превосходство над коренным населением. Государство навязывало политику апартеида, силой заставляя замолчать тех, кто высказывался против системы, и предоставляя белым беспрецедентные хозяйственные выгоды. Чем больше вы получаете от системы, тем более «нормальной» и «естественной» она начинает казаться.

Белые из Южной Африки рассказывали мне, что помнят очень сильное странное чувство, которое возникало у них в детстве, как будто что-то не так. Но их сомнения и вопросы оставались невысказанными и подавлялись. Одна женщина рассказала мне, что даже помнит момент, когда мир ее представлений о том, что нормально и правильно, раскололся на части. Ребенком она не могла понять, почему чернокожая домохозяйка ее семьи не может жить вместе со своими мужем и детьми. Задав этот вопрос, она получила столь нелепый и резкий ответ, что больше уже никогда о подобном не спрашивала. Те же, кто продолжал задаваться вопросами и пытался изменить ситуацию, сильно рисковали — именно такие люди становились жертвами репрессий. В странах, где управляют с помощью террора, осознание нарушений прав человека и выступления против них всегда несут в себе угрозу для зачинщика этой дискуссии.

Постоянный страх перед режимом стал нормой. Незадолго до окончания апартеида мы с моим мужем Жан-Клодом преподавали в Южной Африке. В одной из групп, которая состояла только из белых, женщина начала говорить о том, что ее кто-то преследует. Она ссылалась на многочисленные сигналы, знаки и странные ситуации. Чем дольше она говорила, тем больше вспоминала деталей и подробностей. При этом она была в крайне возбужденном состоянии. Поскольку мы к тому времени уже накопили большой опыт работы с людьми, у которых наблюдались психические расстройства, мы поняли, что женщина, вероятно, страдает паранойей. И я помню, как пыталась найти способ помочь ей, принимая во внимание ее уязвимое и, возможно, психотическое состояние, причем сделать это так, чтобы не оскорбить ее и в то же время учесть интересы группы в целом. А поскольку многие в группе знали, что я и мой муж работаем с людьми, страдающими психическими расстройствами в острой и хронической форме, то мне показалось, что все ждут, чтобы мы помогли ей и разрешили возникшую в группе сложную ситуацию. Я оглядела собравшихся, и их лица запомнились мне навсегда. Все слушали ее и кивали, как если бы в ее истории не было ничего необычного. Запутанные и сложные детали этой истории оказались правдой. Женщина была психически здорова. Это мы с мужем попали в ловушку стереотипного мышления.

Психологическое узаконивание расизма

Многие думают, что такие проявления расизма как ощущение собственного превосходства и презрение к другим являются естественным результатом непохожести людей друг на друга и боязни чужих. Предубеждения часто рассматриваются как страх перед незнакомым — перед Страшилищем — и неспособность адекватно воспринимать другого человека в результате уже сформировавшихся мифов. Расизм можно понять как предубеждение, которое все вокруг признают верным и которое насаждается обществом. Но сама теория о том, что предрассудки и расизм — «естественная» человеческая реакция, узаконивает эти явления. Цинн ставит под сомнение идею, что действия и чувства, которые мы называем «расистскими», являются результатом «естественной» антипатии белых к чернокожим. Он считает, что этот вопрос важен не только для исторической точности. Любое упоминание о расизме как о чем-то «естественном» снимает с общества ответственность за него (1).

Притупление чувствительности и рабство

Расизм в Америке — отчасти результат применения тактик террора. Притуплялась чувствительность белых. Навязывалось рабство. После окончания рабства афроамериканцев продолжали притеснять посредством тактик террора.

Притупление чувства справедливости у белых наряду с дегуманизацией в их глазах черного населения стали необходимыми условиями существования рабства. Когда для Фредерика Дугласа[3] закончился период подневольного труда, он рискнул опубликовать свою историю. Одной из героинь книги стала жена его второго хозяина. До Дугласа рабов у нее не было, и вначале это была «добрейшая и милейшая женщина» (2). Дальше автор описывает, как она изменялась: «...увы! Этому доброму сердцу недолго суждено было таким оставаться. Губительный яд безграничной власти уже проник в нее и вскоре начал свою зловещую работу. Под влиянием рабства ее веселый прежде взгляд налился злобой, сладкая гармоничная музыка ее голоса превратилась в грубую и мерзкую какофонию, а ангельский лик сменился лицом дьявола» (3). Один из способов объяснить рассказ Дугласа — понять, как психологически происходит притупление чувствительности к насилию. Когда мы идентифицируем себя с добром, то «демона» проецируем на того человека или группу людей, которых притесняем. Одновременно с этим «демон» проявляется в нашем собственном грубом поведении, начинает действовать свободно и независимо от нас. Мы совершенно не реагируем на собственную жестокость просто потому, что ее не чувствуем. Зато приписываем ее тем, кого мы притесняем и на кого нападаем.

[3] Дуглас Фредерик (1817—1895) — американский аболиционист, публицист. Выступал за вооруженную борьбу с рабством. Один из создателей «подземной железной дороги» и учредитель первых негритянских полков во время Гражданской войны в США 1861—1865 гг. — Примеч. пер.

Первых африканцев привезли в Вирджинию в 1619 году. Торговля рабами возникла примерно в 1640-1670-х годах. Плантации росли, и к 1800 году 10-15 миллионов чернокожих были привезены в Соединенные Штаты. При этом на кораблях были ужасные условия и выживал только один из трех. По приблизительным подсчетам, в период, когда была позволена работорговля, африканский континент потерял пятьдесят миллионов человек, включая тех, кто умер в пути или пытался избежать рабства (4).

Но тех, кто добирался до берегов Америки, было не так легко поработить (5). Поэтому правовые нормы Вирджинии в том, что касалось рабства, узаконивали тактики террора, принуждавшие африканцев к покорности любой ценой. В 1700-х годах в своде законов о рабстве было прописано следующее:

Ввиду того что рабы неоднократно сбегали от хозяев и прятались в болотах, лесах или других потаенных местах, убивали домашних свиней или причиняли другой ущерб... если раб сразу же не возвращается, любой может убить такого раба тем способом, каким сочтет нужным... Если же раба поймают... то он должен... предстать перед судом страны и получить наказание, которое судья сочтет для него подходящим... это может быть, например, расчленение или любой другой вид наказания, оно должно перевоспитать таких неисправимых рабов и устрашать других, чтобы им было неповадно заниматься такими делами (6).

Цинн пишет, что в газетах с 1736 по 1801 год Маллин обнаружил более тысячи объявлений о сбежавших рабах. По правилам рабовладельческой системы чернокожим было запрещено заключать браки и жить в семье. Беглецы часто рисковали жизнью, чтобы воссоединиться с любимыми (7).

Рабовладельцы разработали целую систему контроля, основанную на терроре. Цинн пишет:

Система подавляла людей психологически и физически. Рабов приучали к дисциплине, внушая вновь и вновь идею об их неполноценности, чтобы они «знали свое место». Им указывали, что они должны подчиняться, потому что их кожа черного цвета, должны трепетать перед властью своего хозяина. Интересы хозяина должны стать их интересами, а личные нужды должны подавляться. Для достижения этой цели рабов заставляли заниматься тяжелым трудом, разбивали семьи, использовали религию... нужно было добиться разобщенности черного населения, и рабов разделяли на полевых и привилегированных домашних, если же и это не помогало, то сила закона или надсмотрщика молниеносно оставляла на теле раба страшные увечья или убивала его. Расчленение как одно из наказаний было закреплено в своде законов Вирджинии в 1705 году. В Мэриленде в 1723 году приняли закон, согласно которому негру, ударившему белого человека, можно было отрезать ухо, если же он совершал какое-то более серьезное правонарушение, его приговаривали к повешению, а его тело четвертовали и выставляли на всеобщее обозрение (8).

Во избежание революций или бунтов люди должны были воспринимать рабство как норму. И государство применило одну из распространенных тактик террора, объявив собрания людей, чьи интересы ущемляли, вне закона. Например, рабам было запрещено проводить танцевальные вечера, играть в карты или вместе молиться. Также был введен комендантский час. Законы и поправки легитимизировали в обществе такую ситуацию, делая ее «нормальной». Законы, запрещающие собрания, были приняты в 1812 году и стали частью «Вашингтонского черного кодекса» (9).

Притупление чувствительности и дегуманизация рабовладельца

Один из способов сделать так, чтобы белые не замечали жестокостей рабства, заключался в том, чтобы заставить их сконцентрироваться на своих материальных потребностях, продолжая при этом дегуманизировать рабов.

Ведь кто-то должен был работать на плантациях. Нужно было разрешать конфликты и поддерживать в порядке имущество. В октябре 1705 года был издан указ, по которому негры, мулаты и индейцы признавались «недвижимым имуществом», необходимым для наилучшего сохранения и обустройства имущества белого населения в каждом владении (10).

Судя по всему, в XVII веке чернокожие и белые слуги не задумывались о своих физических различиях, работали вместе и составляли один социальный слой (11). Белые иногда даже примыкали к движению сопротивления (12). Многие опасались, что недовольные белые помогут чернокожим рабам свергнуть систему. Еще в 1663 году в округе Глоусестер в Вирджинии чернокожие и белые слуги, связанные договором сервитута, объединились, чтобы восстать и отвоевать свободу. Однако нашелся предатель, доложивший о заговоре, и дело закончилось казнями (13).

Какие же тактики могли предотвратить подобные восстания, сохраняя при этом рабство как нормальное и естественное явление? «В 1705 году, приблизительно в то время, когда законы о рабстве легализовали применение телесных наказаний в отношении рабов, было принято постановление, согласно которому господ обязали помогать белым слугам, чей контракт подходил к концу. Освободившимся мужчинам нужно было выдавать десять бушелей[4] зерна, тридцать шиллингов и ружье, женщины получали пятнадцать бушелей зерна и сорок шиллингов. Кроме этого, освобожденные слуги должны были получить по 50 акров[5] земли». Таким образом, белым слугам дали почувствовать, что рабовладельцы защищают их интересы (14).

[4] Мера емкости, равная 36,3 л.—Примеч. пер.

[5] Мера земельной площади, равная 4047 кв. м (применяется в странах с английской системой мер). — Примеч. пер.

Психологическое узаконивание апартеида: от отмены рабства к сегрегации

Рис. Вывески времен Джима Кроу. «Питьевые фонтаны: налево — белым, направо — цветным. Монтгомери, Алабам 14 июля 1931», «Комнаты для отдыха. Только для белых. 2 августа 1926 г.»

Первые десять лет после отмены рабства можно назвать временем прогресса. Афроамериканцы стали работать за деньги, покупать землю и получили право участвовать в выборах. Принятая в 1866 году 14-я поправка к Конституции предоставила чернокожему населению гражданство и защиту гражданских свобод. В 1875 году был принят Билль о гражданских правах. Но эти завоевания теряли смысл по мере того, как штаты один за другим стали узаконивать сегрегацию, прописанную в законах Джима Кроу[6].

Закон о гражданских правах был пересмотрен в 1883 году и окончательно утвердился в США только в 1964 году. Чернокожие не имели права ездить в тех же вагонах, что и белые, сидеть в тех же комнатах отдыха, использовать те же туалеты, есть в тех же ресторанах. Афроамериканцам был заказан доступ в некоторые больницы и такие общественные места, как парки или зоны для пикников. В южных штатах апартеид был легализован, террор и законы стали гарантом такой политики. Линчевание не контролировалось правительством. В 1954 году, после нескольких побед в Верховном суде, было принято постановление о том, что сегрегация в школах противоречит Конституции. Для многих это ознаменовало начало движения за гражданские права в США (15).

[6] Джим Кроу — комический расистский персонаж англо-американской драматургии, негр-оборванец, тупой и убогий. После того как американские негры получили гражданские права, законодатели стали применять разнообразные уловки, чтобы эти права аннулировать. Для этого вводили ценз на грамотность, имущество и т.д. Поскольку в большинстве своем афроамериканцы были безграмотны и бедны, они автоматически лишались права на голос и ряда других гражданских прав. — Примеч. науч. ред.

Движение в защиту прав человека: государственный террор и ненасилие

Автобусный бойкот в Монтгомери 1955—1956 годов, «рейсы свободы» 1961 года, крупный марш в Вашингтоне в 1963-м — все эти события двигали историю вперед. Столкнувшись с тактиками террора и террористической угрозой со стороны таких организаций, как ККК («Ку-клукс-клан»), движение в защиту прав человека набрало силу и изменило ход истории с помощью ненасилия — мощного средства подрыва насильственной системы. В 1964 году наконец были приняты законы в поддержку гражданских прав.

Психологическое узаконивание тактик государственного террора

Битва продолжалась. После ужасных притеснений со стороны ФБР в 1968 году был убит Мартин Лютер Кинг. Члены Специального комитета Сената США по изучению деятельности разведки в отчете за 1976 год отметили, что «последовательное использование ФБР подобных тактик («Коинтелпро») с целью уничтожить Мартина Лютера Кинга были нарушением закона и унижением человеческого достоинства» (16).

В 1960 году Малькольм Икс призывал свергнуть систему господства белой расы. Он тоже был убит. В 1966 году возникла партия «Черные пантеры». Через два дня после смерти Кинга полиция Окленда застрелила одного из членов этой партии Бобби Хьютона. Ему было 17 лет. Через пару месяцев Дж. Эдгар Гувер, возглавлявший в то время ФБР, заявил, что партия «Черные пантеры» представляет собой величайшую угрозу внутренней безопасности страны. Государство использовало весь арсенал тактик террора, чтобы расколоть движение: убивали лидеров, внедряли лазутчиков, проводили несанкционированные аресты, сажали в тюрьму, прослушивали телефонные разговоры и организовывали целые кампании по дезинформации (17).

И хотя американское общество добилось значительных завоеваний в области гражданских прав, прав человека и признания страшной истории афроамериканцев, насилие все равно продолжается. Характерным показателем применения государством тактик террора могут служить проявления жестокости в таких государственных институтах, как полиция и тюрьмы. Таким образом, получается, что государство не защищает наше фундаментальное право на безопасность. С насилием в полиции и тюрьмах пытались бороться, но проблема «полицейского насилия» остается, так же как остается и проблема открыто или подспудно узаконенных тактик террора в правовых институтах США, особенно в отношении чернокожего населения. Жестокое избиение Родни Кинга засняли на видео, и когда издевавшимся над ним полицейским вынесли оправдательный приговор, в Лос-Анджелесе началось восстание (1993).

Большое количество заключенных в тюрьмы афроамериканцев можно расценивать как результат и продолжение этой истории террора. Против афроамериканцев совершается насилие, и их сообщество усвоило правила жестокости, к которым привыкло. Афроамериканцев обычно изображают хулиганами, в то время как американцев (как белых, так и чернокожих), представляют вынужденными борцами с этими нарушителями. Такое положение вещей на государственном уровне превращается в норму, и также начинает считаться нормальным насилие внутри афроамериканского сообщества. И если наше общество не попытается разобраться в ситуации и разорвать этот порочный круг насилия, совершаемого в отношении афроамериканцев, это будет способствовать сохранению такого порядка. Отрицая свою жестокость, мы проецируем ее на других и добиваемся тем самым лишь ее повторения. А результат такого поведения может быть действительно трагическим.

Психологическое узаконивание: Германия и путь к Холокосту

Законы упрощают осуществление геноцида. Если что-то происходит на законном основании, то мы уверены, что все в порядке, ведь государство защищает «наши» интересы. К тому времени, когда евреев, цыган, гомосексуалистов и других так называемых «неарийцев» депортировали в концлагеря, обществу их изгнание уже казалось естественным. Если твои соседи больше не участвуют в общественной жизни наравне со всеми, то их исчезновение из собственных домов может показаться в некотором смысле логичным. Поэтому, когда люди видели, как евреев полными вагонами вывозят на «восток», они не задавались вопросом, зачем это делают, — они думали: наверняка у правительства есть законные основания так поступать.


Надпись над входом в университет: «Juden sind hier nicht erwunscht» («Евреев здесь не ждут»), Германия, около 1934 г. Надпись ниже гласит: «USU помогает. Помоги и ты. Вступай в наши ряды»

В разгар событий мы начинаем постепенно терять к ним чувствительность. Эта тактика позволяет приготовить общество к зверствам, депортации, геноциду. И хотя свидетели предполагают, что план систематического уничтожения миллионов людей в концлагерях («окончательное решение еврейского вопроса») созрел лишь к 1941 году (18), тем не менее узаконивание и представление нормой высылки евреев и других «неарийцев», имевшие место с самого начала кампании, сделали возможной его реализацию. Браунинг рассказывает, о последовательности Гитлера и нацистов в решении так называемого «еврейского вопроса». Он пишет: «Не было смысла развивать дальше концепцию еврейской политики. Нужно было действовать» (19).

Ниже приведена хронология некоторых событий холокоста с 1933 по 1945 год (20, 21).

1933. В январе Гитлер стал канцлером немецкого рейха. 28 февраля немецкое правительство ввело запрет на свободу слова, собраний, печати, отменило право на неприкосновенность жилища и разрешило обыски без ордера. 4 марта в Дахау создали первый концентрационный лагерь для политических оппонентов нового режима. 1 апреля нацисты начали всенародное бойкотирование еврейских магазинов. 7 апреля евреев лишили права занимать государственные должности, а также работать школьными учителями и преподавать в университетах. 25 апреля закон о «переполненности немецких школ и университетов» наложил ограничение на обучение детей евреев. 10 мая книги, написанные евреями и противниками нового режима, публично сожгли на костре. 14 июля приняли закон о насильственной стерилизации цыган, афронемцев, инвалидов и других лиц, не соответствующих стандартам арийской расы. 19 октября Германия вышла из Лиги Наций (предшественник ООН).

1934. Гитлер объявил себя фюрером Третьего рейха. В Германии прошла первая волна арестов представителей сексуальных меньшинств.

1935. Членов секты «Свидетели Иеговы» сняли с государственных должностей и арестовали. В мае возле немецких деревень, а также на дверях ресторанов и магазинов появились таблички с надписью «Евреям вход воспрещен». В сентябре Гитлер заявил, что немецкому правительству необходимо выработать концепцию «терпимого отношения» к еврейскому народу (22). Частью концепции стал Закон о гражданстве, разделяющий население страны на «граждан» и «подданных». Чтобы иметь все политические права, нужно было быть этническим немцем. Также был принят закон о «защите немецкой крови и чести», запрещающий браки и сексуальные отношения между евреями и немцами. Евреям было запрещено нанимать на работу домработниц-немок моложе 45 лет (23).

1936. Немецких цыган стали арестовывать и высылать в концлагерь в Дахау.

1936-1937. Основаны концлагеря Заксенхаузен и Бухенвальд.

1938. В мае цыгане, проживавшие в Австрии и не имевшие определенного адреса, должны были пройти регистрацию. В связи с тем, что цыган все чаще стали называть «криминальными и асоциальными элементами», в июне у всех подростков в возрасте старше 14 лет стали снимать отпечатки пальцев. В том же месяце была проведена «Операция против асоциальных элементов», в рамках которой всех евреев, совершивших какие-либо правонарушения, высылали в концлагеря. В июле на международной конференции в Эвиане большинство европейских стран отказались принимать у себя еврейских беженцев из Германии. Тогда же евреев обязали носить с собой удостоверения личности. В августе в эти удостоверения добавили обязательные вторые имена — «Израиль» для мужчин и «Сара» для женщин. В октябре паспорта евреев пометили красной буквой J’. В ночь с 9 на 10 ноября власти организовали «Хрустальную ночь» («Kristallnacht»), или «Ночь разбитого стекла», которая последовала за убийством польским евреем Гершелем Гриншпаном немецкого дипломата в Париже. Это был погром синагог, еврейских магазинов и домов. Синагоги были сожжены и разграблены, 30 тысяч евреев арестованы и отправлены в концлагеря, 90 евреев погибли. После этого немецких евреев принудили компенсировать ущерб, нанесенный им же самим. В декабре евреев лишили водительских прав. Их стали вынуждать сворачивать бизнес, продавать недвижимость, они лишились права учиться в университетах.

1939-1940. В июне Куба отказалась принять еврейских беженцев, прибывших на борту корабля «Сент-Луис». США их тоже не приняли, и корабль был вынужден вернуться в Европу. В октябре врачи получили право лишать жизни психически нездоровых людей и инвалидов. В ноябре всех польских евреев обязали носить желтую звезду Давида или сине-белую повязку на руке. В декабре все евреи-мужчины Польши от 16 до 60 лет были отправлены на принудительные работы. В мае 1940 года более 160 тысяч польских евреев попали в гетто в городе Лодзь. Был основан концлагерь Освенцим. В октябре учредили Варшавское гетто.

1941. В сентябре правительство обязало немецких евреев носить желтую звезду Давида. В октябре началась депортация немецких евреев в Восточную Польшу. 34 тысячи евреев были убиты «летучими отрядами» карателей на Украине. В Чельмно произошли массовые убийства евреев и цыган выхлопными газами в мобильных газовых камерах. По итогам конференции в Ванзее в 1942 году нацисты депортировали евреев в шесть лагерей смерти на бывшей польской территории: Чельмно, Бельцек, Собибор, Треблинка, Освенцим-Биркенау и Майданек.

1944. В мае 440 тысяч венгерских евреев выслали в Освенцим-Биркенау, где все они погибли в газовых камерах. В январе 1945-го нацисты эвакуировали Освенцим и отправили заключенных «смертельным маршем» в Германию. Красная армия освободила Освенцим. В апреле и мае войска США освободили концлагеря в Дахау, Берген-Бельсен, Бухенвальд и Маутхаузен.

Тактика закрытых дверей и освоение истории

Часто, когда происходит какое-нибудь событие, мы не осознаем его важности. А если и осознаем, то стараемся его не заметить. И все же у истории можно учиться. Чтобы понять, почему мы отворачиваемся и закрываем двери, необходимо проследить процесс притупления восприимчивости к собственным вопросам и стремлению изменить что-то в лучшую сторону. Призыв отбросить привычку воспринимать окружающую реальность как цепь однократных, не связанных друг с другом событий и осмыслить происходящее — это вызов нашему духовному и политическому сознанию.

26 июня 1940 года в официальной докладной записке Госдепартамента США были описаны наиболее эффективные способы отказа в выдаче виз беженцам, особенно из Германии. Одно из предложений гласило: «Просто советуйте нашим консулам создавать всевозможные препятствия, требовать дополнительные свидетельства и пользоваться бюрократической волокитой, чтобы откладывать, откладывать и откладывать выдачу визы» (24). Вне зависимости от того, говорим ли мы об управлении своей личной жизнью или иммиграционными системами наших стран, мы оправдываемся тем, что политика закрытых дверей — результат скудных ресурсов и плохого менеджмента. В этом, конечно, есть доля правды. Мы редко задумываемся над проблемами беженцев и все списываем на административные проволочки, не осознавая, что именно такие наши действия и называются политикой закрытых дверей и показывают недостаток нашей личной ответственности.

Психологическое узаконивание затяжных конфликтов

При затяжных и повторяющихся конфликтах наша чувствительность тоже притупляется. Люди, находящиеся в гуще событий, в течение долгого времени страдают от террора и длительных страхов, испытывают горечь и возмущение, но постепенно привыкают к собственной боли и мирятся с ней.

Находясь на безопасном расстоянии, мы читаем про израильско-палестинский конфликт или конфликт в Северной Ирландии и начинаем воспринимать их как норму, как нечто, что в любом случае не можем изменить. Мы забываем о проблеме, часто не знаем точно, в чем ее суть, а из-за пробелов в знаниях и отсутствия общего представления о ситуации стесняемся спросить об этом. Неполная информация и дезинформация ограничивают нам доступ к истории и способствуют снижению чувствительности. Мы перестаем задавать вопросы, перестаем реагировать.

Психологическое узаконивание домашнего насилия

Жестокие действия по отношению к женщинам, включая насилие в семье и изнасилования, стали настолько обычным явлением в большинстве стран мира, что, когда в начале 1970-х феминистки Великобритании и Америки подняли эту проблему, их выступления сочли радикалистскими нападками, подрывающими социальные устои. И хотя за последние 30 лет информированность общества о домашнем насилии значительно возросла, по-прежнему не изжит стереотип, что насилие в отношении слабого пола является нормой. Насилие над женщиной включает в себя избиения и сексуальные домогательства в семье, насилие в обществе и насилие, совершаемое государством или его исполнителями, такими как полиция, военные, охранники в тюрьмах (25). 1990-е годы и новое тысячелетие стали временем существенных изменений в области защиты прав женщин — теперь эта проблема все чаще обсуждается во всем мире, принимаются международные законы и стандарты.

Феминистское движение зарождалось на фоне принятия как нормы насилия над женщинами. И если мы хотим разработать новые нормы в отношении гендерных ролей, одновременно уважая разнообразие культур, то сначала должны ответить на вопрос, как происходит притупление протеста против насилия над женщинами. Насилие над слабым полом — это актуальная проблема, которую пытаются решить правозащитные движения во всем мире. Давление на правительства со стороны социальных групп и избирателей может заставить государства ввести новые политические меры, которые, в свою очередь, повлияют на формирование наших убеждений и установок. Эти новые политические меры могут стать новыми международными, а потом и всемирно принятыми нормами, способствуя защите прав человека во всем мире (26).

Притупление чувствительности и депрессия

Когда мы теряем чувствительность, то существующее положение дел начинает нас устраивать. Мы уверены, что ничего не можем изменить. Переставая реагировать на жестокости окружающего мира, мы тем самым дегуманизируем себя и возводим это в норму. Мы впадаем в депрессию, почти не замечая этого. Нам может показаться, что происходящее — это уже слишком или что стоит воспринимать все проще. Мы не можем найти выход из трудного положения и, более того, даже не понимаем, насколько сильно запутались. Депрессия — широко распространенный социальный феномен, являющийся своего рода ответом на введенный наркоз для наших чувств. Депрессия необходима для эффективного повсеместного использования тактик террора, возводящих в норму унизительное отношение к конкретным людям или группам людей. В то же время депрессия часто проходит, когда мы пробуждаемся от бесчувственности, выходим из транса, вновь следуем зову сердца и живем в своем, не навязанном нам мире.

К началу

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов